Свежие комментарии

  • Мухтар Муслихов
    Господа други, я не экономист и может чего то не догоняю, но выскажу свои соображения не рассчитывая что запилюваете....Слабый рубль: плю...
  • ЭРНА АБИХ (абих)
    Ну так куда ФСБ смотритСоучастник бойни ...
  • Александр Николаев
    Пусть начнут с себя. Урежут себе зарплаты, сядут на пенсии, как у наших стариков. Да и сократят штат своей синекуры.Минфин готовит по...

Цусима. Снарядная версия. Там, где нет брони

Действие русских снарядов на небронированные части броненосных кораблей


Источниками для анализа попаданий в японские корабли будут выступать схемы повреждений из «Совершенно секретной истории», аналитические материалы Арсения Данилова, монография В. Я. Крестьянинова «Цусимское сражение» и статья Н. Дж. М. Кэмпбелла "The battle of Tsu-Shima" ("Битва при Цусиме") в переводе В. Файнберга. При упоминании времени попадания в японские корабли, сначала будет указано японское время, а в скобках – русское по В. Я. Крестьянинову.

Попадания в борт, надстройки и палубы


«Микаса»


В 14:20 (14:02) 12” снаряд попал в носовую надстройку, пробил наружную обшивку, перегородку и разорвался. В шельтердеке возник разрыв размером 4,3х3,4 м. Осколки повредили верхний и передний мостик, возник небольшой пожар. 17 человек было ранено.

Цусима. Снарядная версия. Там, где нет брони

«Касуга»


В 14:33 (14:14) 12” снаряд попал в навесной мостик и разорвался у основания грот-мачты. В верхней палубе образовалась пробоина 1,2х1,6 м, 7 человек было убито, 20 ранено.

Цусима. Снарядная версия. Там, где нет брони

«Идзумо»


В 14:27 (14:09) 6” снаряд разорвал на верхней палубе справа от средней трубы пробоину размером 1,2х0,8 метра. Осколками 2 человека были убиты, 5 ранены.

Цусима. Снарядная версия. Там, где нет брони

В 15.05 (14:47) 12” снаряд пробил правый борт на уровне средней палубы у кормовой башни и разорвался, нанеся большие разрушения на средней и нижней палубах.
Ранения получили 4 человека.

Цусима. Снарядная версия. Там, где нет брони

Ещё один 12” снаряд, прилетевший с правого борта (время не установлено), попал в верхнюю палубу у левого борта в кормовой части и разорвался, сделав в палубе пробоину 1,2х0,6 м и в борту – 1,4х1,2 м. При этом попадании потерь не было.

Цусима. Снарядная версия. Там, где нет брони

Схема повреждений «Идзумо» по медицинскому описанию:
I – 14.27 (14:09), 6”.
II – 15.05 (14:47), 12”.
VI – ?, 12”.

Цусима. Снарядная версия. Там, где нет брони

«Адзума»


В 14:50 (14:32) 12” снаряд, срикошетировав от правого ствола 8” кормового орудия, разорвался над верхней палубой. В палубе образовалась пробоина размером 4х1,5 метра. Крупные осколки сильно повредили помещения на нижней палубе и даже пробили наружный борт. Ранения получили 4 человека.

Разрушения на верхней палубе:

Цусима. Снарядная версия. Там, где нет брони

«Якумо»


В 14:26 (-) предположительно 10” снаряд одного из броненосцев береговой обороны (т. к. направление близко к кормовым углам и минутой ранее зафиксировано попадание 120-мм снарядом) разорвался на верхней палубе около носовой башни. Образовалась пробоина размером примерно 2,4х1,7 метра. Потери не зафиксированы.

Цусима. Снарядная версия. Там, где нет брони

«Асама»


В 14.28 (14:10) крупнокалиберный снаряд разорвался на верхней палубе в кормовой части по правому борту. Размеры пробоины составили 2,6х1,7 м. В результате сотрясения корпуса корабля на 6 минут вышло из строя рулевое управление, в итоге «Асама» выкатилась влево и вышла из строя.

Цусима. Снарядная версия. Там, где нет брони

В 14:55…14:58 (14:42 … 14:44) два снаряда калибром 10…12” пробили правый борт в кормовой части и разорвались на средней палубе. Осколки буквально изрешетили переборки, небронированный настил нижней палубы и противоположный борт. Через повреждения борта корабль принял много воды и осел кормой на 1,5 метра. Погибли 2 и были ранены 5 человек.

«Входящие» пробоины с правого борта:

Цусима. Снарядная версия. Там, где нет брони

Повреждения левого борта от снарядов, попавших в правый борт:

Цусима. Снарядная версия. Там, где нет брони

Повреждения переборок на нижней и средней палубе:

Цусима. Снарядная версия. Там, где нет брони

Разрушения на средней палубе:

Цусима. Снарядная версия. Там, где нет брони

«Ивате»


В 14:30 (14:12) 12” снаряд разорвался в корме на стыке борта и верхней палубы. Образовалась пробоина в борту размером около 1,2х1 метр. Осколки нанесли повреждения вплоть до противоположного борта. 4 человека получили ранения.

Цусима. Снарядная версия. Там, где нет брони


Цусима. Снарядная версия. Там, где нет брони

В 16.10 (15:52) 12” снаряд разорвался на шлюпочной палубе между грот-мачтой и дымовой трубой. Осколки причинили повреждения надстройкам, гребным судам, орудию №5. Ранение получил 1 человек.

В 16.20 (-) 8” (6” по оценке специалистов Сасебо) снаряд разорвался при попадании в правый борт на уровне нижней палубы в носовой части корабля, образовав пробоину 23x41 см, через которую вода проникла на нижнюю палубу.

Цусима. Снарядная версия. Там, где нет брони

Осколочное и фугасное действие русских снарядов


Обычно при попадании в вертикальные небронированные преграды снаряд, пролетев несколько метров (пироксилин или бездымный порох не детонируют при ударе), разрывался уже внутри корабля. В обшивке оставалась круглая или немного вытянутая пробоина с ровными краями. Снаружи взрыв был мало заметен, поэтому создавалось впечатление, что наш огонь не имеет эффекта. При попадании в палубу снаряд часто разрывался в процессе её прохождения (это связано с большим углом встречи). Здесь уже можно было наблюдать дым желто-белого цвета.

При разрыве крупных снарядов на палубе образовывались пробоины как больших размеров, сравнимых с пробоинами от японских снарядов: 4х1,5 м («Адзума», 14:50), 2,6х1,7 м («Якумо», 14:26), 2,4х1,7 м («Асама», 14:28), таки и более скромных 1,2х1,6 м («Касуга» 14:33), 1,5х0,6 м («Микаса», 18:45), что, видимо, объясняется случаями неполной детонации взрывчатки.

При разрыве крупных снарядов внутри корабля фугасный эффект был гораздо сильнее за счет действия газов в закрытом объеме, что подтверждается большими размерами повреждений палубы 4,3х3,4 м («Микаса», 14:20), 1,7х2 м («Микаса», 16:15).

Русские снаряды создавали небольшое количество крупных осколков, которые летели узким пучком вдоль траектории снаряда (что очень хорошо видно на японских схемах), обладали очень большой энергией и на расстоянии в десяток метров были способны пробить несколько переборок и даже противоположный борт.

Термическое действие русских снарядов


В Цусиме было зафиксировано как минимум пять случаев возгорания после попаданий русских снарядов (и это явно неполный список).

«Микаса», 14:14 (13:56), попадание в крышу каземата №3. Взорвались 10 приготовленных к стрельбе патронов 76-мм орудия №5, возник небольшой пожар в коечных сетках на шлюпочной палубе.

«Микаса», 14:20 (14:02), попадание в носовую надстройку. Возник небольшой пожар в коечной защите вокруг боевой рубки.

«Сикисима», 14:58 (14:42 или около 15:00), попадание в борт под казематом №6. Возник сильный пожар на средней палубе.

«Фудзи», 15:00 (14:42), попадание в кормовую башню. Загорелись пороховые заряды, находившиеся в башне.

«Адзума» 14:55 (14:37), попадание в каземат №7. Загорелась одна коечная сетка.

Вы всех перечисленных случаях возгорания были быстро потушены.

Попадания в трубы и мачты


При попаданиях в легкие конструкции (трубы и мачты) русские снаряды иногда не разрывались, или разрывались с задержкой, уже далеко за бортом, не причиняя существенные повреждения, но два случая следует отметить отдельно. Первый 6…12” снаряд сбил грот-стеньгу «Микасы» в 15:00 (-). Второй снаряд разорвался внутри кормовой дымовой трубы «Асахи» в 15:15 (-): входное отверстие в кожухе 38 см, пробоина в трубе 0,9 х 1,1 м. Размеры входного отверстия, а также разрыв без задержки позволяют предполагать, что это был 12” снаряд с обыкновенной ударной трубкой. К сожалению, нелюбовь японцев к описанию повреждений труб, лишила нас подробностей многих других попаданий и затруднила устранение противоречий. Так, попадание в заднюю трубу «Микасы» оценено командиром корабля в 12”, но на схеме повреждений трубы размер отверстия не превышает 8”.

Действие русских снарядов на бронепалубные крейсера


Пожалуй, следует отдельно отметить действие русских снарядов калибром 152-120 мм на японские бронепалубные крейсера, потому что оно было впечатляющим.

В 15:10 (17:08) «Касаги» получил подводную пробоину от, предположительно, 6” снаряда на глубине около 3 метров ниже ватерлинии. Причем, даже не понятно, каким образом было нанесено повреждение: это был крупный осколок, касательный удар снаряда или просто воздействие ударной волны. Факт в том, что образовалась пробоина неправильной формы диаметром около 76 мм, а сам снаряд вовнутрь не проник. Остановить затопление не получилось: пробоина оказалась в труднодоступном месте, водоотливные насосы не заработали из-за засорения угольной пылью, а вода затопила две угольные ямы и кормовое котельное отделение … В этой ситуации в 18:00 «Касаги» был вынужден выйти из боя и срочно следовать в порт для ремонта.

Цусима. Снарядная версия. Там, где нет брони

В 17:07 (около 17:00) в корму «Нанивы» в районе ватерлинии попал 6” снаряд, и в 17:40 корабль был вынужден на полчаса уменьшить ход и временно выйти из боя для заделки пробоины.

На следующий день в 20:05 (-) «Нанива» опять получила попадание 6” снарядом с «Дмитрия Донского» с разрывом в заднем торпедном отделении. Торпеды не взорвались, но через повреждения ниже ватерлинии поступило много воды и с креном 7 градусов корабль вышел из боя.

Чтобы окончательно удостовериться, что попадания русских снарядов ниже ватерлинии были смертельно опасны для японских бронепалубных крейсеров, еще можно вспомнить опасную пробоину, полученную «Цусимой» в бою с «Новиком», которая также заставила японский корабль экстренно завершить бой.

Факт выхода двух японских бронепалубных крейсеров из строя в Цусимском сражении от повреждений в районе ватерлинии особенно показателен с учетом того, что всего они за 14-15 мая получили не более 20 попаданий 152-120 мм снарядами и еще около 10 попаданий более мелкими снарядами.

Таким образом, Цусима показала очень высокую эффективность снарядов, оснащенных взрывателем с задержкой, против небронированных кораблей. Позже, по результатам расстрела крейсера «Нюрнберг», это признают и англичане.

Действие японских снарядов на небронированные части кораблей


В Цусимском сражении были зафиксированы сотни попаданий японских снарядов в небронированные части русских кораблей, поэтому я ограничусь наиболее наглядными из них, а принцип действия изложу в обобщенном виде.

Многочисленные свидетели отмечали следующие поражающие факторы: очень сильную ударную волну, высокую температуру, едкий дым черного или желтовато-бурого оттенка, множество осколков.

При попадании в небронированный борт японские снаряды чаще всего мгновенно разрывались, образуя большие пробоины, однако некоторые снаряды взрывались с задержкой, уже внутри корабля. Такую разницу в действии нельзя объяснить штатным срабатыванием взрывателя, так как все японские снаряды оснащались одним и тем же взрывателем Идзюина. Видимо, при мгновенном срабатывании имело место деформация корпуса снаряда и детонация шимозы, а в случае задержки – штатное срабатывание взрывателя. Причем у фугасных снарядов, из-за тонких стенок, детонация от удара случалась чаще и от самых незначительных препятствий, например, такелажа или даже водной поверхности. А у бронебойных снарядов разрыв обычно происходил при пробитии небронированного борта или сразу за ним. Но были отмечены единичные случаи неразрывов японских снарядов. Кроме описанного в предыдущей статье попадания в «Сисой Великий», еще на «Николае I», 6” снаряд пробил борт и остановился, разбив переборку каюты.

Фугасное действие японских снарядов


Фугасное действие японских снарядов можно оценить по размерам пробоин в небронированном борту, которые они создавали. Если обобщить данные о повреждениях «Орла» по статье Арсения Данилова, то получается, что 6” снаряды образовывали в борту пробоину с габаритными размерами от 0,5 до 1 м, 8” снаряды — от 1 до 1,5 м, 12” снаряды — от 1,5 до 2,5 м. При этом размер пробоины очень сильно зависел от толщины листов и прочности их крепления.

Пробоина в левом борту «Орла» напротив первой трубы от 12” фугаса. Размеры 2,7х2,4 м:

Цусима. Снарядная версия. Там, где нет брони

Пробоина в правом борту «Орла» снаряда перед средней 152-мм башней от 12” фугаса. Диаметр около 1,8 м:

Цусима. Снарядная версия. Там, где нет брони

Повреждения кормовой части левого борта. Впереди 152-мм башни отлично видна пробоина от 8” снаряда размерами 1,4 х 0,8 м:

Цусима. Снарядная версия. Там, где нет брони

Пробоина от 8” бронебойного снаряда в носовой части «Авроры»:

Цусима. Снарядная версия. Там, где нет брони

Повреждения второй дымовой трубы «Орла» от 6” снаряда, полученного в заключительной фазе боя:

Цусима. Снарядная версия. Там, где нет брони

Повреждения первой дымовой трубы «Николая I» от 6…8” снаряда, в месте попадания отогнуты листы:

Цусима. Снарядная версия. Там, где нет брони

Пробоины от японских снарядов зачастую имели рваные края, загнутые вовнутрь, что препятствовало их заделке специально подготовленными деревянными щитами с целью ограничения поступления воды при волнении.

Ударная волна от крупных снарядов была способна деформировать легкие переборки, разрывать их стыки, далеко отбрасывать куски обшивки борта и находящиеся внутри предметы. Ударная волна от снарядов среднего калибра была гораздо слабее и лишь разрушала отделку, мебель и повреждала вещи.

Осколочное действие японских снарядов


При разрыве японские снаряды формировали огромное количество преимущественно очень мелких осколков, вплоть до металлического порошка. Но при попадании в «Орел» был зафиксирован случай образования очень крупного осколка весом около 32 кг.

Количество и направление разлета осколков при разрыве японского фугаса рассмотрим на примере хорошо задокументированного попадания 8” снаряда в среднюю трубу крейсера «Аврора». Разрыв снаряда произошел в момент прохождения снаряда через кожух трубы. Почти все осколки, кроме донышка снаряда, разлетелись в трех направлениях: вперед, влево и вправо. Всего отмечено 376 следов от осколков, из них 133 находятся в переднем секторе по направлению полета снаряда шириной 60° — 70°. 104 осколка — в правом секторе шириной 90° и 139 осколков в левом секторе шириной 120°.

Пробоина в средней трубе крейсера «Аврора» и схема разлета осколков:

Цусима. Снарядная версия. Там, где нет брони

Почти все осколки, создаваемые японскими фугасными снарядами, обладали не очень большой энергией. При попадании 12" фугасного снаряда уже в пределах 3 м от места разрыва осколочное действие оценивалось как слабое, хотя отдельные вторичные осколки (фрагменты не снаряда, а разрушенных конструкций корабля), пролетали до 8-10 м. Зафиксировано много случаев, когда осколки не могли пробить даже кожу человека и просто вынимались из раны руками. Импровизированная противоосколочная защита в виде броневых колосников, стального троса, противоминных сетей или мешков с углем вполне справлялась со своей функцией. По наблюдениям корабельного инженера Н. Н. Кутейникова, обследовавшего корабли 1-й ТОЭ после боя в Желтом море, затопления от попаданий японских снарядов около ватерлинии не распространялись более, чем на два бортовых отсека или угольные ямы, так как переборки оставались целыми. Осколки от японских бронебойных снарядов обладали большей энергией и были способны пробить несколько переборок и даже противоположный борт.

Термическое действие японских снарядов


Японские снаряды вызывали страшные пожары на кораблях 2-й тихоокеанской эскадры, чего не наблюдалась в других морских сражениях Русско-японской войны. В I мировую войну почти все большие и хорошо задокументированные пожары были связаны с возгоранием пороха. В результате больших испытаний кораблей обстрелом («Бельайл» 1900 г., «Суифтшюр» 1919 г.), проведенных англичанами, также не возникли пожары. Поэтому, следует подробнее разобраться в механизмах возникновения пожаров в Цусиме.

Возгорание может быть вызвано термическим воздействием либо осколков, либо газов взрыва. Бризантные взрывчатые вещества создают очень высокую температуру, но на короткий срок и в локальном объеме, не превышающем 10-30 диаметров объема взрывчатки. От температуры газов взрыва могут загореться легковоспламеняющиеся вещества. От осколков же, имеющих очень высокую температуру, — даже дерево.

По показаниям участников Цусимского сражения, пожар всегда начинался с маленьких возгораний канатов, парусины, мешковины, матрацев, личных вещей или бумаги. Одним из главных источников пожаров была противоосколочная защита из коек, которую часто развешивали вокруг боевой рубки. Деревянные предметы или уголь, применявшийся в качестве защиты от осколков, никогда сразу не загорались. Если возгорание не было вовремя замечено и потушено, то вскоре оно превращалось в большой пожар. Горели шлюпки, деревянная обшивка помещений, мебель, краска и шпаклевка на переборках. При больших пожарах загорался даже деревянный настил палуб. На некоторых русских кораблях перед сражением были приняты меры по удалению сгораемых предметов и конструкций, что очень эффективно ограничило масштабы возникших пожаров.

Таких огромных пожаров, как в Цусиме, не было в предшествующих сражениях с японцами по той причине, что противник, благодаря сосредоточению огня большого количества кораблей и сокращению дистанции, достиг невиданной ранее интенсивности попаданий, в первую очередь снарядами среднего калибра. На одном только «Орле» было отмечено около 30 пожаров. Эта версия подтверждается еще и тем, что в Цусиме огромные и многочисленные пожары бушевали только кораблях, попавших под интенсивный огонь. На них просто не успевали своевременно тушить возгорания.

Еще одним очень важным фактором цусимских пожаров были раскаленные осколки японских снарядов, на которых, из-за неполного разрыва, зачастую ярко-желтым пламенем догорала шимоза. Именно поэтому английские снаряды, дававшие полный разрыв, и не создавали пожары во время испытаний.

Выводы


Русские и японские снаряды, использовавшиеся в Цусиме, были очень разными.

Японский фугасный снаряд не имел русских аналогов. Он обладал очень мощным фугасным и зажигательным эффектом. Формировалось большое количество преимущественно мелких осколков, которые широко разлетались вперед и по сторонам. Из-за высокой чувствительности шимозы снаряд разрывался при малейшем контакте с препятствием. Это имело свои плюсы и минусы. Плюсы в том, что производились большие и трудно устранимые разрушения небронированного борта, обеспечивалось очень мощное осколочное воздействие на экипаж, приборы и механизмы. Минусы в том, что большая часть энергии взрыва осталась снаружи корабля, внутренние помещения корабля оставались неповрежденными. Японский фугас почти ничего не мог сделать броне.

Японский бронебойный снаряд по принципу действия примерно соответствовал полубронебойному снаряду («коммону»), но был способен пробивать броню лишь в исключительных случаях. Уступая по мощности фугасному снаряду того же калибра, он компенсировал этот недостаток возможностью поражать внутренние помещения корабля благодаря более позднему разрыву и более мощному осколочному воздействию.

Русский фугасный снаряд, оснащенный трубкой обыкновенного действия, примерно соответствовал полубронебойному снаряду («коммону»), но, в отличие от японских снарядов, был способен пробивать броню, разрываясь при её прохождении. Осколочное действие было мощным, но направленным по траектории полета снаряда. Фугасный эффект был ненамного слабее, чем у японского снаряда.

Русский фугасный снаряд, оснащенный трубкой замедленного действия, скорее соответствовал бронебойному снаряду. Он был способен пробивать броню и разрываться за ней.

Русский бронебойный снаряд полностью соответствовал своему назначению, однако на цусимских дистанциях боя его энергии было недостаточно для проникновения в жизненно важные части корабля. Аналогичных снарядов у японцев не было.

На мой взгляд, одним из объективных показателей эффективности снарядов является количество пострадавших (убитых и раненых). На японских кораблях боевой линии на 128 попаданий приходится 449 человек. На «Орле» на 76 попаданий – 128 человек. Таким образом, в среднем русский снаряд выбивал 3,5 моряка, а японский – 1,7.

Сравнивая воздействие русских и японских снарядов, можно отметить следующее. У русских было преимущество в возможности пробития брони и в более эффективном воздействии на экипаж. У японских – в косвенном воздействии на артиллерию, средства наблюдения и управления огнем, а также в способности инициировать возгорания. В целом же нельзя говорить, что русские снаряды были однозначно хуже японских. Они имели эффективные способы воздействия на корабли противника вплоть до потопления (при достаточном количестве попаданий).

Теперь же можно подвести итог. Русские снаряды вряд ли можно назвать причиной цусимского разгрома. И здесь будут очень уместны слова участника сражения лейтенанта Рощаковского:

Много сейчас пишут о том, что исход боя зависел от плохого качества наших снарядов… Высказываю глубокое убеждение, что единственной причиной нашего поражения было общее и полное неумение стрелять. Перед тем, как касаться вопроса о более или менее совершенных снарядах, надо научиться попадать ими.
Автор:
rytik32
Статьи из этой серии:
Цусима. Снарядная версия. Снаряд против брони
Цусима. Снарядная версия. Разрывы и неразрывы
Цусима. Снарядная версия: снаряды и опыты
Цусима. «Снарядная версия»: история возникновения
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх