БАЗА 211- ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ

73 377 подписчиков

Свежие комментарии

  • Дмитрий Гаврилов
    слышь тупой пень- ты сначала тему выучи кто такие славяне,а кто руские. набежали безграмотные олени и сразу учить нач...Вылечить амнезию:...
  • Дмитрий Гаврилов
    хоть кто-то суть статьи понял. так держать! а на дикарей что минусуют коммент не обращай внимания, они тупые,только ч...Вылечить амнезию:...
  • Дмитрий Гаврилов
    на девушку бонда,кстати,похож именно ты,а не Путин :) и национальности то знаешь в количестве, и что где под контрол...Вылечить амнезию:...

Страшно и смешно: Что будет, когда уйдёт Путин

Страшно и смешно: Что будет, когда уйдёт Путин

 
Фото: Андрей Любимов / АГН "Москва"

Владимир Путин оставит президентский пост в 2024 году. Многие граждане РФ опасаются, что его уход вызовет цепную реакцию демонтажа России, выстроенной президентом и его командой с 2000 года. Аналитики выяснили самые главные страхи населения, но действительно ли этого стоит так бояться?

Чуть ли не на днях Центр политической конъюнктуры, возглавляемый известным политологом Алексеем Чеснаковым (кстати, первым, кто сообщил 25 января о грядущей отставке помощника президента России Владислава Суркова), выпустил доклад "Уйти нельзя остаться" с анализом рисков и страхов граждан России в связи с возможным уходом Владимира Путина с поста президента. Примечательно, что отсутствие знаков препинания в названии доклада оставляет пространство для толкований, отсылая к аналогичной неразрешимой дилемме из прошлого: "Казнить нельзя помиловать".

Лучше вряд ли, а вот хуже…

Вряд ли кто станет сомневаться, что Владимир Путин (безусловно, не один, а вместе со своей командой) выстроил в России такую систему власти, в которой именно он персонально, а не просто человек, занимающий высший государственный пост, является краеугольным камнем в основании всей конструкции.

Можем вспомнить, что, к примеру, даже когда он занимал пост главы правительства при президенте Дмитрии Медведеве, для журналистов и населения именно Владимир Владимирович оставался сосредоточием высшей власти в стране. А некоторые решения Дмитрия Анатольевича, принятые им явно вопреки путинскому курсу во внешней политике, привели, мягко говоря, к не самым хорошим последствиям как для России, так и для её союзников и партнёров. Как это случилось с той же Ливией после того, как Москва воздержалась от голосования в Совете Безопасности ООН. Можно предположить, что та история и не менее загадочное и эмоциональное выступление Медведева перед журналистами кремлёвского пула об "ошибочности" определения политики Запада в отношении Ливии и Каддафи как современной реинкарнации походов крестоносцев сыграли свою роль в том, что Дмитрий Анатольевич не стал в итоге выдвигаться на второй президентский срок.

Неслучайным можно счесть и то обстоятельство, что доклад появился именно сейчас, когда в стране активно идёт кампания по внесению поправок в Конституцию России, хотя напрямую связывать эти события, да ещё так, как трактует либеральная пресса, оснований тоже нет. Во всяком случае, на истерические предположения о том, что "Путин меняет Конституцию, чтобы оформить себе сохранение власти и остаться во главе государства", Кремль, в том числе и в лице самого президента, дал недвусмысленные ответы. Путин уже заявил, что не намерен под какими-то предлогами оставаться президентом после окончания своего нынешнего срока президентских полномочий, и что поправки не предполагают продления срока этих полномочий.

ПутинДмитрий Анатольевич не стал выдвигаться на второй президентский срок. Фото: Kremlin Pool / Globallookpress    

Ситуация на самом деле принципиально отличается от окончания президентства и Горбачёва (не к ночи будет помянут) в СССР, и Ельцина в постсоветской России. И тот, и другой были на те моменты ненавидимы подавляющим большинством населения, и их уход воспринимался на уровне народа с облегчением и уверенностью, что "как бы там ни было, хуже точно не будет". После 2024-го, если Владимир Владимирович не решит уйти в отставку досрочно, хуже стать может (те, кто пережил 90-е годы прошлого века, прекрасно себе представляют, каким может быть это "хуже"). И страхи наших граждан действительно имеют под собой основания. Тут впору вспомнить спор оптимиста с пессимистом, когда пессимист утверждает, что "хуже уже не будет", а оптимист опровергает его: "Нет, будет. Будет!". Многие граждане нашей страны опасаются, что если Путин уйдёт с Олимпа власти, то в итоге посыпется вся выстроенная пирамида. Правда, оговоримся сразу, среди вполне обоснованных опасений встречаются и такие, которые способны вызвать сочувственную улыбку.
Риски мнимые…

В отличие от авторов доклада, которые все риски поделили по степени выраженности в фокус-группах (В Москве, Перми, Волгограде и Иркутске) на наиболее выраженные, средней степени и периферийные, кажется вполне логичным, скорее, поделить все опасения на две другие группы: страхи мнимые и подлинные.

Мнимые могут быть вполне серьёзными по степени тревоги, но вот в то, что они будут реализованы на практике, верится с трудом. Как, например, можно относиться к опасению, что после ухода Путина вырастет угроза враждебных действий со стороны США? Следующим шагом в этом направлении по сравнению с нынешним состоянием дел может быть только военный конфликт между нашими странами. Однако России это не надо, а про США, вспомнив "Кавказскую пленницу", можно сказать, что "имеют желание, но не имеют возможности". В данной ситуации главную роль играет не наличие или отсутствие Путина у штурвала страны, а боеготовность Вооружённых Сил РФ и их способность к нанесению неприемлемого для противника ущерба.
Наличие прорывных вооружений, разработка новых технологий в этой сфере и постоянная боевая учёба российских армии, ВКС и флота делают открытый военный конфликт маловероятным. К такой же группе страхов можно отнести и войну со странами — членами НАТО. Россия нападать первой не будет, а столь часто и обширно цитируемая статья 5 Устава НАТО говорит о коллективной обороне в случае нападения на государство — члена Североатлантического альянса. Как мы видим в эти дни, например, потери члена НАТО Турции в Сирии вызвали у коллег по блоку и руководства альянса глубокие соболезнования и сочувствие, но никакая конкретная помощь Анкаре предложена не была.

Точно так же можно охарактеризовать и другой риск из этой группы, который касается снижения обороноспособности нашей страны. Графики перевооружения российских ВС давно составлены и утверждены, планы по созданию вооружений составлены и приняты к исполнению, и это всё не изменить одномоментно решением какого-то человека или группы лиц. Самолёты ставятся на крыло, подлодки погружаются, ракеты обкатывается на учебных пусках и т. д.

самолетыПрорывные вооружения, разработка новых технологий и постоянная боевая учёба российских армии, ВКС и флота делают открытый военный конфликт маловероятным. Фото: Сергей Киселев / АГН "Москва"  

Возможность олигархического реванша — это тоже скорее страх из прошлого, а не перед будущим. Просто потому, что это уже было, что многие помнят, какой была жизнь обычных людей при торжестве олигархов. Надо лишь учесть, что тогда государственная политика заключалась в том, чтобы раздать государственную собственность в частные руки, потому что государство в лице "эффективных менеджеров" просто не знало, что с этим всем делать. С тех пор прошли обратные процессы, государство многому научилось, в том числе и давать отпор при атаках на свою собственность. А олигархи, те из них, кто понял правила игры, превратились в очень состоятельных и богатых бизнесменов. Но вот прибирать власть к рукам вряд ли сами захотят, потому что не вчера родились, память у них не отшибло, и чем заканчиваются подобные игры, прекрасно помнят. И на примерах собратьев по олигархическому профсоюзу — тоже.
Гораздо более обоснованными, на первый взгляд, могут быть совсем другие опасения.

… и "подлинные"

К числу главных страхов в связи с наиболее вероятными событиями, наверное, можно отнести "обострение борьбы за власть между различными политическими силами и новый передел собственности", а также вызванный этими обстоятельствами "рост коррупции". Думаю, здесь всё понятно, риск "роста коррупции" напрямую связан с борьбой за власть и переделом собственности, когда "государевы люди", не зная, что будет дальше, решат "напоследок откусить" как можно больше, не будучи уверенными в своём и страны будущем. Соответственно, эти опасения нивелируются, если борьба за передел не выйдет за пределы обычных придворных интриг, которые всегда были, есть и будут. Неизбежность борьбы за власть обосновывается историческим опытом ("было так уже не раз"), грызнёй оппозиции в лице лидеров нынешних партий и несистемных движений при развале "Единой России", сталкиванием между собой "башен Кремля".

Действительно, было бы глупо отрицать наличие негативного имиджа правящей партии благодаря действиям и заявлениям её функционеров и чиновников — членов "ЕР". Однако, с большой вероятностью, перед следующими парламентскими выборами "единороссы" либо очень сильно почистят свои ряды, либо переформатируют саму партию. Как вариант, хотя и менее вероятный, будет реализован новый партийный проект, который постарается завоевать большинство мест в Госдуме. Что касается оппозиции, то все они пока, кроме КПРФ, не представляют собой весомой политической силы, способной взять власть. КПРФ же, пока у руля стоит товарищ Зюганов, вполне устраивает роль "оппозиции Её Величества", что позволяет пожинать дивиденды и не нести ответственности. Вспомним, как Геннадий Андреевич отказался от борьбы за власть в 1996-м, пусть и руководствуясь самим благими намерениями.

ЗюгановКроме КПРФ, в настоящий момент нет весомой политической силы, способной взять власть. Фото: Александр Авилов / АГН "Москва"  

В этих условиях "борьба башен" Кремля и отсутствие авторитетного у населения преемника Путина действительно несут в себе опасность. Но, господа-товарищи, сейчас даже не 2021-й, а пока ещё начало 2020 года, и я надеюсь, никто из вас не думает, что для Путина наличие этой проблемы — некая "терра инкогнита", о которой он не имеет понятия. Полагаю, что ещё задолго до ухода Путина с поста президента обе эти проблемы получат свои решения. К тому же кто вам сказал, что, освобождая пост президента, Владимир Владимирович совсем уйдёт из российской политики? Да, ключевую роль его личности в российской политике отрицать невозможно, но это же и означает, что он ещё долгое время будет востребован вне зависимости от того, каким окажется его следующий пост.

Ещё одна группа опасений связана с ожиданием ухудшения социальных обязательств государства по отношению к населению. Люди боятся, что после ухода Путина перестанут индексировать зарплаты и пенсии, прекратится программа выплаты материнского капитала, пособий на детей, строительство детских садов сойдёт на нет и т. д. Однако часть этих гарантий сейчас не просто так прописывается в виде поправок к Конституции, и этот процесс явно направлен на безоговорочное сохранение социальных программ.

Пожалуй, самое высокорисковое опасение — это страх перед сепаратизмом и межнациональными конфликтами, которые, по мнению фокус-групп, могут вспыхнуть с новой силой после ухода Путина. Сбрасывать подобный вариант со счетов, безусловно, нельзя. Однако в истории с той же самой Чечнёй дело здесь не только в хороших отношениях Путина с тем же Рамзаном Кадыровым и уважении со стороны последнего, сколько в том, что в стране выстроена модель государства, в которой национальным республикам быть в составе РФ просто выгоднее, чем вне. И речь здесь не о какой-то дани, а о реализации проектов, которые самим республикам были бы не под силу. А благодаря федеральному центру они получают и развитие, и технологии, и производственно-логистические цепочки, и рынок сбыта. Развитие территорий в едином комплексе и по общему плану — в интересах и всей страны, и конкретного региона. Что же касается радикального сепаратизма, то тот же Федеральный центр уже давно демонстрирует готовность спецслужб и правоохранительных органов к противодействию этим течениям. И результаты на этом направлении, по крайней мере, не огорчают.

Фактор Путина и фактор народа

Все эти рассуждения могут быть в той или иной степени ошибочные или правильные. Но не в этом суть. А в том, что все эти риски, опасения и страхи (не стоит бояться этого слова) напрочь не учитывают одного из главных факторов — самого Владимира Владимировича Путина. Все они строятся, исходя из предположения, будто вчера был Путин, а сегодня исчез, испарился, просто куда-то ушёл, оставив всех разбираться с его наследством.

А теперь ответьте мне всего на один вопрос: много ли вы за те 20 лет, что управлением государства занимается Владимир Владимирович, можете насчитать случаев, когда бы он совершал непродуманные поступки, которые бы приводили не к тем результатам, что он планировал изначально?

Спору нет, неожиданных поступков и заявлений он сделал немало. Но вот, как потом оказывалось, все они оказывались хорошо продуманными шагами, в которых были просчитаны практически все варианты дальнейшего развития, предусмотрены как стимулирующие меры для позитивного развития, так и нейтрализующие негативные тенденции. Зачастую замысел Путина и его команды становился известен спустя даже несколько лет. Это само по себе показывает и уровень планирования, и глубину анализа происходящего и задуманного.

И вы реально думаете, что после всего сделанного он просто уйдёт, махнув рукой, со словами: "Разбирайтесь тут как хотите". Чтобы его преемник мог бы при наличии такого желания развернуть Россию в другую сторону, вне зависимости от того, будет ли продолжен новый курс на социалистическую революцию и возврат торжествующей олигархии. Свести на нет всё, что делалось эти годы. Свернуть новые производства, нацпроекты, перевооружение армии, прекратить развитие новых технологий, под чьи-то хотелки переделать внешнюю политику страны и поползти через границу на коленях с поднятыми вверх руками. Признать клевету на страну правдой и покаяться перед бандеровцами, а потом и перед гитлеровцами. Чтобы всё, что Путин делал эти годы, чем жил, было уничтожено или ушло в историю. Вы серьёзно думаете, что Путин так равнодушен ко всем этим вопросам? Тогда вы ошибаетесь. Если бы он так к этому относился в действительности, проще всего было бы ничего не делать, а обогащаться, позволяя растаскивать страну по углам и офшорам.

Рискну предположить, что многие сейчас бросятся высчитывать, как именно Путин будет гарантировать неизменность государственной политики, какую систему сдержек и противовесов он построит, кто в его команде будет за что отвечать для соблюдения равновесия и так далее. И, наверное, это тоже имеет место быть. Вот только тактические союзы имеют свойства менять и качественное содержание, и количественный состав. Между тем главная гарантия оформляется здесь и сейчас, на наших с вами глазах. Это изменения в Конституцию, которые не позволят предать интересы и России как государства, и населяющих её народов.

Нет, ребятки. Против всех этих страхов есть и будут мощнейшие гарантии. И это не Миллер с Сечиным, не Шойгу с Лавровым и т. д., расставленные в затейливые конфигурации на политическом поле интриг и спецопераций. Это мы сами — самые лучшие гарантии, которые могут быть.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх