Свежие комментарии

  • Александр Стародубцев
    Молодым людям не служившим в армии разрешение на оружие выдавать с 25 лет."МАНИФЕСТ" ПОКЛОН...
  • evgeny danilov
    давно пораДЕСЯТЬ ОЛИГАРХОВ,...
  • Валерий Чилап
    Давно пора их, как минимум, - посадить надолго ... Вопрос один: - кто в доле?ЛИБЕРАЛЬНЫЙ ПЛАН ...

Харьков и донбасский «солнцепек»

 Харьков, Олег Крылов

В соцсетях харьковчане активно обсуждают фильм «Солнцепек» о событиях в Донбассе. Понятно, что почти...

В соцсетях харьковчане активно обсуждают фильм «Солнцепек» о событиях в Донбассе. Понятно, что почти в ста процентах случаев жители Харькова, интересующиеся такими новинками российского кино и такой тематикой, имеют устоявшиеся взгляды, о которых нетрудно догадаться.

Именно эта страта уже восьмой год беспокоит киевскую власть, портит результаты всевозможных социологических опросов. Такие харьковчане негативно относятся к майдану, к сформировавшемуся после него режиму, к так называемой АТО, к украинским политиканам, которые развязали войну и наживались на ней.

Именно эти люди спешили поделиться анонсами фильма, потом впечатлениями о «Солнцепеке», ссылками на Ютубе. При этом отмалчиваются так называемые оппозиционные политики, известные эксперты, лидеры общественного мнения, у которых есть амбиции быть выразителями интересов Юго-востока.

Это нисколько не удивляет. Непубличные люди, как и в 2014 году, неосторожно высказывают свою позицию, демонстрируя сочувствие жителям ДНР и ЛНР. А «соль земли» трусливо морозится или кривится при упоминании российского фильма о Донбассе. Мы хорошо помним, что и протестное движение в Харькове весной 2014 года не было поддержано никем из этих оппозиционных политиков, известных экспертов, ЛОМов.

Отношение к донбасским событиям — это тот тест для Украины, который всё скажет о нездоровом общественном организме. На официальном уровне здесь слышен только голос неадекватной власти и черноротых пропагандистов АТО. Так называемая «партия мира» вяло возражает им, не пытаясь называть вещи своими именами. В отношении украинских карателей здесь избегают логичной терминологии, такой как «военные преступления».   

Политическая «умеренность» в украинском варианте стала синонимом политического конформизма. На самом же деле человеку действительно умеренных взглядов элементарные брезгливость и чистоплотность не позволили бы ручкаться с карателями, заседающими в местных советах или в Верховной Раде, лобызаться с военными преступниками и их штатными пропагандистами, вести с ними «конструктивные» беседы в эфире телеканалов.

Нескрываемый интерес, проявленный к фильму «Солнцепек» определенной частью харьковчан, вроде бы и свидетельствует о некоторых здоровых тенденциях. Но они остаются глубоководными. И не стоит обольщаться на предмет общественного выздоровления. На поверхности общественно-политической жизни в чести совсем другое — результаты постмайданной дегуманизации Донбасса.

Харьков и донбасский «солнцепек»Егор Воронов, хроникер горловских событий

Горловский публицист, фотоблогер, литератор Егор Воронов пережил с родным городом все трагические моменты его новой истории. В 2014 году лишь на три недели, в августе, отлучался из Горловки. Этой трехнедельной поездке по Юго-Востоку (Харьков, Одесса, Днепропетровск) он посвятил отдельные главы в своей книге «Быть горловчанином».

Егор Воронов рассказывает корреспонденту «ПН»:

«Выезд был связан с личными причинами. Но вот как-то так сложилось, наверное даже символично, что я побывал в трех основных городах Юго-Востока. И, наверное, я был там сторонний наблюдатель.

Я благодарен всем тем людям, которые нам помогали. Для жителей Донбасса это в основном были родственники, которые не отвернулись от них. И хотя у них была иная политическая позиция, они, тем не менее, оказывали помощь. Это говорит о том, что человеческое в человеке сильнее, чем какие-то там разногласия на национальной, языковой почве и т. д.

Я не стремился искать каких-то единомышленников или сочувствующих Донбассу. Что меня больше всего поразило на тот момент и, наверное, отвернуло от всего — это полнейшее тотальное равнодушие в Харькове и Днепропетровске.

В Одессе было какое-то напряженное молчание. Они не хотели общаться на тему Дома профсоюзов. Видно было, что это болезненная тема. Они спрашивали о Донбассе. Но замалчивали определенные симпатии в отношении выбора Донбасса.

Большая часть людей в этих регионах была абсолютно равнодушна. Как они жили до этих всех событий, так и продолжали жить и двигаться дальше. В том, что это их не касалось, я не обвиняю, естественно, никого. Но меня как жителя Донбасса отвернуло тогда это тотальное, глубокое, кромешное равнодушие жителей других регионов в отношении нас, когда гибнут люди, когда украинские военные обстреливают таких же, как и они, мирных жителей.

Я понял, что мы выпали из этого дискурса, и дороги назад уже нет».

Понятно, что общую картину, увиденную горловчанином, можно дополнить и теми фактами, которые неизвестны ему. В апреле 2014 года харьковчане, протестовавшие против майданного режима, отправляли гуманитарный груз в осажденный Славянск. Весной и летом 2014-го в Харькове проходили митинги протеста против АТО. В городе появлялись листовки: «Порошенко — п….ас! Прекрати бомбить Донбасс!» Есть примеры отчаянных поступков отдельных людей.

Но исключения не меняли общей картины.

Егор Воронов говорит:

«Каждый из регионов делает свой выбор, и в какой-то степени большинством этих людей он был сделан. И жалобы этих огромных недовольных масс сегодня на то, к чему это всё пришло, на мой взгляд, будут вызывать только прогорклую улыбку. Потому что все эти годы было все прекрасно понятно, к чему движутся определенные властные структуры. Они этого не видели. Глупость ли это? Равнодушие ли это? Или нежелание участвовать? К сожалению, к этому приходят те, у кого низкий гражданский уровень сознательности.

Понятное дело: те люди, которые топили за национализм на Украине, себя сейчас очень хорошо чувствуют. Они в принципе добились того, чего хотели. Те люди, которые этого не хотели (и те, кто в принципе вообще ничего не хотели), добились того, к чему приводит пассивность.

Наверное, это тотальное равнодушие привело к тому, что очень хотелось вернуться в Горловку, даже под бомбежки. Потому что здесь было родное. Здесь была Родина, она здесь и остается».

«ПН» обратился за комментарием также к одному из лидеров харьковского сопротивления в 2014 году — Антону Гурьянову. Он — кандидат экономических наук, эксперт, ныне проживает в Донецке.

Харьков и донбасский «солнцепек»Антон Гурьянов крайний справа стоит рядом с Губаревым. Фото сделано на мальчишнике у Арсена Павлова

«Существует такое мнение, что Харьков не поддержал Донбасс, остался в стороне, — говорит Антон Гурьянов. — Мнение это достаточно поверхностное, но доля истины в нем всё же есть. Давайте разбираться. Кто в Харькове не поддержал Донбасс? Это, конечно, его руководство. Красивые песни гражданин Кернеса и Добкина, съезд представителей регионов закончились предательством в отношении противников преступного переворота в Киеве. Единственной возможностью переформатировать Украину был тот путь, который выбрал Донбасс, — неподчинение преступной власти и создание Народных Республик. Харьковская Народная Республика была задавлена силовым путем и приняла на себя тот удар, который на тот момент была способна нанести растерянная хунта во главе с Турчиновым».

Эксперт напомнил: немалую роль в репрессиях по отношению к противникам киевской хунты сыграл экс-министр МВД Аваков и подконтрольные ему подразделения полиции. Тем не менее, даже в такой обстановке политического террора харьковчане в 2014 году умудрялись передавать гуманитарную помощь в Донбасс.

«Первая кровь гражданской войны на Украине пролилась именно в Харькове на Рымарской улице, где будущие фашисты Билецкого убили двоих ребят, — продолжает Антон Гурьянов. — Конечно маховик репрессий заставил публичные проявления поддержки Донбасса в Харькове затаиться.

Но это не значит, что поддержки не было. Были те, кто посчитал своим долгом с оружием в руках защищать Донецкую и Луганскую Народные Республики и вступили в ополчение, а затем в Народную Милицию. Были и такие, как я, которые поехали строить молодое государство на гражданской службе и в тылу.

Совсем недавно один из харьковчан на боевом посту погиб во время обстрела со стороны ВСУ. Можно ли про таких моих земляков сказать, что мы не поддержали Донбасс?!».

Гурьянов отмечает, что с другой стороны были и те, кто по глупости, поддавшись пропаганде украинских СМИ, просто ради выживания или в силу идеологических причин поддержали киевский режим словом и делом.

«Прихвостни Билецкого, бойцы ВСУ из Харькова, специалисты, которые изготавливали и чинили бронетехнику на заводах Харькова, — да, эти люди пошли против своих бывших сограждан, — добавляет лидер харьковского сопротивления. — И с ними всё понятно. Такие люди были и во время Великой Отечественной войны. Кто-то шёл в партизаны, кто-то шел в полицаи».

Антон Гурьянов объясняет: та часть Харькова, которая осталась равнодушной к происходящему, прикрывалась очень удобным посылом. Вроде бы люди хотят только одного — чтобы в их город не пришла война. Тоже понятное инстинктивное движение человеческой натуры.

«Однако война пришла в Харьков, — считает Гурьянов. — В виде так называемых ветеранов АТО, в виде фашистов, попирающих идеалы предков и насаждающих ненависть к русскому народу и России. Пришла в виде бесконечно увеличивающихся тарифов и роста цен на всё. Пришла в виде постоянного страха, что на каждом углу на тебя может наехать неприкасаемый с заветной книжечкой участника «боевых действий» и сделать с тобой что угодно — и ему ничего за это не будет.

Такова цена, которую Харькову приходится платить. Но это не значит, что мы не поддержали Донбасс. Это значит, что Харьков расслоился на разные фракции. Но от самого себя Харьков никуда не ушел. Потому что Харьков — русский город. И эта его природа обязательно возьмет верх рано или поздно».

Харьков и донбасский «солнцепек»

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх