Свежие комментарии

  • Анна Фоломешина
    Все забыли Кудринскую рекомендацию "влодиться" в юани.. сколько там РФ потеряла?!?!,, второй Чубайс-тот все к пенсион...Распотрошить кубы...
  • Отари Хидирбегишвили
    <i>Комментарий скрыт</i>Распотрошить кубы...
  • Алексей Корнеев
    Вся разница в стимулировании науки у нас и на Западе. Если у нас наукой признается всё, что имеет новизну, то на Запа...Гейтс продолжает ...

Последний месяц войны в Европе

Последний месяц войны в Европе

Последний месяц войны в Европе

В апреле 1945 года, особенно в начале месяца, боевые действия продолжались с прежним ожесточением, хотя, по большому счёту, ни у кого не оставалось сомнения, что в целом война движется к завершению. И коалиция «Рим–Берлин–Токио» потерпит в общемировой бойне сокрушительное поражение. 
На Тихом океане мощная американская группировка высадилась на остров Окинава; попытка японцев воспрепятствовать высадке результата не принесла. В ходе сражения был потоплен линкор «Ямато» – самый мощный в мире на тот момент боевой корабль своего класса. 
И после этой информации отправимся в Европу. На необъятной акватории Тихого океана происходило много событий, и кровушки лилось немало… Пользуясь моментом, напомню о лучшей книге, которую я читал об этих событиях – романе Нормана Мейлора «Нагие и мёртвые»… Однако, каюсь, сражения на Европейском театре военных действий, в которых принимали участие части Красной армии, меня волнуют как-то всё же куда сильнее.  

…Итак, союзные войска наступали на Германию со всех сторон. 
Авиация, в первую очередь американская, наносила по тыловым объектам рейха (хотя тыла-то у него уже почти не оставалось) один массированный удар за другим, и на эти удары остаткам войск гитлеровской коалиции уже нечем было отвечать.

Люфтваффе, по существу, уже перестали существовать. 
8 апреля группа германских пилотов предприняла акт отчаяния: они подняли свои машины в воздух и пошли на таран, стараясь нанести хоть какой-то урон исполинской (тысяча бомбовозов!) армаде американской авиации, взявшей курс на город Дессау. Сколько-то бомбардировщиков они сбили, конечно, однако… 
Да что там говорить! Немецкие пилоты смогли с честью погибнуть в бою – и это всё. 
Конечно же, мои представления о гитлеровской авиации с детства формировалось по фильмам, в которых «юнкерсы», «хейнкели»», «фокеры» и «мессеры» расстреливают колонны мирных беженцев, и санитарные поезда… И навряд ли кто станет отрицать тот факт, что так оно и случалось… Однако со временем я понимал, что гитлеровские пилоты зарекомендовали себя высококлассными лётчиками, подлинными мастерами воздушного боя. Конечно, они расстреливали поезда, однако в первую очередь они умели выполнять своё прямое предназначение – уничтожали боевые объекты противника. Это была каста профессионалов!..
И вот – данный случай… Как тут не проникнуться уважением!.. Когда не по приказу «сверху», а по велению представления о том, как должен поступить германский офицер и патриот, пилоты садились в самолёты и поднимали их в небо, уже не собираясь возвращаться, чтобы погибнуть в таране – лишь бы не испытывать позор плена и унижений!

Да, они – враги моего народа, и значит, и для меня они враги. Но кто сказал, что какие-то поступки врага нельзя уважать?!. 
В любом случае, этот акт отчаяния уже ничего изменить не мог – ни на суше, ни в небе, ни на море. 

…Авиация союзников бомбила города и порты… И германский флот также прекратил своё существование. 
Сдача в плен разгромленных германских частей и подразделений приняла массовый характер. В плен сдавались тысячами! 
Среди германского генералитета прокатилась волна самоубийств. В частности, 21 апреля застрелился генерал-фельдмаршал Вальтер Модель – предварительно распустив подчинённые ему войска. Модель считается одним из самых талантливых гитлеровских военачальников. Он получил от коллег прозвище «пожарный» – так как его постоянно бросали на самые угрожающие участки фронта. До Курской дуги он вообще не знал поражений!.. И в Арденнах именно он нанёс поражение союзникам – пусть даже этот успех получился временным и частным… 
Осознав бесперспективность дальнейшего ведения войны, застрелился… 
И параллельно другие гитлеровские генералы массово старались сдаться в плен западным союзникам, предполагая, что в этих лагерях их ожидает более тёплый приём, чем в СССР. 
Хочется обратить внимание… К описываемому времени группа германских инженеров-ракетчиков, числом в полтысячи человек, во главе с пресловутым Вернером фон Брауном, обосновалась в Баварских Альпах. Здесь они находились под строгой охраной подразделения СС, которому предписывалось в случае угрозы пленения учёных всех их уничтожить. Между тем, фон Браун ещё в феврале, будучи в Пенемюнде, провёл совещание с сотрудниками, и они решили при возможности сдаться американцам, для чего и перебрались сначала в центр Германии, а затем и в более безопасные южные районы. Они боялись попасть в руки Красной армии по причине банальной: на полигоне, где проводились испытания Фау-2 – этой бабушки ракетной техники всех землян – использовался труд военнопленных, и сколько их при этом погибло, не поддаётся подсчёту. Вспомним, что именно отсюда сумел совершить свой беспрецедентный побег Михаил Девятаев… 
Так вот, в условиях агонии гитлеровской Германии командир подразделения СС не выполнил приказ командования, и группенфюрер СС фон Браун со своей командой 2 мая сдались случайно проезжавшему мимо на велосипеде американскому солдату. 
Вот так… В условиях агонии «тысячелетнего рейха» каждый поступал согласно своим представлениям о чести: кто-то шёл на таран, кто-то пускал себе пулю в висок, кто-то продолжал сражаться до последнего, кто-то искал безопасное местечко, где бы затаиться, ну а кто-то искал, кому бы выгоднее продаться…  
…В результате длительных и ожесточённых боёв 9 апреля Красная армия взяла Кёнигсберг. 
Что там говорить, взятие этого города-крепости – драматическая история, о которой можно много чего рассказать. Однако я ограничусь предельно кратким описанием 
Когда части Красной армии подступили к границам Восточной Пруссии, среди немецкого населения региона началась подлинная паника. Оно понятно: ничего для себя доброго почтенные бюргеры со своими домочадцами не ждали. Тут всё смешалось: и осознание, что всё же войну начала Германия, и сидящий со времён Семилетней войны страх перед казаками (это я немного утрирую), да и официальная пропаганда живописала ужасы, которые несёт с собой красноармеец… 

В результате всё германское население региона по мере приближения линии фронта начало стягиваться к Кёнигсбергу и портам, откуда началась эвакуация беженцев в Фатерланд. 
И вот ситуация… Кёнигсберг изначально строился, и всегда оставался городом-крепостью. И теперь он отчаянно отбивался от штурмовавших его частей 3-го Белорусского фронта – на описываемый момент им командовал Маршал Советского Союза Александр Василевский. 
Если враг не сдаётся… Эту истину, которую, как считается, сформулировал добрейший Максим Горький, все знают… Соответственно, с этой точки зрения следует и оценивать ход дальнейших событий. 
Когда город был отрезан вышедшими к Балтийскому морю советскими войсками, гарнизону блокированного Кёнигсберга предложили капитулировать. Командовавший окружённой группировкой генерал Отто Лаш предложение отверг. И на город обрушился удар невиданной силы – бомбы и снаряды, да усиленные солдатской ненавистью. И шли на дно эвакуационные транспортные корабли, борта которых рвали торпеды, также усиленные яростью моряков… 
Никто не станет отрицать тот факт, что безжалостно крушили и артиллерия, и авиация. При жуткой скученности народа конечно, гибло много гражданских людей. И это ставить в укор штурмовавшим?!.. 
Я уже писал как-то… Каким образом боец Красной армии оказался под стенами прусского Кёнигсберга?.. За какой такой надобностью балтиец-подводник поджидал транспорты на траверзе порта?.. Они что же, своей волей припожаловали под стены цитадели?..
Пехотинец с боями прорвался сюда от Волги и седого Кавказа; моряк пережил в Ленинграде две жутких блокадных зимы… И вот перед ними – германский город, который отверг ультиматум и яростно отбивается… Ну кто в таких условиях станет думать о гуманности и о том, что среди обороняющихся солдат врага находится сколько-то мирных жителей?.. И это – после того, что увидел солдат на освобождённой от врага родной земле… 
Пользуясь случаем, напомню, что год назад ушёл из жизни дядя Коля Василенко, который окончил войну как раз под Кёнигсбергом… Здесь воевали будущие писатели-фронтовики: Иван Абрамов, Владимир Бушин, Ион Деген, Василий Ермоленко, Михаил Петров, Александр Солженицын, Жамсо Тумунов; здесь получил ранение Евгений Носов; здесь погибли Карим Фатых и Борис Костров… 
Однако вернёмся непосредственно к продолжавшимся боевым действиям апреля 1945 года!..

…В подготовке данных обзоров я использую несколько источников. И в частности, фундаментальный труд «Вторая мировая война. День за днём», подготовленный германскими военными историками. Вполне понятно, что авторы чуточку корректируют тональность публикаций… В качестве иллюстрации к данному тезису приведу только название статей: «Советские войска захватили столицу Австрии» (13 апреля) и «Американские войска освободили концлагерь Дахау» (28 апреля). Мой сарказм понятен: Красная армия «захватывает» столицы иностранных государств, а американская армия освобождает узников… 
Опять же, пользуясь возможностью… Именно в эти дни из лагеря для военнопленных был освобождён сын замечательного композитора Всеволода Задерацкого, о котором я недавно рассказывал. Будучи ребёнком, сын с матерью оказались в эмиграции во Франции; впоследствии служил во французской армии, попал в плен…  
Так вот. В вышеупомянутой книге приводятся данные, что 16 апреля советские подводники торпедировали теплоход «Гойя», на борту которого находилось 6220 пассажиров, из которых спаслось только 163 человека… А то, что это военное норвежское судно включено в состав германского флота в качестве трофея после капитуляции страны, и что на нём из окружения, помимо и в самом деле беженцев, пытались выбраться 200 танкистов (считай, экипажи полусотни танков), об этом как-то умалчивается… 
Впрочем, чего уж там… Мирных-то эвакуировавшихся и в самом деле жалко! Да и те же солдаты, которые, по всей видимости, уже решили, что самое страшное – «котёл» – у них уже позади… Они-то не виноваты, что лидеры государств втравливают свои народы в военные мясорубки!.. 
Однако всё это были частности. Главное направление боевых действий оставалось Берлинское!.. 
Именно Берлин для каждого красноармейца на протяжении долгих четырёх лет являлся символом источника горя, обрушившегося на родную землю. В овладении ненавистным городом для каждого советского человека виделся смысл всего наступления на Запад. 

И вот 16 апреля 1945 года началась битва за «логово фашистского зверя» – это из терминологии тех дней. 
Право, не стану пересказывать перипетии того сражения. Об этом уже столько сказано, столько по ТВ показано!.. 
Выскажу только свою точку зрения о том, столько копий сломано по поводу того, кто же всё же персонально первым водрузил Знамя Победы над рейхстагом – это произошло 30 апреля. Мысль о необходимости этого акта ещё 6 ноября 1944 года высказал Сталин – что ни говори, а прозорлив был «дядя Джо», понимал значение символизма!.. 
Бесспорно, для историка-исследователя это в какой-то степени и важно. А мне достаточно знать, что примерно одновременно над разными участками крыши довольно крупного здания рейхстага взвилось шесть (во всяком случае, я встречал именно это число) красных флагов. Главным среди них определили тот, который водрузили русский Михаил Егоров и грузин Милитон Кантария. Идеологическая подоплёка понятна: государствообразующий народ в СССР – русский, а вождь его – грузин. Можно сколько угодно доказывать другое, а на мой взгляд, данное решение вполне логично. Тем более, что оно не противоречит истине!..
Впрочем, каждый вправе оставаться при своём мнении. 
Напомню только, что штурм Берлина начался с того, что Красная армия двумя клиньями глубоко охватила столицу Германии, отсекая спешившие сюда же войска антигитлеровской коалиции. А на центральном направлении остался 1-й Белорусский фронт, которому в конечном итоге и довелось овладеть мощно укреплённой цитаделью германского фашизма. 
Как мы знаем, незадолго до самого штурма командующим фронтом Сталин назначил Маршала Жукова – и тоже из политических соображений. Георгий Константинович сменил на этом посту Маршала Константина Рокоссовского – ибо лавры Победы должны принадлежать простому выходцу из русского народа, а не поляку, тем более, шляхетского происхождения. При всём моём искреннем уважении к Константину Константиновичу, при моей закоренелой нелюбви к политическим игрищам, а только и тут приходится признать: правильно поступил советский вождь!.. Далеко смотрел вперёд!.. 
Право, если бы к Берлину первыми прорвались западные союзники, роль Советского Союза в победе над гитлеризмом сегодня вообще не звучала бы нигде!.. Тот факт, что русский солдат встретился с солдатом союзников 25 апреля аж на Эльбе, а не у Бранденбургских ворот, непоколебимо застолбило наше место в истории в войне на Европейском твд Второй мировой войны. И оно, это место, накрепко связано с именем Жукова!.. 

…В апреле 1945 года в центре германских земель оставалось крохотное, стремительно ужимавшееся коричневое пятнышко. Здесь ещё оставались отчаянно дравшиеся последние паладины гитлеризма. И параллельно шла сдача в плен отчаявшихся и разуверившихся – сдавались десятками и сотнями тысяч… 
С детства помню знаменитую фотографию «Довоевался» – где гитлеровский солдат сидит на станине пушки и в отчаянии охватил голову. 
Самая страшная война в истории человечества завершилась. 
Правда, опять же, с детства помню художественный фильм «Первый день мира»… В конце главный герой картины гибнет – от пули недобитого врага… И ещё один фильм вспоминается – уже из современных: «Неслужебное задание»… 
Так что правильнее было бы сказать немного иначе. Самая страшная война завершилась; однако мир ещё не наступил… 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх