Свежие комментарии

Сторонники Дзержинского – не офицеры, а убийцы русского народа

Сторонники Дзержинского – не офицеры, а убийцы русского народа

Организация «Офицеры России» попросила восстановить памятник Дзержинскому на Лубянке.

Как пишет генерал-лейтенант Решетников Леонид , кто бы объяснил им, что не офицеры они никакие. Дзержинский и Ко только за принадлежность к офицерству могли расстрелять. Слово «офицер» до 1943 – порочащее. Означало: человек относится к «бывшим», к «лишенцам», к «социально-чуждым». Такие подлежали постоянному присмотру; предпочтительному преследованию и уничтожению на пиках гостеррора (как то 1937-38 гг). То есть Дзержинский, как и советская власть в целом, – это убийцы настоящих офицеров.

Руководители Красной Армии до сталинского лукавого заигрывания с исторической, патриотической тематикой назывались «КРАСКОМЫ» – красные командиры. До 1944 года в Ленинграде был проспект Красных Командиров.

Позор! Позор! Позор! Таким безумцам не место среди офицеров России!

Дзержинского, губителя русского народа, организатора красного террора, паталогического убийцу славить могут только безумцы.

Несколько исторических справок от Андрея Афанасьева.

Польский шляхтич, римо-католик в крещении, неважно говоривший по-русски. В письмах к жене на польском языке, Родиной у него была Польша (См. воспоминания. С. 265).

Отношение к российским большевикам в 1917 году: «Отношение к партии мы урегулировали таким образом: являясь её частью тут, не на своей территории, мы присоединяемся к наиболее близкой нам идейно группе… Пока время своё я в основном отдаю русским» (См.

воспоминания жены. С. 269).

И после революции чувствовал себя поляком в России. Письмо 1917 года: «Мы, поляки, тут в России, в общих вопросах не можем составлять отдельной партии со своей политикой (С. 276-277).

В письме своей жене он писал о том, что рассказы его матери о гонениях на поляков: говорить по-русски, ходить в церковь сделали его революционером. (См. воспоминания жены. С. 235).

То есть революционером его сделало буквально неприятие русского в себе и вовне. Уважая право на национальное самоопредление, отмечу, что вряд ли такому человеку место в сердце Москвы.

Уже в 1900 году участвовал в работе первого съезда Социал-демократии Королевства Польского и Литвы. До революции действовал в основном на территории Польши и в эмиграции. Выступал против русификации края и за его полонизацию (См.: воспоминания жены. С. 29)

Во время русско-японской войны участвовал в разложении русских войск расположенных в Царстве Польском. Был организатором восстания в Пулавском гарнизоне, которое не удалось (С. 29). Хотелось бы уточнить, какой стороне в русско-японской войне симпатизируют сторонники установки памятника. Кроме того, поддерживал лозунг Ленина о поражении своего Отечества и перерастании Мировой войны в Гражданскую войну.

Активный организатор революции 1905-1907 года в Польше, в том числе и вооружённых столкновений с полициец. Постоянно призывал к вооружённой борьбе. Даже Ленин называл Дзержинского «пролетарским якобинцем», радикалом, левым коммунистом.

Иными словами – это радикальный террорист. Те, кто призывают к вооруженной борьбе против действующей системы, – тоже молодцы и заслуживают памятника?

Первый глава ЧК, организатор Красного террора, преследований и казней инакомыслящих. Был беспощадным палачом. Письмо от 27 мая 1918 года: «Для того, чтобы получить хлеб, надо его отнять у тех, у кого он имеется… Гражданская война должна разгореться до небывалых размеров. Я выдвинут на пост передовой линии огня, и моя воля — бороться и смотреть открытыми глазами на всю опасность грозного положения и самому быть беспощадным» (С. 279)

Письмо от 24 сентября 1918 года: «А здесь танец жизни и смерти — момент поистине кровавой борьбы, титанических усилий» (С. 283)

При Ленине Дзержинский поддерживал Троцкого. Сталин о нём говорил: «был очень активный троцкист, и всё ГПУ он хотел поднять на защиту Троцкого. Это ему не удалось» (Сталин И.В. Выступление на расширенном заседании Военного Совета при Наркоме обороны 2 июня 1937 года (неправленная стенограмма) // Сочинения — М.: “Писатель”, 1997. — Т. 14. — С. 214—235).

При Сталине, однако, активно боролся с Троцким и троцкистами, а так же с другими неугодными Сталину оппозиционерами в партии. Все они кончили в тюрьмах или были расстреляны.

Автор: Юрий Кот

Картина дня

наверх