Свежие комментарии

Чем ответим на ультиматум ЕСПЧ? Колонка Сергея Малинковича

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) изволил приказать россиянам, чтобы они вступали в однополые браки.

Точнее — чтобы разрешили желающим. Дипломированные судьи и юристы в мантиях и париках долго сидели, под лупой рассматривали российское законодательство и в конце концов решили, что нельзя терпеть такое надругательство над правами человека — запрет браков такого рода.

На заседании высокочтимого суда, как можно себе представить, лили слезы свидетели обвинения — «радужные» господа, которых бородатые большевики и медведи с портретами Владимира Путина в руках изгоняют из загсов с гиканьем и улюлюканьем. 

 

Чем ответим на ультиматум ЕСПЧ? Колонка Сергея Малинковича

 

Если серьезно, то почти так все и было. 12 лет ЕСПЧ рассматривал жалобы шести героев-диссидентов, которым зловредное российское государство не дает узаконить высокие отношения.

 

Чем ответим на ультиматум ЕСПЧ? Колонка Сергея Малинковича

 

Кстати, стоит с уважением отнестись к упорству двух лесбиянок-москвичек, Ирины Федотовой и Ирины Шепитько, которые маниакально добивались своего права на печать в паспорте и дошли до ЕСПЧ. 

Другие жалобщики нашлись аж в Липецкой области, где, в отличие от Москвы, я с трудом могу себе представить просто даже обсуждение подобных вопросов общественностью. Ведь и побить могут.

ЕСПЧ скрупулезно подошел к животрепещущему вопросу.

Изучив в течение 12 лет все аспекты тяжелого существования секс-меньшинств в России, высокий суд установил, что заявители «не имели препятствий для совместного проживания», однако в права состоящих в брачном союзе людей вступить (слава богу) не могли.

Именно в этом, что важно подчеркнуть, — в отсутствии прав, а не возможностей для людей каких-либо отношений — озабоченный в эпоху пандемии лишь бедами лесбиянок и гомосексуалистов ЕСПЧ видит проблему. 

Не стану скрывать от читателя, что я без особой симпатии отношусь к секс-меньшинствам любого рода, однако стремлюсь проявлять формальное уважение к выбору этих людей и не поддерживаю их дискриминации. 

Однако есть большая разница между неафишируемым выбором или, скорее, в обсуждаемом случае неафишируемой проблемой человека и совершенно неприемлемыми попытками явного меньшинства заставить остальных обращать пристальное внимание на его образ жизни, сплошь и рядом демонстрировать чрезмерную толерантность, к которой лично я никак не склонен.

 

Чем ответим на ультиматум ЕСПЧ? Колонка Сергея Малинковича

 

Кстати, мне доводилось не раз наблюдать, как представители ЛГБТ быстро выходят из образа обиженных и осмеянных неприкаянных и превращаются в агрессивное, злобное и жестокое большинство, едва лишь только им удается хоть ненадолго стать таковым на любой локальной площадке. И натуралам в такой ситуации приходится буквально с кулаками отстаивать право на свой выбор. Впрочем, речь не об этом.

Российское государство подошло к иску со всей серьезностью — и это правильно. Остатками отношений с Европой, на мой взгляд, надо дорожить. РФ указала судьям ЕСПЧ на то, что россияне не поддерживают однополые браки. Суд довольно неожиданно согласился с этим и парировал, что не налагает на нашу страну обязательства признать однополые союзы, а просто настаивает на нахождении формулы компромисса между интересами желающих подобных браков и общества в целом. Но, господа, компромисс в этом вопросе невозможен.

Или такого рода браки будут признаваться в нашей стране, или нет. А все, что вне брака, — дело хозяйское. Понимает ли это ЕСПЧ? Думаю, что ЕСПЧ, мониторив все аспекты вопроса в течение 12 лет, прекрасно знает, что «гомосеков» в нашей стране никто не обижает.

Подчеркнуто витиевато и умеренно формулируя свою аргументацию, орган Евросоюза пытается вынудить нас расширить права секс-меньшинства на агитацию и пропаганду, а это уже чистая политика. Так что воспрянувшие духом после решения суда лгбтэшники должны понять — в реальности их права и тяготы никого в ЕС не волнуют — это лишь карта из колоды дестабилизации.

Любое меньшинство в России, национальное или религиозное, если вступает в конфликт с госструктурами, сразу же вызывает интерес ЕС. И этот интерес немедленно пропадает, если такое меньшинство не хочет апеллировать к ценностям и мантрам Евросоюза. Такова циничная реальность европейской политики.

Правда, ЕСПЧ в этом случае повел себя осмотрительно — все требования «пострадавших» о выплате им денежной компенсации отмел. Так что заработать на противоречиях Европы и России у жалобщиков не получилось.

Но что теперь делать России? Как реагировать на решение суда, которое по-отечески предписывает нам «найти какую-то форму признания интересов однополых пар»? Вопрос не праздный и одними лишь бравыми заявлениями Виталия Милонова здесь не обойтись. Эмоции у большинства россиян схожи — пошли-ка вы, господа, подальше. 

 

Чем ответим на ультиматум ЕСПЧ? Колонка Сергея Малинковича

 

Но Россия не может просто отмахиваться от решений ЕСПЧ, так как имеет обязательства, вытекающие из нашего членства в Совете Европы. Именно в этом состоит проблема с невозможностью восстановления смертной казни или, к примеру, абсолютная невозможность для нас отказаться от самостоятельности органов местного самоуправления. 

Рвать же с Европой все связи из-за склочных лесбиянок, которым никто не мешал любиться, было бы странно. Поэтому, действительно, как на это уже указал ряд политиков из партии власти, России следует напомнить ЕСПЧ о приоритете российского законодательства над международным. Но какая реакция Европы последует на это? Противная сторона найдет свои аргументы. 

На мой взгляд, это решение евросуда может быть попыткой инициировать очередную долгоиграющую провокацию, в которой предусмотрены разного рода демонстрации и конгрессы страдающих активистов и слезы на камеры тех, кому не дают ни шагу вступить в брак. В этой ситуации не стоит отдавать инициативу пиарщикам антироссийских кампаний ЕС. Стоит намекнуть интриганам, что при таком подходе некие российские политики, например, страшный коммунист Сергей Малинкович, могут предложить вернуть в уголовный кодекс статью о преследовании за приверженность гомосексуализму. Это как, понравится?

 

Чем ответим на ультиматум ЕСПЧ? Колонка Сергея Малинковича

 

А почему бы России и ряду союзных ей стран (да хоть Сирии и Венесуэле) не создать свой суд по правам человека, например, общечеловеческий или трансконтинентальный? И начать с 9:00 до 18:00 принимать жалобы всех европейских диссидентов, начиная с каталонцев и шотландцев и заканчивая теми немцами, кто не признает присоединения ГДР к ФРГ?! Работы такому суду хватит на много лет вперед, и Евросоюз будет пятый угол искать в кипе исковых требований. 

А вообще, я и сам принадлежу к меньшинству. К тому меньшинству россиян, которые голосовали против новой редакции Конституции РФ. Теперь думаю — может, зря? Пролонгацию сроков власти я как-нибудь переживу, выражая свое несогласие, а вот однополые браки — вряд ли смогу. 

 

Чем ответим на ультиматум ЕСПЧ? Колонка Сергея Малинковича

 

Норму нашей Конституции на их непризнание я готов защищать от разных евробюрократов до последней капли крови. 

Сергей Малинкович
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх