Свежие комментарии

  • КЕА
    Неужели уже поздно что-либо изменить?Главный фактор. О...
  • Обозреватель
    Красавец!Василий Цымбал: к...
  • Анжела
    90-е никогда не заканчивались..... бандиты просто называются теперь по другому."Ленинградский ру...

Доброе утро, последний русский герой!

Доброе утро, последний русский герой!

Герой нашего времени

Каждое новое поколение, выражая себя в культуре, составляет обобщенный образ себя самого, формирует собирательный образ «героя своего времени».

Онегин, Печорин, Базаров, Адуев, Обломов, вместе со Штольцем, герои Достоевского, Чехова и всех последующих видных деятелей русской литературы, приобрели популярность в свое время, а затем попали в хрестоматии потому, что читатели точно узнали в них и себя самих и своих современников. В этих произведениях наиболее точно, узнаваемо, был отражен образ времени и живущих в нем людей.

В 2019 году на концерте группы «Металлика» стадион взвыл от восторга при первых аккордах песни группы «Кино». Легенды хард-рока отдали таким образом дань уважения поколению своих поклонников конца 80-х начала 90-х годов. И десятки тысяч человек, хором спевшие «Группу крови» вместе с «Металликой» исполнили гимн самим себе, молодым, дерзким, распатланным, в мрачных кожаных прикидах, обвешанным цепями, кому родители разрешили. И себе, которым до поры не разрешили, упивающимся творчеством «Кино», «Алисы», ДДТ, «Наутилуса» и, конечно же, «Металлики» из проигрывателей и магнитофонов. И те, и другие ярко представили себя под эти аккорды встающими с колен и бредущими по ночному парку, зажимая кровоточащую рану, в образе главного героя фильма «Игла», сыгранного Виктором Цоем.

Как всем хотелось, как все надеялись, что Герой, чья смерть не показана в фильме, и чей образ так полюбился целому поколению, выживет после смертельной раны. Ведь это он же, уже в другом фильме, исполнил настоящий гимн вступающего в жизнь поколения, выразивший его главное требование к окружающему миру – «перемен!».

Теперь-то мы точно знаем, что герой этот выжил. И, дождавшись перемен, опьяненный ими, пришел на невообразимый ранее концерт «Металлики» в 1991 году, чтобы напеть им свою песню. И с этого концерта наш Герой, размножившись во множестве ипостасей, ушел разными дорогами, оставляя на каждой из них, и на всех их вместе, свой культурный след.

Это он, воспитанный на песне «Не стреляй» попадет в «Чистилище» в новогоднем Грозном и точно узнает, зачем нужна группа крови на рукаве, а лучше в виде наколки на теле. Вернувшись оттуда в образе Сергея Бодрова, наш Герой с тем же «Наутилусом» в наушниках примется задорно мочить одних бандюков за интересы других, потому что те «братья». И добьется на этом пути желанного успеха, так как его себе представлял, превратившись со своими братьями в «Бригаду». И лихо пронесется через кровавый ужас и убийственную безнадегу в черном «Бумере». И будет гнаться за самим собой по «Улицам разбитых фонарей», стреляя сам в себя в «Ментовских войнах». Успеет он побывать в вожделенной Америке, за жвачку и джинсы из которой отдал когда-то все, чему поклонялись отцы и деды, и разрушил все, что они построили. Чтобы увидев воочию предмет своего юношеского вожделения, разочароваться и, обидевшись за разрушенную детскую мечту, проклясть его, спев напоследок реквием «Гудбай, Америка!».

И уже перевалив за половину жизни, «из последних сил», как в детских играх, когда не хотел «умирать» по правилам, Герой наш выйдет на свою последнюю войну. В Новороссии, в Донбассе, в Сирии. Для того, чтобы еще раз взглянуть в глаза Смерти, сжимая в отчаянной безнадеге автомат под завывание Гребенщикова «Жаль, подмога не пришла». И чтобы с ужасом разглядеть в прицеле на той стороне самого себя же. С «группой крови» на рукаве и на струнах гитары, но под другими флагами.

И в 2019 наш постаревший, побитый изрядно выпрошенными «переменами» Герой, придет вместе со своими детьми, с уже новым поколением, но в тех же косухах и с тем же портретом Цоя на майках, на свидание с самим собой на концерт все той же «Металлики». Чтобы исполнить в последний раз гимн самому себе, своему поколению с «группой крови» на рукаве. Размахивая при этом уже не зажигалкой, а модным смартфоном.

Чтобы выйдя с концерта, вдохновленным от встречи с молодостью, и самим собой, наивным, глупым, но честным и принципиальным, лицом к лицу столкнуться с Антигероем. Вернее, сменившим его со сменой поколений Героем уже нынешнего времени.

Героем, олицетворяющим время торжества и ликования победившего, торжествующего, беснующегося от пресыщенности и от осознания безнаказанности, российского буржуа и сытого довольства хватающего крохи с его стола мещанина. Время, когда культура отдана бесовской свите, составляющей культурную и медийную обслугу сильных и правых нашего времени.

О чем говорят мужчины?

Вполне естественно, что сытые «нулевые» и «десятые» годы, кардинально отличные во всем от бурных предшествующих десятилетий, породили и своего Героя.

Так же естественно, что расслоившееся по имущественному признаку и образу жизни российское общество формирует и проявляет свой образ Героя для каждой социальной страты.

Понятно и естественно, что у тех, кто гоняется по пустыням за сирийскими террористами, проводит свою жизнь за штурвалами самолетов или в прочном корпусе подлодок, и для пресыщенной буржуазии, а также вечно недовольного жизнью офисного планктона, исповедуемые ценности, и жизненные ориентиры, и Герои совершенно разные.

Однако важнейшую роль в определении ценностей, принципов, ориентиров, желательных и поощряемых в обществе играет правящая и имущая элита. Именно она регулирует доступ к теле- и радиоэфиру, вкладывает деньги в раскрутку тех или иных артистов. И транслирует таким образом обществу ценности, определяет нормы допустимого и поощряемого поведения. Воспитывает общество таким, каким его выгодно иметь или хочется видеть.

Иногда такая трансляция входит в диссонанс с реальной жизнью общества. Тогда и возникает конфликт между элитами и народом, ведущий к гражданскому и государственному кризису.

В сытые годы начала века у копящих жирок мещан в мегаполисах и агломерациях, и у правящей буржуазии и обуржуазившихся чиновников никакого культурного конфликта не возникало.

Балабановский «Брат», герой Сергея Боброва, готовый отстаивать свое достоинство силой оружия, декларировавший «не в деньгах сила, а в правде», в это сытое время для элит и класса растущего потребления стал чрезвычайно неуместен. Отмороженный боевик, олицетворявший свое поколение и героя 90-х, уступил место Героя времени потребителю.

С поражающей своей чудовищностью откровенностью было декларировано представителем правящей в России элиты, что именно потребителей должна растить национальная система образования. И сейчас понятно, что это была не оговорка министра образования Фурсенко, а выраженное пожелание и вполне реализованное стремление целого класса сверхимущих и сверхвлиятельных людей. Которые формировали и продолжают формировать под свои нужды подчиненное, подвластное общество. Именно они, пожелав обеспечить таким образом свое благоденствие, заложили основы нарастающего гражданского противостояния и очередного кризиса российской государственности.

Система образования с ликвидированной воспитательной составляющей, преобразованная в сферу предоставления образовательных услуг, выполнила ровно ту задачу, на которую была нацелена. Так же, как и сформированные под эти цели массовая культура и медиапространство.

Героями времени начала XXI века в России, желательным и поощряемым образом современников, вместо брутальных отморозков, стали сытенькие мещане неопределенного пола с мелочными проблемами.

Этот образ, также, как и все предыдущие, во все времена, был изображен и транслирован для публики в произведении с вполне за себя говорящим названием «О чем говорят мужчины».

Пустой, малозначимый треп о бытовых вопросах, обсуждение мелких неурядиц, возведенных в ранг проблем, был вложен в уста героев, обозначенных в названии как «мужчины».

Тем самым само понятие «мужчина» с высот и смыслов, заложенных в него предыдущим развитием культуры, истории, было низведено до образа буквально карикатурного, осмеиваемого самими его носителями.

И низведение смысла слова «мужчина» до того, что показано в данном, регулярно транслируемом по телевидению произведении, было подано не как претензия, не в качестве упрека обмельчавшим современникам, а как трансляция образа нормальности.

Телевидение и массовая культура, присутствующая в нем, все еще несут эту важнейшую функцию – трансляции, задания нормы общественного поведения. Если что-то показывают регулярно по телевидению, значит это и является нормальным, допустимым, поощряемым, официально обозначенным путем к социальному признанию и успеху.

Эта функция телевидения в недавней отечественной истории уже была использована очень цинично и жестоко против населения СССР. Ведь не само, и не без подачи, самое читающие и самое образованное за всю человеческую историю общество было низведено до того, чтобы заряжать воду перед телевизором. Это было подано из самого доверенного источника информации и канала трансляции норм допустимого поведения в обществе, в качестве одобряемого и желательного поведения. С этого самого момента, как стало понятно, с вполне осознанной целью, телевидение стало служить инструментом оглупления, упрощения подверженных влиянию масс, потакания самым низким инстинктам и демонстратором различных извращений.

И делалось это сознательно теми, кто, завладев немыслимыми богатствами и огромной властью, решил вырастить себе и своим потомкам в подчинение смирный и тупой, ограниченно дееспособный плебс. Умные, дерзкие, решительные, принципиальные для общества потребления не нужны и опасны.

Для тех, кто решил закрепить результаты приватизации 90-х и передать приобретенную власть потомкам, нужны именно услужливые, трусливые деграданты. Достаточно тупые для того, чтобы не иметь возможности осознать степень своей цивилизационной деградации, но способные к исполнению ограниченных функций, требуемых от них экономической системой. Именно такие, какими изображены «мужчины» в постановках популярной в Москве труппы «Квартет И».

Именно такие «мужчины», включая неопределившихся с половой ориентацией, являются идеальным объектом эксплуатации, необходимой составляющей покорного, смирившегося со своей социальной ролью стада. И именно такое поколение и было искусственно выращено не только в России, но и в переживающих те же процессы интеграции в западное сообщество странах, например, на Украине.

Одним из символов Гражданской войны на Украине времен обороны Славянска стала фотография женщины с автоматом. И впоследствии женщины, взявшие в руки оружие, стали одним из значимых, определяющих явлений этой войны. Не новым, повторяющим, в определенной степени, пример Великой Отечественной войны. Но знакомым с причинами этого явления, причастным к ополчению, и тогда и после было стыдно. За то, что не нашлось в тот момент мужчин, которые взяли бы это оружие вместо женщин.

И это в Донбассе. В самой брутальной, патриархальной, «традиционной» части Русского мира, само название которой долгие годы было и до сих пор выступает символом мужественности и мужской маскулинности.

Культура вырождения как орудие против России

Культура, порожденная сытыми годами, временами умножения людей среднего достатка и ошеломительной роскоши обладателей достатка запредельного, вполне соответствовала требованиям своего времени.

Сытые мещане, с определенными, заданными культурой массового потребления потребностями и недовольные лишь уровнем потребления, не способны к активным социальным действиям. Они совершенно безопасны, как для правящих элит, так и для государственной власти.

Глядя на жалкие потуги современной «революционной молодежи», «маминых пирожочков» с «айфончиками» выразить протест против того, что кто-то потребляет больше и лучше их, можно лишь усмехнуться, вспомнив поколение их отцов.

В 1993-м на том же знаковом месте, на Тверской, возле памятника Пушкина тогдашним уличным активистам, выступающим, между прочим, за Ельцина и против Верховного Совета, понадобился час времени, для того, чтобы полностью разобрать строительные леса на прилежащем здании и построить из них баррикаду. А после, заготовив бутылки с зажигательной смесью, ожидать на них идущие по Москве, но неизвестно на чьей стороне выступающие, танки.

Их противникам, выступающим за Верховный Совет, хватило духу в считанные минуты снести и разоружить милицейское заграждение и потом несколько часов штурмовать задние телецентра в Останкино, обороняемое ОМОНом.

Нынешние же «мужчины», выращенные в рамках культуры потребления не могут даже выразить ясными словами, чего хотят, за что, собственно, выступают, и ради чего толкаются с полицией.

И лидерами этих «протестунов» выступают такие же потребители, только более успешные в силу того, что смогли присосаться к иностранной кормушке.

Управлять такими большими детьми, мужчинами с атрофированными качествами мужественности и женщинами, отрицающими традиционное понятие женственности, каких воспитывает современная российская масс-культура, действительно удобно. Атомизированные существа, с утраченными социальными навыками, озабоченные исключительно собственным комфортом, его сохранением, повышением уровня потребления в рамках своей социальной ниши, удобны для эксплуатации и относительно безопасны, если не утерять над ними управление.

И являются не просто естественным продуктом современной западной культуры, а изначально так и задуманным произведением социальной инженерии, внедренной на Западе в 60-х, 70-х годах XX века. Когда под руководством транснациональных корпораций Западная цивилизация стала сливаться в макрообъединения со снижением роли национальных государств и отменой национальных границ.

Процесс выращивания идеальных экономических животных, без национальной привязанности, религиозных идеалов, и даже определенной половой и социальной роли, под цели и для нужд наднациональных управляющих структур, привел Западную цивилизацию к тому состоянию, в котором мы сейчас ее и наблюдаем. К вырождению коренного населения Европы и постепенному замещению его мигрантами. Искоренение национального и религиозного сознания, насаждение толерантности к пришельцам и их культуре, при подавлении традиционной культуры местного населения, служат инструментами объединения западных народов в одну большую инертную массу. Рабочую силу, идеально приспособленную к перемещению вслед за капиталом.

Вследствие принятия Россией курса на конвергенцию с Западной цивилизацией, вплоть до полной интеграции, следование в этом русле развития западной культуры было желательно и для национальных элит, стремящихся к слиянию с наднациональными.

Насаждение толерантности к гомосексуализму, мягкое продвижение ЛГБТ повестки, через выдвижение в медиа и на сцену ее приверженцев. Продвижение ювенальной юстиции, то есть лишение права на детей. Насаждение феминизма, причем в стране, где равные права женщин и мужчин были законодательно и социально установлены еще сто лет тому назад.

Все эти приметы времени были всего лишь следствием избранного элитами политического и экономического курса на объединение с Западом. На пути, явно ведущем его к цивилизационной катастрофе. Чтобы на руинах Старого мира возник новый Глобальный мир с наднациональными управляющими элитами и подчиненной ей безнациональной массой полностью порабощенного плебса.

Где уж тут место воину из фильма «Брат», для которого «сила в правде», ради чего он может запросто «хозяина жизни» и настоящего Героя нашего времени по своей прихоти из автомата расхлестать вместе с прислугой?!

Для того, чтобы без сопротивления со стороны народа уничтожить и государство, и сам народ, нужны именно «мужчины», вернее «мужчинки» из культуры Нового времени. В котором «настоящим мужчиной» может считаться лишь тот, кто может очередной содержанке дорогой автомобиль подарить.

В идеологии, упорно насаждаемой в рамках современной западной культуры не уместна тема служения государству, патриотизма, любви к Родине. Принятие этих идей ведет к разрушению государства по естественным причинам.

Так как государственные структуры формируются из представителей народа, которому насаждаются ценности индивидуализма и атомизированности, самоограждения от общества. Того самого общества, которому чиновник или солдат должен служить. Именно служить, а не исполнять по найму определенные функции. Следование общему культурному направлению и исповедование всем или подавляющей частью общества стремления к индивидуальному комфорту и повышению уровня потребления ведет к тому, что исполнение любых государственных функций рассматривается исполнителями лишь как их индивидуальный путь к обогащению.

Однако в момент, когда высшее российское политическое руководство вошло в конфликт с Западом, по причине несогласия с планами по расчленению России и утрате ею национальной субъектности, оно также вошло в конфликт с национальными имущими и собственными культурными элитами. Для которых весь этот российский суверенитет, сохранение субъектности и бытности русского народа, в особенности, вообще не представляются ценностями, ради которых стоило бы жертвовать чем-нибудь, а тем более отношениями с Западом.

И этот слой российского общества, который привык тратить и складировать на Западе деньги, воспитывать и обучать там детей, отдыхать, и вообще предпочитает там жить, составляет огромную, преимущественную часть чиновничества, управляющих заведениями культуры, распределяющих финансы на культурные нужды и определяющих, что показывать по телевизору и в театре.

И с этого самого момента в российских правящих элитах происходит война, которая пока заметна лишь по отдельным декларациям и манифестам со стороны откормленной во времена «конвергенции» культурной элиты, но выражается во вполне откровенной, враждебной российскому обществу и государству, форме.

Явной такой декларацией стала постановка в Большом театре балета «Нуреев». Для тех, кто балетом не интересуется, постановке этой была придана максимальная публичность именно для того, чтобы превратить его в культурный манифест, в котором центральное место было отведено мужской наготе. Для особых ценителей.

Посредством данного культурного манифеста искусственно инициированное обсуждение гей-темы в российской культуре и степени ее уместности приняло широчайший, общенациональный характер. И особый акцент в медиа был сделан на том, что на премьере спектакля собрались не только деятели культуры, но и представители высшего политического руководства. То есть, в прямом смысле, элита российского общества.

Если сам Нуриев, в соответствии с легендой, заголял зад перед высшими чинами культуры в качестве манифеста своей инаковости и в знак презрения к ним, то нынешняя российская элита специально пришла, чтобы на это посмотреть.

Это было даже не открытие «окна Овертона», а именно манифест российских культурных элит о своем отношении к официально избранному курсу на пропаганду традиционных ценностей.

Затем подобных культурных экзерсисов и заявлений с выражением презрения к традиционному обществу, его вкусу, его ценностям со стороны деятелей российской культуры и медиа последует множество. Вплоть до последнего выпада Познера против православия.

Противостояние российской имущей и культурной элиты попытке политического руководства сменить внешнеполитический курс, а значит, и начать трансляцию на внутрироссийскую аудиторию иных ценностей, набирает обороты и проявляется все отчетливей.

Решено актуализировать тему патриотизма на памяти о прошедшей войне? Так нате вам комедию, действия которой происходят во время блокады Ленинграда!

В Третьяковке – выставка картин, воспевающая образы чеченских боевиков. В разгар войны в Донбассе в Москве – показ документального фильма героизирующего украинских карателей.

И это только видимая, публичная часть того, что происходит в российском обществе и отражается в культуре. Подводная часть этого айсберга, поколение уже воспитанное в духе западных ценностей, и представляет собой главную угрозу дальнейшему существованию российского государства.

Особенно в свете нынешней политической обстановки, в которой уже не пахнет, а смердит войной.

Потому что государство, в котором призыв в армию и официально декларируется, и воспринимается обществом как наказание, менее всего готово к войне!

И, к сожалению, сегодня в России дела с отношением молодого поколения к государству и к гражданскому долгу обстоят именно так!

Нынешнее лицо Русского мира

Последний культурный манифест российской культурной тусовочки, вернее, откровенный плевок в лицо русскому народу – выдвижение на конкурс «Евровидение» певицы Манижа.

Этническая таджичка будет выступать с номером «Русская женщина», в котором проповедуются тезисы повестки агрессивного феминизма. Сама певица делает общественную карьеру в России на защите прав геев и мигрантов.

Наплевать, на самом деле, на ее этническое происхождение. Так уж получилось, что в прошлом веке немало произведений значимых для российской культуры, в том числе и эстрадной, и создали, и исполняли люди разных национальностей.

Речь о том, что лицо России в Европе будет представлено фемактивисткой. Именно феминистическая повестка будет актуализирована таким образом и внутри страны, путем показа молодому поколению россиянок, что тема эта благодатна, поощряема, выгодна для социального успеха и общественного признания.

Наверняка это не то, что нужно в стране, столкнувшейся с естественным вымиранием и нежеланием молодого поколения заводить детей, отчетливо превратившимся в проблему национального масштаба.

Почему выбрана с этой темой именно мигрантка из Таджикистана? Да потому, что вопреки настоятельным требованиям российского общества ограничить число мигрантов из Средней Азии, вытесняющих коренное население из многих сфер деятельности, российские бизнес-круги настойчиво требуют открыть границы для трудовой миграции.

Потому что без таджиков, узбеков и киргизов у российского бизнеса не получается делать деньги в сельском хозяйстве, в строительстве, в сфере ЖКХ. И можно точно сказать, что своего эти представители бизнеса добьются.

Вместо того, чтобы повышать уровень оплаты труда и делать эти сферы привлекательными для коренного населения. Россия продолжает в точности, след в след, ступать по тому же пути, который привел Запад к кризису, с необходимостью завоза мигрантов, вместо вырождающегося местного населения, с возникновением неизбежного конфликта между мигрантами и коренными жителями.

И идет по нему, по требованию собственных бизнес-элит, для которых такие понятия, как воспроизводство местного населения, умножение или защита прав коренного населения, сохранение государствообразующего русского народа – пыль, ноль, ничего. В сравнении с ощутимой прибылью, которую обеспечивает труд мигрантов.

Феминистическая повестка?

А что, в Европе сейчас это модно! Это очередная декларация для внешних зрителей со стороны тех, кто это выдвинул: мы такие же, как вы! Мы свои, буржуинские!

Выражает ли выдвижение Манижи то, как хотели бы россияне, чтобы их представляли в Европе и окружающих странах? Олицетворяет ли те самые традиционные ценности, о которых уши прожужжали с высоких трибун, и «заложенные» куда угодно, только не в мозги подрастающему поколению россиян?

Да наплевать!

Еще недавно в ответ на «бородатую женщину» грозились послать на Евровидение танк, а теперь решили перещеголять европейцев в бородатости женщин.

Это выдвижение Манижи – очередной культурный манифест того сатанинского сборища, которое приватизировало управление российской масс-культурой и через него развращает и уничтожает российский народ. Новый акт войны российских культурных элит против российского же народа.

И декларация для российского общества, что для него теперь является желательным. Настолько поощряемым, что этому доверяют теперь представлять всю страну.

И вот такая публичная декларация совершенно обесценивает все высокопарные речи и заложенные в законы слова о «союзе мужчин и женщин», о «государствообразующем народе».

Делается это сознательно и продуманно.

Потому что интересы имущих и обслуживающих их культурных элит на сегодня кардинально расходятся с интересами русского народа и российского общества. До уровня открытого, явного конфликта.

В том числе – и с целью разжигания этого конфликта, потому что очень трудно сменить элиты в государстве или образ их мышления без разрушения самого государства. А именно к этому провоцируют и подвигают сегодня внешние силы русский народ.

И отсутствие разумного противодействия этим попыткам со стороны политического руководства, патриотически настроенной части чиновничества, ставит представителей этого народа перед чудовищным выбором. Либо смириться с тем, что через медиа детям рекламируют гей-культуру, на европейской сцене страну представляют фемактивистки, рабочие места занимают мигранты, и из-за этого местным платят за труд меньше, и людей посылают служить Родине в качестве наказания, либо восстать против тех, кто это делает. Против существующих элит. То есть против государства! И уничтожить свой дом собственным руками.

А это Россия уже проходила. Два раза за последнее столетие.

И оба раза под влиянием внешней провокации и с подачи самих правящих элит, которые решили развернуть страну в своих интересах.

Найдется ли на этот раз сила, способная остановить этот чудовищный самоубийственный процесс?

 

Юрий Барбашов

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх