Отбросит ли Brexit Ольстер на 50 лет назад?

12 августа 1969 года стало началом кровавой «Смуты» в Северной Ирландии, однако мрачное прошлое может вернуться в случае Brexit – нового разделения Зелёного острова

Ровно полвека назад начался унесший жизни свыше 3,5 тысячи человек конфликт в Северной Ирландии между нацеленными на воссоединение острова католиками-«республиканцами» и «лоялистами»-протестантами, настаивавшими на сохранении Ольстера в составе Британии, которых поддерживала посланная Лондоном армия.

Формальным окончанием конфликта считается 10 апреля 1998 года, когда было подписано компромиссное Белфастское соглашение, удовлетворившее в целом обе стороны. 23 мая оно было одобрено на референдуме большинством жителей региона, после чего террористы угомонились, хотя породившие их активность проблемы не были решены полностью. 

Отмечание 50-летнего юбилея начала «Смуты» имеет, однако, вовсе не академический характер. Поскольку планы выхода Британии из Евросоюза, которые намерено реализовать любой ценой нынешнее правительство в Лондоне, бередят старые, не вполне зарубцевавшиеся раны, угрожая отбросить Ольстер на полвека назад.

Как это было

События, получившие название «The Troubles» («Смута»), начались 12 августа 1969 года в городе Дерри (официальное название - Лондондерри). Там стартовали охватившие затем весь Ольстер, включая его столицу Белфаст, столкновения «республиканцев» с «лоялистами» и полицией, к которой вскоре присоединилась «задержавшаяся» на острове на 38 лет британская армия. Как и террористические группировки с обеих сторон, прежде всего, различные разновидности Ирландской республиканской армии (ИРА).

С 1969-го по 2007 год погибли 3524 человека, включая 1857 гражданских лиц, более 47 тысяч получили ранения.

В 70–80-е годы ХХ века в Ольстере шла настоящая война. Фото: www.globallookpress.com 

Пули и взрывы бомб не щадили никого – ни солдат, ни полицейских, ни мирных жителей, ни террористов. В Ольстере процветали пытки, функционировали концлагеря, вызывавшие ужас в Европе. Этот этнополитический по своей природе конфликт распространился и на английскую территорию. Даунинг-стрит, 10 ирландские «республиканцы» обстреляли из миномёта. У здания парламента в Лондоне осуществили взрыв. От их рук погиб не имевший никакого отношения к ирландским делам прославленный британский военачальник и адмирал лорд Луис Маунтбеттен – последний вице-король Индии, дядя герцога Эдинбургского Филиппа.

С 1980-го по 1991 год, например, ИРА совершила 120 терактов на территории Британии и ещё 53 – в других странах мира. В противовес воинственным ирландским националистам-католикам протестанты – потомки английских и шотландских переселенцев – создали свою собственную террористическую структуру: «Ассоциацию обороны Ольстера».

Кто следил за политическими событиями в 70–80-е годы прошлого века, хорошо помнит, что кровавые новости из Северной Ирландии поступали ежедневно и часто доминировали на новостных полосах газет и на телевидении – и в Британии, и в СССР. Рассказы очевидцев о том, что там творилось,  шокировали.

Было и прошло?

Какое всё это имеет отношение к дню сегодняшнему? Самое прямое. Потому что североирландский конфликт, как подчеркивает Русская служба Би-би-си, «по-прежнему остаётся неразрешённым», и в Ольстере «в настоящее время продолжают существовать протестантские и католические милитаризированные организации, в том числе большинство течений ИРА». Стены городов и районов, в которых живут обе общины, до сих пор исписаны лозунгами, напоминающими о тех временах. В результате «теперь все на острове Ирландия опасаются», что из-за Brexit «мирный процесс будет сорван и в Северной Ирландии снова будут грохотать выстрелы и взрывы», ведь разрыв Лондона с Брюсселем может сорвать выполнение Белфастского соглашения. Именно такая постановка вопроса, признает Би-би-си, «стала общим местом» в политических дискуссиях в Британии и Ирландии.

Конечно, добавим от себя, есть во всём этом элемент запугивания сторонников Brexit. Но опасения такого рода всё равно обоснованы.

Причём не имеет даже большого значения, будет Brexit «мягким» или «жёстким». Дело в том, что Белфастское соглашение исходило из того, что между Британией и Ирландией не будет границы, а граждане обеих стран будут чувствовать себя на другой стороне как дома, пользуясь практически равными правами с местным населением.

Убитого ирландскими террористами лорда Луиса Маунтбеттена хоронила вся Англия как последнего из великих. Фото: www.globallookpress.com

На Зелёном острове такая ситуация, как видим, создалась раньше, чем в ЕС, но теперь в случае Brexit она изменится – с появлением на внутренней ирландской границе таможенных постов и очередей из автомобилей. Утрата иллюзии ирландского единства особенно больно ударит по чувствам и гордости «республиканцев». Поскольку за прошедшие десятилетия Ирландская республика стала более богатой и процветающей страной, чем Ольстер и Британия в целом, хотя в прошлом сильно отличалась от них своей бедностью.

Кто станет «горючим материалом»?

В Дублине, Белфасте и Лондоне в связи с этим высказываются опасения, что любые попытки воссоздать границу между двумя частями Ирландии приведут к тому, что против этого взбунтуются местные жители.

«Для националистически настроенной молодёжи, в особенности для маргинализированных молодых людей, более восприимчивых к пропаганде насилия, которую ведут диссидентские группы республиканцев, включая «Новую ИРА», разрушение границы тут же после её создания может стать абсолютным смыслом существования», – цитирует Би-би-си доклад, подготовленный ирландским сенатором Марком Дэли и экспертами ЮНЕСКО Пэтом Доланом и Марком Бреннаном.

По их мнению, которое разделяют и североирландские социологи, и жители приграничных районов, сторонники единой Ирландии сочтут таможенные пункты на границе символом разделённости острова и своей «законной» мишенью:

При нападении на такой пункт могут быть столкновения. Случайные жертвы. Близкие захотят отомстить. И пошло-поехало снова, как полвека назад...

«Горючим материалом» окажется именно молодёжь, которая родилась после «Смуты» и не помнит – в отличие от старших поколений – её ужасов.

 

Что грядёт?

На первый взгляд кажется, что это обстоятельство сужает потенциал возможных протестов и опровергает алармистские прогнозы, поскольку молодёжь составляет меньшинство населения. Но это не так. И 30, и 40, и 50 лет назад в конфликте тоже участвовало меньшинство населения, но ему вполне удалось испортить надолго жизнь большинству.

Недавняя смерть в Дерри журналистки Лиры Макки, случайно застреленной метившим в полицейских боевиком-«республиканцем», является напоминанием о том, что всё возможно. Уже есть данные о том, что в «Новую ИРА», которую власти Британии и США считают террористической организацией, из-за угрозы Brexit влились несколько десятков новых членов.

Смерть журналистки Лиры Макки: в Ольстере снова стреляют и убивают людей. Лира Макки. Скриншот www.youtube.com

Серьёзным поводом к террору с обеих сторон может стать референдум об объединении Ирландии, о необходимости проведения которого уже говорят противники «жёсткого» Brexit. За такой референдум выступает ирландская националистическая партия «Шинн Фейн», которая действует по обе стороны границы. Её программной целью является объединение Ирландии.

Военизированные группировки протестантов наряду с экономически и социально маргинализированной молодёжью этой общины также выступят против. Таким образом, конфликт обеспечен.

Лондон и Дублин в настоящий момент по своим соображениям не хотят проведения такого референдума. Но это не значит, что власти обеих стран не изменят своей позиции в будущем.

Тем более что почвы для недовольства и дестабилизации ситуации хватает и без того. Негативно повлиять в этом плане на ситуацию в Ирландии могут и события в Шотландии, которая на референдуме 2016 года об отношениях с ЕС также проголосовала против разрыва с Брюсселем. Если шотландцы реализуют свои угрозы в случае Brexit выйти из состава Соединённого Королевства, то немедленно забурлит и Ирландия.

Серьёзный экономический и соответственно социальный ущерб от Brexit в краткосрочной и среднесрочной перспективах, который затронет практически всех, также подольет масла в огонь.

Вновь «запалить» Ольстер в таких условиях будет, увы, совсем нетрудно, что придаёт особую мрачность отмечаемому сегодня юбилею. Скорее всего, прежнего размаха противостояния всё же не будет, но в том, что ситуация резко осложнится и возможны различные сюрпризы, сомневаться тоже не приходится.

Источник ➝

COVID-19. Это вам не грипп!


Утверждения, что коронавирус нового типа не так уж и страшен, что это как бы новый вид гриппа, не очень нас убеждают, когда мы видим применяемые санитарно-эпидемиологические меры и слышим сводки с фронтов войны со всего мира с этим заболеванием. Ни один вид гриппа, включая атипичную пневмонию, такими последствиями не сопровождался.

Чем коронавирус отличается от вируса обычного гриппа?


Нам сообщают и наши, и не наши медицинские светила, как уберечься от нового вируса, но мало что говорят о самом этом вирусе.
Мы не медики, но всё же не без высшего образования, как говорил один эксперт-юморист, а кое-какую самую простую, невинную информацию об этом вирусе нам удалось получить из источников, близких к санитарно-эпидемиологическим службам, и, конечно, к сервисам Интернета.

По сравнению с вирусом гриппа COVID-19 просто гигант, Гулливер в стране лилипутов. Поэтому обычные медицинские маски его задерживают, в отличие от вирусов обычного гриппа. Поэтому людям с подозрением на коронавирус, как и советуют эксперты, маски действительно нужно надевать: они будут его задерживать.

Большие размеры COVID-19, естественно, сильно увеличивают его «вирусный» вес, поэтому он «плохо летает» в воздухе и относительно быстро где-нибудь оседает. С этим связана рекомендация держаться друг от друга на «социальной дистанции» хотя бы в один метр: коронавирус от потенциального носителя до вас просто «не долетит».

Однако тяжёлый COVID-19 хорошо оседает на различных поверхностях, поэтому мы можем его «подцепить» руками с каких-то поверхностей или предметов, мимо которых носитель коронавируса просто прошёл. Поэтому мы видим потрясающие воображение кадры дезинфекции общественного транспорта и целых улиц и городов. Поэтому нас призывают, и совершенно правильно, чаще и тщательно мыть руки и дезинфицировать всё, до чего дотянетесь. И до чего может дотянуться потенциальный носитель коронавируса.

В этой связи маска на лице защищает нас не столько от вдыхания коронавируса, он до вас не долетит, но от инстинктивного касания лица своими же руками, которыми вы можете, где-то мимо чего-то проходя, коснуться заражённых поверхностей.

Самое неприятное


Всё-таки важно понимать, почему всё это нужно делать. Потому что есть ещё одна крайне неприятная характеристика COVID-19: он сохраняет живучесть и патогенность, как сообщают источники, на картоне – до трёх дней, на металле и пластике – до нескольких недель…

Это свойство, на наш взгляд, позволяет рассматривать его всё-таки как биологическое оружие безотносительно происхождения. Поэтому применяется военная медицинская техника для дезинфекции от COVID-19, и наш санитарный спецназ повёз в Италию КамАЗы для санитарной обработки итальянских улиц.

Большая живучесть COVID-19 в окружающей среде сильно отличает его от обычного гриппа, поэтому этот коронавирус – не грипп: от гриппа подобной санитарной обработки не делали и не делают ввиду отсутствия такой необходимости, военно-медицинские карантины не вводят.

Всё это, вместе взятое, вызывает большие вопросы о происхождении коронавируса нового типа, не говоря уже о его патогенности и способах борьбы с ним. Здесь нам остаётся только повышать свою дисциплину и иммунитет и надеяться на успехи наших вирусологов.

Опыт, сын ошибок трудных


Американские и британские учёные выступили недавно с совместным заявлением о естественном происхождении коронавируса COVID-19 в результате встречи то ли в природе, то ли на рынке диких животных Хуанань в городе Ухань летучей мыши и змеи. В каком-то виде.

Вообще, встречу летучей мыши и змеи можно относительно легко воспроизвести в лабораторных условиях. Возможно, китайские вирусологи в Ухане этим уже занимаются.

Если в результате этого эксперимента удастся выделить COVID-19, то американо-британская гипотеза о естественном его происхождении блестяще подтвердится, ну а если не удастся или получится что-то совсем другое?



Тогда возникнут естественно-научные вопросы к американо-британским вирусологам, и не только к ним.
Автор:
Виктор Каменев
Использованы фотографии:
Gerd Altmann

Картина дня

))}
Loading...
наверх