Свежие комментарии

  • evgeny danilov
    давно пораДЕСЯТЬ ОЛИГАРХОВ,...
  • Валерий Чилап
    Давно пора их, как минимум, - посадить надолго ... Вопрос один: - кто в доле?ЛИБЕРАЛЬНЫЙ ПЛАН ...
  • Галина Макарова
    В Москве не нужны человейники, это нужно для очередного распила бюджета господами Хуснулинами и К... Гнать их вместе ..."ЧЁРНАЯ КРОВЬ" РУ...

Обманутое поколение

Обманутое поколение

1991 год одарил нас многочисленными событиями, 30-летие которых мы отмечаем в этом году.

Помимо всего, что связано с лавинообразным распадом нашей Родины, в октябре этого года исполнится 30 лет трагической гибели певца, поэта и композитора Игоря Талькова – при всей неоднозначности его творчества, талантливого человека, оставившего нам в наследство целый ряд музыкальных шедевров. Наиболее известная его песня «Россия» заканчивается такими словами:

Листая старую тетрадь расстрелянного генерала

Я тщетно силился понять,

как ты могла себя отдать

На растерзание вандалам?

О, генеральская тетрадь,

забытой правды возрожденье!

Как тяжело тебя читать

Обманутому поколенью…

Тальков писал о Российской Империи, трагически уничтоженной в результате событий 1917 года. Однако эти слова перекликаются с событиями года, который стал последним в его жизни – с распадом Советского Союза. Наша тысячелетняя Родина, историческая Россия, которая на протяжении нескольких десятилетий именовалась Советским Союзом (как бы ни пытались нынешние «белые антикоммунисты» утверждать обратное), дважды на протяжении XX века проходила через коллапс и гибель.

«Единый могучий Советский Союз», как и Российская Империя по выражению Василия Розанова, «слинял» в считанные дни.

Глядя в недавнее историческое прошлое, мы, подобно автору песни «Россия», недоумеваем: как такая великая держава, осуществившая в рекордно короткие сроки индустриализацию, победившая в самой страшной войне и избавившая мир от нацистской чумы, покорившая Арктику и первой в мире отправившая человека в Космос, отдала себя во власть новых «вандалов» конца XX века – демагогов и разрушителей?

Как получилось, что протестовать против развала страны, за сохранение которой ещё несколько месяцев назад на референдуме 17 марта 1991 года проголосовало абсолютное большинство, в декабре того же года вышла лишь малая горстка людей?

Нашему поколению точно так же тяжело перелистывать те трагические страницы, как и всем, кто сокрушается о трагической судьбе дореволюционной России. Трагедия нашего «обманутого» поколения в том, что большинство из нас приняло в уничтожении нашей страны самое непосредственное участие.

Автору этих строк было 11 лет, когда Михаил Горбачёв пришёл к власти в стране, и 18 лет, когда он эту власть с позором потерял. Всё моё взросление и становление пришлось на период так называемой перестройки. Поколение моих сверстников с жадностью смотрело каждый выпуск программы «Взгляд» (когда никакие окрики родителей не могли оторвать нас от экранов, тем более что родители смотрели эту программу вместе с нами). Наши сердца требовали перемен вместе с Виктором Цоем и другими рок-музыкантами. Наиболее продвинутые из нас зачитывались модными журналами – «Юностью», «Огоньком», «Новым миром». Например, я прочитал «Архипелаг ГУЛАГ» раньше, чем мы в школе начали проходить «Поднятую целину» Шолохова.

Показательно, что сегодня даже такой лоялист, как экс-ведущий «Взгляда» Александр Любимов, и такой православный патриот, как лидер группы «Алиса» Константин Кинчев, вспоминают Советский Союз как «царство серости», а жизнь в СССР как непроглядную скуку и тоску. Понятно, что в отношении своей роли в развале великой у них нет ни капли сожаления и раскаяния.

Журнал «Огонёк» и программа «Взгляд» были лишь шестерёнками огромного дробильного ковша, запущенного в целях демонтажа советского народа с того момента, когда Александр Яковлев (автор той самой погромной статьи «Против антиисторизма», шельмовавшей патриотов исторической России ещё в 1972 году), возвращённый из Канады, возглавил отдел пропаганды ЦК КПСС. На протяжении нескольких лет по всем телеканалам и радиоточкам, на страницах газет и журналов шла целенаправленная кампания по дискредитации советского строя и истории страны. Осуществлялась индоктринация страны идеологией, в основе которой была ненависть к государству и его органам – управлению хозяйством («административно-командная система»), армии, КГБ, военно-промышленному комплексу, внешней политике страны.

«Так жить нельзя!» — лозунг, давший название документальному фильму Станислава Говорухина (впоследствии раскаявшемуся в его осуществлении), стал главной идейной установкой большинства населения единой страны. Всех, кто хоть как-то пытался остановить этот чудовищный пресс, заклеймили как «реакционеров», «ретроградов» и даже «фашистов». Слова «консерватор» и даже «патриот» стали ругательными. Народ, подобно герою нашумевшего фильма «Покаяние», оказался во власти Хамова греха – «дорогу к храму» невозможно построить, если не вырыть из могилы и не выкинуть в котлован кости своих предков.

Мы свято верили нашему пророку Александру Солженицыну, который даже сегодня воспринимается как «патриот», у которого «душа болела за Россию». При этом он ещё на страницах «Архипелага» поддерживал мысль о «преступлениях» советского режима по отношению к народам Советского Союза. Даже в его работе «Как нам обустроить Россию» СССР был представлен «чудовищем», которое «лезло захватывать куски Азии или Африки». Солженицын настойчиво внушал мысль, что «Советский Социалистический всё равно развалится», республики «не удержать без большой крови», и «не надо их удерживать такой ценой».

Воодушевлённые Солженицыным, многие из нас прохладно отнеслись к референдуму о сохранении СССР – зачем защищать то, что всё равно неминуемо развалится? Мы спокойно восприняли независимость союзных республик, включая даже мою родную Молдавию («хотят – пусть уходят к румынам, только пусть Приднестровье отпустят; впрочем, и этот коммунистический заповедник нам не жалко»). Отрезвление настало лишь тогда, когда Украина на референдуме проголосовала за независимость. Все теоретические конструкции Солженицына о «Российском Союзе», включая три славянские республики и север Казахстана, рухнули как карточный домик. Пляски на руинах разваливающейся страны неизбежно привели к тому, что между Москвой и Киевом пролегла государственная граница.

Горько вспоминать, но противников отделения Украины от России в те дни декабря 1991 года не нашлось в критическом количестве даже в Крыму и на Донбассе.

Сегодня, спустя 30 лет после «великой геополитической катастрофы» (оценка, данная развалу СССР со стороны первого лица России) сколь угодно долго можно требовать суда над Горбачёвым и его подельниками, вступившими в период преклонной старости и уходящими из жизни один за другим. Гораздо правильнее было бы осмыслить другое – как вообще могло получиться, что такие люди, как Горбачёв, Яковлев, Шеварднадзе смогли дорваться до высших должностей в партийной иерархии Советского Союза?

Как получилось, что в России и в союзных республиках во главе партийных, хозяйственных органов, творческих союзов оказались откровенные мерзавцы и перевёртыши? Почему советская система не разглядела в этих самых доцентах кафедр научного коммунизма, в председателях колхозов, в писателях и музыкантах тех, кто завтра встанет в первых рядах разрушителей обласкавшей их страны?

Впрочем, если проводить аналогии с 1917 годом, те же вопросы можно задать и о правящем классе «слинявшей за три дня» Российской Империи. Эти вопросы и задаёт – и отвечает на них – великий князь Александр Михайлович в наиболее известном фрагменте его «Воспоминаний»: «Трон Романовых пал не под напором предтеч советов или же юношей-бомбистов, но носителей аристократических фамилий и придворных званий, банкиров, издателей, адвокатов, профессоров и др. общественных деятелей, живших щедротами Империи. Царь сумел бы удовлетворить нужды русских рабочих и крестьян; полиция справилась бы с террористами. Но было совершенно напрасным трудом пытаться угодить многочисленным претендентам в министры, революционерам, записанным в шестую книгу российского дворянства, и оппозиционным бюрократам, воспитанным в русских университетах».

В развале страны виноваты все мы – всё советское общество, превратившееся в «набор глухих согласных» и привыкшее с открытым ртом, без тени критики, воспринимать всё, что говорит начальство по телевизору.

Прививка от любых форм уличной демагогии будет действовать ещё долгие годы. Союз в прежнем виде не восстановить. Если не произойдут изменения в мышлении элит и общественности всех бывших советских республик, включая Россию, проект «СССР 2.0», к сожалению, останется лишь красивым посылом горстки энтузиастов во главе с Сергеем Кургиняном, в искренности которого у меня нет оснований сомневаться.

Крайне важно лишь одно: не отталкивать от себя те народы, которые продолжают тянуться к России.

Владимир Букарский

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх