БАЗА 211- ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ

73 320 подписчиков

Свежие комментарии

  • александр пилюгин
    всё это вражье,бандитское племя воров из 90х-кудрин,греф,чубайс...их десятки тысяч,нужно уничтожить физически,под кор..."Когда ж вы након...
  • Виктор
    Есть средства для летания за рубеж, найдут и для того, чтобы 2 недели высидеть."Может, сразу в т...
  • Александр Еньшин
    На память наплевать тем, кто заказывает эти работы!Мигранты рушат ру...

"Корона", гольф, "Мадам Арбидол" и миллиарды: На чём зарабатывают состояния во время пандемии

Корона, гольф, Мадам Арбидол и миллиарды: На чём зарабатывают состояния во время пандемии

Фото: Lan Wei / Xinhua / Globallookpress

Пока одни подсчитывают убытки, нанесённые коронавирусом их бизнесу, другие стремительно наращивают сверхприбыли. Главное, внешне всё выглядит вполне пристойно – с заботой о людях. На деле же: лекарства с "недоказанной эффективностью", частные ковид-госпитали для избранных и потрясающие контракты на тестирование на COVID-19. А ещё, разумеется, многое объясняющая близость к "верхам".

Собственно, с самого начала, едва только закрутилась эта история с пандемией, объявленной Всемирной организацией здравоохранения, эксперты прогнозировали, что те, кто сумеет найти своё местечко в процессе борьбы с коронавирусом, непременно сорвут крутой куш.

Царьград уже рассказывал, как "удачно" нашли вариант поддержать свой просевший из-за карантина бизнес владельцы крупных торговых центров в Москве, в которых стали стремительно разворачивать ковид-госпитали. За счёт государства (в смысле – налогоплательщиков), конечно: освоить миллиард в считанные дни – это даже в "обычное" время не всем олигархам удавалось.

По самым скромным подсчётам, сумма затрат на создание этих стационаров оценивается в 10-12 млрд рублей. Для сравнения: на поддержку просевших по вине коронавирусных ограничений региональных бюджетов выделено 100 млрд рублей – на все субъекты.

Но есть и другая, не менее впечатляющая сторона процесса: лечиться – в прямом смысле – от "уханьской заразы" тоже нужно. И выявлять.

Следовательно, здесь получает просто невероятный карт-бланш фармацевтический рынок.

Другой вопрос, кто успеет поймать нужный момент.

ФАС говорит: недопустимо. А Минздрав рекомендует

В России, как, впрочем, и по всему миру, в последние несколько месяцев отмечается потрясающий рост цен на противовирусные препараты.

Так, собственно, происходит каждый раз в сезон обострения вирусных инфекций, но в нынешнем году, на фоне истерии, охватившей народ в стремлении избежать заражения (что логично и понятно: даже "показания" уважаемых ведомств и специалистов об опасности коронавирусной инфекции и масштабах эпидемии менялись с точностью до наоборот на протяжении этого времени), люди, если верить статистике, буквально сметали с полок аптек эти лекарства.

Особенно, конечно, разбирали раскрученные бренды, которым "можно доверять".

Как это, например, получилось с препаратами "Арбидол", "Тамифлю", "Амиксин" и "Ингавирин", объёмы отпуска которых показали просто фантастический рост.

Продажи того же арбидола в марте, в сравнении с февралём, по данным аналитиков DSM Group, поднялись на 179 процентов (в денежном выражении – до без малого 1,3 млрд рублей), ингавирина – более чем в полтора раза (почти до 1,2 млрд рублей).

И в апреле интерес к ним не сократился.

Причина?

Да всё просто, на самом-то деле. Ещё в январе, когда в нашей стране только читали новости о распространении COVID-19 по планете и гадали, доберётся он до нас или нет, предприимчивые производители устроили массированное наступление на потребителя, включив в рекламные слоганы броское слово "Коронавирус".

"Корона", гольф, "Мадам Арбидол" и миллиарды: На чём зарабатывают состояния во время пандемииВиктор Харитонин – долларовый миллиардер из списка Forbes. И владелец  прибыльного во время коронавирусной пандемии "арбидолового" бизнеса. Фото: Сергей Савостьянов / ТАСС.

Плюс контекстные "заманухи" в соцсетях, расхваливающие препараты от лица "тех, кто в курсе темы", с красочным описанием того, как китайцы... скупают в наших аптеках тот же арбидол.

И ничего, что в просторечии это средство именуют "фуфломицином", подразумевая отсутствие клинически подтверждённой его эффективности. Поскольку есть известный маркетинговый ход: если нет конкретики, достаточно просто подкинуть подходящий вариант.

ФАС между тем в марте объявила, что такая реклама нарушает требования закона, поскольку способность препарата бороться с коронавирусом не доказана.

Однако... через некоторое время Минздрав России выпустил рекомендации по лечению COVID-19, где в пунктах 5.1-5.3 указывается и умифеновир.

А умифеновир – это, собственно, и есть арбидол. И выпускает его "Отисифарм" миллиардера Виктора Харитонина (43-е место в списке Forbes-2020 с состоянием $2,3 млрд).

Крутая идея едва не провалилась: РАМН хотела исключить лекарство из перечня важных

Вообще-то, этот препарат был разработан ещё в советское время Всесоюзным научно-исследовательским химико-фармацевтическим институтом им. Орджоникидзе и поступил в продажу в 1974-м.

Спустя тридцать лет товарный знак приобрела компания Харитонина под названием "Фармстандарт", став одним из основных его продуктов (как и амиксин, кстати, тоже).

И с тех пор, собственно, популярности арбидола остальные производители фармацевтики могут только завидовать: через некоторое время он вышел на лидирующие позиции по продажам в стране!

Правда, классная бизнес-идея едва не накрылась в 2007-м, на самом взлёте: на заседании президиума Формулярного комитета Российской академии медицинских наук неожиданно (для авторов проекта) была принята резолюция:

"Немедленно изъять из перечня лекарственных средств, по которому осуществляется лекарственное обеспечение, устаревшие препараты с недоказанной эффективностью".

... В том числе и арбидол.

Неувязочку, впрочем, исправили быстро.

Спустя два года препарат включили сначала в государственный перечень ЖНВЛП ("Жизненно необходимые и важнейшие лекарственные препараты") – сначала как иммуностимулятор, а затем уже и как противовирусный препарат.

И в тот же эпидсезон, когда как раз была пандемия свиного гриппа, он считался чуть ли не основным средством для борьбы с заболеванием: сама Татьяна Голикова, возглавлявшая на тот момент Минздравсоцразвития, курировала его наличие в аптеках.

Как следствие – только за первую половину 2010-го было продано свыше 35 млн упаковок арбидола! Ничего не напоминает?

А саму фармацевтическую отрасль, кстати, курировал супруг Голиковой – Виктор Христенко: сначала как глава Минпромэнерго (в 2004-2008 гг.), а затем, после преобразования ведомства, как руководитель Минпромторга (до января 2012-го).

В 2013-м из "Фармстандарта" выделили компанию "Отисифарм" – для торговли безрецептурными препаратами.

Если арбидолить, так вагонами. Регионы верят в чудесные свойства препарата

И дела у нового игрока с тех пор идут самым отличным образом: сегодня это один из лидеров отечественного рынка по торговле лекарственными препаратами, чей стоимостный объём продаж только в марте нынешнего года составил 5,2 млрд рублей, увеличившись в полтора раза в сравнении с февралём (снова данные DSM Group).

И такой рост, как нетрудно догадаться, связан как раз-таки с увеличением реализации противовирусных препаратов, в первую очередь арбидола.

Но это только открытая часть – "аптечная". Потому что есть ещё, скажем так, не вполне очевидная, но отнюдь не менее "финансово-ёмкая" сторона – контракты с органами власти.

"Корона", гольф, "Мадам Арбидол" и миллиарды: На чём зарабатывают состояния во время пандемииНекоторые регионы заказывают арбидол, используя его международное наименование, – умифеновир. И даже указывают назначение: "Для помощи пациентам с коронавирусом". Фото: скрин с сайта госзакупок.

Конкретно – поставки препарата в регионы.

Якутия, допустим, как следует из информации с портала госзакупок, заключила контракты на покупку арбидола на 700 тысяч рублей, а умифеновира (это другое наименование, напомним) – на полмиллиона, Центр лекарственного обеспечения Депздрава Москвы – на 14,5 млн, Хакасия – на миллион, Омская область – на 441 тысячу, Новосибирская – на 393 тысячи, Оренбургская – на 1,5 млн, Ивановская – на 542 тысячи, Мурманская – на полтора миллиона и так далее.

Причём это только в мае! А были ещё и апрель, и март.

Лечение от COVID-19 в вип-условиях: это вам не парк "Патриот"

Есть и другое направление, которое, соответственно, также приносит доход. Это тесты на коронавирус, зарегистрированные ещё одной структурой Виктора Харитонина, компанией "Генериум", которые официально называются "Реагенты для выявления РНК "ИзотермSARS – CoV-2 РНК – скрин".

Механизм немудрёный и вполне законный – контракт с единственным поставщиком. Получатели – Москва, Якутия, Магадан, Амурская область: в основном, получается, те регионы, где происходили вспышки, и необходимо было срочное тестирование.

Суммы исчисляются десятками миллионов.

И, наконец, вишенка на торте – частные клиники под брендом "К+31", принадлежащие миллиардеру, организовавшие коммерческий приём больных с коронавирусом.

И то верно: зачем обеспеченным согражданам ехать в ковид-госпиталь в парк "Патриот" или "Крокус", если есть возможность за деньги получить комфортные условия лечения и пребывания?

Правда, заплатить придётся прилично: чтобы занять одну из 67 коек в медучреждении на Лобачевского, надо открыть для начала депозит на полмиллиона рублей. Если диагноз COVID-19 (или пневмония) уже подтверждён, сутки лечения обойдутся от 30 до 50 тысяч рублей. Ели состояние пациента оценивается как "средней тяжести" – уже 75 тысяч, а "удовольствие" оказаться в реанимации – 90 тысяч.

Зато не будет никого из "обычных" людей. И, как утверждают в клинике, "в условиях стационара каждому пациенту выделяется курирующий лечащий врач и отдельная палата с личными душем и туалетом", а лечить будут "врачи, прошедшие дополнительное обучение".

Если прикинуть, что средний курс лечения длится две недели, то прикинуть, сколько нужно выложить, подсчитать несложно.

Каждому своё, верно?

Что примечательно: клиника разместилась в здании бывшего роддома №72 – как логичный результат реформы столичного здравоохранения мэрии, устроенной вице-мэром Леонидом Печатниковым, когда Москва лишилась многих медицинских учреждений.

"Мадам Арбидол", игра не для бедных и горизонтальные связи

Но такая "заточенность" фармацевтической группы миллиардера на работу в условиях нынешней пандемии, если немножко поразмыслить, вовсе не покажется чем-то необычным.

Ключевая фигура уже вскользь называлась выше: та, которая так усердно заботилась о наличии арбидола-умифеновира в аптеках во время прошлой пандемии (свиного гриппа) – нынешний вице-премьер и одновременно руководитель федерального штаба по борьбе с коронавирусом Татьяна Голикова.

"Корона", гольф, "Мадам Арбидол" и миллиарды: На чём зарабатывают состояния во время пандемииТатьяна Голикова – глава оперштаба по борьбе с коронавирусом. В своё время она так активно курировала наличие арбидола в аптеках, что злые языки даже придумали ей неприятное прозвище. Фото: Federation Council of Russia / via Globallookpress.com.

Ларчик открывается просто.

Супруг Татьяны Голиковой, прозванной злыми языками "Мадам Арбидол" (фи, какое невежество! Хотя ведь и песню даже сложили с этой обзывалкой), экс-министр Минпромэнерго (потом Минпромторга) России Виктор Христенко и его тогдашние замы Андрей Реус и Андрей Дементьев (все они к тому же земляки – уроженцы Челябинской области) давно дружны с олигархом Харитониным.

И когда Христенко в 2012-м покинул пост, по стечению обстоятельств Реус и Дементьев стали компаньонами бизнесмена в его структуре "Генериум".

Есть у них и общие интересы помимо коммерции – замечательная игра "не для бедных" под названием гольф. Господин Христенко, пристрастившись к ней, так уж тоже совпало, после того, как перестал быть министром, спустя ещё три года возглавил Ассоциацию гольфа России. А "Фармстандарт" вошёл в число её партнёров.

СМИ, кстати, утверждают, что и нынешний глава Минпромторга России Денис Мантуров увлечён гольфом... А компании Харитонина получают очень приличные субсидии от министерства – компенсации затрат на клинические испытания лекарств, например.

"Совпадение? Не думаю", – как говорит один известный персонаж из телевизора.

Утверждать, однако, о наличии прямой взаимосвязи между всеми этими финансово-"коронавирусными" хитросплетениями мы не станем. Просто отметим, что параллели (или "горизонтальные связи", есть такое выражение) получаются, уж извините, весьма любопытными.

"Коронавирусная" приманка: успей заявить нужное слово

С другой стороны, было бы несправедливым, говоря о том, как делаются громадные деньги на пандемии, указывать только на Харитонина и его бизнес.

Мы, к слову, упоминали и то, как подскочили, согласно подсчётам аналитиков, продажи другого противовирусного средства, также получившего дополнительное к себе внимание на использовании слова "коронавирус": речь об ингавирине, чья эффективность в лечении COVID-19 опять-таки не доказана надёжными клиническими испытаниями. Однако же это не помешало заработать на его распространении миллиарды.

А производитель препарата – компания "Валента Фарм", в число собственников которой, как сообщали ранее "Ведомости", через крупнейшего акционера ПАО "Отечественные лекарства" входят восемь физлиц. Но реальным владельцем, по данным издания, является бывший и. о. председателя Федерального фонда обязательного медицинского страхования Дмитрий Рейхарт, экс-чиновник Минздрава, который пробыл в статусе исполняющего обязанности два года – после скандала с арестом одиннадцати руководящих сотрудников ФФОМСа.

То же самое: можно ли представить, что человек, занимавший в своё время должность замдиректора департамента фармацевтической отрасли министерства здравоохранения, случайно выстроил такой крутой бизнес именно в этой сфере?

Но с рекламы ингавирина хотя бы убрали к настоящему времени отсыл к лечению коронавируса, а вот на сайте арбидола "чудесное" свойство по-прежнему значится, несмотря на окрик ФАС, прозвучавший в марте.

"Корона", гольф, "Мадам Арбидол" и миллиарды: На чём зарабатывают состояния во время пандемииВообще-то, антимонопольщики заявили, что заявление об эффективности препарата против коронавируса не подтверждено, а значит, его использовать – неправильно. И что? Препарат себя по-прежнему рекламирует как "активный против коронавируса". Фото: скрин с официального сайта.

Не менее увлекательной выглядит между тем и история с ажиотажем вокруг медицинских (лучше сказать – барьерных) масок, чья эффективность по защите от коронавируса также не подтверждена. Тем не менее сейчас они, как известно, продаются по цене, в шесть (а то и больше) раз превышающей ту, по которой ими торговали до пандемии.

Странно, что наши компетентные органы до сих пор не разобрались, почему это всё так получилось.

Ведь очевидно, что дефицит в самом начале, с очень большой долей вероятности, был создан искусственно. Потому что так не бывает: то они лежали повсеместно, в каждой аптеке, никому не нужными, а потом – раз, и исчезли в самый неподходящий, что называется, момент. Да, спрос вырос. Но отчего всё случилось резко, вмиг? Словно кто-то знал заранее.

А прошло ещё немного времени, и маски появились вновь. Только намного дороже. Или кто-то станет утверждать, что в искомых 30 рублях отпускной цены заложены только себестоимость производства, логистика и стандартная накрутка аптечных сетей?

Зато губернаторы повсеместно ввели обязательный масочный режим – разорительный, если соблюдать его по всем правилам, для народа. Простой подсчёт ведь, для которого не надо быть искусным математиком, гласит, что затраты на эти куски ткани с резинкой на лице составят несколько тысяч (!) на человека в месяц, поскольку маски нужно менять раз в два часа, иначе они сами станут местом сбора инфекций.

Нормально? Самоизоляция, растёт безработица, доходы падают, а платить элементарно за выход на улицу извольте.

Бизнес в "условиях неочевидности": мнение эксперта

Но, если рассуждать здраво и отбросив эмоции, говорить следует не о "ловких товарищах", которые воспользовались ситуацией, а скорее о том, что никто не запретил им этого сделать.

Так считает профессор Павел Воробьёв, которого Царьград попросил прокомментировать происходящее.

Здесь, пожалуй, речь следует вести о том, что никто не поставил им в этом преград. Есть ведь и другие компании, не только структуры Харитонина, допустим, которые зарабатывают. Нужна система оценки медицинских технологий, которая не позволит финансировать проекты, не имеющие доказательств. Вот как в Англии: если их система не подтвердила возможность финансирования технологии из государства, то этого и не случится. У нас формально такая система есть, но реально её нет. Поэтому препараты, о которых идёт разговор, находятся в перечне жизненно важных. Как же, извините, можно сказать, что их не нужно использовать?

– задаётся вопросом председатель правления Московского городского научного общества терапевтов.

А вот как они туда попали – это другое дело. И с ним надо разбираться.

"Говорить, что коммерсанты – плохие, раз они зарабатывают, я бы не стал, потому что их же компании (как "Генериум" Харитонина, к примеру) делают очень хорошие и современные препараты. Я в чужой кошелёк не хочу заглядывать, это не моя тема. Мне просто кажется, что препараты, которые не имеют доказательств, не должны финансироваться за государственный счёт. То же самое касается и масок: есть доказательства их эффективности – надо использовать. Нет – значит, и не нужно", – заметил Воробьёв.

Должна быть, подчёркивает он, система, которая не на бумаге, а на деле способна контролировать.

А поскольку государство в этом плане представить толком ничего не может, то и получаем мы в итоге ровным счётом то, что можно наблюдать сегодня на фоне пандемии.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх