БАЗА 211- ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ

73 456 подписчиков

Свежие комментарии

  • Владимир Тамбасов
    Помогать фашистам - его фишка - они же "братья" и статья о "братьях" написана к тому же, чтобы мы не возбухали по пов...«Северный поток -...
  • Лариса Голубицкая
    Нельзя,хорошая есть крыша! Этот сбер давно уже не российский!Плевали мы на сан...
  • Валерий Денисов
    У всех есть диаспорские лобби, у русских нет ничего, самый незащищенный народ. Поэтому его легко обманывать с пенсия...Новые поправки: о...

"Обманули дурачка на четыре кулачка". Путин объяснил, почему не сделает ошибки Горбачёва

Обманули дурачка на четыре кулачка. Путин объяснил, почему не сделает ошибки Горбачёва
 Интервью Владимира Путина журналисту американского телеканала NBC Киру Симмонсу. Фото: kremlin.ru

Интервью Владимира Путина американскому каналу NBC интересно тем, что американец задал Путину все те вопросы, которые на завтрашней встрече в Женеве озвучит Байден. Ничего другого в западной копилке нет. Значит, по вопросам и ответам этого телеинтервью можно составить достаточное впечатление о том, что будет на самих переговорах. Как Запад будет давить на Путина и с каким выражением лица Путин не прогнётся.

Самое смешное, что в NBC не слишком торопились с опубликованием интервью Владимира Путина. На официальном сайте Кремля уже можно было ознакомиться с беседой во всех подробностях, а на сайте NBC всё ещё была только новость про то, что корреспондент задал президенту России острые вопросы. Как будто это у американцев выходной по случаю празднования Дня России. 

Серьёзные вопросы обсуждать не готовы

Конечно, дело не в выходных: Путин в очередной раз сумел поставить западных партнёров в тупик, и они не сразу собрались с силами, чтобы выложить его жёсткие ответы на свои "острые вопросы".

Однако вопросы в самом деле небезынтересные – они показывают уровень, на котором США теперь ведут переговоры.

Политолог Илья Гращенков описал этот уровень таким образом:

Пару недель назад в эфире одного федерального телеканала  я предположил в числе главных тем переговоров президентов – три: Навального, Лукашенко и Украину. Тогда все предположили, что обсуждать такую мелочь серьёзные люди не станут… Для них более пристало вести речи о Сирии, Афганистане и СНВ. Но вот устами Симмонса нам анонсируют основные темы, и они в точности совпадают с моим прогнозом, только к ним можно добавить вопросы по кибератакам, притеснения оппозиции, дружбу с Китаем и возможный уход Путина. Согласитесь, список довольно необычный?

Симмонс – тот самый корреспондент, которому выпала честь задать "острые вопросы", и среди них нет практически ни одного, которые должны были бы обсуждать "серьёзные люди". Очень интересно смотреть, как Владимир Путин спокойно указывает, какие проблемы действительно влияют на "стабильность и предсказуемость" отношений России и США – и как выясняется, что американцу эти вопросы неинтересны и даже не очень понятны. Ну вот, говорит наш президент, мы очень ценим предсказуемость. Посмотрите теперь, как Америка ведёт себя в Ливии – взяли и разрушили страну, в Сирии, в Афганистане – взяли и вдруг на ровном месте выводят войска, и плевать, что там дальше случится. Где же здесь предсказуемость? Но американец не готов об этом говорить.

Он вообще не готов говорить ни на одну серьёзную тему. И этому есть объяснение:

Администрация Байдена & Харрис, похоже, не собирается играть в сложный политес и понимает, что их возрастной президент может не осилить "опытного вербовщика",

– говорит Илья Гращенков.

Раз так, надо показать, что Америка перед Россией не прогибается. А на каких вопросах это реально можно сделать? Только на рассуждениях о "правах человека" – то есть на чистой демагогии, замешанной на вмешательстве в русские внутренние дела. Хорошо бы ещё при этом вывести Путина из себя и показать это в эфире. 

Но давить и обманывать готовы вполне

Поэтому назойливые и по большому счёту бессмысленные вопросы о Навальном, педалирование этого имени ("его зовут Навальный!" – с пафосом, достойным лучшего применения) и полный, как сказали бы в лучшие времена дипломатии, афронт со стороны президента России – "он просто гражданин России, каких много" с переходом в контрнаступление: хотите поговорить о тюрьмах? Ну, давайте поговорим о том, как вы похищаете наших граждан в третьих странах, а заодно о том, что у нас с вами до сих пор нет договора о взаимной выдаче преступников. Может, заключим такой договор?

Журналисту Симмонсу нечего Путину ответить, и это не потому, что он лично глуп или плохо подготовился к интервью. Он участвует в публичной репетиции переговоров, и его неспособность что-то сказать – по существу, это завтрашняя неспособность президента Байдена.

Вот про расширение НАТО. Позиция России хорошо известна, "красные линии" обозначены предельно ясно. "Западные партнёры" лезут на рожон: в последнем натовском коммюнике сказано, что Украину и Грузию могут принять в альянс в течение десяти лет. Корреспондент NBC пытается сказать (как будет пытаться это сделать и Байден в Женеве), что ничего страшного не происходит, нет необходимости нервничать и вообще вы сами виноваты. Вот как это выглядит:

Симмонс: Очень часто эти учения, которые мы проводим, это же в ответ на ваши действия и на ваши учения. Ваше противостояние с НАТО во многом ведь усугубило ситуацию, и НАТО своего рода играет в оборону.

В. Путин:

Ничего себе оборона! В период Советского Союза ещё Горбачёву, он, слава Богу, жив-здоров, спросите у него, устно, но всё-таки было обещано, что не будет расширения НАТО на восток. Ну и где эти обещания? Две волны расширения…

К. Симмонс: Где написано, где было закреплено это обещание?

В. Путин:

Вы молодец! Правильно, обманули дурачка на четыре кулачка ‒ у нас так в народе говорят. Надо всё закреплять на бумаге.

То есть Запад делает вид, что не понимает причин российского беспокойства, а Путин говорит, что Россия больше не считает, что Запад достоин доверия. Не может быть больше никакого доверия к заявлениям типа "это не против вас" или "это только ответные меры". И никаких заверений "мы больше не будем" тоже больше не может быть. Может быть только обязывающий обе стороны договор. Возможно, договор о ненападении.

Да, напоминает о ситуации перед Второй мировой войной и да, красная линия, о которой всё время идёт речь, – это линия, за которой война. Единственное, что осталось выяснить, понимают ли это в НАТО (вероятно, нет), лидеры "Большой семерки" (вероятно, не все) и лидеры Америки, включая самого "сонного Джо".

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх