Свежие комментарии

  • Альбертт
    А чего автор озаботился тур индустрией Евросоюза ? Да пусть там накроется все медным тазом это их выбор .Перед Россией и К...
  • Андрей Касилов
    Печален опыт переезда староверов из Уругвая в Россию...Где взять 25 милл...
  • Сергей Николаев
    А сетки натянули от ракет? Идиоты!Стена или ров: Ук...

Вспоминая Даманский: как не забыть «забытые битвы»

Вспоминая Даманский: как не забыть «забытые битвы»

О пролитой крови – как генерал генералу

В феврале 2021 года, незадолго до очередной годовщины вооружённого конфликта на острове Даманский, в «Независимой газете» был опубликован весьма пространный и, скажем мягко, несколько странный материал. Это было большое интервью генерал-майора в отставке Владимира Городинского (Остров Даманский: бой по заказу).

Для начала о публикации в НВО наш корреспондент Ратибор Хмелёв спросил Героя Советского Союза, ныне – генерал-лейтенанта Юрия Бабанского.

Вспоминая Даманский: как не забыть «забытые битвы»

- Юрий Васильевич, что Вы скажете о данной публикации?

- Владимир Иванович Городинский раньше был в целом неплохим человеком, но какая-то в нём червоточина завелась, и от этого он выдумывает всевозможные небылицы, ссылаясь на исторические факты и боевые журналы. Он постоянно пишет, что было всё по-другому, иначе, но, а как «иначе», не говорит. А когда начинают проверять, нигде и никогда подобного не было.

Вспоминая Даманский: как не забыть «забытые битвы»

Генерал Городинский (на фото), недавно, к сожалению, выступил и по Даманскому. Я его знаю хорошо: военный пенсионер, сейчас пишет мемуары. Куда бы он только не лез, все, скажем прямо, предатели восхваляют его, а мы, участники боевых действий, осуждаем, так как знаем правду. Я с ним даже говорил на эту тему, но всё бесполезно.


- Тогда давайте ещё раз напомним о тех событиях на Даманском.

- Произошло это 2 марта 1969 года, в воскресенье. Китайцы спровоцировали нарушение границы, вышли на лёд реки Уссури, стали обходить наш советский остров Даманский, демонстрируя тем, что они контролируют нашу исконно русскую землю. Это недопустимо. Застава была поднята по тревоге, выехали к месту нарушения границы. Китайцы стали убегать на свою территорию, показывая, что они виноваты, что испугались. Но это был трюк, который привёл нас в засаду.

Это было ночью специально организовано, китайцев-провокаторов, подготовленных к вооружённой встрече с пограничниками, было более трёхсот. Нас было 32 человека. В живых осталось пять. Бой длился 1 час 40 минут. Но мы выстояли, победили. Китайцы удрали с нашего острова.

Мы собрали своих убитых товарищей. Раненых было мало. Эта провокация была санкционирована китайскими высокопоставленными деятелями, в том числе и лично «великим кормчим» – Мао Цзэдуном. Поэтому она не могла быть для китайцев пораженческой. Хотя они трезвонили на весь мир, что мы первые открыли огонь, спровоцировали вооружённый конфликт и виноваты во всём. А они только требуют свою территорию, которую мы у них будто когда-то забрали и недобросовестно себя ведём.

15 марта нахрапистые китайские «товарищи» вновь ринулись на остров, уже более крупными силами. И опять получили отпор. Потому что мы защищали свою землю и не собирались с неё отступать.

Ответ ветеранов


А уже вскоре после публикации на наших страницах под названием «Чёрные списки Даманского» в редакцию поступило письмо от полковника в отставке Владимира Телегина.

Он – председатель регионального отделения Межрегиональной Общественной Организации ветеранов-пограничников (пенсионеров) г. Москвы и Московской области. Письмо названо открытым, рассмотрено и одобрено Президиумом МОО ВПС 24 марта 2021 года.

Мы решили опубликовать его полностью – без комментариев и без купюр.

Открытое письмо «С кем вы генерал В. И. Городинский»?


«Некоторые исследователи боевых действий на острове Даманском, по прошествии десятков лет, когда уже многие забыли из-за чего, почему и как все это было, критикуют нас за то, что заставы, мол, были нацелены только на мирное выдворение китайцев. И это подается как ошибка. А на что же мы еще должны были быть нацелены? Неужели на применение оружия? Как раз, напротив, чтобы, даже рискуя жизнью, в то сложное время сделать все возможное, чтобы сохранить покой на границе, чтобы ни один выстрел первым не прозвучал с нашей стороны. У нас была мирная миссия».

– Герой Советского Союза генерал-майор Виталий Дмитриевич Бубенин.

Поставить под сомнение эти выверенные, как приказ на охрану государственной границы слова, пытается, отрекомендованный, как «автор нескольких книг по истории Пограничной службы ФСБ России» генерал-майор в отставке Владимир Городинский, который выступил в СМИ с интервью, предваряющим выход его книги, посвященной событиям на острове Даманский в марте 1969 года.

Сама организация этого интервью оставляет много вопросов, в том числе своей изначальной негативной направленностью. Задавая тон интервью, журналист Николай Поросков ни одной фамилии или названия СМИ не приводит, зато употребляет много общих слов: «некоторые авторы вообще обходили вопрос», «абстрактные «провокаторы, пришедшие с территории какого-то «сопредельного государства», «в ряде газет сообщалось, что по рекомендации официальных лиц в Москве и Пекине», «реакция населения страны на столь странную позицию официальных властей и многих центральных СМИ». Понятно, ведь за свои слова пришлось бы отвечать, а так, как говорится, «прокукарекал, а там хоть не рассветай». Если бы он обратился в Пограничную службу или в ветеранскую организацию, ему бы все подробно рассказали и даже показали в Центральном Пограничном музее ФСБ России. Видимо, изначально нужна была информация другого характера, а источник для этого был избран идеально.

Не хочется проводить параллели, но даже в коротком интервью видны «фирменные штампы» В. И. Городинского, которые перекликаются с вводной частью: «не исключено», «считается», «также утверждают», «так в общих чертах», «на мой взгляд», «если верить автору статьи», «в Кремле решили подыграть», «но к моему удивлению, ничего подобного найти не удалось», «примерно так все и произошло», «более пристальное изучение документов, давно известных и вновь открывшихся фактов, привели меня к твердому убеждению», «если внимательно присмотреться», «со значительной долей уверенности можно утверждать», «удивительным образом», «складывается впечатление», «приблизительно такого содержания записи». В качестве источников выступают анонимы: «группа пограничных историков», «большинство ученых, журналистов, независимых исследователей», «отечественные историки», «историки», «некоторые авторы», «ветеран одной из спецслужб». Апофеозом является фраза – «удалось разыскать в Интернете ксерокопию «Журнала боевых действий в районе о. Даманский 15 марта 1969 г.». После этого стало понятно, как обычно, ни о каком серьезном подходе речи не идет.

В. И. Городинский – автор пасквиля на историю Пограничных войск СССР, вышедшего в 2016 году с интригующим подзаголовком «Малоизвестные страницы служебно-боевой деятельности Пограничных войск НКВД СССР в начальный период Великой Отечественной войны», в котором обеляется фашизм, утверждается, что советские пограничники сами своими действиями спровоцировали Германию на нападение, при этом с застав они, по его мнению, были заблаговременно отведены в тыл, а боев 22 июня 1941 года с германскими войсками и войсками их сателлитов на западной границе как бы и не было и много других подобных бездоказательных умозаключений. Ожидать от него объективного и честного рассмотрения исторических событий, к сожалению, не приходится.

Не случайно, что после выхода его первой книги, два участника Великой Отечественной войны, члена Московской ветеранской организации обратились к В. И. Городинскому с открытым письмом.

Человек, к которому обратились ветераны, не счёл нужным или не посмел дать ответ. Могилевский М. А. – умер 30 апреля 2020 года, а ныне здравствующий 100-летний Василий Михайлович Лагодин ждет извинений от В. И. Городинского. Одно дело написать неправду, а другое дело – признать это и извиниться перед ветеранами!

Для начала отставной генерал вроде как откровенно сетует, что «2 марта исполняется 52 года со дня советско-китайского вооруженного конфликта на острове Даманский. Дата некруглая. Но и 50-летие боя за остров в марте 2019 года прошло практически незамеченным властью и СМИ. Лишь в некоторых регионах об этой дате вспомнили ветераны. Пограничная служба ФСБ России провела два мероприятия в Центральном пограничном музее на уровне ветеранской организации. И все». Однако эти стенания сплошь фальшивы, а приведенные им данные далеки от правды. Основная их цель – привлечь как можно больше внимания к собственной персоне. Доказательством его двуличности может быть цитата из его статьи в газете «Граница России за 2012 год:

«…много сил и средств ныне затрачивается… на проведение «шумных» патриотических акций в субъектах Российской Федерации, …посвященных юбилейным датам… Да, все это красиво… При этом редко задумываемся над тем, насколько эффективно то или иное проведенное мероприятие».

Что сказать: «Переобулся на две ноги за один прыжок».

Не буду делать рекламу грядущему «эпохальному творению» и опубликованному интервью отставного генерала. В Интернете есть текст, который можно прочесть и понять, чего он добивается. Коротко остановлюсь на главных ляпах, в интервью их достаточно.

Характерной чертой «литературно-исторической деятельности» В. И. Городинского является стремление «творчески» и очень «вольно переосмыслить» события, связанные с историей Пограничных войск. В этот раз он замахнулся на события, которые с протокольной точностью на страницах своей книги излагает Герой Советского Союза генерал-майор Виталий Дмитриевич Бубенин, непосредственный участник тех событий.

«В один из пасмурных февральских дней (1968 г.) наряд «пост наблюдения» 1-й погранзаставы на сопке Большой доложил, что около 10 часов утра внушительная колонна китайцев… начала выдвижение к острову. Наряд называл невероятное число китайцев, в которое было трудно поверить… Мы вышли к острову и развернулись в две шеренги, построились в десятке метров от них…

Из усилителя прозвучала резкая команда. Вся многосотенная толпа повернулась в нашу сторону. Я ужаснулся. На лицах китайцев была сама гримаса злобы, ненависти… Разъяренная, доведенная до состояния аффекта умелой психической обработкой, сильно подкрепленная спиртным толпа уже в следующее мгновение бросилась на нас… И вот началось. Тысяча отборных, здоровых, крепких, разъяренных бойцов схватились в смертельной схватке. Мощный, дикий рев, стоны, вопли, крики о помощи далеко разносились над великой рекой Уссури. Напряжение достигало предела. В какой-то момент я вдруг четко осознал, что может произойти что-то непоправимое. Решение пришло неожиданно. Я выкарабкался из толпы и бросился к нашим бронетранспортерам, что стояли невдалеке. Вскочил в свою машину, приказал водителю рядовому А. Шамову направить БТР прямо на китайцев. Он запротестовал, но выполнял мои распоряжения. Я не осознавал, почему так поступаю, но чувствовал, что иного выхода нет. Это был единственный шанс спасти ситуацию. БТР таранил плотную толпу китайцев, отсекая их от наших солдат. Я хорошо видел, как в испуге они шарахались от машины и убегали прочь. Когда развернулись, на месте сражения уже никого не было.

Вспоминая Даманский: как не забыть «забытые битвы»

Я остановил бронетранспортер, открыл люк. Стояла удивительная тишина… Я вдруг отчетливо осознал, что все кончилось благополучно, что драки сегодня больше не будет… Мы отошли на свой берег и стали приводить себя в порядок, оказывать помощь пострадавшим. С китайского берега прямо на нас мчался военный газик с белым флагом. Из него вышел офицер. Они уже не маскировались под «широкие массы». Я подошел, поинтересовался в чем проблема.
– Мы требуем, чтобы вы и ваши представители вместе с нами зафиксировали факт гибели наших четырех мирных рыбаков, которых вы только что задавили.
«Ничего себе заявочка», – подумал я. Срочно доложил Леонову. Поступила команда: китайцев с нашей территории удалить, в переговоры не вступать. Так я и сделал. Но офицер продолжал настаивать. После долгих препирательств он все же покинул нашу территорию. Несколько человек необходимо было отправить в санчасть отряда. Около полусотни автоматов и пулеметов пришли в полную негодность. От них остались только стволы с ремнями. Шубы, куртки изодраны в клочья».

Дополняет картину фрагмент интервью Героя Советского Союза генерал-лейтенанта Юрия Васильевича Бабанского:

«Завязалась рукопашная. Мы били их, они – нас. Их было намного больше. И наш бронетранспортер начал их рассекать. Толпой они бы нас задавили, просто втоптали бы в лед, одно мокрое место осталось бы. А БТР рассекал их на мелкие группы. А с группами нам легче управляться. И вот водитель БТРа не углядел, подмял китайца. Он его не колесами, а корпусом прижал. Он еще выскочил из-под передка, некоторое время бежал и упал. Изо рта пошла кровь. Мы его больше не трогали. Они, полагаю, его сами добили. И на этой основе подняли шум, что мы его задавили осознанно».

Другой отрывок из книги В. Д. Бубенина:

«В декабре 1967 года в ночное время укрупненный наряд на острове Киркинский возглавил офицер разведотдела Иманского пограничного отряда капитан Иозас Степонявичус, который первый раз попал на этот остров. Состав наряда состоял из солдат, прибывших из маневренной группы на усиление. Ближе к полуночи Степонявичус доложил, что к острову прибыли до 50 китайцев на автомобилях типа ЗИЛ-151 и легкового ГАЗ-69 и окружили пограннаряд. Резерв с заставы по тревоге выехал к острову. Вначале китайцы не проявляли агрессивности и не выказывали открыто своих намерений…

Вскоре от легкового автомобиля отделился китаец в полувоенной форме. Подойдя к нашим пограничникам, на русском потребовал, чтобы солдаты связали и выдали своего офицера. Наши послали их куда надо. Начался штурм, который быстро превратился в жестокую схватку. Солдаты поняли, какая опасность угрожает офицеру, и взяли его в круг. Но китайцам удалось разорвать кольцо. Они схватили Степонявичуса и поволокли к грузовику. Офицер услышал за спиной лязг затворов и что есть силы закричал: «Не стрелять, не стрелять! Всем назад».

Но наши солдаты в ярости бросались в рукопашную. Около машины уже шла настоящая бойня. На сей раз китайцы были не просто китайцами. По тому, как они четко и слаженно действовали и умело применяли приемы рукопашного боя, было видно, что это специально обученная и подготовленная группа. В кузове машины капитану заломили руки, изъяли у него пистолет, разорвали на груди шубу. Подошел какой-то китаец, посветил фонарем в лицо, затем на погоны. Что-то зло крикнул остальным и махнул рукой. В следующий момент капитан вылетел из кузова и упал на лед, потому что это оказался не тот, кто им был нужен. Хотя Степонявичус и ростом и телосложением был очень схож со мной».

«Услышав крик о помощи, Илья увидел, как нашего солдата, придушенного ремнем, тащат к машине. Он бросился туда. Но на него сразу навалилось несколько человек. Пока он с ними разбирался, солдата уже затолкали в УАЗик. Машина тронулась. Кобец вскинул автомат и дал очередь по колесам. Китайцы на ходу выкинули солдата. Последовало еще несколько несанкционированных автоматных очередей вверх. На сей раз обошлось. Никого из китайцев не убили. Потом еще долго разбирались, кто да почему стрелял, сколько патронов выпустили, кто давал команду, кто виноват? Во всяком случае, многие тогда поняли, что посылать на такое людей, кто еще не понимал, что даже один выстрел на границе может привести к непоправимому, не имеющих соответствующего опыта, нежелательно. С тех пор в состав любого самостоятельно действующего резерва всегда включали личный состав заставы и кого-то из офицеров».

Добавить что-то к свидетельствам очевидцев очень трудно. Есть хорошая русская поговорка «Сам погибай, а товарища выручай», так и действовали советские пограничники. То, что утверждает В. И. Городинский, повторять совсем не хочется. Видимо, у автора интервью появились новые товарищи? Его дядя Григорий Владимирович, во время войны служивший в «СМЕРШ» и посоветовавший юноше поступать в «чекистское училище», мнение которого для В. И. Городинского было незыблемым, точно бы не одобрил нынешнюю позицию племянника.

Теперь о принципиальной оценке действий пограничников со стороны руководства КГБ и страны и якобы его заинтересованности, по мнению автора интервью, в обострении обстановки на советско-китайской границе. Приведу свидетельство очевидца событий, которое кардинально отличается от версии В. И. Городинского.

«Несколько здоровенных китайцев схватили своего самого хилого соучастника и за второй шеренгой стали его избивать. Он вырывался, визжал, плакал. Его осадили ударом по голове. Он упал и его уже лежачего пинали ногами. Мои солдаты были просто возмущены таким зверством. – Товарищ лейтенант, может, поможем, а то забьют его насмерть. Но в это время китайцы подняли за руки и ноги еще подающего признаки жизни соплеменника и бросили нам под ноги. Мы вначале не могли ничего понять. Но когда свора кинооператоров и фотокорреспондентов агентства «Синьхуа» бросились снимать этот эпизод, все стало ясно. Киноэпизод отработан классически».

«На заставу прилетел начальник разведуправления Пограничных войск генерал-майор Н. А. Киженцев. Он со своими офицерами несколько дней наблюдал и изучал обстановку. Однажды уже вечером, оставшись со мной наедине, Киженцев еще раз попросил рассказать все обстоятельства той бойни. Я честно все доложил и высказал свои подозрения. Это заинтересовало генерала. Он упрекнул меня за то, что не рассказал раньше. Генерал долго молчал. Было видно, что он принимает довольно трудное решение. - Вы хорошо знаете остров? – спросил он меня. - Так точно, как свои пять пальцев. - Я планирую провести на острове разведку. Вы возглавите разведгруппу. Необходимо добыть доказательства, подтверждающие или опровергающие, что там трупы. Ошибки не должно быть. Завтра и пойдете... Инструктировать группу буду лично. Следующей ночью мы тремя группами скрытно выдвинулись к острову… Я заглянул, посветил фонариком вначале в один, затем в другой. Заглянули и солдаты. Удостоверились, что там действительно искореженные замерзшие трупы, в других ящиках было то же самое. Сомнений не оставалось. Это трупы. Киженцев ждал нас. Я доложил ему подробно, стараясь не упустить ни одной детали. Он долго еще беседовал с солдатами, что-то уточнял. Потом долго прохаживался по небольшому кабинету. Иногда останавливался и задумчиво смотрел на меня. Я начинал осознавать весь трагизм своего положения. И вдруг в давящей тишине услышал голос генерала: - Вы понимаете, что только что подписали себе приговор? - Понимаю, - твердо ответил я, потому что давно знал, что когда-нибудь все равно буду крайним… Сейчас я это ощутил реально. Мне вдруг стало совершенно все безразлично».

«В середине мая (1968 г.) Стрельников позвонил и передал распоряжение Леонова – к 12 часам дня выстроить весь личный состав заставы на берегу. Начальник отряда будет вручать награды… Начальник отряда поблагодарил личный состав за отличную службу и вручил особо отличившимся медали «За отличие в охране государственной границы СССР», знаки «Отличный пограничник», объявил благодарности от командования округа и отряда… Я искренне радовался и гордился своими солдатами… Позвонил Стрельникову. – Спасибо, браток. А тебя-то не забыли? – Спасибо за службу сказали».

«Вспомнили мы и про медали, которыми наградили наших подчиненных. Да, гордились этим. Но про нас забыли. Обида, сами толком не знали на кого, прорывалась в нас».

Вот так командование и руководство КГБ СССР защищало начальников застав – спрашивали с них по полной программе. Такое было время. Комментарии излишни.

Теперь об истории взаимоотношений двух стран. Не в первый раз приходится констатировать, что В. И. Городинский не дружит не только с историей, но и с географией. В марте 1937 года советско-китайской границы на Дальнем Востоке «де-юре» не существовало. В Маньчжурии, захваченной японцами, с 1 марта 1932 года было создано марионеточное государство Маньчжоу-Го, которое полностью контролировалось ими. Командующий японской Квантунской армией одновременно являлся и японским послом в Маньчжоу-Го и имел право «вето» на любое решение императора. Именно японское правительство тогда считало, что СССР неверно истолковал разграничение территорий, закреплённое в Пекинском договоре между Российской империей и Китаем, но придерживалось сложившегося тогда «статус-кво». Не нужно смешивать в одну кучу советско-японские и советско-китайские отношения. Таким образом, фактов нет и интересно узнать, а на какие еще «подлинные документы» идут его ссылки.

«Пограничных проблем между Москвой и Пекином в период конца 40-х-середины 50-х годов не возникало. Ни одна из сторон не высказывала каких-либо претензий и замечаний. При этом отношения между жителями приграничья складывались доброжелательные и дружеские, что подкреплялось рядом документов о порядке ведения сторонами хозяйственной деятельности. Примером может служить реализация соглашения о порядке плавания по пограничным рекам Амур, Уссури, Салгач, по озеру Ханка. Обращения китайских властей за разрешениями по использованию советских островов для хозяйственных нужд и рыбной ловли в советской акватории рек являлись свидетельством признания соседним государством действующей линии границы».

«Одним из наиболее острых разногласий между КНР и СССР стал вопрос о принадлежности отдельных территорий. Руководство соседнего государства начало указывать на «неравноправность» договоров царской России с Цинским Китаем, хотя в первые годы после образования КНР эта проблема не поднималась. Конфликт в данной сфере сопровождался переизданием в Пекине во второй половине 1950-х годов выпущенной в 1930 году книги Чжао Цюань-чэна «Таблицы административно-территориального деления Китая в эпоху Цин (1644–1911 гг.)». Последовала пропагандистская кампания «о несправедливости границ КНР».

В ходе этой кампании чиновники соседней страны поспешили предъявить СССР территориальные претензии по 22 спорным участкам площадью до 1,5 миллиона квадратных километров. Между КНР и СССР начали обостряться противоречия относительно прохождения линии государственной границы… Переговоры по пограничным вопросам шли тяжело и практически безрезультатно».

А у В. И. Городинского иное мнение. Поэтому крайне необычно слышать от офицера, прослужившего более сорока лет на руководящих должностях в Пограничных войсках, в том числе на китайской границе в Дальневосточном, Забайкальском и Восточном пограничных округах, в том числе начальником политического отдела Краснознаменного Панфиловского пограничного отряда, лишь ссылку на каких-то анонимных отечественных историков о том, что китайцы жестко оспаривали в те годы целый ряд участков приграничной советской территории. Вы что, за порог Ленинских комнат не переступали и ногами, вместе с солдатами, «границу не меряли»?

Еще одна непонятная цитата, как яркий пример «лукавого творчества» В. И. Городинского:

«По мнению чрезвычайного и полномочного посла Г. В. Киреева, председателя российской делегации в Совместной российско-китайской демаркационной комиссии, «делимитационная красная линия отражала… лишь намеченные пограничные рубежи и не могла быть автоматически перенесена на местность».

Такого в интервью Г. В. Киреева нет. Компиляция отдельных слов, а не точные цитаты – это отличительная черта стиля «автора нескольких книг». Добавлю, что делимитация и демаркация границы, совершенно разные процессы. Жаль, что в отличие от Г. В. Киреева, отставной пограничный генерал в этом путается.

Приведу точное мнение Посла по особым поручениям МИД России и Председателя российской делегации в Совместной российско-китайской демаркационной комиссии Генриха Васильевича Киреева:

«Через двадцать пять лет после заключения Пекинского договора 1860 года, … было замечено – рубежи в пределах Приморья проходят не так, как это установлено. Стороны договорились внести в их прохождение определенные изменения. Это и было сделано так называемыми Ново-Киевскими протоколами 1886 года. В 1924 году, когда подписывалось Соглашение об установлении дипломатических отношений между Китаем и СССР, стороны договорились редемаркировать границу. При обсуждении пограничного вопроса на советско-китайской конференции 1926 года в Пекине в российском проекте документов говорилось: «Пограничная линия между СССР и Китаем неоднократно передвигалась как местным населением, так и местными властями той и другой стороны. Вследствие этого необходимо, прежде всего, восстановить первоначальную линию в том виде, как она была определена различными соглашениями, протоколами и т.д. относительно русско-китайской границы»… Граница же по Амуру и Уссури и вовсе не определялась, и острова юридически никогда прежде ни за одним государством не распределялись».

«Автор нескольких книг по истории Пограничной службы» часто еще грешит тем, что нередко забывает указывать источники информации. А через некоторое время не гнушается ссылаться на свои книжки, как на источник той или иной информации. К примеру: «Уже через год после боев на острове Даманский эта тема практически исчезла из средств массовой информации. Главлит (орган цензуры в СССР – «НВО») запретил упоминание в открытой печати об острове Даманский. В обиход вошло словосочетание «события на реке Уссури в марте 1969 года». Источник не указан. А вот первоисточник: «Я вошел в кабинет редактора. На мой доклад майор Петров вяло протянул мне бумажку, телеграмму из ГУПВ: «На читай!». До руководства пограничных округов и окружных газет (ответственные редакторы тогда по совместительству выполняли обязанности и военных цензоров) доводилось указание, что отныне, согласно распоряжения Главлита, упоминание в открытой печати острова Даманский запрещается. Все подробности о боевом столкновении свести к короткой фразе: «События на реке Уссури в марте 1969 г.».

Большая порция лжи содержится в интервью в отношении военнослужащих частей Советской Армии, которые оказали своевременную и эффективную помощь в боях на Даманском:

«… в 20:30 18 боевых машин БМ-21 «Град» дали залп по острову. Но когда рассеялся дым, все увидели, что в него не попал ни один снаряд. Все они улетели на 7–8 километров вглубь китайской территории и разнесли вдребезги деревню, в которой якобы располагался штаб одной из частей, госпиталь и несколько тыловых подразделений».

Эта информация получена, видимо, после анализа «боевых документов тех дней из Интернета». Это откровенная ложь в отношении действий командира 199-го Верхне-Удинского мотострелкового полка полковника Дмитрия Андреевича Крупейникова, командира дивизиона установок «Град» майора М. Т. Ващенко, командира разведроты 135-й мотострелковой дивизии капитана Сергея Николаевича Шпигуна, Героя Советского Союза младшего сержанта Владимира Викторовича Орехова и многих других солдат и офицеров.

В действительности все происходило иначе. Отрывок из рассказа командира 199-го мотострелкового полка:

«Артиллерией дивизии командовал в то время полковник Пенсак… Штаб артиллерии дивизии, когда бой вели пограничники, засек все восемнадцать батарей противника, и удар «Града» впоследствии пришелся по ним и всей живой силе. Эффект оказался для них чувствительным. На позициях 4-й роты находилась говорящая установка по распропагандированию противника. Ее расчет подслушал разговор двух китайцев по рации. Радиостанции у них на вооружении находились наши, да и волны одинаковые. Один говорит другому: «Надо бы им дать в ответ!» Тот спрашивает: «А чем? У нас все орудия выведены из строя и в живых осталось всего два человека».

Когда собственная богатая фантазия иссякает, В. И. Городинский хватается и с не меньшим энтузиазмом развивает чужие бредовые версии, связанные якобы с причастностью к событиям на Даманском, например, тогдашнего министра обороны КНР.

Нормальному человеку, знакомому не понаслышке с историей Пограничных войск, трудно даже представить, сколько и каких еще нелепиц и откровенных глупостей нужно придумать, чтобы хватило на целую книгу. В этой связи уместно привести слова древнегреческого философа Гераклита: «Многознание уму не учит». И Петра I: «Указую боярам в Думе говорить по ненаписанному, дабы дурь каждого видна была».

Последнее В. И. Городинский постоянно и бездоказательно жалуется на недостаток доступной информации по тем или иным историческим проблемам. Оказывается, кто-то скрывает информацию от него и других исследователей, в том числе по даманским событиям 1969 года. Возникает вопрос: а нужна ли ему на самом деле эта правдивая информация? На мой взгляд, такая информация им абсолютно не востребована, ему нужны факты, которые можно подать в негативном свете.

В преддверии 30-летия событий на острове Даманский в «Вестнике Границы России» № 3–4 за 1999 год (стр. 26–37) была опубликована обширная статья «Дни и ночи острова Даманский» начальника Центрального архива ФПС России полковника Валерия Судакова и младшего научного сотрудника архива Владимира Западного. В ней на основе архивных материалов дан развернутый анализ отношений СССР и КНР в пограничной сфере с 1949 года. Поминутно описаны боевые действия на острове Даманский 2 и 15 марта 1969 года. Но материалы этой обширной статьи никак не используются В. И. Городинским. В чем причина? Первое – видимо кто-то опять скрыл ее? Или второе – она не укладывается в рамки его задачи. Скорее – второе, так как он ее точно читал и знает о ее существовании. Учитывая его трепетное отношение к своим «литературным трудам», можно с большой уверенностью сказать, что номер именно этого вестника, как минимум, хранится в его личной библиотеке.

Вся интрига в том, что в нем опубликована и статья тогда заместителя начальника Северо-Кавказского регионального управления генерал-майора Владимира Городинского под заголовком «Нам мужество завещано в наследство». Процитирую только два тезиса статьи.

«Проблема пропаганды истории и традиций пограничных войск, увековечивания памяти погибших пограничников, на мой взгляд, в последние годы приобрела особую актуальность для ФПС России. Объясняется это, прежде всего, теми принципиальными изменениями, которые произошли в жизни общества и пограничных войск, последствиями так называемой деидеологизации воинской службы, вылившейся в конечном счете в дискредитации такого понятия, как патриотизм».

«…Всем нам, и в первую очередь офицерам-воспитателям … необходимо заботиться о том, чтобы рубежи Родины охраняли не Иваны, не помнящие родства, а люди, хорошо знающие историю погранвойск, гордящиеся принадлежностью к ним, сознающие свою сопричастность с героическим прошлым их прославленных предшественников... Ничто так не дискредитирует историческое прошлое и не наносит вред воспитанию личного состава, как проявление невежества, невысокой культуры самими организаторами этой работы».

Очень правильно сказано, но помнит ли об этом сам автор статьи или уже забыл?

Наверное, забыл. В последние 7–8 лет он страдает тяжелыми провалами памяти, став на деле «Иваном, не помнящим родства».

В заключение небольшой блиц для «автора нескольких книг по истории Пограничной службы»:

1. Считает ли вы себя патриотом России?
2. Когда вы были искренни в своих словах и поступках: в 1999 году или сейчас в 2021 году?
3. Какой реакции ждете на свою новую книгу? Очередной порции похвалы от предателя Родины Резуна-Суворова, который осенью 2020 года в Интернете обласкал вас своей похвалой за первую книгу?
4. С кем вы, генерал Городинский?

Примечания
1. Бубенин В. Д. «Кровавый снег Даманского» Москва; Жуковский; Граница; Кучково поле, 2004, с. 153.
2. «Граница России» газета № 41 (871) 1–6 ноября 2012 г. статья «Без лишних слов», с. 3.
3. Бубенин В. Д. «Кровавый снег Даманского» Москва; Жуковский; Граница; Кучково поле, 2004, с. 104–108.
4. Лободюк Н. Л. «Остров Даманский: Интервью, воспоминания, фотографии» - 2-е изд., доп. М. КЖИ «Граница», 2014, с. 7.
5. Бубенин В. Д. «Кровавый снег Даманского» Москва; Жуковский; Граница; Кучково поле, 2004, с. 98–99.
6. Бубенин В. Д. «Кровавый снег Даманского» Москва; Жуковский; Граница; Кучково поле, 2004, с. 100.
7. «Граница России», газета № 12 (751) апрель 2012 г. «Пути-дороги генерала Городинского» с. 12–13.
8. Бубенин В. Д. «Кровавый снег Даманского» Москва; Жуковский; Граница; Кучково поле, 2004, с. 87.
9. Бубенин В. Д. «Кровавый снег Даманского» Москва; Жуковский; Граница; Кучково поле, 2004, с. 108–110.
10. Бубенин В. Д. «Кровавый снег Даманского» Москва; Жуковский; Граница; Кучково поле, 2004, с. 114–115.
11. Бубенин В.Д. «Кровавый снег Даманского» Москва; Жуковский; Граница; Кучково поле, 2004, с. 118.
12. Гладков В., Мусалов А. «Неспокойная граница. Год 1969-й». М.: Граница, 2018. с. 30.
13. Гладков В., Мусалов А. «Неспокойная граница. Год 1969-й». М.: Граница, 2018. с. 32.
14. Лободюк Н.Л. «Остров Даманский: Интервью, воспоминания, фотографии» - 2-е изд., доп. М. КЖИ «Граница», 2014, с. 13–24.
15. Лободюк Н. Л. «Остров Даманский: Интервью, воспоминания, фотографии» – 2-е изд., доп. М. КЖИ «Граница», 2014, с. 14.
16. Гладков В., Мусалов А. «Неспокойная граница. Год 1969-й». М.: Граница, 2018. с. 30., с. 232–233.
17. Лободюк Н. Л. «Остров Даманский: Интервью, воспоминания, фотографии» – 2-е изд., доп. М. КЖИ «Граница», 2014, с. 154.
18. Гераклит «Золотая энциклопедия мудрости».
19. Вестник Границы России № 3–4 1999 г. с. 47.
20. Вестник Границы России № 3–4 1999 г. с. 53.


Честь имею!

Владимир Телегин, полковник в отставке. Председатель регионального отделения по г. Москве Межрегиональной Общественной Организации ветеранов (пенсионеров) г. Москвы и Московской области.

Письмо рассмотрено и одобрено Президиумом МОО ВПС 24 марта 2021 года

г. Москва, март 2021 года
Автор:
подготовили Ратибор Хмелёв, Валентин Малютин, Алексей Подымов
Использованы фотографии:
comandir.com, из архива Юрия Бабанского
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх