Свежие комментарии

  • Семенков Александр12 апреля, 12:01
    Этому дню быть!!! Слава героям-добровольцаи!!! Россия должна защищать своих добровольцев, и живых и мёртвых!!!День русского доб...
  • x x12 апреля, 11:58
    Да. Для всех хорошо не будешь..Откладываем золото-никто не видит и Путин плохой Вывозим золото для ПРОДАЖИ(!?для прод...МАЛЬЧИКИ НА ПОБЕГ...
  • sawa beli12 апреля, 11:53
    Сильная статья,ну и слава Героям(а алкаш свою страну гробил хотите что-бы он что-то сделал хорошего для Сербов)День русского доб...

Запоздалая реакция. Франция ужесточает антиисламистские меры

Запоздалая реакция. Франция ужесточает антиисламистские меры

Реакция Макрона

После октябрьских террористических актов во Франции и за её пределами большая часть общественности потребовала радикальных шагов от властей. Жестокость фанатиков-головорезов возмутила даже самых либеральных комментаторов. В частности, гражданин Франции Владимир Познер призвал Париж пойти на крайне непопулярные меры:


«Как французский гражданин, я считал бы необходимым немедленно отреагировать на произошедшее таким образом: собрать пять тысяч эмигрантов, которые уже являются, кстати говоря, французскими гражданами, тех, на кого есть досье в полиции, а такие досье, конечно, имеются в большом количестве, и этих людей просто взять и выслать обратно в Алжир».


Однако с самого начала было понятно, что на столь жесткие меры в правительстве не решатся – окружающие страны ЕС будут категорически против. И в первых рядах таких критиков будет Германия, которая, кстати, также немало страдает от религиозного фундаментализма.

Запоздалая реакция. Франция ужесточает антиисламистские меры
Источник: Vladimir Lyashkovsky, Wikimedia Commons

Несмотря на столь спорную заботу о правах человека, президент республики Эммануэль Макрон, должен был как-то реагировать, иначе гражданское сообщество не оценило бы бездействия. После долгого согласования 8 декабря появился законопроект «Об укреплении республиканских принципов», окончательно одобрить который должны в парламенте только в начале следующего года.


То есть с момента кровавых террористических актов до реакции властей пройдет не менее двух месяцев. Совет Министров Франции, к слову, принял этот законопроект очень оперативно – в течение одного дня. Для республики, привыкшей быть для остального мира настоящим примером соблюдения либеральных ценностей, многие положения будущего закона кажутся драконовскими.

Французские мусульмане


Перед тем как разобраться, каким методами парижские законотворцы будут бороться с радикализацией ислама, уточним, какое значение играют мусульмане во французском обществе.

Как ни странно, но ислам на территории Франции – это относительно новое явление. Первая мечеть в стране появилась лишь в 1926 году. Но в 1950–1970-е годы французской экономике потребовался приток новой, дешевой рабочей силы, которая – все более возрастающим потоком – начала прибывать из бывших французских колоний, в частности из Алжира, Туниса, Марокко. Большинство этих трудящихся-мигрантов осели во Франции и получили гражданство.

Росту численности мусульман также способствует работающий и сейчас в постоянном режиме, несмотря на принимаемые более строгие меры, механизм воссоединения семей. В итоге сейчас в стране проживает от 5 до 8 миллионов человек, исповедующих ислам. Такой разброс в цифрах объясняется либеральным французским законодательством, запрещающим в ходе переписи населения уточнять национальность и религиозную принадлежность. Тем не менее, ни в какой другой стране Евросоюза нет такой большой доли мусульман.

Во Франции официально действуют не менее 2,2 тыс. мечетей. А также несколько сотен подпольных, которые как раз и находятся на переднем крае радикализации мусульман. Примечательно, что французы узнали о наличии последних только после 13 ноября 2015 года, когда в масштабном теракте погибло 130 человек.

Должно было пройти еще пять лет, прежде чем правительство на законодательном уровне ужесточило контроль за религиозными фанатиками.

Единство в многообразии


Террор исламских фундаменталистов коснулся французов впервые в 1974 году. Тогда палестинские боевики захватили самолет Air France, летевший из Тель-Авива в Париж. После этого активность террористов несколько спала, чтобы с начала 90-х годов отметиться рядом терактов. Алжирская «Вооруженная исламская группа» мстила Франции за поддержку антиисламского переворота на родине в 1991 году. В 1995 году они организовали серию взрывов в парижском метро.

Запоздалая реакция. Франция ужесточает антиисламистские меры
Фото: Sanjeev Gupta / EPA

До этого времени французы достаточно спокойно относились к мусульманам на своей территории. Дело в том, что государство оставляло религиозные вопросы фактически на саморегулирование, не вмешиваясь в дела мусульманских общин. Сохранялся незыблемый для республики принцип «единства в многообразии». И вся надежда была на плавильный котел «мультикультурализма».

Но не получилось. И первый раз вмешаться государству в дела мусульман (пусть и робко) пришлось в начале 90-х годов, когда был образован Совет по обсуждению вопроса ислама во Франции. Позже появился пресловутый пакт, регулирующий отношения государства и мусульманских организаций между собой. Его на разных уровнях утверждали до 2000 года.

Проволочки были связаны с пунктом о свободе выбора мусульманином религии. Что является в исламе одним из самых страшных грехов – итридадом. Он, кстати, в случае особого упорства вероотступника или муртада, карается смертью. Под напором мусульманских организаций пункт о возможности смены веры был исключен и подписан всеми сторонами.

Этот факт стал в дальнейшем поводом для обвинения французского правительства в поощрении «возможности исламского толкования французского уголовного права». Фактически, Париж закрыл глаза на потенциальную возможность смертной казни на территории Франции за вероотступничество в исламе. Было ли это воспринято фундаментальными исламистами как знак слабости? Неизвестно.

Одним из первых жестких шагов в отношении мусульман стал запрет на ношение хиджаба в общественных местах. Случилось это в 2010 году и вызвало возмущение среди «новых французов», исповедующих ислам. Запрет безуспешно пытались оспорить даже в Европейском суде по правам человека.

А потом началась череда террористических актов. В 2012 году в Тулузе и Монтобане. В 2014 году серия нападений на французских военных. И, наконец, в 2015 году атака на редакцию Charlie Hebdo и упоминаемая бойня 13 ноября. Проведенные пять лет назад опросы показали, что до 15% мусульман Франции посчитали карикатуры на пророка Мухаммада вполне серьезной причиной для оправдания террористической атаки на редакцию газеты. А в 2016 году 30% приверженцев ислама считали нормы шариата более значимыми, чем светские законы Франции.

В итоге правительство оказалось перед непростым выбором – либо закручивать гайки, серьезно ограничивая свободы мусульман, либо оставаться приверженцами «общечеловеческих ценностей», к которым республика шла несколько столетий.

Стигматизация ислама


По утверждениям разработчиков, законопроект «Об укреплении республиканских принципов» ни в коем случае не направлен против ислама. Премьер-министр Франции Жан Кастекс после одобрения инициативы кабинетом министров на пресс-конференции пояснил:

«На сегодняшнем заседании мы одобрили законопроект, укрепляющий принципы нашей республики. Этот законопроект не направлен против религий, против мусульман в частности. Напротив, это закон о свободе, об эмансипации перед лицом религиозного фундаментализма. С этим важным текстом мы хотим вам дать средство защиты от идеологических и политических объединений, которые нападают на наши ценности, суверенитет и иногда доходят до уголовных преступлений».


Однако из основных положений закона вполне отчетливо просматривается стремление взять под контроль процесс радикализации именно мусульман. Либеральная часть общества Франции уже назвала законотворческую инициативу стигматизацией ислама. За рубежом также не оставили проект без комментариев. В Анкаре закон Эммануэля Макрона назвали «откровенной провокацией против ислама», а исследователи из каирского университета аль-Азхар охарактеризовали взгляды президента Франции как «расистские».

Бороться французское правительство планирует с нелегальными школами, «учебные планы» которых построены вокруг принципов радикального ислама. Обучение на дому теперь возможно только по медицинским показаниям. Раньше была возможность забрать ребенка из школы и обучать дома. Какие ценности прививали детям в религиозных общинах, никто никогда не регламентировал. Инициатива Макрона позволит оградить неокрепшую психику детей от религиозного фанатизма.

В случае принятия закона каждый чиновник должен будет присягать на религиозную нейтральность. Это, кстати, полностью закроет путь во власть представителям традиционных мусульманских сообществ Франции – невиданное попрание свободы вероисповедания и элементарных демократических ценностей.

В медицинских клиниках теперь будет запрещено выдавать справки о девственности. Предусматривается наказание за многоженство и принуждение к браку вплоть до депортации. При заключении подозрительных браков чиновники будут с особым пристрастием выяснять, по доброй воле он заключается или невеста против. Большая часть того, что французы наблюдали в локализованных мусульманских коммунах десятилетиями, теперь становится вне закона.

Французы попытаются ограничить влияние заграничных имамов на умы и сердца прихожан мечетей, то есть попросту не продлят вид на жительство. Сейчас немалая часть мусульманского духовенства − приезжие из Марокко, Турции и Алжира. Макрон мечтает воспитать у себя в стране поколение имамов, которым принципы фундаментализма были бы чужды.

Мусульманские ассоциации до разработки закона «Об укреплении республиканских принципов» были фактически неприкосновенными – только тяжкие уголовные преступления могли стать причиной закрытия. Теперь у властей будет возможность закрыть ассоциацию за «провокацию насильственных действий».

Не забыли разработчики законопроекта и о финансовой стороне вопроса. Религиозные организации обязали отчитываться о зарубежных переводах более чем на 10 тысяч евро. Все общественные грантополучатели должны подписывать бумагу о приверженности светскими ценностям Франции. Не смог доказать приверженность – верни деньги обратно.

Этот французский закон, безусловно, по-новому заставит посмотреть на традиционный девиз

«Liberte, Egalite, Fraternite» (Свобода, равенство, братство).

Демократия оказалась на грани выживания перед угрозой религиозного фундаментализма.

И первые сражения она явно проиграла.
Автор:
Евгений Федоров
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх