Свежие комментарии

  • Yvan
    По примеру Китая, где раскулачили 4 тыс. приватизаторов 90-х и вернули $25 трлн.Либеральная мечта...
  • vasul asd
    Не нажрались? Все надо национализировать, включая все то что прихватизировалиЛиберальная мечта...
  • Семенков Александр
    Правильно отреагировали питерцы! Весь этот первобытный сброд надо гнать сраной метлой в себе, на их Родину. Пусть там...ПО ЗАКОНАМ ГОР. З...

Какими видят перспективы танкостроения России

Какими видят перспективы танкостроения России

В статье «Перспективы развития танкового парка с учетом мировых тенденций» изложены результаты обсуждения представителями военных и промышленности на научно-практической конференции по вопросам будущего танкового парка России. По итогам сделаны довольно интересные выводы. На некоторых из них в части компоновочных схем танка будущего, огневой мощи, роботизации и командной управляемости танка хотелось бы остановиться более подробно.

Компоновочные схемы танка


Эксперты отметили концептуальную неопределенность танка по причине различных подходов к предполагаемому характеру войн будущего. С одной стороны, танки должны соответствовать требованиям по ведению крупномасштабных боевых действий, с другой – по участию в локальных конфликтах различной интенсивности, в том числе в условиях городской агломерации, требующих разных подходов к концепции танка.

В зависимости от вида боевых действий требования к танку будут принципиально отличаться, и компоновочные схемы могут быть приняты разные. Эксперты пришли к выводу, что в конфликтах высокой эффективности будет востребован обитаемый основной танк классической компоновки, при этом экипаж танка должен быть из трех человек с возможностью их взаимозаменяемости.


В 80-е мне приходилось заниматься обоснованием численности экипажа и тогда, исходя из анализа загруженности членов экипажа, был сделан однозначный вывод, что минимальный состав экипажа три человека. Анализ показал, что совместить функции командира по управлению танком и подразделением, а также по поиску целей с функциями наводчика по ведению огня невозможно, и вопрос создания танка с двумя членами экипажа тогда был закрыт.

Следует отметить, что еще опыт применения в реальных боевых действиях танков Т-34-76 и Т-60 (Т-70), у которых функции командира и наводчика были совмещены, показал порочность такой схемы. Так что классическая схема танка на ближайшую перспективу, по всей видимости, будет сохранена, на сегодняшний день пока что нет эффективных технических средств, позволяющих автоматизировать функции управления движением, огнем и взаимодействием танка, и уменьшить количество членов экипажа.

Для локальных конфликтов низкой эффективности возможны варианты компоновки с разными видами вооружения в зависимости от решения боевой задачи – с тяжелым и легким вооружением, в том числе роботизированные танки, предназначенные для решения специализированных задач.

Вопрос безэкипажной башни, положенной в основу компоновки танка «Армата», остается пока открытым. Слишком мало информации для объективной оценки положительных и отрицательных факторов такой компоновки, требуется время для проверки принятых решений в реальных условиях эксплуатации.

Роботизированный танк


По мнению экспертов, широкого внедрения роботизированных танков или танков роботов пока в ближайшей перспективе не предполагается. Они находятся на этапе научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, и по их результатам будет приниматься решение о направлениях развития этого вида бронетехники. Такой подход объясним, на сегодняшний день не существует тактики применения таких танков, нет обоснованных тактико-технических требований к ним, и отсутствуют эффективные технические средства для реализации необходимых функций.

Создание танка-робота требует усилий не столько разработчика танка, сколько усилий специализированных организаций по принципиально новым системам робототехнического комплекса. Например, такому танку нужны хорошие «глаза» для создания интегрированной картинки местности поля боя с представлением картинки членам экипажа не на монитор, а в стабилизированную систему отображения информации, связанную с глазами оператора (нашлемный дисплей или поле зрения прибора наблюдения). Создать такую систему с помощью видеокамер обзора и мониторов невозможно, нужны принципиально новые технологические решения, которых пока нет. Также необходимы широкополосные помехоустойчивые и защищенные каналы передачи аудио- и видеоинформации, работающие в условиях активной постановки помех и, по всей видимости, на новых физических принципах.

Следует отметить, что предпринимаемые паллиативные попытки представить разработку робототехнического танка на базе Т-72Б3 (танк «Штурм»), не выдерживают никакой критики и не могут привести к положительным результатам. По этому танку уже много писалось, что в основном это попытки продвигать идеи БМПТ «Терминатор» только с дистанционным управлением, которому никак не могут найти место в армии.

Такая работа, конечно же, нужна, только ее надо рассматривать как возможность отработки технических решений по роботизации танка, создания необходимых систем и алгоритмов использования такого танка и, возможно, конструирования упрощенной версии радиоуправляемого танка на базе парка устаревших машин для решения специфичных задач по разведке, разминированию, уничтожению опорных пунктов и т.п.

Создать полноценный роботизированный танк на базе танка предыдущего поколения, не предназначенного для решения таких задач, вряд ли удастся: как переходной вариант для использования устаревающего парка машин он вполне годится, вопрос только в оценке стоимости и эффективности такого переоборудования.

Создание робототехнического танка и тем более танка-робота – отдельное специализированное направление разработки бронетехники, которое надо начинать с определения ее назначения, разработки тактики применения и места в боевых порядках, обоснования тактико-технических характеристик, увязки взаимодействия с другими родами войск на поле боя, подготовки требований к специфичным системам танка и определения круга разработчиков и производителей всего необходимого для этого танка.
Это серьезная работа и, судя по открытой информации, она еще не начиналась, от ее результатов и будут зависеть направления развития такого вида бронетехники.

Так что в ближайшей перспективе остается разработка классического основного танка с экипажем три человека, в качестве основного вооружения – пушка с всепогодной и всесуточной системой управления огнем.

Огневая мощь


Научно-практическая конференция пришла к выводу, что в качестве основного вооружения танка должна быть 125-мм пушка – пусковая установка для стрельбы артиллерийскими снарядами и управляемыми ракетами.

По всей видимости, ранее обсуждаемый вопрос установки на танк 152-мм пушки уже не актуален и не вызывает интереса, поскольку применение такого калибра слишком дорого обходится для танка и ведет к снижению его проходимости и защищенности из-за увеличения массы танка. Использование калибра 152-мм является перспективным при создании САУ на базе шасси перспективного танка для его усиления в боевых порядках, и в этом направлении, наиболее вероятно, будет идти применение такой пушки, как в свое время создавалась ИСУ-152.

По мнению экспертов, советская 125-мм пушка Д-81 имеет резерв по совершенствованию и повышению ее энергоемкости, она уже претерпела ряд успешных модернизаций и может дальше модернизироваться. Основной упор должен быть сделан на повышение могущества боеприпасов, особенно бронебойных, работы по которым успешно проводятся.

Здесь следует понимать, что повышение бронепробиваемости подкалиберных снарядов связано зачастую с повышением длины снаряда, что в автоматах заряжания карусельного типа не всегда возможно. Увеличение длины снаряда влечет наращивание ширины корпуса танка, которая ограничивается шириной железнодорожной платформы для перевозки танка. В этой связи должны будут разрабатываться компоновочные решения танка с другим принципом заряжания, наиболее вероятно, с размещением боеприпасов в корме башни.

По повышению огневой мощи стоит задача обеспечить эффективную стрельбу из танка более 5000 м, а это можно обеспечить только применением управляемых ракет нового поколения.

Сегодняшние модификации ракет «Рефлекс» с управлением по лучу лазера не выполняют поставленных требований по дальности и обеспечению принципа «выстрелил-забыл». К тому же на танке нет средств обнаружения целей на дальности свыше 5000 м. Необходимы ракеты с головками самонаведения, работающие в различных диапазонах в условиях активной постановки помех и интегрированные в единую систему слежения за полем боя, целеуказания и целераспределения. Это требует взаимосвязи танка с БПЛА.

Придание беспилотника каждому танку будет весьма накладным, по всей видимости, ими придется комплектовать танковые подразделения на уровне взвода или роты с созданием специальных групп операторов БПЛА с необходимыми техническими средствами, включенных в структуру подразделения и подчиняющихся его командиру. Это позволит создать «выносные глаза» танковому подразделению, которое будут получать информацию и от других участников сетецентрической системы, участвующих в решении конкретной боевой задачи.

Система управления огнем также должна претерпеть серьезные изменения, всем членам экипажа потребуются всесуточные и всепогодные приборы наблюдения и прицеливания с высокой разрешающей способностью и необходимой дальностью, а также с возможностью их дублирования при выходе из строя. Технический задел в этом направлении есть довольно существенный, стоит задача оптимального интегрирования приборов в танке с другими элементами сетецентрической системы управления боем.

Командная управляемость


Эксперты отметили недостаточную командную управляемость танков на поле боя, поскольку существующие средства управления только с голосовой незащищенной радиосвязью исключают эффективное управление танками и использование их возможностей при взаимодействии с другими силами, участвующими в решении поставленной боевой задачи.

Мне уже приходилось писать, что решение этой проблемы лежит в плоскости создания сетецентрической системы управления тактического звена, в который танк является одним из определяющих элементов. Он должен быть оснащен необходимыми техническими средствами и встроен в систему, обеспечивающую взаимосвязь всех участвующих в решении поставленной задачи сил. Такая система разрабатывается в рамках ОКР «Созвездие-М», и танк будущего, естественно, должен быть ею оснащен. Речь идет о внедрении танковой информационно-управляющей системы, которая как бы уже реализована на танке «Армата».

Этот болезненный вопрос решается уже много лет, работы по созданию ТИУС впервые в мире начались в Советском Союзе и ведутся с 80-х годов, но до сих пор по разным причинам такой системы на танках нет. Американцы уже внедрили второе поколение таких систем на танке М1А2 и продолжают успешно внедрять в сухопутные войска систему управления тактического звена с элементами сетецентрическлой системы, обкатав их при проведении операции в Ираке «Буря в пустыне» и убедившись в их действенности.

Эффективность такой системы для повышения управляемости танков бесспорна, но для ее создания надо приложить много усилий и главным образом не разработчиков танка, а конструкторов специализированных систем, обеспечивающих встраивание классического или роботизированного танка (робота) в единую сетецентрическую систему управления тактического звена.
Автор:
Юрий Апухтин
Использованы фотографии:
ucrazy.ru
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх