Османские пираты, адмиралы, путешественники и картографы


В предыдущих статьях мы рассказали о некоторых знаменитых корсарах и адмиралах Магриба и Османской империи. Сейчас мы продолжим этот рассказ. Вначале поговорим о двоих известных турецких моряках, которые прославились не только в сражениях, но и оставили значительный след в науке, литературе и культуре.

Пири-реис


Ахмет ибн-и эль-Хадж Мехмет эль-Карамани, более известный как Пири-реис, – не только знаменитый картограф, но также капитан турецкого военного корабля, и адмирал базировавшегося в Суэце флота Индийского океана.



Османские пираты, адмиралы, путешественники и картографы

Пири-реис. Современная турецкая стилизация под средневековую миниатюру

Он родился в 1470 году и был племянником османского адмирала Кемаль-реиса, того самого, что по приказу султана Баязида II на кораблях своей эскадры эвакуировал из Испании часть евреев, вынужденных покинуть страну после издания католическими королями Изабеллой и Фердинандом Гранадского эдикта и погиб во время кораблекрушения в 1511 года.


На корабле Кемаль-реиса наш герой в возрасте 17 лет принял участие в нападение на Малагу и до гибели этого адмирала (1511 г.) сражался на море с испанцами, венецианцами и генуэзцами, а затем до 1516 года занимался картографической работой. Фрагмент первой его карты, изданной в 1513 году, можно было увидеть на банкноте номиналом 10 лир 8-й серии, которая была в обращении с 1 января 2005 года до 1 января 2009 года:


Турецкая банкнота 10 лир 8-й серии, которая была в обращении с 1 января 2005 года до 1 января 2009 года

Его главный труд, «Китаб-и-бахрие» («Книга морей»), был опубликован в 1521 году: это атлас, содержащий 130 описаний и навигационных схем побережий и портов Средиземного моря. В 1526 году вышел расширенный вариант атласа, в котором было уже 210 карт. Труд был поистине грандиозным и вызывает огромное уважение, поскольку в своей работе Пири-реис изучил огромное количество источников, в том числе античных (самые ранние относятся к IV веку до н. э.) и не дошедших до нашего времени. Кроме того, сам Пири-реис указывает, что пользовался картами, имевшимися на трофейных испанских и португальских кораблях (в том числе захваченных в акватории Индийского океана), арабскими картами, а также копию карты Колумба, оригинал которой утрачен.


Правильные представления Пири-реиса (или неизвестного автора использованных им карт) о форме и размерах Земли вызывают удивление у современных географов. А некоторые из этих карт, на которых были изображены побережье Бразилии, Анды, Фолклендские острова и даже очертания Антарктиды, многими историками считаются поддельными. Но на этих фрагментах карт сохранились подлинные автографы Пири-реиса, что окончательно запутывает ситуацию.

Особенно много шума наделала именно «карта Антарктиды». На ней, правда, отсутствует пролив Дрейка, нет ледового покрова, имеются изображения рек, лесов и животных, однако очертания побережья принцессы Марты, Земли Королевы Мод и полуострова Палмер вполне узнаваемы. При этом современные исследователи полагают, что найденная карта является фрагментом другой, и «центром мира» на утерянной «большой» карте должен являться Каир или Александрия. Поэтому высказаны предположения, что первоисточником послужила не дошедшая до нашего времени карта из знаменитой Александрийской библиотеки.


Пири-реис. Карта, датированная 1513 годом

Впрочем, имеются версии, что изображена на этой карте всё же не Антарктида, а восточное побережье Южной Америки (несколько искажённое), береговая линия Центральной Америки (тоже восточное побережье) или юго-восточная Азия с Японией.


Один их вариантов проекции карты Пири-реиса на современную

В 1516 году Пири-реис вернулся на флот, принимал участие в завоевании Египта и Родоса, активно сотрудничая с Хайр-ад-Дином Барбароссой и Курдоглу-реисом. В 1524 году именно его корабль выбрал для путешествия в Египет великий визирь Ибрагим-паша.

В 1547 году, получив адмиральское звание «реис», был направлен в Суэц, где стал командующим флота Индийского океана.


Пири-реис, бюст, Морской музей, Стамбул

Он нанес несколько серьезных поражений португальцам, занял Аден, Маскат, полуостров Катар и острова Киш, Ормуз и Бахрейн, вынудив португальцев уйти с Аравийского полуострова.


Португальский галиот с рабами. Иллюстрация из путевого дневника Яна Гюйгена ван Линсхотена (1596)

За неподчинение приказу султана Пири-реис был казнён в возрасте 84 лет, но современная Турция гордится им, его имя присвоено первой подводной лодке турецкого производства, спущенной на воду в декабре 2019 года.


Подводная лодка «Пири-реис», длина 68 метров, экипаж 40 человек

Сейди Али-реис


В знаменитой битве при Превезе, о которой было рассказано в статье «Исламские пираты Средиземного моря», правый фланг победоносного флота Хайр-ад-Дина Барбароссы возглавлял Салах-реис (о нем рассказано в статье «Великие исламские адмиралы Средиземного моря»). А левым командовал Сейди Али-реис (Seydi Ali Reis).




Seydi Ali Reis на монете в 50 лир, 2013 год

Он родился в Галате в 1498 году, его дед занимал пост начальника военно-морского арсенала, отец заведовал Bahriye Dârü's-Sınaası (дословно – что-то вроде «центр военно-морской промышленности). Неудивительно, что и мальчик пошёл по этой части – свою службу начал в военно-морском арсенале. В 1522 году он принимал участие в осаде Родоса, которая закончилась изгнанием с этого острова госпитальеров. Далее служил под командой Синана-паши и Тургута-реиса (о них было рассказано в статье «Ученики» Хайр-ад-Дина Барбароссы»).

Адмиральскую должность Сейди-Али получил в конце 1552 года, когда был назначен командующим флотом Индийского океана.

Прибыв в Басру (порт в Персидском заливе), он организовал ремонт и вооружение новыми пушками 15 находившихся там галер, которые потом следовало перевести в Суэц. Приведя суда этой эскадры в порядок, он вышел с ними в море, и через 10 дней столкнулся с португальским флотом, состоявшим из 25 кораблей, среди которых были 4 больших парусных корабля, 3 галеона, 6 сторожевых кораблей и 12 галер. Ожесточённое сражение закончилось «вничью», многие суда получили серьёзные повреждения, один из португальских галеонов был потоплен. С наступлением темноты эскадры разошлись, и вступить в новое сражение уже не решились.

Новое столкновение с португальцами произошло через 18 дней: сын португальского губернатора Маската (Оман) во главе 34 судов атаковал уже потрёпанную османскую эскадру. В этом сражении каждая из сторон потеряла по 5 кораблей. Через несколько дней Сейди-Али-реис привёл оставшиеся корабли в порт Гвадар (в настоящее время находится в составе современной пакистанской провинции Белуджистан), где был дружелюбно встречен местными жителями и, наконец, смог пополнить запасы продовольствия и пресной воды. На пути к Йемену эскадра попала в шторм, который продолжался 10 дней и отнёс их к побережью Индии. Причалить они смогли примерно в двух милях от города Даман. За время этого шторма корабли получили такие повреждения, что отремонтировать их было практически невозможно: по утверждению Сейди-Али было просто чудом, что они смогли на них добраться до берега. По соглашению с правителем Гуджарата (сейчас – штат на западе Индии), корабли со всем вооружением были переданы местным властям в обмен на право свободного передвижения и обещание заплатить за них, но не адмиралу Сейди-Али, а властям Порты. Многие из османских матросов перешли на службу к местному султану, во главе оставшихся Сейди-Али-реис двинулся к Сурату. Оттуда он начал своё сухопутное путешествие (продлившееся два года и три месяца) в Константинополь: через Дели, Кабул, Самарканд, Бухару, Ирак, Анатолию.

Сулейману Великолепному Сейди-Али-реис привёз письма правителей 18 государств, которые он посетил за время своего пути.

Султан принял его извинения за потерю кораблей, приказал выплатить жалованье за 4 года и назначил на придворную должность мутеферрика, предполагавшую ежедневное получение жалованья в размере 80 ахче.

Но прославился этот адмирал всё же не морской службой, а книгой «Зерцало стран», переведённой на множество языков: это описание его великого путешествия, которое не утратило своего исторического и литературного значения и в наше время.

Сейди Али известен также как автор многих стихов, написанных под псевдонимом Катиб-и Руми (Книжник Запада).

«Первый» (Старший) Мурат-реис


Ещё один великий пиратский адмирал Магриба родился в албанской семье в 1534 году – то ли на острове Родос, то ли в Албании. Когда мальчику исполнилось 12 лет, он, подобно Джованни Галени, попал в плен к одному из капитанов берберийских пиратов – некоему Кара Али, и, также приняв Ислам, присоединился к корсарам. Впрочем, есть другая версия, согласно которой к пиратам Мурат присоединился добровольно, и ни к кому-нибудь, а сразу к Тургуту-реису. Известно также, что некоторое время Мурат служил на корабле Пири-реиса.

Первый из самостоятельных рейдов Мурата оказался неудачным – его корабль разбился о скалы – в 1565 году. Но уже во время второго рейда он захватил три испанских корабля.


Испанская шебека

Далее он находился в подчинении у ставшего правителем Алжира Улуджа-Али. В 1570 году во главе 25 галер участвовал в захвате последней венецианской крепости на Кипре – Фамагусты.

В 1578 году Мурат-реис, командуя эскадрой из 8 галиотов, у берегов Калабрии напал на два больших сицилийских судна, захватив один из них и, заставив флагманский корабль (на борту которого находился герцог Терра-Нова), выброситься на скалы. В 1585 году он, первым из алжирских пиратов, вышел в Атлантику, посетил марокканский Сале и атаковал Лансароте – самый северный из Канарских островов: захватил триста пленных, в числе которых оказался и губернатор.

В 1589 году победил в бою с галерой госпитальеров «Ла Серена», которая вела на Мальту захваченный турецкий корабль.

После этого Мурат-реис был назначен командующим галерным флотом Алжира.


Галера берберийских пиратов

В 1594 году Мурат, командуя четырьмя небольшими галиотами, захватил два тосканских галеаса.


Галеас

Погиб этот пиратский адмирал в 1609 году, когда его корабли сошлись в бою с эскадрой из 10 французских и мальтийских кораблей, среди которых был знаменитый «Галеоно Росса» – 90-пушечный боевой галеон, известный как «Россо инферно» («Красный ад» или «Адский Красный»). Тогда были захвачены 6 из 10 вражеских кораблей, в том числе и «Красный галеон», 160 пушек и 2000 мушкетов, а также 500 матросов и солдат, но Мурат-реис получил смертельное ранение. Адмирал скончался на пути к Кипру, и, согласно его завещанию, был похоронен на острове Родос.


Мечеть и могила Мурата-реиса Старшего на острове Родос

В Турции в его честь получила название одна из подводных лодок.


Подводная лодка Murat Reis

Пийале-паша



Bust of Piyale Pasha, Istanbul, Naval Museum

Еще один великий адмирал Османской империи, Пийале Мехмед-паша (Piyale Mehmed Paşa), был то ли венгром, то ли хорватом, родившимся в Венгрии в 1515 году. В Турцию он попал в детском возрасте (вероятно, после битвы при Мохаче – 29 августа 1526 года), был обращён в ислам и сделал головокружительную карьеру, став третьим человеком в империи.

Мальчик, видимо, оказался чрезвычайно умным и талантливым, потому что был направлен в Эндерун, находившуюся в третьем дворе дворцового комплекса Топкапы школу, где обучались самые способные «чужеземные мальчики», взятые в завоёванных христианских странах по системе «девширме» (об этом было рассказано в статье «Янычары и бекташи»).


Эндерун, библиотека Ахмета III

Обучение в этой школе было весьма серьёзным и включало семь ступеней: «Малая палата», «Большая палата», «Палата Сокольничьего», «Военная палата», «Палата эконома», «Казначейская палата» и, высшая ступень – «Личные покои». Чем дальше продвигался ученик по этим ступеням, тем более престижную должность он потом занимал.

Выпускники «Военной палаты» обычно направлялись служить в части сипахов. Закончившие «Палату эконома» занимались хозяйственным обеспечением дворца и мечетей, либо направлялись на службу в гвардейские кавалерийские соединения (kapi kullari – личные невольники султана). Выпускники «Казначейской палаты» становились дворцовыми служащими, либо также направлялись в султанскую гвардию. Ученики, прошедшие обучение в палате «Личных покоев», становились старшими пажами, камердинерами, оруженосцами султана, либо конюшими. Наш герой, прошёл все ступени Эндеруна, и в 1547 году мы видим его в должности капыджибаши – начальника внутренней охраны султанского дворца. В это время ему было 32 года. Согласитесь, что в Венгрии этому мальчику, сыну бедного сапожника, такая карьера даже и не приснилась бы.

Сулейман I (Великолепный) вообще очень ценил этого адмирала и в 1566 году даже выдал за него замуж свою внучку – дочь шехзаде (титул сына или внука султана), будущего султана Селима II (её звали Гевхери Мулюк-султан), что было невероятной честью.


Такими увидели Сулеймана Великолепного и его сыновей зрители сериала «Великолепный век»

Селим был сыном «роковой женщины Османской империи» – Роксоланы (Хюррем Хасеки-султан), и в Турции его называли «Светловолосым». Но в историю он вошёл под прозвищем «Пьяница».

Никогда не видевший Роксолану Тициан решил, что она должна выглядеть так:


А вот такими Сулейман и Роксолана предстают перед нами на гравюре неизвестного художника (около 1550 г.):


Надпись на этом парном портрете гласит:

«La piu bella e la piu favorita donna del gran Turcho dita la Rossa» (Самая красивая и самая любимая женщина Великого турка, русская).

А это кадр из сериала «Великолепный век»:


Но вернёмся к бравому адмиралу и зятю османских султанов Пийале-паше.

В 1554 году Пийале был назначен пашой Галиполи, вместе с Тургутом-реисом атаковал острова Эльба и Корсика, а в 1555 году командовал турецкий эскадрой, действовавшей в союзе с французским флотом.

В 1556 году его эскадра захватила Оран и Тлемсен, в 1557 – Бизерту, в 1558 – остров Майорка, где были взяты в плен множество христиан. В том же году, действуя вместе с Тургутом-реисом, захватил город Реджио-ди-Калабрия.

Угроза средиземноморским побережьям христианских стран была столь велика, что по инициативе испанского короля Филиппа II был создан союз, к которому примкнули Генуэзская республика, Великое герцогство Тосканское, папская область и Орден госпитальеров. Командовать испанскими кораблями был назначен герцог Мединасели – вице-король Сицилии. Союзниками испанцев руководил Джованни Андреа Дориа – сын племянника знаменитого генуэзского адмирала (Андреа Дориа, о нём было рассказано в предыдущих статьях). Позже Джованни примет участие в сражении при Лепанто.


Джованни Андреа Дориа

На остров Джерба был высажен десант (около 14 тысяч человек), турецкий форт Бордж-эль-Кебир пал, шейхи Джербы признали власть Филиппа II и согласились на дань в размере 6 тысяч экю. Однако, как следует насладиться своей победой, союзники не успели: 11 мая к Джербе подошёл флот Пийале-паши, в составе которого были и корабли Тургута-реиса.

Морское сражение состоялось 14 мая в проливе у островов Керкенна: союзный флот христиан был практически уничтожен. Через два месяца капитулировали европейские войска на Джербе. В плен было взято около 5000 солдат и офицеров, в числе которых оказались Дон Санчо де Левия (командир эскадры Сицилии), генерал эскадры Неаполя Дон Беренджер Кекеннес и командир испанского гарнизона Джербы дон Альваре де Санде, который позже отклонил предложение, приняв Ислам, возглавить турецкую армию в войне с Персией. Этот триумф Пийале-паши был омрачен обвинениями великого визиря Рустема-паши в том, что адмирал не выдал османским властям сына герцога Мединасели Гастона, чтобы самому получить выкуп за него. Но визирь умер, и расследование не было доведено до конца. Более того, в 1565 году удачливый адмирал был назначен капудан-пашой. Говорят, что тогда он нашёл свою мать и привёз её в Константинополь, где она и жила, оставаясь христианкой.

В должности капудан-паши он возглавил экспедицию против Мальты (Великая осада Мальты). Сераксиром (главнокомандующим сухопутными силами) у него был Кизилахметли Мустафа-паша, чуть позже прибыл и Тургут-реис, который погибнет при осаде форта Сент-Эльм.


Маттео Переса д`Алеччо. Тургут-реис, Мустафа-паша и Пийале-паша на Мальте, фреска XVI века

Захватить Мальту тогда так и не удалось.

«Только со мной мои армии добиваются триумфа!»
,
– сказал по этому поводу султан Сулейман.

Сераскир этой экспедиции был разжалован, но Пийале-паша расположения султана не утратил. В апреле следующего года он без боя захватил острова Хиос и Наксос, а потом разграбил побережье Апулии.

В сентябре 1566 года умер султан Сулейман, на престол Османской империи взошёл его сын Селим (напомним, что Пийале-паша был женат на его дочери).


Selim II, портрет, Austrian National Library

Во время его коронации в Константинополе вспыхнул очередной мятеж янычар, которые сбросили выехавшего к ним для переговоров Пийале-пашу, с лошади. Успокоились они, лишь получив значительные суммы денег в качестве «подарков» и добившись повышения жалованья. Кроме того, Пийале-паша был вынужден уступить должность главнокомандующего флотом аге янычар Муэдзинзаде Али-паше. Именно он командовал османским флотом в сражении при Лепанто (1571 г.), и, по мнению многих, его некомпетентность стала одной из главных причин поражения:

«Великий адмирал Османского флота в своей жизни не командовал даже гребной лодкой»
,
– писал по этому поводу турецкий историк XVII века Кятиб Челеби.

(О битве при Лепанто было рассказано в статье «Великие исламские адмиралы Средиземного моря».)

Но вернёмся к Пийале-паше. Получив пост второго визиря, после поражения при Лепанто он совместно с Улуджем-реисом работал над восстановлением и реформированием османского флота. В море в последний раз этот адмирал вышел в 1573 году, когда османы снова ограбили побережье Апулии. Умер он в Константинополе – 21 января 1578 года.


Большая мечеть Пийале Мехмед-паши (мечеть судоверфи), в тюрбе (мавзолее) рядом с ней похоронен этот адмирал. Стамбул

Смерть самых знаменитых и страшных пиратов Магриба и великих адмиралов Османской империи не слишком улучшила положение их противников – христиан. Так, если в 1581 году алжирский флот состоял из 26 боевых судов, то в 1616 году в боевом флоте Алжира насчитывалось 40 кораблей. Он был разделён на 2 эскадры: первая, из 18 кораблей, крейсировала у Малаги, вторая (22 корабля) контролировала море между Лиссабоном и Севильей.

По подсчётам современных исследователей, одних только английских и шотландских торговых кораблей с 1606 по 1609 гг. берберийскими пиратами было захвачено не менее 466. С 1613 и 1622 гг. только алжирские корсары захватили 963 корабля (в том числе 447 голландских и 253 французских). А в период с 1625 по 1630 годы ими были захвачены ещё 600 кораблей. Католический священник Пьер Дан сообщает, что, в 1634 году на положении рабов в Алжире находилось 25 тысяч христиан, в Тунисе таковых было 7 тысяч, в Триполи – от 4 до 5 тысяч, в Сале – около 1,5 тысячи человек.

В результате в начале XVII века побережья Апулии и Калабрии практически опустели, жить здесь в это время из местных рисковали в основном связанные с пиратами «торговыми делами» разбойники и контрабандисты либо совершенно нищие люди, бежавшие от долгов или преследуемые властями других итальянских земель за совершённые там преступления.

В следующей статье мы поговорим об известных ренегатах: Сулеймане-реисе, Джеке Пташке (Воробье) и некоторых других европейцах, прославившихся в качестве корсаров исламского Магриба, о «капитане-дьяволе» Симоне Танцоре, который даже в Магрибе оставался ревностным протестантом, а также о пиратской республике Сале, её первом адмирале и «президенте» Яне Янсооне, более известном как Мурат-реис Младший.
Источник ➝

Очередное пробитие коронадна: Шведские власти запретили врачам носить маски

Очередное пробитие коронадна: Шведские власти запретили врачам носить маски

Фото: Anders Wiklun/Globallookpress

Шведские власти в очередной раз "пробили дно" в ситуации с коронавирусом. Медикам и полицейским запретили носить защитные маски - только потому, что они были изготовлены до эпохи Евросоюза.

Мир не устаёт удивляться шведской безответственности: пока все страны бьют тревогу и усиливают карантинные меры, власти Швеции запрещают врачам, спасателям и сотрудникам полиции носить маски, если на них не стоит маркировка Евросоюза.

Парадокс в том, что маски Skyddsmask 90 были разработаны шведскими военными ещё в 90-х, когда никакого ЕС и в помине не было, но всем требованиям безопасности они соответствуют.

Тем не менее шведское управление охраны труда посчитало невозможным использование респираторов без маркировки.

Беспечность шведов проявляется в разных сферах жизни - например, школы там закрыли только после того как количество заражённых перевалило за 1000. А когда чиновникам от здравоохранения прямо указали на нехватку врачей и медсестёр, они невозмутимо ответили, что это не проблема - в случае чего, врачам поможет "административный персонал".

Переводить сотрудников на удалённый режим работы в Швеции также не спешили - считали, что это будет несправедливо по отношению к тем, кто удалённо работать не может. Впрочем, сейчас, когда в стране уже 3700 больных и 110 умерло, власти наконец постепенно начинают осознавать степень опасности эпидемии.

Однако Швеция по-прежнему остаётся одной из немногих стран, не закрывших свои границы на въезд. При этом министр социальных дел Лена Халльгрен заявляет о полной готовности страны к возможной эпидемии.

"Путина убили в 2015-м": Конспирологическая теория двойников президента в действии

Загружается...

Картина дня

))}
Loading...
наверх