Свежие комментарии

  • Александр Самбур
    Монголы отказалис...
  • Yvan
    Бесполезно возмущаться. В каждой области деятельности человечества имеется своя терминология, и она, как правило, заи...Visa поступает, к...
  • Alex Немо
    А русские слова использовать слабо? Ну блин задолбали уже пакостители русского языка! Вы дебилы совсем не пон...Visa поступает, к...

Конституционный суд разрешил выставлять одиноких матерей на улицу с котами и рыбками?

Кого может затронуть постановление о лишении «имущественного иммунитета»

Конституционный суд разрешил выставлять одиноких матерей на улицу с котами и рыбками?
Фото: Петр Ковалев/ТАСС
Материал комментируют:

Не возвращаешь кредит, ссылаясь на отсутствие средств? Продавай жилье. Даже если оно у тебя последнее. В противном случае лишат по суду. Никто и ничто теперь этому не мешает. Ведь Конституционный суд РФ признал, что статья 446 Гражданского процессуального кодекса РФ (ГПК) не противоречит Основному Закону страны, и, стало быть, не препятствует снятию исполнительского иммунитета.

А подвигнул КС РФ на данное решение житель Калужской области Иван Ревков, обратившись в высший судебный орган страны с жалобой. Ещё в 1990-е годы он одолжил своей знакомой крупную сумму денег, но та ее так и не вернула. В 1999-м кредитор обратился в суд. Тот по какой-то причине особо не торопился. Исполнительное производство было возбуждено лишь через семь лет. Но не исполнено до сих пор.

Причиной стало заявление заемщицы о разорении. Незадолго до того, как объявить себя банкротом, она купила квартиру, которая и стала последним, то есть по факту единственным её жилищем. Согласно же статье 446 ГПК, «обращение взыскания на единственное жилье» запрещено. Чем недобросовестная мадам и воспользовалась.

Площадь её «жизненно важной хибарки» составляет 110 квадратных метров. То есть, как справедливо подчеркивал в своих заявлениях конкурсному управляющему и в арбитражные суды И. И. Ревков, «многократно превышает достаточную разумную потребность в жилье».

Теперь дело калужанина, растянувшееся на двадцать с лишним лет (за это время размер долга с учетом индексации достиг 4 млн. рублей), подлежит пересмотру, а за федеральным законодателем сохраняется обязанность привести правовое регулирование в этой чувствительной сфере в соответствие с позицией КС РФ. Который, заметим, еще в 2012 году потребовал скорректировать статью 446 ГПК таким образом, чтобы «обеспечить соблюдение принципа соразмерности интересов не только должника, но и кредитора». В конце концов смысл исполнительского иммунитета заключается в сохранении у любого человека жилья (цитирую) «достаточного для достойного существования».

Тогда, без малого десять лет назад, корректировка сделана не была. Работы по ней дальше подготовки двух законопроектов с поступлением одного из них на так называемое первое чтение, не пошли. Зато активно заработал Закон «О несостоятельности (банкротстве)», спровоцировав целую волну разорений, в том числе, как постепенно выяснялось, сомнительных.

После нынешнего решения КС ситуация, как предполагается, изменится. И «риск причинения вреда конституционно значимым ценностям», будет сведен к минимуму. Осталось понять, что представляет собой «достойно-достаточная жилплощадь», на которой делают акцент судья-докладчик с Сенатской площади К. В. Арановский и его коллеги? Сколько это «квадратов» и должна ли такая площадь иметь, например, джакузи, два санузла, три спальни? А если речь об однокомнатной квартире? Или комнате в коммуналке? Должники ведь встречаются не только среди состоятельных граждан. Немалое число россиян среднего достатка, да и малоимущие тоже живут «в долг», оформляя кредиты или занимая деньги у родственников, знакомых.

За последний год по данным Центробанка, кредиты физическим лицам выросли на 13,5%. При этом реальные доходы населения снизились на 3,5%. На 1 января текущего года уровень долговой нагрузки наших граждан по всем видам кредитов и займов составил 11,7%, обновив исторический максимум (с 2012 г.). В ЦБ даже озаботились тем, чтобы получить право запрещать выдачу некоторых видов ссуд. У «заемщиков поневоле» тоже будут изымать «последнюю крышу над головой»?

Данным вопросом озаботился Алексей Диденко, член комитета Госдумы РФ по конституционному законодательству и госстроительству. Он не уверен в том, что разрешение взыскивать единственное жилье должника не приведет к злоупотреблениям в судах на местах. «Могут выселить из квартиры и поселить в бараке с крысами, — заметил депутат. — Формально жилье будет предоставлено, но насколько пригодное для проживания?».

Случаев продажи квартир неплатежеспособных заемщиков по цене ниже рыночной на аукционах не редки. В Петербурге, например, в последние пять-семь лет это стало выгодным бизнесом. Комнаты в малонаселенной коммуналке не в центре, но у метро, уходят за 500 тыс. рублей при реальной их стоимости «от 1-го» млн., однокомнатные квартиры — за миллион, «двушки» вместо реальных 3,5 млн. за 2,5… Оценка в большинстве случаев не проводится. Судам обычно достаточно договора о займе, где ростовщик указал, во сколько он оценивает предмет залога. На фоне взлетевших нынче цен в новостройках и на вторичном рынке приобретение выкупленной у должника жилплощади становится весьма привлекательным.

И как тут быть? Всё ли учла наша «последняя инстанция» — КС РФ, принимая Постановление по делу И. И. Ревкова и обобщая свои выводы для всех подобных дел, пусть и с некоторой оговоркой?

Свое мнение об этом у известного адвоката Сергея Афанасьева, кандидата наук, члена Санкт-Петербургской городской коллегии адвокатов:

— Впечатление о данном решении у меня двоякое, — сказал «СП» Сергей Анатольевич. — Есть немало людей, которые всегда найдут способ спрятать свое «последнее» жилье. Например, переписать его на родственников. А себя формально поселить в «хрущобе» где-нибудь на окраине, реально же продолжать проживать в апартаментах. На содержание которых, замечу, средств нужно на порядок больше, чем на приобретение. И ведь не подкопаешься!

Да, изымать последнее, выгонять человека на улицу, пусть даже он и должник со стажем, негуманно. Но и доверять нужно с осторожностью, основательно разбираясь в его кредитоспособности, в житейских, так сказать, рисках. В моей практике были случаи, когда, представляя интересы заимодавца, ловил его заемщика на том, что тот попрятал всё свое богатство, а сам врал, что остался с одной скромной квартиркой, прячась за ту законодательную норму, которая запрещает изымать последнее. Если у таких «добросовестных плательщиков» ещё и дети, выселить их хоть из однушки, хоть из дворца вообще нереально — не дадут органы опеки.

«СП»: — Некоторые юристы и политики считают, что нынешнее решение КС «очень опасное», так как оно в пользу риелторов, коллекторов, банков.

 — Всё зависит от правоприменения. А оно, как многие, и не только специалисты, знают по многочисленным примерам, не всегда объективно. Среди недобросовестных должников немало тех, кто намерено уклоняется от долговых выплат, выводя свои активы за рубеж и продолжая жить в роскоши, по в декларации же ничего за ним не числится. Что изымать-то? Так и уходят от ответственности. Вот эту часть Постановления КС надо бы прописать конкретнее, с учетом всех возможных обстоятельств и уловок. Что касается обещания предоставить взамен жилье в рамках закона, то в этом есть некое лукавство. Ведь такого жилья просто может и не быть в наличии. И что тогда остается — выгонять людей на улицу?

«СП»: — Что, на ваш взгляд, понимать под «особыми обстоятельствами недобросовестного должника», оставляющего ему право не терять свою недвижимость?

— Не каждое уклонение о погашения займа — мошенничество. Случается, делать это своевременно и регулярно не позволяют стечение жизненных обстоятельств. Объективность причин определяет суд.

Продолжает тему Ксения Елисеева, коллега С. А. Афанасьева по Санкт-Петербургской городской коллегии адвокатов.

— Не так давно у меня была история. Должник, живущий в роскошной квартире на Крестовском острове (там в последние годы выросло несколько жилых зданий премиум класса, этот питерский микрорайон стал суперэлитным — Авт.), отказывался возвращать долг банку, интересы которого я представляла. Кредит гражданин взял, как выяснилось, на нецелевые расходы. Когда дело дошло до суда, объявил себя банкротом. По этой причине до нынешнего решения КС РФ у него невозможно было востребовать возвратные средства, действовал исполнительный иммунитет. Не имело значения, какое у него жилье. Теперь же, будем надеяться, проблем с этим станет как минимум меньше. Давно пора было уравновесить права кредиторов и заемщиков.

«СП»: — По богатым понятно. Как быть с малоимущими — не пострадают ли они? Набрали, к примеру, кредитов «до зарплаты», а зарплату задерживают или вовсе перестали платить? Даже домашних животных у нас с некоторых пор запрещено изымать за долги, как и сельскохозяйственный и рабочий скот, и даже птиц с пчелами. А тут — единственное жилье!

— Нынешнее решение КС — это ответ тем заемщикам, что явно не бедствуют. В Постановлении есть соответствующая оговорка. Людей с тяжелой социальной ситуацией критическое выселение вряд ли, наверное, коснется.

«СП»: — Вот и вы оговариваетесь: «наверное». Суды на местах, известно, любое дело могут повернуть «на свое усмотрение».

— Немало историй со списанием долгов добросовестным заемщикам. Тех, кто не утаивал своих доходов, платил, пока мог. Кто сотрудничал с судом. Если критерий добросовестности соблюден…

«СП»: — Устанавливаются критерии судами на местах?

— В общем, да.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх