Свежие комментарии

  • елена куприянова
    И запомните, это не дети, а полностью выращенные звереныши из которых уже людей не получится. Изначально уничтожать н...ДЕТИ МИГРАНТОВ НА...
  • елена куприянова
    Также как и другим, попавшим в такую ситуацию, если не уничтожить её на корню. Могу одно сказать, если бы с моим ребё...ДЕТИ МИГРАНТОВ НА...
  • Вера Попий
    Отправить их на "Родину"ДЕТИ МИГРАНТОВ НА...

Жертвоприношения подземного короля – 2: Сколько стоят жизни шахтёров?

Жертвоприношения подземного короля – 2: Сколько стоят жизни шахтёров? Фото: Parilov / Shutterstock.com

Вот уже месяц минул со дня трагедии на шахте "Листвяжная", которая унесла жизни 51 человека. За это время произошло немало: арестованы уже не только топ-менеджеры самого предприятия, но и собственник – олигарх Михаил Федяев. Расследование Царьграда показало, что владельцы предприятий извлекают огромные прибыли, которые могут уходить за рубеж, тогда как капиталы воротил этого бизнеса растут за счёт рабского труда рабочих, рискующих своими жизнями.

Шахтёры-герои

Произошедшее на "Листвяжной" – это, прежде всего, огромная человеческая трагедия. Однако факт состоит в том, что число жертв аварии могло быть бо́льшим. Погибли не все, кто в тот момент был на грани между жизнью и смертью, но благодарить за это следует вовсе не руководство шахты.

О событиях сразу после аварии и причинах этой трагедии, а также о владельцах шахты читайте в первом расследовании Царьграда: "Жертвоприношения подземного короля: Олигархи готовили к смерти шахтёров "Листвяжной".

Отчаявшиеся от рухнувшего на их головы горя, вдовы, матери и друзья погибших горняков рассказали множество деталей, которые либо не были известны ранее, либо уже начали активно выпадать из информационной повестки.

Например, они рассказывали, как мужья-шахтёры, приходя домой, предрекали, что добром это не кончится. Ведь датчики, определяющие превышение концентрации метана в штольне, пищали так надрывно, что их попросту затыкали – отключали.

Фото: сайт Следственного комитета России sledcom.ru

Люди, не стесняясь и не скрываясь, высказывали следствию всё, что накипело. Фото: сайт Следственного комитета России sledcom.ru

Горняки жаловались близким, что их фактически принуждают спускаться в шахту каждый раз, несмотря на опасность взрыва, поскольку в противном случае выход только один – увольнение. А ведь почти у каждого горняка есть не только жена и дети, но нередко ещё и ипотека. И они шли, прощаясь с близкими, словно навсегда, ведь никто не мог гарантировать, что вернётся со смены домой.

Жертвоприношения подземного короля – 2: Сколько стоят жизни шахтёров?

Шахта "Листвяжная" стала символом горя для десятков семей, потерявших там своих близких. Фото: сайт Следственного комитета России sledcom.ru

Горный мастер Геннадий Белошкурский месяц находился на больничном и вышел на работу накануне аварии, 24 ноября. И сразу же на сдвоенную шестнадцатичасовую смену. Как рассказали родственники шахтёра, вернувшись, он, словно предчувствуя беду, заявлял, что не хочет возвращаться назад.

Утром 25-го грохнуло. Взрывной волной, разметавшей подпорки из шлакоблоков и раскидавшей людей в разные стороны, ударяя ими о стены, несло горячий ядовитый поток угарного газа. 48-летний Геннадий Белошкурский, опытный представитель большой шахтёрской династии, отдавший профессии 30 лет жизни и дважды уже бывший под завалами, мог выжить и в этот раз. Потому что знал, как это надо делать.

Но рядом с ним задыхался молодой горнорабочий Александр Петров. У него не сработал самоспас, такое бывает, плюс есть немало шахтёров, которые просто не умеют ими пользоваться правильно. И Белошкурский, отец двоих взрослых детей (сын работал на той же шахте, но на другом участке; дочь недавно вышла замуж), отдал ему свой аппарат. И пошёл поднимать других, подталкивая их к выходу. Однако самому ему выбраться на поверхность было уже не суждено.

Твой отец герой. Человек десять спас. Он мог выжить, но погиб, потому что помогал другим,

– говорили потом его дочери Ксении напарники Белошкурского, которым удалось выжить.

Читайте историю Геннадия Белошкурского в проекте Царьграда "Русский герой"

Кстати, три года назад Белошкурский уже попадал в переплёт на "Листвяжной". Но тогда историю с аварией быстро и без шума замяли. Сейчас в Сети появилась народная инициатива назвать именем простого рабочего-героя улицу в его родном городе Прокопьевске. Впрочем, вряд ли это способно заинтересовать собственников предприятия. У них сейчас иные заботы.

Они обманули президента

Состоявшееся ровно через неделю после взрыва на "Листвяжной" президентское совещание, на котором происходил разбор ЧП, Владимир Путин начал с напоминания о том, как 11 лет назад, вслед за трагедией на шахте "Распадской", было принято решение о необходимости системной работы по обеспечению безопасности на угледобывающих предприятиях.

Мне докладывали, естественно, после того как были приняты соответствующие решения в 2010 году, о том, что все поручения выполнены. Надо посмотреть, как они выполнены, что конкретно сделано и как это сделано,

– заметил Путин.

Судя по тому, что сообщил в своём выступлении генпрокурор Игорь Краснов, главу государства, мягко говоря, всё это время вводили в заблуждение. А если говорить прямо, то ему просто нагло врали.

Предварительные результаты показывают, что повсеместно нарушаются требования законодательства о промышленной безопасности, об охране и оплате труда. Эксплуатируются неисправные системы пылеподавления, аэрогазового контроля, не выполняются замеры уровня метана. Шахтёры не обеспечиваются средствами индивидуальной защиты и пожаротушения. Разумеется, всё это потребует отдельной правовой оценки и принятия необходимых мер для обеспечения безопасности,

– рассказал Краснов.

Почему так? Ответ на этот вопрос тоже прозвучал в выступлении генерального прокурора: провальная деятельность контролирующих органов, позволившая компаниям углепрома наплевать на ту самую работу по обеспечению безопасности.

Так, инспекторами сняты с контроля предписания об устранении 2,5 тысячи нарушений, даже не выходя из кабинета. При наличии веских оснований десятки угольных предприятий региона (речь здесь пока только о Кузбассе – прим. ред.) и их должностных лиц не привлекались к ответственности,

– заявил руководитель Генпрокуратуры.

К тому времени уже были арестованы директор "Листвяжной" Сергей Махраков, его зам Андрей Молоствов, начальник злополучного участка Сергей Герасименок, а также два инспектора Ростехнадзора – Вячеслав Семыкин и Сергей Винокуров, составившие акты о проверке шахты без проведения таковой.

За "Распадскую" никто не ответил?

В контексте аварии на "Листвяжной" следует вспомнить другое ЧП, произошедшее в 2010 году на шахте "Распадская". Сейчас у нас есть основания утверждать, что события после этой аварии могли оказать существенное влияние на лиц, контролирующих безопасность на шахтах сегодня. И вот почему.

В двух взрывах метана и угольной пыли, прогремевших 8–9 мая 2010 года, погиб 91 человек, ещё более двухсот пострадали. Конечно, было уголовное дело, а как иначе. В материалах расследования прямо указывалось, что ЧП на "Распадской" произошло из-за чрезмерного желания её руководства поднять объёмы добычи угля и, понятно, выручку. Руководители предприятия добились того, что ежесуточно стали выгребать из недр втрое больше угля, чем предусматривалось в проектной документации (этот факт подтверждается следствием).

Руководителям "Распадской угольной компании" было предъявлено сразу несколько обвинений по статьям о нарушении требований промышленной безопасности, повлекшем по неосторожности смерть двух и более лиц. При этом инспектору Междуреченского отдела Ростехнадзора Фёдору Веремеенко предъявили обвинение по статье "Халатность". Собственникам шахты "Распадская" никаких претензий не предъявили. А собственниками были фигуранты списка Forbes – Геннадий Козовой, Александр Вагин, Роман Абрамович, Александр Абрамов и Александр Фролов. Таким образом, угольная промышленность уже тогда была скорее про крупный офшорный олигархический капитал, а не про социальные гарантии, высокие зарплаты рабочих и даже непосредственных руководителей той или иной шахты.

Дальнейший расклад по уголовному делу, расследование которого завершилось к 2016 году, оказался интересным. Сначала суд прекратил уголовное преследование инспектора Ростехнадзора Веремеенко из-за истечения срока давности. Спустя два года на тех же основаниях закрыли дело в отношении начальника смены Белова, главного инженера Дружинина и начальника службы вентиляции и дегазации Вальца. А в начале 2019 года свободно вздохнули горноспасатель Апальков и начальник участка вентиляции и техники безопасности Радцев. Экс-директор шахты Игорь Волков к тому моменту умер.

В апреле 2020 года суд удовлетворил ходатайство о прекращении дела (по истечении сроков) в отношении последнего подсудимого – бывшего технического директора Рыжова. Таким образом, за крупнейшую в современной России техногенную катастрофу на углепроме никто не ответил, если не считать времени, проведённого фигурантами в СИЗО.

Без вины виноватые?

Наши источники рассказали, что ещё до общения с президентом между Федяевым и Цивилёвым имел место разговор, вслед за чем на сайте "СДС" появился релиз, который позже был озвучен губернатором Кемеровской области перед главой государства.

Фото: kremlin.ru

Слева направо: Федяев, Цивилёв и Алексеев 2 декабря попытались оправдаться перед президентом, но получилось не очень. Фото: kremlin.ru

Речь шла о том, что холдинг выплатит по 2 млн рублей каждой семье погибшего, а также ещё по миллиону на каждого члена семьи сгинувшего в забое горняка (включая их родителей) и по 500 тыс. рублей каждой семье пострадавшего шахтёра. Со стороны могло сложиться впечатление, что заплатили и откупились. Да и пример с "Распадской" вполне мог обнадёжить руководителей "Листвяжной", создав у них впечатление, что трагедию со временем замнут. Но президент сразу же взял дело под личный контроль.

Конечно, Следственный комитет, прокуратура, как я сказал, будут с этим разбираться подробно, и никаких огульных обвинений, наездов, как в народе говорят, никто допускать не будет. Но всё-таки эти заявления или предварительный отчёт о работе Следственного комитета, когда говорится, что принимались систематические меры к сокрытию факта о чрезмерной загазованности, фальсифицировались эти данные, – ведь кто-то это делал. Зачем? Чтобы побольше там добыть и на экспорт отправить? Зачем? Результат-то какой трагический! Теперь все сидим и все головы опустили,

– сказал Путин.

Через 11 дней после совещания у Путина в Кузбасс отправился председатель СКР Александр Бастрыкин. Встретился с родственниками шахтёров, переговорил с участниками следственной группы, а заодно поручил установить роль собственников в причинах трагедии. Отметим, установить роль собственников – это уже принципиально иной подход к делу, с которым ранее мы не сталкивались. И это очень важно.

Затем Бастрыкин улетел обратно в Москву. Наутро Федяев и Алексеев, а также технический директор холдинга и главный инженер "Листвяжной" пополнили список задержанных.

Фото: сайт СКР, sledcom.ru

Бастрыкин на встрече с родственниками шахтёров пообещал разобраться с ролью собственников в причинах трагедии. Фото: сайт СКР, sledcom.ru

Кстати, как сообщил теперь уже арестованный гендиректор "СДС-Уголь" Алексеев на совещании у Путина, за неполные четыре года (с 2018-го по 2021-й) на промышленную безопасность и охрану труда на "Листвяжной" было потрачено почти полтора миллиарда рублей – то есть примерно по 375 млн рублей в год (и эта сумма не входит в "чистую прибыль"). Но даже при таком раскладе на шахте были выявлены масштабные нарушения, на что и указало следствие на заседании суда, где избиралась мера пресечения Алексееву и Федяеву:

Высшее руководство холдинга "СДС-Уголь" было осведомлено о том, что на шахте "Листвяжная" допускаются грубые нарушения промышленной безопасности. Более того, принимаются меры к сокрытию доказательств: задними числами формируются отчёты о выделении средств на закупку средств безопасности,

– было сказано в обвинении.

По версии обвинения, руководство могло и вообще ничего не тратить на безопасность. Например, на датчики-уловители метана, на газоанализаторы, на самоспасы. Об этом, в частности, говорят и раскрытые судом телефонные переговоры владельцев "Листвяжной".

Жертвоприношения подземного короля – 2: Сколько стоят жизни шахтёров?

Одно из первых сообщений о том, что суд установил отсутствие необходимых трат на безопасность руководством "Листвяжной". Фото: скриншот страницы сайта ngs42.ru

А ранее врио главы МЧС Александр Чуприян сообщил, что диспетчеры не обладали информацией о данных с датчиков геолокации оставшихся на глубине шахтёров: кто знает, возможно, кого-то бы удалось ещё спасти.

Фото: Следственный комитет, sledcom.ru

По данным СКР, топ-менеджмент угольного предприятия пытался сфальсифицировать положение дел о безопасности на "Листвяжной". На фото – Геннадий Алексеев. Фото: Следственный комитет, sledcom.ru

Заговор молчания

На сайте "СДС" после трагедии осталось сиротливо висеть лишь одно сообщение в ленте новостей – об оказании материальной помощи. И всё. Может показаться, что это не такая уж и случайность, а выверенный курс если не прямо на замалчивание деталей, то на минимизацию сообщений о произошедшем.

Сын Михаила Федяева, депутат Госдумы Павел Федяев, поначалу делавший в своих соцсетях репосты заявлений пресс-службы Цивилёва, целиком сосредоточился на парламентской повестке. В его Instagram – две короткие заметки, посвящённые трагедии. Одна из них с соболезнованиями в день ЧП, а другая – на девять дней с даты аварии. Остальное – о съезде "ЕР" и выступлении волейбольного клуба "Кузбасс". Кстати, последнее нам понятно – его отец не только является председателем совета дирекции Федерации бокса в СибФО и возглавляет попечительский совет Федерации бокса Кемеровской области, но и выступает главным спонсором упомянутого ВК "Кузбасс". Далее Федяев-младший сообщает об итогах думской недели, отмене техосмотра, выделении денег на дороги.

Фото: скриншот страницы в Instagram

Павел Федяев в своих соцсетях обходит трагедию стороной, словно он и не имеет никакого отношения к "СДС". На самом деле Федяев-сын ранее был вице-президентом холдинга по социальной политике. Фото: скриншот страницы в Instagram

Это удивительно, но шахтёры, которые ещё недавно не боялись говорить правду, теперь уходят от прямых вопросов. Складывается впечатление, будто руководителям предприятий была дана команда "глушить" все отрицательные выступления шахтёров, их родственников, журналистов. Мол, компенсации вам заплатили, поддержку в дальнейшем тоже сохраним, хотите дальше работать – работайте, но языками чесать не следует. Иначе ничем хорошим (для вас) это не кончится.

Про региональную прессу за небольшим исключением говорить не приходится. По нашим наблюдениям, она особо в критику не лезет. Этому также можно найти объяснение. У "СДС" есть свой медийный актив – ООО "Кузбасская медиагруппа" (КМГ). Она занимается информационным сопровождением губернатора Цивилёва и его супруги. Сам глава Кузбасса, к слову, имеет прямое отношение к угольному бизнесу – он возглавлял добывающую компанию "Колмар Груп", а затем управление перешло к родственникам.

Генеральным директором КМГ является некто Горелкина Анастасия Викторовна. Её полная тезка, также Горелкина Анастасия Викторовна, является женой ещё одного депутата Госдумы от Кемеровской области – Антона Горелкина. Между прочим, он ещё при губернаторе Амане Тулееве возглавлял управление по работе со СМИ.

Фото: скриншот страницы сайта list-org.ruАнастасия Горелкина связана с "СДС" и Михаилом Федяевым через ООО "КМГ", одним из учредителей которого являлся и сам Федяев. Фото: скриншот страницы сайта list-org.ru

Фото: скриншот страницы сайта list-org.ru

Учредители ООО "КМГ" – Михаил Федяев и ООО "СДС Медиахолдинг". Фото: скриншот страницы сайта list-org.ru 

То есть у ситуации с возможным замалчиванием негатива в адрес Михаила Федяева в регионе есть свои объяснения. Логично, что СМИ, связанные с ООО "КМГ", могли как минимум крайне деликатно употреблять в одном предложении слова "трагедия" и "Федяев".

Мы рискнём предположить, опираясь на наши источники в регионе, что скоро в ход пойдут и коммерческие публикации о "социальной ответственности" крупного бизнеса, в частности "СДС". Начнут раскручиваться версии о "человеческом факторе", ставшем причиной аварии. Наши источники также допускают, что активы "СДС" могут перейти под контроль давнего партнёра Михаила Федяева – Владимира Гридина, экс-депутата Госдумы, семья которого в настоящее время контролирует половину угольного подразделения группы "СДС-Уголь". Сам он, якобы удалившись от бизнеса, проживает в Монако. Но есть вероятность, что Гридин "вернётся" уже через участие сыновей. Кстати, Гридин также является одним из учредителей упомянутого выше ООО "КМГ". Такая вот круговая порука с влиянием и на медийное пространство.

Для нас – герои, для них – источник прибыли

Впрочем, семейство Федяевых, даже если это произойдёт, без средств к существованию не останется. Во-первых, родная сестра Федяева – Светлана Рыбальченко – является в настоящее время учредителем девятнадцати предприятий, входящих в орбиту "СДС" и показывающих многомиллиардные обороты.

Так, "СДС-Строй", постоянный победитель конкурсов на строительство крупных объектов в Кузбассе, за прошлый год показал выручку в 13,1 млрд рублей, "СДС-Финанс" – 3,1 млрд, "СДС-Энерго" – 1,5 млрд, "Барзасский карьер" – 954 млн, аэропорт им. Леонова – 316 млн, сельхозпредприятие "Усть-Сретинское" – 618 млн.

Фото: скриншот страницы сайта list-org.ru

Наглядный пример лишь по одному из активов Федяевых – "СДС-строю". Рыбальченко – учредитель, как и Гридин. И впечатляющая выручка налицо. Фото: скриншот страницы сайта list-org.ru

Во-вторых, Forbes оценивает капитал самого Михаила Федяева в 550 млн долларов. Это достаточно крупное состояние, и складывается оно из многочисленных активов. Если посмотреть только на горнодобывающие компании, то цифра получится весьма приличная. Это пусть и значительная, но лишь часть империи Федяевых – Гридина. Только её "угольная" составляющая:

  • АО "Черниговец" – 20,1 млрд рублей
  • ООО Шахтоуправление "Майское" – 12,3 млрд рублей
  • Торговый дом "СДС-Трейд" – 7,1 млрд рублей
  • АО "Салек" – 4,1 млрд рублей
  • Шахта "Листвяжная" – 9,4 млрд рублей

В-третьих, у семейства, на самый уж крайний случай, имеются выгодные инвестиции в элитную недвижимость. За Федяевым-старшим, по данным Царьграда, помимо жилья в центре Кемерова на Советском проспекте, числились четыре квартиры в Москве (некоторое время назад они были сняты с регистрации и, есть такая информация, перешли родственникам) – на Марксистской, 7, в Брюсовом переулке, 8-10, в пер. Сивцев-Вражек, 15/25, в Большом Афанасьевском переулке, 11-13.

Плюс несколько участков в Красногорском районе и на Кубани. А ещё – строящийся коттедж в посёлке "Горки-2". Общая стоимость всего перечисленного, по оценкам Царьграда, может превышать полмиллиарда рублей.

Доход депутата Павла Федяева составил в 2020 году почти 23 млн рублей. У него несколько квартир в жилых комплексах Москвы, в том числе, возможно, принадлежавшие ранее отцу. Он также может иметь отношение к элитной недвижимости на Пресненской набережной, 8 (стр. 1), на Кропоткинской, Рублёвском шоссе.

Фото: скриншот с сайта Госдумы, duma.gov.ru

Депутат Федяев мог бы, по крайней мере, проявить себя не только "экспертными рассуждениями" на шахтёрских праздниках, но и помочь родственникам погибших на предприятии его отца. Благо, доходы позволяют. Фото: скриншот с сайта Госдумы, duma.gov.ru

Общая стоимость – около трёхсот миллионов. Также он владеет пятью автомобилями: раритетным советским внедорожником ГАЗ 67Б, кроссовером Infiniti FX37, минивэном Mercedes Benz V250 D4 MAT IC, спорткарами Nissan 350Z и Subaru WRX STI.

Его жена указала доход в 51 млн рублей, у неё – несколько коттеджей, внедорожник Infiniti QX80.

Фото: скриншот с сайта Госдумы duma.gov.ru

...Или, во всяком случае, занял бы у супруги. Фото: скриншот с сайта Госдумы duma.gov.ru

Другой сын Михаила Федяева Юрий – владелец четырёхэтажного особняка в "Горках-2", расположившегося на площади в 2,6 тыс. "квадратов", а также двух иномарок.

Для понимания: средняя зарплата на той же "Листвяжной" составляла порядка 40–50 тыс. рублей. Вероятно, популярное утверждение о разрыве в доходах между богатыми и бедными следует иллюстрировать примерами того порядка, который мы привели. Получается очень ярко.

"Бардак там был всегда"

Сегодня собственники предприятий углепрома, действительно, получают баснословные прибыли, которые, естественно, никак не соизмеримы с зарплатами самих шахтёров, согласен первый зампред Российского независимого профсоюза угольщиков Рубен Бадалов.

Мы все помним, как возникали шахтёрские забастовки, когда были перекосы в экономике. И проблема вновь вспучилась – именно отраслевая проблема, потому что баланса нет. Теоретически это небольшие деньги – на безопасность. Отрасль тяжёлая и потенциально опасная: это становится естественным. А раз в три-пять лет случается страшная беда, и вот тогда уже мы задумываемся. Конечно, собственники нужных мер не принимают, и есть серьёзные пробелы в этом отношении. У нас, к примеру, как у профсоюза есть взаимоотношения с работодателем. А с хозяином бизнеса – нет, никаких. Должен работодатель диктовать условия работнику? Наверное, да. Но и тогда работодатель должен ставить вопросы перед собственниками. Другой вопрос, как это происходит,

– рассказал Бадалов в беседе с Царьградом.

Бывший шахтёр, заместитель председателя общественной организации "Рабочие комитеты Кузбасса" Борис Лебедев ставит вопрос значительно жёстче: ради получения огромных доходов хозяева шахт готовы пренебрегать техникой безопасности и человеческими жизнями.

Так ведь поступать проще всего. А кто может диктовать условия владельцам бизнеса? Никто. Мысль только одна: побольше добыть – подороже продать. И всё. А работяги молчат, заклеивают эти газоанализаторы, рискуют. Потому что боятся потерять свои места. Проверки? Ну да, приходят инспекторы, проверяют, выявляют, потом дают предписания (в лучшем случае), а затем происходит процесс их исполнения. И, наверное, вполне можно допустить, почти наверняка, что есть ведь коррупционная составляющая, разве не так?

– отметил Лебедев.

Бывший работник "Листвяжной" Александр Ильчук подтверждает: нарушений много – и так было всегда. Но как только о предстоящей проверке узнавало руководство, то все соответствующие работы тут же приостанавливаются: все готовятся к встрече инспектора.

Всё устраняется временно, как только инспектор уходит – опять бардак. Инспекторов могли и подкупать, всё Белово. В Кемерове не так, там строже. Здесь такая коррупция… Если за чиновников президент взялся, то здесь просто угольная мафия. Это бизнес, стоим все на угле. Здесь такой дурдом, это вам любой шахтёр скажет, никто не боится,

– поведал Ильчук, потерявший во время взрыва родственника.

На "Листвяжной", как уже рассказывал в предыдущем расследовании "Первый русский", с начала только нынешнего года прошли свыше ста двадцати проверок, в ходе которых было выявлено девятьсот с лишним (!) нарушений.

Фото: скриншот с сайта ГП РФ, epp.genproc.gov.ru

Апрельская проверка на "Листвяжной", выявившая массу нарушений, проходила с участием тех же инспекторов, что позже дистанционно "приняли" результаты исполнения предписаний. Фото: скриншот с сайта ГП РФ, epp.genproc.gov.ru

В том числе одна крупная, произошедшая в апреле. Она вскрыла серьёзнейшие проблемы, способные навлечь беду (что и случилось ровно через семь месяцев).

И что?

Да ничего, по большому счёту. Выписали штрафы на 4 млн рублей за всё в совокупности. Вот только проводили эти проверки, а затем принимали результаты "работы над ошибками" зачастую одни и те же сотрудники Ростехнадзора. Это – первое.

И второе: на предприятии и впрямь, по данным источников, либо откуда-то заранее знали о предстоящем визите (внеплановом), либо это было запланировано, но никто особо не переживал, что контролёры могут отреагировать совсем жёстко. Например, приостановить деятельность, скажем, на три месяца.

Откуда ноги растут?

У такой лояльности со стороны Ростехнадзора должны быть какие-то объяснения. Нет, конечно, они составляли длинные списки несоответствия требованиям, выписывали штрафы и обязывали исполнять предписания. Вот только штраф в 4 млн рублей для руководства шахты – что слону дробина. Разве это большая сумма, если даже в "пандемийном" 2020 году чистая прибыль "Листвяжной" составляла 836,7 млн рублей?

Кроме прочего, Царьград выяснил крайне любопытную деталь. Ведущим инженером департамента ОГР (открытых горных работ) АО ХК "СДС-Уголь" трудился выпускник аспирантуры Кузбасского гостехуниверситета Илья Александрович Мироненко – полный тёзка сына руководителя Сибирского управления Ростехнадзора Александра Тихоновича Мироненко (в 2015-м он был назначен замом начальника управления, в 2018-м возглавил ведомство; согласно декларации о доходах и имуществе, у него в собственности только 40-метровая квартира и легковая "Тойота", а годовой заработок составил 3 млн рублей).

Фото: скриншот с сайта ugolinfo.ruПолный тёзка сына главы Сибирского Ростехнадзора занимает не последнюю должность в холдинге "СДС-Уголь", который обязаны качественно проверять подчинённые Александра Мироненко. Фото: скриншот с сайта ugolinfo.ru

Фото: скриншотстраницы сайта usib.gosnadzor.ru

Александр Мироненко – глава Сибирского управления Ростехнадзора. Фото: скриншот страницы сайта usib.gosnadzor.ru

Иными словами, подчинённые Мироненко-старшего теоретически могли шерстить и трясти (по-хорошему – именно так) предприятие, на котором трудится его сын. Мы полагаем, что комментарии тут излишни.

Однако всё это касается "СДС", "Листвяжной" и империи Федяевых. Но ведь угольная промышленность страны – это сотни предприятий, холдингов, компаний-учредителей. Если экстраполировать ситуацию в целом на отрасль, то масштабы поражают воображение.

Кто владеет русским углём?

В России насчитывается порядка 180 угледобывающих предприятий – это примерно шесть десятков шахт и вдвое больше разрезов. За прошлый год из недр наружу подняли порядка 400 млн тонн угля – усилиями полутора сотен тысяч горняков (плюс где-то полмиллиона человек трудятся в смежных отраслях).

Но львиная доля всей угледобычи, 85%, пришлась на двадцать крупнейших холдингов. "СДС" в этом списке в прошлом году занимал четвёртое место, в текущем, по предварительным данным, поднялся на третье.

Больше половины всей добычи уходит на экспорт. Основная часть из оставшегося распределяется по госконтрактам на снабжение электростанций и отопление. Средняя экспортная цена в 2020-м варьировалась от 40 до 80 долларов за тонну (средняя – в районе 72 долларов), на отечественном рынке энергетический уголь торговали в среднем по 2,5 тыс. рублей за тонну.

Таким образом, нехитрая арифметика даёт хоть и приблизительные, но наглядные цифры по обороту предприятий угольной промышленности: 14,4 млрд долларов за счёт экспорта и 400 млрд рублей – на внутреннем рынке.

Примечательно, что значительное число крупнейших компаний, показывающих потрясающие финансовые результаты, зарегистрированы... в офшорах. И деньги за исключением налоговых платежей уходят туда, за бугор. Остановимся на крупнейших компаниях.

АО "СУЭК" – крупнейший производитель, на которого приходится четверть всего добываемого объёма, имеющий разрезы в Кемеровской области, Красноярском крае, в Бурятии, Хакасии, Забайкалье, Приморье. Владеет компанией олигарх Андрей Мельниченко.

Уставный капитал АО "СУЭК" составляет 1 180 300 (один миллион сто восемьдесят тысяч триста) рублей и состоит из 236 060 000 (двухсот тридцати шести миллионов шестидесяти тысяч) обыкновенных именных акций номинальной стоимостью 0,005 (ноль целых пять тысячных) рубля каждая,

AIM Capital SE, зарегистрированная в Республике Кипр, является непосредственной материнской компанией СУЭК с долей 92,2% в уставном капитале Компании. Компания, представляющая бенефициарные интересы Андрея Мельниченко, косвенно владеет 100% акций AIM Capital SE,

– говорится на сайте АО "СУЭК".

Второй по объёмам добычи игрок – АО УК "Кузбассразрезуголь" (Талдинский, Бачатский, Краснобродский, Моховский, Кедровский, Калтанский угольные разрезы), чьей управляющей компанией, в свою очередь, является Уральская горно-металлургическая компания Искандера Махмудова и Андрея Козицына.

Согласно подлежащим раскрытию данным коммерческого банка "Кольцо Урала", акционером которого выступает "Медногорский медно-серный комбинат", чьим единственным участником является "УГМК", последняя принадлежит юридическим четырём офшорам. На некую SELMARECO LIMITED приходится 85% акций, а MINERAL POWER LIMITED – 58,824% акций SELMARECO, а уже её 80 процентами владеет Махмудов. 20% MINERAL POWER LIMITED – доля Андрея Бокарева. У Андрея Козицына – через несколько прослоек – 41,176% акций SELMARECO LIMITED SELMARECO. У Игоря Кудряшкина и Эдуаржа Чхлебова – по 7,5% акций "УГМК" через свои офшоры.

Про группу "Евраз" ("Распадская угольная компания" – "Южкузбассуголь" и "Распадская", "Межегейуголь"), мы уже немного рассказывали выше. Уточним: 28,64% акций – у GREENLEAS INTERNATIONAL HOLDINGS LTD (бенефициар – Абрамович), 19,32% – у ABIGLAZE LTD (Абрамов), 9,65% – у CROSLAND GLOBAL LIMITED (Фролов).

О холдинге "СДС-Уголь" сказано уже многое, но заметим ещё раз: одним из его прямых совладельцев является Владимир Гридин, проживающий в Монако. И, соответственно, туда и текут денежки, добытые, в том числе, за счёт гибели горняков.

Группа "Сибантрацит" (АО "Сибирский Антрацит", разрезы Кийзасский и Восточный): 100% акций принадлежат кипрской Sibanthracite PLC, чьим единственным акционером выступает группа "Алтек", основной пакет контролировал скончавшийся в мае прошлого года Дмитрий Босов, теперь доли распределены между его родственниками, плюс 7,82% у компаньона Босова – Дмитрия Аги.

Фото: скриншот с сайта checko.ru

Есть компании, которые, по крайней мере, честно признаются: да, наши владельцы юридически находятся на Западе. Фото: скриншот с сайта checko.ru 

У ПАО "Мечел" ("Южный Кузбасс" и "Якутуголь") Игоря Зюзина – целых пять иностранных юрлиц в учредителях: две швейцарские компании (с одинаковым названием, но разными регистрационными номерами, CONARES HOLDING AG), две кипрские (SKIRONAS INVESTMENTS LIMITED и BODEGA ENTERPRISES LIMITED) и одна, зарегистрированная на Британских Виргинских островах (BRITTA INVESTMENTS LTD).

АО "Русский Уголь" (разрезы Степной, Кирбинский, Саяно-Партизанский, "Красноярсккрайуголь" и "Амуруголь") Михаила Гуцериева входит в группу "Сафмар", в которой своё место занимает холдинг "Сафмар финансовые инвестиции", чьи 16,7% принадлежат оффшору Lanbury Trading Limited, ещё 48,49% – оператору обратного выкупа Weridge Investments Limited.

Это наиболее крупные игроки. Примерно то же самое, за небольшим исключением, у других, поменьше.

Среди последних, кстати, стоит обратить внимание на группу "Колмар" (№16 по угледобыче в 2020-м, 6,4 млн тонн) – совсем не чужую для главы Кузбасса Сергея Цивилёва, контролировавшего до губернаторства этот холдинг. Затем пакет акций перешёл к его супруге, а главой компании стал его родной брат Валерий. Так вот, экспортная работа группы "Колмар" ведётся через швейцарскую Kolmar Sales and Logistics AG, председателем совета директоров которой выступала жена Сергея Цивилёва – Анна.

Фото: скриншот с сайта KSL AG

Фото: скриншот с сайта KSL AG

На сайте KSL AG прямо указывается, что это дочернее предприятие угледобывающей компании "Колмар".

Сделаем промежуточные выводы. Значительная часть крупнейших игроков отечественной угольной промышленности имеют офшорные корни. С одной стороны, мы видим невероятные аппетиты воротил этого бизнеса. С другой – наплевательское отношение к вопросам безопасности, халатность, оплачиваемую жизнями наших сограждан, получающих копейки за то, что они ежедневно рискуют погибнуть. Не все и не везде. Но нам представляется очевидным, что если бы учредители тратили на безопасность средств с запасом и даже ещё больше, то это были бы десятые доли процента от того, что зарабатывают их предприятия. Но нет, даже десятых долей они на это не дают. И за примерами, к сожалению, нам уже далеко ходить не нужно.

"Листвяжная" могла случиться год назад

Напомним, что нарушения той или иной степени опасности регулярно обнаруживаются практически на всех шахтах. Из совершенно свежего, уже после трагедии на "Листвяжной": 19 декабря на шахте им. Рубана (принадлежит "СУЭК-Кузбасс") было зафиксировано превышение концентрации метана. Одновременно выяснилось, что идёт нагревание пласта.

Людей успели вывести наружу живыми, и это главное. В Ростехнадзоре, правда, намекнули на незначительность инцидента – мол, СМИ раздули. Но вот, пожалуйста, мы обнаружили новость годичной давности, касающуюся другой шахты, им. Кирова, но той же управляющей компании "СУЭК-Кузбасс", цитируем дословно:

При обследовании подготовительного забоя "25-98 водоспускной штрек" были выявлены нарушения, создающие угрозу жизни и здоровью людей. В их числе: выявлено выделение газа метана из почвы выработки взрывоопасной концентрации – 6,6% (при норме 2%), превышающее допустимую концентрацию более чем в 3 раза, кроме того, устройство разгазирования выработки находилось в неисправном состоянии и не выполнило свою основную функцию по предотвращению предаварийной ситуации,

– сообщал Ростехнадзор в июле 2020 года.

Тогда могли погибнуть свыше трёхсот пятидесяти человек, делает вывод Ростехнадзор.

Фото: Скриншот с сайта Ростехнадзора

Фото: Скриншот с сайта Ростехнадзора

Понимаете? "Листвяжная" могла случиться ещё в июле прошлого года! И здесь надо отдать должное инспекторам-контролёрам – отреагировали на информацию, поступившую от горняков, проверили, установили, предотвратили. Но так бывает не всегда.

Впрочем, тогда деятельность забоя приостановили всего на неделю – за это время, судя по возврату разрешения на работу, недостатки были устранены.

А 22 декабря получивший, судя по всему, нагоняй из Москвы сибирский Ростехнадзор и оттого резво принявшийся жёстко винтить всё и всех, объявил, что критическая ситуация возникла на шахте им. Тихова (в Кемеровской же области, рядом с Ленинском-Кузнецким). Там в подготовительных забоях вентиляционного штрека №23-1-8 бис и центрального вентиляционного уклона была зафиксирована взрывоопасная концентрации метана. При этом на проходческом комбайне оказалась неисправной взрывозащита, а кроме прочего было нарушено крепление горной выработки.

В итоге деятельность в этих двух забоях временно приостановили, материалы передали в суд.

Что с того?

Нет никаких сомнений: арест Федяева, последовавший вслед за совещанием у Путина, – это не совсем тонкий намёк всем остальным, что церемониться теперь уже не станут не только с топ-менеджерами – управленцами, работающими по указке своих хозяев, но и самими собственниками бизнеса. Угольная отрасль – пример показательный.

Другой вопрос, удастся ли навести порядок? Не вильнут ли владельцы бизнеса хвостом в сторону Запада, где оседают многие миллиарды, добытые руками русских работяг, и иногда – ценой их жизни? Наконец, если Ростехнадзор "не замечает" явных нарушений, а предписания по их устранению либо саботируются, либо оформляются задним числом, то это вопрос коррупции в огромной отрасли экономики России, с огромным же экспортным потенциалом. Крайними в этой ситуации остаются простые горняки, вынужденные работать, понимая, что это связано с риском. И оплачивать тем самым чьи-то виллы, яхты и дорогие спорткары.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх