Свежие комментарии

  • Boris Janovsky
    Цитата из комментария: "тогда медицина была не товаром, а призванием, миссией даже, ..., люди не были товаром, и это ...День твой последн...
  • Владимир Герасимов
    Чехам,хохлам нужно отвечать адекватно от этих паразитов ждать хорошего отношения к нам нельзя.А мужика спасать нужно ...Суд Праги увеличи...
  • Семенков Александр
    Влпдимировым нужно заняться. Да и Москва, вероятно, в доле. Без крыши такие дела не делались.До золотых унитаз...

Су-28,5. Или истребитель от практикантов

Есть у меня в связи с новостью о том, что ОКБ им. Павла Осиповича Сухого разрабатывает перспективный легкий истребитель, одна ассоциация.

А именно: попался мне как-то новостной заголовок, что жители Крайнего Севера завалят столы россиян олениной. Оленину я пробовал один раз, на вкус оказалась – дрянь. Но очевиден вопрос – где несколько десятков тысяч жителей тундры возьмут столько оленей, чтобы россияне их мясо в продаже вообще заметили? Даже если всех оленей забьют, себе не оставят, этого одной Москве хватит максимум на пожевать. Зато какая новость – аж столы завалят.

Аналогично и новость о разработке нового однодвигательного истребителя я понимаю так: в ОКБ Сухого дали практикантам задание – проработать истребитель на основе двигателя АЛ-41Ф1 или перспективного «Изделия 30». Ну, может, и не только практикантам. В общем, заказа нет, финансирования нет. Зато подается это как – еще чуть-чуть и будет у нас новый самолет.

Боюсь только, что у меня есть 3 причины ожидать, что с вероятностью 95 % никакого самолета не будет. По крайней мере, в ближайшие 20 лет.

Причина № 1


Причина № 1. А почему он, собственно, должен быть?

В свое время наше Минобороны совершило очень большую ошибку, публично показав «Армату» и настроив общество, что еще чуть-чуть и будет новый танк.
Нашлись даже какие-то диверсанты, по-другому не скажешь, которые распустили слух о планируемой закупке 2200 «Армат». Это притом, что танков у нас до сих пор девать некуда.

Есть только один маленький нюанс, «Армата» – экспериментальный танк, сама концепция которого может оказаться неправильной. И у меня есть сомнения в перспективности данного танка, исходя из его габаритов, которые существенно превышают таковые у Т-90. А значит и вес «Арматы» для обеспечения равного уровня защиты может оказаться больше, что МО не устроит. Если воспринимать «Армату», как опытный танк, то в этом ничего страшного, в Союзе каждые несколько лет новые танки выкатывали, что-то принимали на вооружение, но значительная часть пополняла коллекцию танкового музея в Кубинке.

Само по себе заявление о разработке некой техники и даже постройка ее в металле еще ни к чему не обязывают. Но, если «Армата» окажется неудачной, то МО попадает в весьма щекотливую ситуацию. Ну, так не надо было делать преждевременных громких заявлений.

Так что нет никаких оснований ожидать, что гипотетический истребитель не то, что будет серийным, а хотя бы будет построен в металле. Если бы данные работы были законтрактованы, то ОКБ было бы обязано показать их результат. Например, в виде опытного образца.

А «разработка по собственной инициативе»? Ну, так это ОКБ, у них работа такая – постоянно что-то разрабатывать. Тем более что обстоятельства могут измениться, и разработки пригодятся.

Причина № 2


Причина № 2 – техническая. Почему легкий истребитель – это плохо? А в случае 5-го поколения – очень плохо?

О проблемах легких истребителей я еще в 2013 году написал статью. Основная сложность с ними в том, что не все элементы конструкции самолета можно пропорционально уменьшить.

В первую очередь это касается кабины пилота, которая хоть на «грипене», хоть на Су-27 будет практически одинаковой по весу. Соответственно при уменьшении размеров происходит увеличение массовой доли таких элементов, как кабина, авиапушка и уменьшение массовой доли топлива, силовой установки, радара, боевой нагрузки, а значит – падают ЛТХ, прежде всего, дальность.

Основные требования, которые ВВС России выдвигают к перспективному истребителю – сверхманевренность, сверхзвуковая скорость без использования форсажа, многофункциональность, малозаметность. Сейчас нас интересуют последние два. Многофункциональность предполагает применение широкого диапазона АСП по воздушным и наземным целям, а малозаметность достигается в том числе исключением использования внешних подвесок.

Что же есть у Су-57, чтобы соответствовать этим требованиям?

А есть у него два длинных подфюзеляжных отсека для вооружения, в которых можно разместить в том числе длинномерные ракеты «воздух-поверхность». В этом плане просто смешно выглядят попытки различных «экспертов» рассуждать о том, что у Су-57 якобы большая ЭПР по сравнению с F-35.

Зачем вам сверхнизкая ЭПР, когда вы можете просто сбросить пару ракет с дальности километров 150?

F-35, который должен для сброса бомб подойти к цели вплотную, может только завидовать. Про китайский J-20 даже не говорим, у него просто нет возможности нести длинномерное вооружение внутри фюзеляжа. А еще у Су-57 есть очень большой запас топлива, что позволяет обойтись без заправщиков и ПТБ в подавляющем числе вылетов.

Су-28,5. Или истребитель от практикантов
Длинные грузоотсеки

Су-28,5. Или истребитель от практикантов
Ракета Х-58, одна из модификаций которой должна войти в арсенал Су-57 и соответственно в эти самые грузоотсеки помещаться. Разместить изделие такого размера внутри фюзеляжа – задача нетривиальная

Изготовить самолет с одним двигателем от Су-57 можно, это вполне рабочая идея. Китайцы даже ее реализовали, как умели, в своем J-10, только движок там от Су-27. Как раз получим около 9 тонн пустого веса и 18 тонн максимального взлетного.

Но нам свой J-10 нужен? Или самолет, удовлетворяющий требованиям следующего поколения?

И вот тут начинаются очень большие проблемы. Взяв половину силовой установки от Су-57, мы получим меньше половины веса и внутренних объемов для размещения вооружения и топлива. Далеко не факт, что мы, вообще, сможем разместить на таком самолете один отсек таких же габаритов. На Су-57 отсеки размещены между двигателей, на однодвигательном самолете такой возможности нет.

F-35, который заметно крупнее, чем наш гипотетический самолет, имеет 2 относительно коротких отсека справа и слева от центральной оси, в которых можно размещать только бомбы и ракеты «воздух-воздух».

Поскольку наш самолет еще меньше, то у него с местом будет еще грустнее. И напоминать пингвина он будет еще больше. Может, пару КАБ-250 получится разместить. По факту наш перспективный самолет получается весьма сильно отстающим от старшего брата по ассортименту доступных АСП. Либо брать крупные грузы на внешнюю подвеску, резко увеличивая ЭПР.

Вторая проблема – дальность.

Так, получается, что подвеска ПТБ на многоцелевой истребитель класса около 10 тонн пустого веса – явление обычное. F-35 эту проблему решает, с его более 8 тоннами топлива у него с дальностью все в порядке. Но решает он ее за счет силовой установки. Вообще, если посмотреть на его вес и тягу двигателя, то они окажутся близкими к таковым у «суперхорнета». То есть американцы воспроизвели «суперхорнет» на новом техническом уровне, сделав вместо двух двигателей один, который будет легче и компактнее, а освободившиеся вес и объемы пустили под топливо и отсеки вооружения, но не на рост динамических характеристик.

Для самолета существенно меньших размеров такой путь ведет в никуда. Даже если понизить динамические характеристики до уровня F-35, дальность все равно будет не очень большой. А значит – возрастает вероятность, что придется брать ПТБ, увеличивая ЭПР.

Иными словами, разработка малозаметного самолета пустым весом около 10 тонн вряд ли имеет смысл, так как малозаметен он будет только при использовании ограниченного числа компактных АСП и небольших дальностях. Получается что-то вроде бюджетного F-22 или продвинутого МиГ-29 советских времен, которые имеют весьма ограниченные возможности по поражению наземных целей и являются чистыми истребителями.

Су-28,5. Или истребитель от практикантов
Для реактивной тактической авиации внутреннее размещение вооружения – редкость, но примеры были: бомбардировщик и немного истребитель F-105 мог нести внутри фюзеляжа атомную бомбу весом около 1 тонны. При пустом весе в 12,2 тонны этот самолет по меркам своего времени был просто огромным, и все равно топлива ему часто не хватало.

Причина № 3


Причина № 3 – идейная и экономическая. Какие задачи должен решать данный самолет?

Апологеты легких и особенно однодвигательных истребителей любят вспоминать, что самый массовый боевой самолет 4-го поколения, F-16, однодвигательный. Однодвигательным же является F-35 – самый массовый перспективный боевой самолет. Еще они любят вспоминать простую и потому очень притягательную, хотя и совершенно бессмысленную, советскую формулу «о двух легких истребителях на один тяжелый». Бессмысленную, потому что у нее нет никаких теоретических обоснований.

Для начала вопрос: в каком случае мы, вообще, можем заменить хороший дорогой истребитель более дешевым, но хуже? Очевидный ответ – когда от данной замены мы не особо много теряем, но зато хорошо экономим.

И F-16, и Су-27 с МиГ-29 – это 70–80-е годы, когда СССР с ОВД и США с НАТО располагали парками из нескольких тысяч истребителей, а в СССР существовали отдельные ВВС и ПВО, у которых были разные требования к истребителям. ВВС хотели утыкать аэродромами всю линию фронта, и в таких условиях дальность отдельно взятого самолета была некритична. А ПВО – прикрывать протяженные границы, и им нужны были тяжелые дальние перехватчики. В таких условиях, когда самолетов очень много и они разделяются по задачам, пара из тяжелого двухдвигательного истребителя и его однодвигательной «половинки» позволяла существенно сэкономить, ведь речь шла о трудоемкости изготовления и обслуживания тысяч машин.

Сейчас даже ВВС США вынуждены сильно поджаться, при этом перед ними не стоит остро задачи скоростного перехвата вражеских самолетов. И в мире всего два государства, в столкновении с которыми США могут не получить количественного и организационного преимущества, что позволит нивелировать возможное превосходство вражеских самолетов в ЛТХ. И с обоими этими государствами война, скорее всего, будет ядерной. Так что желание США получить один самолет, пусть и с не самыми выдающимися ЛТХ, но в больших количествах – вполне объяснимо. Правда, уже сейчас в свете закупки 144 F-15EX можно констатировать, что эта идея потерпела фиаско. И это лишь подчеркивает, что попытки с бюджетным 5-м поколением очень легко приводят к необходимости компенсировать его недостатки другой техникой. А еще новость прошла, что США начали некий NGAD разрабатывать на замену F-16.

ВВС России, унаследовавшие от РСФСР и географию, и основную массу Су-27 с МиГ-31, сейчас располагают порядка 450 истребителями, которые должны действовать на больших дальностях и часто над северными морями, где даже в мирное время шансы пилота на выживание при катапультировании весьма малы. Самолетам вроде F-16 там делать просто нечего. И потому, что будут выше потери пилотов при отказах техники, и потому, что самих маленьких самолетов из-за меньшей дальности потребуется намного больше. А значит – и пилотов (которых и так не хватает) надо будет больше, и матчасти для их подготовки (дополнительные Як-130 прибавьте), плотнее должна быть и аэродромная сеть.

Ареал обитания самолетов, подобных МиГ-29, ограничен европейской частью России. Там такой самолет можно поставить в объектовое ПВО или использовать, как легкий бомбардировщик. И он, возможно, будет справляться не хуже более тяжелых машин. Вот только при 450 истребителях на всю страну большого экономического эффекта это иметь не будет, да и расстояния даже в европейской части России совсем не европейские, и возможность прирезать полку перехватчиков дополнительную сотню километров зоны ответственности совсем нелишняя. МиГ-35 так и не может добраться до строевых полков, скорее всего, именно поэтому, ну и сам он индивидуально слабее «сушки».

При этом МиГ-35 – самолет реально существующий. И если завтра будет принята программа резкого наращивания численности ВВС, то волевым решением его можно запустить в серию, форсировав исправление недоработок. Да и экспортные поставки самолетов семейства МиГ-29 имеют место быть. И поэтому программу МиГ-35 вряд ли закроют. Сейчас потребности в нем нет, через 5 лет – вдруг понадобится. И промышленности будет, что предложить.

Принципиально новый же однодвигательник, каким бы дешевым он ни был в производстве и обслуживании, даже при советских темпах разработки и испытаний потребует лет 5 только на путь от первого полета до серии.

Так обстоят дела сейчас и таковыми они будут в ближнесрочной перспективе.

А какими будут наши ВВС лет, допустим, через 20?

Если американцы все распланировали с F-35 до 2070 года (и уже их планы выполняются плохо), то у нас есть первый контракт на 76 Су-57, и не очень понятно, что дальше. Будет Су-57 единственным типом в производстве или нет?

Сложилась такая ситуация потому, что в МО не завезли рабочих хрустальных шаров, и генералы понятия не имеют, где и как нам придется воевать.

Если кто-то уже собирается что-то намекнуть про аналитику, то простой вопрос: в декабре 2013-го кто-то, вообще, мог представить, что через полгода на Донбассе будет война?

Ну, может быть, спецслужбы и МО уже что-то продумывали, чуя угрозу, но летом 2013-го сама идея, что менее чем через год будет война, вызвала бы удивление даже у них. В таких условиях совершенно естественно желание военных получить авиационный комплекс, который будет иметь максимальные шансы на победу при самых неблагоприятных условиях.

Мы не американцы, и вполне возможно, что нам придется драться в меньшинстве, и очень хотелось бы, чтобы наши самолеты были лучше. Тем более что если мы сильно уступаем противнику в тех же танках, то существует масса способов это нивелировать. Вражеские танки могут уничтожаться пехотными противотанковыми средствами, их может бомбить наша авиация. Да, банально взорванный капитальный мост через речку метров 100 шириной – и неважно, какие танки хорошие, они уже никуда не едут, превращаясь в цель для нашей артиллерии и авиации.

В воздушной войне мы вряд ли сможем компенсировать неспособность нашей авиации и ПВО бороться с авиацией противника пехотинцами с гранатометами или минными полями. Поэтому вопрос о нужности Су-57 просто не поднимается. Он должен быть создан и точка. Потому что это самолет, который должен выиграть войну.

И этим он отличается от F-35, которой создан, чтобы сэкономить: войну-то американцы точно выиграют, не умением, так числом.

И всякие МиГ-35 или «легкие штурмовики на базе Як-130» и прочие подобные идеи – они тоже не про «выиграть войну», а про «сэкономить». Никто не спорит, что Су-57, да и даже Су-35 – избыточны для того, чтобы рутинно бомбить очередных пенсионеров с «калашами», или стоять в ПВО на второстепенном направлении.

Иными словами, по идее, более дешевый самолет к Су-57 нам бы не помешал, но этих самых более дешевых самолетов у нас уже целый зоопарк имеется. Нужно бомбы возить далеко и много – есть Су-34. Нужно в ПВО дежурить – есть Су-35, малозаметность перехватчику не очень нужна, да и серьезных конкурентов ему в ближайшее время не предвидится. Нужно что-то недорогое, но многозадачное, что и сбить может, и КАБ-500 перевезти на 500 км – есть МиГ-35. И численность каждого типа вряд ли превысит пару сотен, при том, что заказываются они партиями по несколько десятков максимум. Вкладывать же серьезные ресурсы в то, чтобы сэкономить, было бы немного странно. Работает и ладно.

Конечно, неплохо бы было весь этот зоопарк по мере выработки ресурса как-то унифицировать. Но унификация как раз предполагает использование довольно дорогих и крупных самолетов. Потому что, если есть задача – сбросить, скажем, бетонобойную бомбу, то все наши самолеты должны уметь это делать. А такая бомба, в принципе, не может быть легкой, так как имеет очень твердый и прочный корпус и просто обязана поражать цель с очень высокой скоростью. То есть это либо старый добрый гигантский «Толлбой», разгоняющийся за счет гравитации и малого сопротивления, либо бомба со стабилизирующим парашютом и ракетным ускорителем, как современная БЕТАБ-500.

Ну, а теперь представим, что у нас ВВС из легких машин и им такая бомба в отсеки вооружения не влезает. На внешнюю подвеску? А если мы подземный КП хотим этой бомбой уничтожить, его сильная ПВО прикрывает, и каждый дополнительный километр до обнаружения наших машин сильно влияет на успех операции и потери? Про совсем уж антигуманные вещи, вроде американских 905 кг бомб, которые были главным калибром F-117, а сейчас могут применяться с F-35A и C, или наши КАБ-1500, которых Су-35 может взять аж 3 штуки, не говорю, такое не часто нужно, и можно при необходимости подвесить на внешнюю подвеску.

Но хотелось бы, чтобы наш самолет мог, сохраняя малозаметность, нести парочку КАБ-500 или иных АСП такого же веса, плюс 4–6 ракет «воздух-воздух». Или, может, мы перехватывать кого-то собираемся, а у нас максималка, как у «пингвина», в 1900 км/ч, военных такое может совершенно не устроить. Мы должны в каждом таком случае звать больших дядек Су-57? А, может, тогда только больших дядек и оставить?

Тем не менее американский опыт с F-35 дает некоторую базу для грубых прикидок, что можно построить при успешном создании «Изд. 30» с заявленными характеристиками.

Форсажная тяга в 18 тонн – это довольно близко к 19,5 тоннам американского F135, который стоит на F-35, и если вес останется на уровне АЛ-41Ф, то килограмм на 800 легче. Теоретически мы можем построить вокруг «Изд. 30» свой самолет с пустым весом порядка 12000 кг (F-35A 13290 кг).

При этом нас не волнует унификация с нежизнеспособной СВВП-версией. Уменьшаем требования к вооружению до 2 бомб калибра 500 кг (возможно, компактных ракет «воздух-поверхность») и 4 ракет «воздух-воздух» на внутренней подвеске в ударной конфигурации, и 6–8 ракет «воздух-воздух» в конфигурации для воздушного боя. Снижаем запас топлива с 8,4 тонн до 6, поскольку самолет у нас меньше, мы должны сохранить перегоночную дальность без ПТБ на уровне 2500 км (2800 км у F-35A, согласно английской вики). А уменьшение пузатости может позволить поднять скорость на 200–300 км/ч.

Да, достичь показателей Су-57 не получается, так как тяга меньше в 2 раза, а пустой вес только в 1,5 раза, но все типовые задачи на дальности до 800–1000 км по наиболее экономичным профилям полета без ПТБ и дозаправки выполнять можем.

Вот только мои прикидки заметно расходятся с новостным сообщением, в котором говорится о меньшем самолете.

И само по себе создание двигателя тягой 18 тонн в габаритах АЛ-41Ф1, чтобы его можно было без значимых переделок на существующий Су-57 ставить, представляется весьма оптимистичным.

Фактически это означает прирост тяги аж на 20 %, при том, что ресурсы турбореактивных двигателей по наращиванию тяги сейчас близки к исчерпанию. И ситуация с движками начинает напоминать конец Второй мировой войны, когда были исчерпаны ресурсы по увеличению тяги воздушных винтов.
Автор:
Антон Аникин
Использованы фотографии:
https://ru.wikipedia.org/
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх