Свежие комментарии

  • Ирина Богданова
    Клановость на помойку!! Хочется чтоб красиво и чисто было во всех городах, посёлках и деревнях России! И дороги, не а...Российская Федера...
  • Александр Еньшин
    Идёт целенаправленное отупление населения, и ЕГЭ тому подтверждение.Зачем нужен миф о...
  • Konstantin Петров
    УЖЕ ЛОКДАУН? НАРЯ...

ЖИЗНЬ "ПОНАРОШКУ": УГРОЗА ПОЛНОЙ ГИБЕЛИ РОССИИ

Жизнь понарошку: Угроза полной гибели РоссииФОТО: ZAMIR USMANOV / GLOBALLOOKPRESS

Незаконные митинги в российских городах – это не только работа пятой колонны. Бунт хипстеров страшен для страны тем, что это подростковый бунт. Люди, не готовые к ответственности, делящие мир только на чёрное и белое, кричат, что им не хватает свободы...

На свободу хипстеры

выпустили трикстера.

Трикстер хипстеров – того.

Во. И боле ничего.

Старая шутка из русского интернета

Давайте я вам сначала две истории расскажу. Одна в своё время была очень широко известна, но уже забылась – много лет прошло. Другая случилась совсем недавно. Обе – про людей из "поколения снежинок", они же миллениалы, они же хипстеры. Кстати, знаете, почему "снежинки"? Потому что очень красивые и очень хрупкие. Чуть что не так – или сломаются, или растают.

"Креативные" и безответственные

Так вот, почти сразу после "бунта на Болотной площади", то есть в 2012 году, Москву потрясла история человека по фамилии Кабанов, одного из тех, кто "мы были на Болотной и придём ещё", тогдашней гвардии Навального. Он в социальных сетях обратился к публике с просьбой о помощи: у него пропала жена. Ушла вечером из дома, уложив детей спать, и не вернулась. Женщину искали несколько дней, Кабанов писал прочувствованные посты в своем фейсбуке, а потом выяснилось, что он сам убил жену.

И расчленил труп. Причём в той же квартире, где находились дети. И попытался спрятать тело. А с помощью "поисковой операции" заметал следы.

Ссора с женой у Кабанова тогда случилась потому, что он был, по собственному мнению, ресторатор. Но ресторан его приносил одни убытки, семья с детьми переехала в съёмную "двушку". Убытки множились, и выхода было не видно. Не справившись со всем, что на него свалилось, Кабанов в истерике совершил ужасное преступление.

Другая история, совсем не кровавая и не страшная, повторялась в Москве и Петербурге много раз. Группа молодых хипстеров затевала стартап – я специально повторяю за ними на их птичьем языке. По-русски говоря, они решили открыть кафе. Вот как описывал для "Делового Петербурга" то, что происходит дальше, ресторатор Александр Затуливертов: "Неудобная мебель, идиотская посуда, графитовые доски и написанное, словно под копирку, меню... Дурацкое, но обязательно претенциозное название пиву, бездарно даже не сваренному, а намешанному... Зарплата друзьям-работникам не платится. Аренда, естественно, тоже. Без оплаты остаются многочисленные поставщики продуктов и алкоголя. Получаемые деньги идут на покупку новых велосипедов английской марки "Brompton"... И все. Занял деньги у знакомых на дрянной ремонт. Набрал стафф. Проработал 2 месяца. И НИКОМУ (!) не заплатил." И не расстроился, а на том же месте следующий хипстер открыл следующий провальный проект - такой же, без будущего, без лицензий. Наносящий вред не владельцам - они не делом заняты, а развлекаются - а всем вокруг. 

Владельцы и гости всех этих заведений - сейчас завсегдатаи незаконных митингов протеста. Ходят там, бородатые, с голыми синими щиколотками, в модных кроссовках и с айфонами...

Что у них общего с убийцей Кабановым? Социальный статус и социопсихологический портрет. Главные черты на этом портрете – неумение и неготовность нести в полной мере ответственность за свои решения и поступки. От самых простых и бытовых до самых главных и решающих. Эти люди морозят ноги, потому что так модно, открывают бизнес (и потом не платят ни зарплат, ни налогов), потому что стартап – это прикольно, столкнувшись с трудностями, впадают в истерики, иногда с ужасными последствиями, всё бросают и бегут прячутся…

И при этом в крайне жёсткой и категорической форме требуют от окружающих, от общества, от государства уважать их права, признавать их превосходство, безусловную ценность их мнений и идей. В этом их уверяют собственные лидеры и либеральная пресса, которые вот уже более десяти лет называют их "креативным классом". В отличие от тех, кто не разделяет их точку зрения, потому что для этого якобы просто интеллекта не хватает.

Подростки: жизнь "понарошку" 

Что общего у всех тех, кто "выходит на площадь" в нынешней зимней Москве, в холодном Иркутске, Екатеринбурге, Челябинске, Владивостоке? Почему мы не можем ни прислушаться к их мнениям о демократии, свободах и справедливости, ни серьёзно отнестись к ним самим? Они подростки. И ведут себя как подростки.

В очередной раз видно: очень многие взрослые в реальности застывают в своём развитии на подростковом уровне (мне встречались оценки в 13-15 лет). С чёрно-белым видением, категоричностью, неумением выстраивать сложные взаимосвязи (кроме своей области профзнаний) и нетерпением,

– написал сегодня в социальной сети один немолодой российский блогер. Я с ним согласен. Это всё так и есть, конечно. С маленьким, но важным уточнением.

На самом деле квалифицирующий признак подростка не категоричность, а безответственность. Он требует всего и сразу (не так важно, новый айфон или демократию) потому, что дать ему желаемое должен кто-то другой. Взрослый. Тот, кто несёт за него ответственность.

Подросток может быть очень начитан и умён. Не в этом дело. Он никогда и ничего не делал в жизни сам – в смысле, таким образом, чтобы его действия были необратимы. Не заработал достаточно? Пошёл к папе и попросил добавить. Поранился? Мама подует – и всё пройдёт. Совершил нечто такое, что доставили в полицию? Родители отмажут и поругают, а он попросит прощения. Вот что такое подросток.

А попав в ситуацию, когда нету юбки, за которую можно спрятаться… Тогда смотрите, как поступил господин Кабанов – это экстремальный пример, и посмотрите, как ведут себя героические "борцы с режимом", пойманные полицией. "Дяденьки, простите, я больше не буду!" – полон интернет этих видео, и тут ведь не только в трусости дело, а в уверенности, что такое поведение и есть правильное. Так и надо. Взрослые пожурят и простят!

Вот такие люди выходят на улицы столиц "за Навального" и "против системы". Среди них много совсем юных, от 14 до 20 лет. Не все, конечно. У некоторых из них бороды – это модно, а у некоторых уже седые бороды и бес в ребро. У иных даже есть дети – они их таскают на митинги, совершенно не думая о безопасности.

Дело не в календарном возрасте. Дело в принципиальной неготовности считать свою ответственность окончательной. "Это было так весело, – пишет вроде как знаменитая протестная певица, сбив машиной полицейского – Это было как в компьютерной игре, мы оторвались и ушли!" А теперь заведено уголовное дело – и тысячи хипстеров будут требовать "Отпускай!". Потому что она же не может нести ответственность за то, что случилось понарошку, правда? Это же была игра!

Нельзя ходить без шапки?! Даёшь революцию! 

То, что мы видели 23 января, 31 января, 2 февраля и, увы, увидим ещё не раз – это бунт. Настоящий бунт. Подростковый. Только он на самом деле не против несправедливости и не за "права человека". Это бунт против взрослых, которые не разрешают ходить без шапки по морозу и "вести себя как в Америке", говоря: вам ещё рожать.

"Чтоб стать, говорят, человеком, шагать надо в ногу с веком. А мы не хотим шагать. Нам хочется гулять". Песенка Сыроежкина – вот и вся идеология новой революции.

Да, это подростки, и, что немаловажно, это очень-очень сытые, благополучные подростки. В 2011-2012 годах много говорили про "две России, одна с айфоном, другая с шансоном". Это была, конечно, натяжка. Дело не в том, что у бунтарей айфоны и дорогие пуховики, как у Юли Навальной, которая в буквальном смысле носит на себе годовой доход генерала МВД или мэра города. Дело в том, что эти айфоны заработали не сами протестующие (ну конечно, исключения бывают), а их родители.

Это старая сказка, впервые рассказанная ещё в далеком 1968 году во Франции и в США, а далее везде на Западе. Студенты, которые кричали "Под булыжниками пляж" и требовали свобод, студенты, которые становились убийцами в секте Мэнсона и наркоманами в сквотах, были детьми людей военного поколения. Их родители видели настоящую нищету, смерть и горе. Воевали, голодали, тяжело трудились. Во Франции были в оккупации, кое-кто и партизанил. И вот после войны они положили жизнь на то, чтобы обеспечить своим детям уютный и безопасный мир, процветание, обеспеченную жизнь. И получили вместо благодарности обвинения в том, что они "слишком буржуазные" и забыли о справедливости. 

Если мама не спасёт 

Лет пятнадцать назад ваш покорный слуга начал говорить и писать о том, что ещё совсем немного – и дети, не успевшие понять, что случилось со страной в 90-е годы прошлого века, подрастут и устроят нам "второе издание" французского 68-го. Мы будем для них слишком конформистами, а наше государство – чересчур жёстким. Не знающие страха бедности и голода, они начнут чувствовать, как написал не так ещё давно рокер-бунтарь по прозвищу Чиж, что им "не хватает свободы".

Что и сбылось. Повод для подросткового бунта всегда готов. И всегда готовы взрослые циничные манипуляторы, умеющие управлять стадом совершенно свободных молодых баранов. И не надо спрашивать, кому они служат, – они всегда преследуют одну цель и служат одному господину. Цель – ослабить традиционное государство и общество. Хозяин – транснациональный капитал, которому в мире традиционных государств и обществ тесно.

И всё бы ничего. И их новоявленный вождь уже там, где ему самое место, и сил у кукловодов на то, чтобы разрушить страну, на этот раз не хватит. Вот только одна мелочь…

Бывает, что с подростков вдруг спрашивают по-взрослому. И поздно жаловаться родителям и просить прощения. Иной раз спрашивает сама жизнь, которая не компьютерная стрелялка и сохраниться и перезагрузиться по новой в ней не получится. А иной раз по-простому: полиция, суд.

Мне их жалко.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх