Свежие комментарии

  • Александр Каплуненко
    Всех мигрантов, ходящих толпами, пинать в жопу, пока не окажутся в своих аулах.ПРЕЗИДЕНТ ФЕДЕРАЦ...
  • Олег Архипов
    Всё как обычно.Сначала про национальность не говорите,а потом и ботинки целовать заставят. Всё так непосредственно,ми...ПРЕЗИДЕНТ ФЕДЕРАЦ...
  • Александр Котов
    Правильно. Нужно молча без огласки похоронить всех мигрантовПРЕЗИДЕНТ ФЕДЕРАЦ...

Почему мы такие бедные, если так разбогатели

Почему мы такие бедные, если так разбогатели

Впервые в плюсе

В последние дни июля Росстат не без пафоса и даже претензий на победные реляции поведал о том, что впервые за время пандемии во втором квартале 2021 года был зафиксирован рост реальных доходов россиян. В годовом выражении наши с вами, уважаемые читатели, доходы выросли аж на 6,8 процента.

Это больше инфляции и даже больше ключевой ставки Центробанка РФ, которую там непонятно зачем совсем недавно подняли сразу на процент – до 6,5 % годовых. У меня есть большие сомнения в том, что таким путём пытаются ограничить доступ к деньгам тем, кому до этого они доставались практически на халяву.

Как они достаются большинству рядовых граждан, я попробую рассказать не сейчас, а в одном из следующих своих комментариев. Пока же напомню о снижении доходов граждан и в трёх кварталах 2020 года, и в первом уже нынешнего – на 3,7 процента.

Так что мы пока ещё только начали возвращать то, что у нас отняла пандемия и всё, что с нею связано. На данный момент те самые реальные располагаемые доходы населения всё ещё на 0,8 процента ниже аналогичного периода в 2019 году. По ощущениям же, согласитесь, дела обстоят ещё хуже.

Напомню формулировку из учебников по экономике – «реальные располагаемые доходы» – это «все доходы потребителя за вычетом обязательных расходов, с поправкой на инфляцию».
Но не забывайте также, что упомянутая прибавка в 6,8 процента распределяется слишком уж неравномерно.

Большую её часть забирают себе 20 % работающих с высокими и без того заработками, а на остальные 80 % потенциальных получателей приходится меньше половины общей прибавки. И это – отнюдь не мои выдумки, это, опять же, данные Росстата и социологов, которые врут, вообще-то, только по заказу.

Почему мы такие бедные, если так разбогатели

Почему всё не так


Почему же мы становимся богаче только на бумаге, а не в реальной жизни? В Центральном банке, том самом, что зачем-то повысил кредитные ставки, но не способен заставить банки повысить ставки по вкладам, говорят – народ набирает слишком много кредитов.

Много в том смысле, что отдавать большинству их практически нечем. Доходы не позволяют. Трудно понять, почему же тогда банки такие кредиты дают? И дают охотно. И не потому ли Центробанк и ставку свою задрал чуть ли не до небес? Чтобы в кредиты залезать неповадно было?

Впрочем, в нашем самом главном кредитном учреждении предпочитают более мягкие, обтекаемые и, скажем прямо, порой мудрёные формулировки. Рост кредитования, оказывается, у нас в России «не подкреплен расширением производства». И это может «привести к падению доходов россиян».

А всё потому, что закредитованность публики «способствует отрыву стоимости товаров и активов от фундаментальных факторов». А ещё – «разгону инфляции, падению темпов экономического роста и реальных доходов граждан».

С доходами же у народа дело обстояло, по данным официальной статистики, примерно так.

В среднем это 35,7 тыс. рублей в месяц. Но и тут у 20 % россиян средний доход – 82,5 тыс. рублей, в то время как у остальных 80 % – чуть больше 20 тысяч. А пятая часть наших граждан вообще вынуждена вкалывать за месячную зарплату в 10 и меньше тысяч рублей.

Опросы и вопросы


Верить социологическим опросам – удел самых наивных. Впрочем, и они иногда способны поведать жестокую правду. Вся проблема только в том, кого и как спросить. Так называемая репрезентативная выборка – то есть попытка сформировать действительно объективные оценки, это ещё куда ни шло.

А вот с постановкой вопросов дело и вовсе обстоит, что называется – на зависть врагам. Пандемия загнала в могилу многих, а вот в угол – просто очень многих. И с этим теперь придётся как-то жить. Или выживать. Последнее – намного вероятнее.

По крайней мере, три четверти россиян, как и прежде, то есть до Covid-19 с сомнительной пандемией, живут, а точнее существуют как раз «на грани выживания». Статистические данные безжалостно констатируют – у 75,7 % российских домохозяйств большие проблемы с приобретением самого необходимого.

Сводить концы с концами подавляющему большинству россиян удаётся едва ли не чудом. Однако читатели будут немало удивлены, что до всех коронавирусных кошмаров таких соотечественников с проблемами было ничуть не меньше.

Аналогичный опрос 2018 года давал показатель в 79,5 % по числу семей, которые испытывали трудности с покупкой самого необходимого, а также с оплатой коммунальных услуг. А пять лет назад – в 2016-м таких домохозяйств было ещё больше – 84,6 %.

Впрочем, после знакомства с теми вопросами, которые и пять, и три года назад, и сейчас задавали статисты, напрашивается вывод – прибедняться в России люди так и не разучились.

Читатели вправе спросить: почему я так жестока к своим соотечественникам?

А потому что, когда их спрашивают о том, а сколько же им реально надо, чтобы жить «не хуже людей», цифры весьма смущают.

Почему?

Да потому что не очень бьются с реальными доходами большинства жителей не только столиц, но и «обнищавшей донельзя» глубинки. О доходах уже сказано, о расходах – чуть ниже, а вот об удивительно скромных запросах здесь и сейчас.

Жить стало не лучше, но хотя бы веселей


Российским домохозяйствам, чтобы свести концы с концами, нужно хотя бы 61 тыс. рублей. Согласитесь, не так уж и много. И всего-то на 2,5 тысячи больше, чем пару лет назад, то есть незадолго до пандемии. Для того, чтобы насчитать такие суммы, всё тот же Росстат провёл очередной масштабный и, разумеется, абсолютно репрезентативный опрос.

Ни я сама, ни читатели, точнее – подавляющее большинство из них, в этом опросе, ничуть не сомневаюсь, не участвовали. Кто – да, тот пусть в комментариях сознаётся. Но речь даже не об этом, а о том, как были сформулированы вопросы.

Специалисты Росстата задавали вопросы, которые в итоге сводятся к тому, в какие суммы сами же опрашиваемые оценивают возможность свести концы с концами. Интересно, что прошлой осенью, как только народ чуть вздохнул после всех локдаунов и карантинов, народ хотел иметь как минимум 60,9 тыс. рублей доходов.

Как видим, рост запросов у массы населения – минимальный. Даже в пандемию по сравнению с 2018 годом, когда средняя сумма «минимальных желаний» составила 58,5 тыс. рублей, люди захотели больше – сразу на две с половиной тысячи рублей.

Похоже, заведомо всё было рассчитано на то, чтобы итоговые суммы как раз скромными и получились. Чтобы отчитаться наверху, что если жить на пике борьбы с Covid-19 и не стало лучше, то уж точно – веселее.

Виновата инфляция или Covid?


Тем не менее и от Росстата сегодня можно услышать жестокую, но правду. Так, сообщается, что в июне 2021 года реальный размер средней ежемесячной пенсии, с поправкой на инфляцию, в России снизился на 0,8 % по сравнению с июнем прошлого года.

Почему мы такие бедные, если так разбогатели

К такому неприятному результату привела, конечно же, неодолимая инфляция. Из-за разрыва деловых связей, вызванного пандемией и принятыми против неё мерами, очень многие товары сейчас превращаются в дефицит, что и позволяет торговым сетям беззастенчиво задирать цены.

Помимо этого, сказывается и просто-таки дежурный рост цен на топливо и повышение коммунальных тарифов. Власти ищут средства для выполнения своих социальных обязательств, к чему их также подталкивают и предстоящие осенью выборы.

Пенсии реально снижаются уже не первый месяц, хотя так прямо об этом сказано Росстатом едва ли не впервые. Ещё в январе был прирост в 0,4 процента. Но уже в феврале показатель составил минус 0,1 %, в марте было снижение на 0,2 %, в апреле и мае – по 0,1 %, но июньский скачок замалчивать, похоже, было уже невозможно.

И то, что при этом в номинальном выражении средняя пенсия выросла весьма заметно – на 5,6 % по сравнению с июнем 2020 года, достигнув 15 тысяч 822 рубля, по сути, ничего не меняет.

Бедность накатывает на старшее поколение, как жестокая неизбежность. И это после разрекламированной как столь же неизбежная необходимость, а для кого-то – и «великое благо» пенсионной реформы.

Почему мы такие бедные, если так разбогатели

Мы не самые бедные?


Стоит ли после таких признаний от Росстата удивляться, что, по расчётам аналитиков банка Credit Suisse, приведённым в ежегодном обзоре Global Wealth Report, Россия по итогам прошлого года оказалась в первой пятёрке стран по скорости падения благосостояния людей.

Рассматривались при этом, впрочем, только 50 крупнейших мировых экономик. Тем не менее цифры швейцарских экспертов не могут не впечатлять. И честно говоря – даже пугают.

К примеру, только за минувший год благосостояние российских домохозяйств уменьшилось на 338 млрд – не рублей, а долларов. Это в номинальном выражении. По этому показателю Россия уступает только Индии и Бразилии, где суммарные потери весьма заметно превышают полтриллиона долларов – минус 594 млрд и 839 млрд.

При этом россияне беднеют не только сильно, но и быстро – почти на 10 процентов каждый год. Но стоит ли волноваться, если бразильцы беднеют ежегодно на 23 процента, а в Арабских Эмиратах граждане теряют каждый год по 13,1 процента доходов? Только вот у последних стартовые позиции, думается, отнюдь не такие же, как у россиян?
Автор:
Татьяна Петрова
Использованы фотографии:
fair.ru, dnpr.com.ua, bazaistoria.ru
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх