Свежие комментарии

  • Bata шикельгрубер
    Наши полицаи очень любят диких детей гор, им и сроки символические (это если совсем замять дело нельзя) и снисхождени...Роман Ковалёв, ко...
  • Минахим Бегин
    А чубайса пидара в одну камеру с лёшенькой анальным.Неужели началось?...
  • Александр Ляшенко
    Следи за своей метлой,121 место по шкале Рихтера или ещё какой?Зайди в аптеку и глянь на цены,они чуть меньше чем в к...Позор всероссийск...

Нужно ли России строить свои авианосцы?

На защите дальних морских рубежей страны остаются лишь «дряхлые старики»

Нужно ли России строить свои авианосцы?
Фото: Максим Воркунков ТАСС
Материал комментируют:

Во всем свете у России есть только два верных союзника — наша армия и флот. Несмотря на то, что данные слова были произнесены императором-миротворцем Александром III более полутора столетий назад, они по сей день не потеряли своей актуальности. И если к боеготовности российской армии на фоне последних геополитических побед не возникает никаких вопросов, то к состоянию военно-морского флота претензии все же имеются.

За 30 лет в стране не построили ни одного надводного боевого корабля океанской зоны. Как результат катастрофически быстро стареющие крейсеры и большие противолодочные «хищники» советской постройки вынуждены на старости лет нести непосильную ношу по демонстрации Андреевского флага вдалеке от собственных берегов. И по мере того, как из строя выбывают все новые непотопляемые крепости, тает и надежда на сохранение былого статуса великой морской державы.

Тяжкое бремя могущества

В 1991 году Россия унаследовала от СССР не только военные обязательства, кресло постоянного члена в Совете Безопасности ООН, долги и национальные конфликты по периметру границ, но и огромный по размерам флот.

Только на Черном море в результате подписания межправительственного соглашения с Украиной в 1997 году Москва получила почти 400 кораблей различного класса и назначения. Однако сохранить богатство увы не смогла.

Оказалось, что содержать такую грозную силу на южных рубежах просто не под силу государству, лишившемуся порядка 24% собственной территории и приблизительно 50% численности населения. С учетом изменения положения страны на мировой арене и задач, стоящих перед Россией, а также войны на Кавказе и экономического кризиса, завершившегося дефолтом, пришлось идти на жертвы. И ношей, увы, непомерно большой, признали второй по численности в мире флот.

Уже через пять лет после сделки на том же Черном море под Андреевским флагом осталось менее 200 вымпелов. Аналогичная ситуация была и на Северном, Тихоокеанском и Балтийском флотах. С горем пополам на энтузиазме командующих при хроническом недофинансировании удалось хотя бы не допустить полного исчезновения военно-морских соединений и сохранить в целом боеготовность кораблей.

Старческая немощь

Правда, пережившим темные времена военным судам оккеансккой зоны натикало в среднем по 30 лет и более. По морским меркам эти корабли — уже «глубокие старики», которым противопоказано надолго покидать порты и уходить в далекое плавание.

Так, браво перешагнули 30-летний рубеж и флагман Тихоокеанского флота ракетный крейсер «Варяг» проекта «Атлант», который заступил на боевое дежурство в 1989 году, и его брат-близнец из Черного моря «Москва», ставший в строй в далеком 1982 году. Не лучше себя чувствует и тяжелый атомный монстр «Петр Великий». Несмотря на то, что корабль включили в состав флота номинально 23 года назад, он был спущен на воду еще в 1989-м.

При этом многочисленные модернизации судов советской постройки существенно не влияют на ситуацию. Плавучие крепости являются завсегдатаями судоремонтных заводов. Иной раз процесс напоминает реанимацию трупа. Вроде бы корабль только что вышел из дока после модернизации, как случается новая поломка.

Стоит, например, вспомнить тяжелую историю единственного авианосца в России. Покинув док 82-го судоремонтного завода в 2015-м, после похода и выполнения задач у берегов Сирии «Адмирал Горшков» снова через два года оказался на починке. Правда, реанимация старика затянулась. То плавучий док рухнет, то пожар уничтожит добрую половину корабля… В общем, как-то не складывается с «постановкой на ноги» некогда грозного судна.

Вместо крейсеров — корветы

Российские власти все же занимаются вопросом омоложения флота. Спешить — не спешат, но все же не стоят на месте. В 2017 году была принята государственная программа вооружения, рассчитанная на 10 лет. По ней ВМФ получит более 180 кораблей и судов.

Уже сейчас в состав флота принимают современные боевые субмарины. Только в прошлом году в строй включили свыше 35 кораблей и судов обеспечения, шесть подводных лодок. Правда, на смену распиленным на металлолом ракетным крейсерам, в том числе и атомным, пришли в основном лишь корветы и фрегаты. Последние хоть и нашпигованы от носа до кормы крылатыми ракетами «Калибр-НК» и гиперзвуковыми ракетами «Циркон», не являются кораблями дальней морской зоны и на роль флагманских судов все-таки не тянут. Класс не тот, да и задачи другие.

Среди океанских судов, заложенных на российских верфях, можно выделить отечественные «мистрали». Их строит Керченский судостроительный завод «Залив». Усилить группировку сил двумя вертолетоносцами смогут не раньше 2027−2028 года. Несколько быстрее станут в строй два больших десантных корабля типа «Владимир Андреев». Они пополнят ряды Тихоокеанского флота России уже в 2025—2026 годах.

Однако ни новых авианосцев, ни крейсеров ВМФ в ближайшее время не видеть. Их никто не строит. Отсутствие в планах России создавать корабли такого класса связывают в первую очередь с изменением приоритетов во внешней политике страны. Доктор исторических наук, профессор Виталий Прилуцкий, например, отмечает, что Россию, в первую очередь, волнуют события, происходящие на постсоветском пространстве и в непосредственной близости от границ. Строить и содержать суда океанской зоны просто нерентабельно. Если цели расположены в пределах зоны поражения ракет или действия авиации, то зачем тратиться на дорогостоящие корабли? Да и побережье государства, а также 200-мильную исключительную экономическую зону страны эффективнее защищают именно сторожевые суда и береговые ракетные комплексы, а не крейсера.

Другие же видят причину в отсутствии финансовых возможностей. Такой точки зрения придерживается, в частности, военный эксперт Дмитрий Литовкин. Строительство только головного многоцелевого тяжёлого авианосца проекта «Шторм» оценивается в $ 6,2 миллиарда. Что является астрономической суммой для современной России. При этом расположение двух из четырех флотов в практически закрытых водоемах исключает возможность в случае блокирования проливов оперативно перебросить мощные суда в нужный район. А если у России нет военно-морских баз за рубежом, то и нахождение крейсеров и авианосцев вдалеке от Родины может быть лишь временным. Из-за чего наш флот надежно привязан к своим берегам.

 

Нам крупные корабли не нужны?

А действительно, нужны ли современной России крейсера и авианосцы? Проблемы в их отсутствии не видит, например, капитан I ранга в отставке, бывший командир атомной подлодки «Брянск» Виктор Андреев:

— Тратить баснословные деньги на строительство, а потом и содержание крупных судов России нет никакой необходимости. Меняются времена, меняется и флот. С учетом сугубо оборонительной внешней политики страны текущие задачи, стоящие перед ВМФ, вполне решают атомные подводные лодки и вооруженные первоклассным оружием фрегаты и корветы. Последние и стоят меньше, и в эксплуатации дешевле.

Вообще важно понимать, что у нас нет цели прийти и разбомбить кого-то. России важно обеспечить собственную безопасность за меньший счет. И если можно сохранить паритет сил и независимость подводным ракетоносцем с экипажем в 100 человек, нужно ли вкладываться в создание авианосца с числом матросов в несколько раз больше? — резюмирует бывший подводник.

С океана — на мелководье

Так ли это или все-таки отказ от строительства больших кораблей океанской зоны — это стратегическая ошибка, покажет время. Одно очевидно: без новых ударных кораблей океанской зоны присутствие России в любой точке мира дальше Баренцева, Балтийского, Черного, Средиземного, Охотского и Японского морей представляется проблематичным.

Без проецирования силы за счет крупных надводных кораблей трудно организовать эффективную защиту траулеров и контейнеровозов с российскими экипажами от тех же пиратов в Гвинейском заливе или возле берегов Сомали. Несмотря на то, что о бандитах с Африканского Рога в последнее время подзабыли, нет никакой гарантии, что они не вернутся вновь кошмарить все, что движется по Аденскому заливу.

Ясно и то, что с исчезновением ракетных крейсеров в составе ВМФ России будет поставлен жирный крест, как минимум, на распространении влияния нашей страны за пределами Евразии, а то и на великодержавных амбициях государства вообще. Из-за чего государство может окончательно лишиться статуса «мирового арбитра» и превратиться в региональную державу.

Сила была, есть и еще долго будет ведущим аргументом в мире. Полноценно проводить активную внешнюю политику можно, только имея за спиной мощный флот.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх