БАЗА 211- ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ

73 198 подписчиков

Свежие комментарии

  • Сергей СПАТАРЬ
    А представьте себе, что патрульные ранили кого нибудь из чучмеков...Власть не может б...
  • МАрт33
    их начальник еще в Навальным один на один отношения не выяснил...Власть не может б...
  • Добрый Человек
    Хоть одна реформа у нас прошла хотя бы на троечку? Нет. Пусть остается как было.Израиль реформиру...

Роковая ошибка власти: Почему на пенсионной реформе Путина придется ставить крест

Роковая ошибка власти: Почему на пенсионной реформе Путина придется ставить крест

Опыт западных стран показывает, как охота за деньгами стариков убивает человеческий капитал.

Правительство Мишустина выделяет 4 млрд. рублей регионам в 2020 году на создание временных рабочих мест. Об этом говорится в распоряжении кабмина № 1726-р от 4 июля 2020 года. На самом деле — сущие копейки для российского рынка труда, ведь на состоявшемся до этого министерском совещании, посвященном безработице, Антон Котяков, глава Минтруда РФ, сказал: «На учет в качестве безработных встают в среднем по 140 тысяч человек в неделю».

И это еще хорошо, ведь «в середине апреля регистрировалось в центрах занятости по 220−250 тысяч еженедельно». Наверху, судя по всему, осознают возможные последствия растущей безработицы в условиях ковидной экономической катастрофы.

По оценке Росстата, российская безработица в последний месяц весны составила 6,1%, что на 0,3% больше, чем месяцем ранее. Правда, главный статистический орган страны признался, что «в связи с эпидемиологической обстановкой, обусловленной COVID-19, обследование рабочей силы в апреле 2020 г. проводилось методом телефонного опроса респондентов».

Представьте себе картину: звонит «тетя» и бодрым голоском спрашивает у злого безработного: «Вы безработный?

». Тут можно нарваться и на нервный посыл «куда подальше», или в лучшем случае отказ от опроса. Значит, можно смело предположить, что реальная картина с занятостью населения намного хуже.

Чтобы улучшить ситуацию на национальном рынке труда, г-н Котяков предложил внедрить «новые стандарты работы центров занятости — по принципу экстерриториальности». Нет дома работы — добро пожаловать в тмутаракань, где, к примеру, добывают сырье или ведут масштабную стройку.

Минтруд, судя по всему, готов содействовать переезду безработных в один конец, поскольку такая практика будет широко востребована работодателями, уверены в правительстве. Чем это закончится, предсказать не сложно: для возвращения домой потребуют вернуть все до копейки, да еще штрафы за расторгнутый контракт.

Собственно, ничего нового г-н Котяков не предложил, народ и раньше уламывали к трудовой миграции, ясное дело, не в Москву и не на «сто тыщ в месяц».

«Ага, брось им квартиру, дачу, гараж, родительские могилы и езжай туда, где ничего и никого нет, — пишут люди на форумах, обсуждая работу на новом месте. — Даже если будут платить круто по местным меркам, нормальной жизни все равно не будет».

Вероятно, власть сейчас решает, как усложнить получение пособия по безработице, вынуждая граждан покинуть родной угол. Очевидно, предложение Котякова обречено на провал.

Между тем, наш рынок труда ждет еще один шок. Летом порядка 1.5 млн. молодых людей окончат ВУЗы и средние учебные заведения и начнут поиск своего «места под солнцем». Не секрет, что новоиспеченных специалистов почти никто не ждет, хотя бы потому, что качество обучения не на высоте, а опыта нет.

Даже по оценкам властей на производстве и в строительстве вакансий на четверть меньше, чем «хотели бы получать работники», включая молодых людей. Хуже того, из-за пандемии «сейчас конкуренция на рынке труда стала ещё более жёсткой» — признал даже Мишустин.

Отметим, что молодежная безработица является бичом для ЕС, в которой ее уровень достиг в ковидную пандемию 15,7%. Там, как и у нас, инфантильный молодняк сидит в соцсетях и на шее родителей, которым удалось еще в благополучные годы заскочить в последний вагон.

Здесь есть один существенный момент, о котором наши чиновники боятся произносить вслух. В новом докладе Международной организации труда говорится о сокращении достойной работы во всем мире. То есть вроде как рабочие места создаются, но они унизительны для человеческого достоинства. МОТ называет таких рабочих не бедными, а «нищими трудящимися».

Проблема даже не в нищете рабочих, на которых властям в либеральных капиталистических странах, включая Россию, наплевать с высокой колокольни, а в том, что бедные, хоть убей, не стимулируют рост валового продукта, что в конечном счете сказывается на конкурентоспособности страны. А без этого уже не получится содержать и оснащать сильную армию за сносные 1−2% ВВП.

Если же направлять больше ресурсов на обороноспособность, то деградирует гражданская экономика и увеличивается количество нищих рабочих. Как говорится, круг замкнулся, что в полной мере имеет место в нашей стране. Просто ковидная пандемия еще сильнее обнажила порочность российского госуправления. Россия входит в период резкого сокращения достойных рабочих мест и ухудшения человеческого капитала, особенно молодого.

Собственно, у нашего правительства выбор невелик: либо сильная армия, либо худо-бедно растущая исключительно за счет казенных инвестиций экономика. В Кремле пытаются соблюсти баланс интересов, что выливается в сокращение военных расходов. Не очень хорошая идея, когда звездно-полосатый гегемон называет нас «врагом № 1». Путин, к слову, объясняет секвестр оборонного бюджета завершающим перевооружением, хотя в наше время новое оружие очень быстро становится старым.

Повторимся, в России, как и высокая молодежная безработица, так и бюджетные проблемы, схожи с аналогичными головными болями в других странах. Просто в США и ЕС вместо нефти продают за кордон высокие технологии с более высокой добавленной стоимостью и по стабильной цене, поэтому и живут лучше.

Тем не менее, даже в золотом миллиарде все чаще звучат голоса, что ситуация ухудшается. Называются и пути выходы из «кризиса навсегда» — нужно повернуть вспять рост пенсионного возраста, поскольку ухудшается качество людских ресурсов и вместе с ним — развитие стран.

Дело в том, что пожилые кадры 60+ в силу уже накопленного профессионализма и положения в обществе не пускают молодых на рынок труда, тогда как двигателем научного прогресса являются 30-летние ученые и инженеры со стажем не менее 10−15 лет. Как говорится в русской пословице: «Старый конь борозды не испортит, но и глубоко не вспашет».

Почему именно пенсионная реформа ставит крест на развитии экономики? Ответ на этот вопрос можно найти в новых исследованиях экономистов. Чтобы не перегружать читателя специфической информацией, напомним тривиальные вещи, на которые опираются и наши реформаторы. Бюджетная устойчивость государственных пенсий в условиях роста продолжительности жизни является центральной заботой политиков в каждой без исключения экономике. Поэтому в последние десятилетия все национальные директивные органы, включая российские, обеспечивают устойчивость пенсионных фондов за счет повышения пенсионного возраста.

Нам в уши льют такую же пропаганду, как и гражданам в других странах, где уже подняли пенсионный возраст. В то же время прогрессивные экономисты уже чешут репу, а правильно ли сделали, заставив людей работать в старости? К примеру, в начале 21 века в достаточно успешной Австрии в ходе двух пенсионных реформ повысили возраст досрочного выхода на пенсию с 60 до 62 лет для мужчин и с 55 до 58,5 года для женщин. Но спустя несколько лет безработица увеличилась на 12,5% среди мужчин и на 11,8% среди женщин.

Сильнее всего пострадали молодые люди. А еще через несколько лет страна начала сталкиваться с практическим нулевым ростом ВВП. Самое главное — пропал научно-технический драйв, несмотря на компьютеризацию исследований. Если разобраться, технологических прорывов в Европе нет уже давно.

В итоге годовая экономия казенных денег в сумме 229 млн евро за счет повышения пенсионного возраста вылилась в общие потери Австрии, превышающие многие миллиарды, которые могли быть получены за счет дореформенных темпов роста ВВП. Точно такая же ситуация и в других развитых странах. Конечно, доказать прямую связь трудно, но факт остается фактом: западные экономики не развиваются, как это было в 80−90 годах прошлого века. Вот и появляются запоздалые мысли: «Может, нужно было зарплату повышать и норму отчисления в ПФ, чем сам пенсионный возраст».

Поскольку наша страна пошла по этой же кривой дорожке, очень скоро Россия войдет в период отрицательного роста ВВП за счет ухудшения человеческого капитала. Поскольку Владимир Владимирович собирается «руководить страной» аж до 2036 года, он воочию увидит плоды”нынешних «горе-реформаторов» с очень узким, точнее, с примитивным взглядом на экономические проблемы. Рано или поздно придется поставить жирный крест на путинской пенсионной реформе, как на одной из самых бездарных в период его правления. И сделает это следующий президент.

 

Источник

Ссылка на первоисточник

Картина дня

))}
Loading...
наверх