Свежие комментарии

  • Оракхан Момбаев
    Причем здесь футбол и негры??????Веселовский сравн...
  • vilen petrov
    https://yandex.ru/video/preview/?text=%D0%BF%D0%BE%D1%80%D0%BD%D0%BE%20%D1%81%20%D0%BE%D0%BB%D1%8C%D0%B3%D0%BE%D0%B9%...Бузова и Сталин: ...
  • vilen petrov
    https://yandex.ru/video/preview/?text=%D0%BF%D0%BE%D1%80%D0%BD%D0%BE%20%D1%81%20%D0%BE%D0%BB%D1%8C%D0%B3%D0%BE%D0%B9%...Бузова и Сталин: ...

РОССИИ ДОЛЖНЫ МИЛЛИАРДЫ: КТО В ДЕНЕЖНОМ СПИСКЕ И ПОЧЕМУ НАМ ЭТО ВЫГОДНО

России должны миллиарды: Кто в денежном списке и почему нам это выгодноФОТО: NIKOLAY GYNGAZOV / GLOBALLOOKPRESS

У России в должниках числится почти 30 развивающихся стран. Общая сумма долга кажется впечатляющей – без малого 23 миллиарда долларов. Все ли страны смогут вернуть эти деньги? Да и зачем мы вообще даём в долг? Как выясняется, это вопрос не только экономики, но и геополитики.

Всемирный банк впервые раскрыл данные о самых крупных должниках России. Среди самых крупных заёмщиков – Белоруссия, Венесуэла, Бангладеш, Вьетнам, Йемен, Сирия. Отметим, что российский Минфин эту информацию не публикует. По данным на конец 2019 года, около 30 развивающихся стран в целом должны нашей стране без малого 23 миллиарда долларов. Есть ли у России шанс не просто вернуть эти деньги, но и получить выгоды? Об этом в программе "Без цензуры" на телеканале Царьград ведущий Никита Комаров беседовал с директором Института ЕАЭС Владимиром Лепехиным.

Особого беспокойства эти долги не вызывают, но...

Никита Комаров: Насколько это много – почти 23 миллиарда долларов?

Владимир Лепехин: Отмечу, что в эту сумму не вошёл тот миллиард, который решено было выделить Белоруссии в декабре 2020 года. Также в списке нет трёх миллиардов долларов, которые нам должна Украина. На мой взгляд, 22,9 миллиарда долларов – это маленькая цифра и особого беспокойства она не вызывает.

У самой России общий внешний долг – как государственных, так и частных компаний – в 20 раз больше, полтриллиона долларов. Вот по этой цифре определённое беспокойство есть, эту проблему можно обсуждать.

https://vk.com/video-75679763_456261140

Что касается кредитов, которые выдаёт Россия, то сумма вроде бы и маленькая, но и здесь есть серьёзные вопросы. Начнём с Белоруссии. Она нам должна практически девять миллиардов долларов. На мой взгляд, это уже потерянные для России деньги, хотя я могу и ошибаться. Почему бы нам не простить эту сумму Белоруссии, если мы не так давно простили Африке 20 миллиардов? У меня такое ощущение, что Лукашенко не собирается принимать какие-то решения по возврату этих средств, да и возможностей у него нет.

– Когда Всемирный банк опубликовал эту цифру, то сразу из различных оппозиционных СМИ заговорили: ужас, смотрите сколько нам должны! Но, на ваш взгляд, в этом нет ничего страшного и нашей экономике это не вредит?

В.Л.: Нет никакого ужаса. Есть определённое беспокойство в отношении долга Белоруссии и ещё нескольких проблемных стран. К примеру, Йемен не выплачивает долги, причём ещё советские. Это проблемная страна. Не очень уверен, что удастся договориться о возврате долга с Бангладеш.

Вполне возможно, что все долги будут прощены Сербии – мы прекрасно понимаем, в каких отношениях находятся две наши страны. Так что вопросы по долгу есть, но ничего ужасного я не вижу.

Деньги, которые Белоруссия должна России, вложены в конкретные проекты развития. Насколько важна поддержка нашей страны белорусской экономике? Ответить на этот вопрос ведущий попросил Владимира Груздева, члена политсовета партии "Союз".

Кредиты России – поддержка Белоруссии. Но не все это понимают

Владимир Груздев: Эта поддержка ощущается в первую очередь гражданами, занятыми в реальном секторе экономики. Россия для Белоруссии – главный стратегический и экономический партнёр. Большая часть белорусских производств свою продукцию экспортирует в Россию.

Но надо отметить, что население страны делится на разные группы. Те, кто работает в госсекторе, допустим, на Минском заводе колёсных тягачей, выпускающем платформы для российских "Ярсов" и "Тополей", прекрасно понимают, с каких денег они получают зарплаты.

Позиция ещё одной части бюджетников зависит от того, что покажут по телевизору. Как только начинаются какие-то "экономические войны", возникают между странами проблемы по поводу, скажем, нефти или закупки Россией белорусского молока, то Россия сразу оказывается "плохой". Но, как только ситуация благополучно разрешается, они сразу вспоминают, что Белоруссии без России никуда.

В то же время белорусские IT-компании 90% своей продукции экспортируют в страны Европы и США. Соответственно, зарплату они получают с этих денег. Вот они-то и пытаются утверждать, что Россия даёт деньги на "неправильные проекты".

– То есть какие-то группы населения считают, что Россия если и даёт деньги, то "куда-то не туда". А куда, на их взгляд, правильно давать?

В.Г.: Самые деструктивно настроенные считают, что деньги вообще не нужно давать, потому что эти средства тратятся на поддержку госпредприятий и на силовиков. Они уверены в том, что, как только Россия перестанет давать деньги, "режим долго не продержится", потому что без этих денег экономика рухнет через пару месяцев и к власти придут всякие тихановские.

Но они не понимают того, что как только встанут белорусские предприятия, как только ляжет экономика, то сразу случится коллапс, от которого плохо будет всем соседям. Об этом они не думают, им главное доказать, что "Лукашенко полностью продал Белоруссию России", поэтому "Путин держит его в узде". При этом они требуют отказаться от российской нефти, а вместо этого привозить её из скандинавских стран и из США. Радует одно: таких людей меньшинство, даже не 3% от всего населения.

– А что касается долга, сможет ли Белоруссия его вернуть России или эти деньги "потеряны"? Как вы считаете?

В.Г.: Я уверен, что платежи будут идти регулярно. Даже глава Минфина России Антон Силуанов говорил о том, что Белоруссия на фоне остальных является хорошим заёмщиком. Вопрос возникает только в том, когда эти платежи будут приходить. С 2000-х годов не было ни одного случая, когда Белоруссии кто-то прощал какие-то внешние заимствования. 

– Действительно, если посмотреть на прошедшие годы, то Белоруссия свой долг регулярно гасила, даже тогда, когда времена были не самые благоприятные.

В.Л.: Сейчас Белоруссия платит только по процентам. В этом году должна заплатить 3,5 миллиарда долларов. Но даже если Антон Силуанов и говорит, что Белоруссия – хороший заёмщик, это не означает, что она долгосрочный стабильный плательщик. Для того, чтобы заплатить проценты, приходится брать дополнительные кредиты, такая цепочка уже выстроилась. То есть это вопрос спорный.

РОССИИ ДОЛЖНЫ МИЛЛИАРДЫ: КТО В ДЕНЕЖНОМ СПИСКЕ И ПОЧЕМУ НАМ ЭТО ВЫГОДНО

В СУММЕ ДОЛГА В 22,9 МИЛЛИАРДА ДОЛЛАРОВ НЕТ НИКАКОГО УЖАСА. ЕСТЬ ОПРЕДЕЛЁННОЕ БЕСПОКОЙСТВО В ОТНОШЕНИИ ДОЛГА БЕЛОРУССИИ И ЕЩЁ НЕСКОЛЬКИХ ПРОБЛЕМНЫХ СТРАН. СКРИНШОТ: ЦАРЬГРАД

Готов ли Минск выплачивать долги?

Конечно, очень хотелось бы, чтобы экономические отношения между нашими странами развивались в правовом поле. Но я допускаю вариант, что Минск не готов платить. И дело даже не в экономических или политических проблемах Белоруссии. Вполне может случиться так, что Россия этот долг попросту простит.

Что касается отношения населения к тому вкладу, который Россия делает в развитие экономики Белоруссии, то в силу политической ситуации страна находится в состоянии стресса, а в такие моменты рациональные аргументы просто не работают. Многие ли вспомнят, что госпредприятия поддерживаются за счёт интеграции с Россией? Мы это уже видели на примере Украины, долг которой к моменту переворота составлял около семи миллиардов долларов.

В.Г.: Да, Россия постоянно даёт отсрочки по платежам, но вы не забывайте, что Белоруссия является крупным покупателем российского железа. МАЗы, БелАЗы, которые у нас собираются, все из российского железа и многих российских комплектующих. Россия дотирует Белоруссию, но одновременно дотирует и собственную экономику. Получая заёмные средства, Белоруссия покупает российское железо, собирает свои трактора и продаёт их России.

В.Л.: Действительно, по условиям тех кредитов, которые Россия предоставляет другим странам, они предоставляются чаще всего как раз под закупку какого-то российского оборудования или техники. Но вообще, все эти данные по долгам скрываются как в России, так и в Белоруссии. К сожалению, такая у нас политика. На мой взгляд, тут как раз нужна прозрачность, тогда и вопросов будет меньше и станет понятно, что процесс этот – взаимовыгодный.

– Последний вопрос по белорусской тематике. Премьер-министр России Михаил Мишустин заявил о том, что поставки белорусских нефтепродуктов в российские порты идут с превышением плана по графику. Как вы оцениваете этот момент?

Ответить на этот вопрос Никита Комаров попросил белорусского собеседника Владимира Груздева.

В.Г.: Это, безусловно, позитивный момент с политической точки зрения. Те действия, которые предприняли в отношении Минска власти Литвы и Польши, не должны были остаться без ответа со стороны Белоруссии. И был нанесён удар по самому больному – по их портам.

Что касается экономической составляющей, то пока не совсем ясно, во сколько белорусам обходился трафик через литовские или польские порты, тарифы не были прозрачными. Но Россия считает, что эти ставки не были ниже, чем условия, которые предлагает российская сторона. Если это так, то это тоже позитивный момент и одна из точек роста для союзной экономики.

Не только экономическая выгода, но и геополитика

– Обсудим других должников. В топе – Венесуэла, которая должна России 1,8 миллиарда долларов. Напомню, что у нас с этой страной много экономических проектов. Является ли российско-венесуэльское сотрудничество выгодным для Москвы?

В.Л.: Ну, Венесуэла – наш приоритетный экономический партнёр. Поэтому Россия вкладывала в эту страну деньги и будет продолжать вкладывать. При этом Каракас ведёт себя по отношению к нам очень добропорядочно. Даже в сложившейся на текущий момент сложной ситуации венесуэльское правительство проявляет ответственность. Эти отношения выгодны обеим странам. Более того, кредитуя Венесуэлу, Россия распространяет своё влияние и на другие страны этого континента. Так что с точки зрения полезности кредитования и развития экономических отношений я бы поставил Венесуэлу на первое место.

– Небольшая справка. Лет десять назад долг Венесуэлы перед Россией составлял порядка шести миллиардов долларов, и платежи они регулярно совершали. Поэтому сегодня осталось только 1,8 миллиарда долларов. Как заявляют в Вашингтоне, Россия контролирует 70% добычи нефти в Венесуэле, которая является крупнейшей страной по месторождениям.

В.Л.: Вот эти большие кредиты с российской стороны как раз и были связаны с вложениями в нефтедобычу. И мы видим, что все эти кредиты нам возвращаются. То есть для России это выгодный бизнес-проект, деньги работают.

– Как вы считаете, нам необходимо продолжать активное сотрудничество и наращивание этого сотрудничества в регионе, потому что там помимо Венесуэлы есть же и Куба, есть Никарагуа, Эквадор, Боливия? Кстати, у Кубы тоже перед Россией приличный долг.

В.Л.: Куба и Никарагуа – это страны, которые мы постоянно дотировали, так исторически получилось. Сейчас мы готовимся безвозмездно отправить в Никарагуа 250 автобусов КАВЗ-4238-61.

С Манагуа у нас нет полноценного экономического партнёрства с точки зрения зарабатывания денег. Тут скорее политическое партнёрство, гуманитарная помощь, российская сторона финансирует какие-то проекты. То есть это чистая геополитика.

– В Юго-Восточной Азии крупными должниками России являются Индия, Вьетнам и Бангладеш. В основном это кредитование строительства АЭС и контракты по ВПК. Насколько нам выгоден такой формат сотрудничества?

В.Л.: На мой взгляд, здесь сотрудничество нужно наращивать. Это как раз отрасль высокого передела. Нам надо избавиться от имиджа страны-бензоколонки, тем более что проблемы, которые возникают на нефтяном рынке, подают нам сигналы: нужно более внимательно смотреть на отрасли, которые способны конкурировать в рамках технологий.

Атомная промышленность России сегодня фактически лучшая в мире. Поэтому везде, куда приходят наши ядерщики, их пытается поджать американская компания Westinghouse Electric, используя при этом самые грязные методы борьбы. Так было в Индии, наверняка и в Бангладеш аналогичная ситуация.

Про долги Украины можно просто забыть

– Давайте перейдём к Украине, которая должна России 60 миллионов долларов плюс три миллиарда – это евробонды, которые мы приобрели зимой 2014 года. Вернутся ли эти долги?

В.Л.: Про эти три миллиарда долларов можно уже забыть, как и про 600 миллионов. Дело в том, что вот эти 600 миллионов долларов долга Украина обслуживала до тех пор, пока МВФ ей выделял кредиты. Киевским властям надо было продемонстрировать свою платёжеспособность. А сейчас государственный долг Украины примерно равен государственному долгу России. При всём при том, что ВВП Украины в пять раза ниже. А МВФ и другим западным кредиторам Киев должен почти 90 миллиардов долларов.

Это огромная цифра. После 2014 года Украина очень охотно брала кредиты. Сегодня им уже никто не одалживает денег. Так что фактически это страна-банкрот. И о каком обслуживании долгов может идти речь? Наоборот, украинские власти пытаются найти какие-нибудь причины, чтобы что-то взыскать с России.

– Они хотят взыскать с России те долги, которые Советскому Союзу должны были другие страны.

В.Л.: Да, захотели получить свою "долю" – такая безумная идея недавно была озвучена в Киеве. И какое может быть обслуживание долга по отношению к России? Так что об этих долгах можно забыть.

– А как рычаг политического давления мы это можем использовать? По судам их затаскать…

В.Л.: Ну какое может быть политическое давление со стороны России? Что касается судов, так последние пару лет Украина стабильно выигрывает все тяжбы с Россией. Кто нас поддержит? Британское правосудие? Конечно, ситуация в мире может измениться, и тогда про все эти долги можно будет вспомнить. А пока время не пришло. Сейчас ситуация складывается таким образом, что страны-посредники, которые оказывают влияние на Украину, заинтересованы в том, чтобы эту страницу с долгами и взаимными претензиями России и Украины друг к другу вообще закрыть.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх