Свежие комментарии

  • Геннадий Ларионов
    Вернуть статью в УК !!! И пусть общаются в подполье :-) Жванецкий по поводу сказал кратко: Поче...ЛГБТ и окончатель...
  • Игорь Сипкин
    мечты сбываются. а то народ готов их кастрировать, уничтожать... но судьи думают иначе. у них офиц зарплата и статус ...Дьявольское право...
  • Александр
    Очень туманная статьяРоссия для мигран...

Военно-политические расклады Судана: проигранная битва за российскую базу

Военно-политические расклады Судана: проигранная битва за российскую базу
Фото: Пресс-служба Черноморского флота


«Турция – важная и продвинутая страна, и для достижения общих интересов нам необходимо сотрудничать»,

– вице-президент правительства Судана Мохамед Хамдан Дагало.

Как наверняка известно многим читателям «Военного Обозрения», с недавних пор далекий африканский Судан стал представлять большую стратегическую ценность как для Российской Федерации, так и для Соединенных Штатов Америки.

Данный эпизод борьбы за эту стратегически важную страну мы уже рассматривали ранее в статье «Желанный Судан: новая точка противостояния России и США». Впрочем, с момента ее публикации в мире многое переменилось – и эти изменения коснулись в том числе и Африки.

Одним из самых существенных событий последних дней стала официальная приостановка действия соглашения с Российской Федерацией о создании пункта материально-технического обеспечения ВМФ РФ в Порт-Судане.

«В настоящее время мы пересматриваем соглашение по российскому объекту, так как не можем подписывать соглашения, которые наносят вред интересам Судана. Оно было подписано при прежнем режиме, но не было ратифицировано законодательным органом, как того требует процедура одобрения международных договоров. По этой причине мы пересматриваем его, чтобы четко обозначить интересы Судана.
Именно об этом шла речь на последних переговорах с российской стороной – в реализации этого соглашения мы желаем достичь максимальной выгоды для себя»,

– заявление начальника Генерального штаба Судана Мухаммеда Усман аль-Хусейна в интервью телеканалу «Голубой Нил».

Данное неприятное для России событие, впрочем, является плодом политико-экономической активности не только Америки, но и целого ряда других стран.

Военно-политические расклады Судана: проигранная битва за российскую базу

Начало этой истории было положено после свержения бывшего суданского президента-диктатора Омара аль-Башира. Как ранее обсуждалось в предыдущем материале, в период его правления страна находилась в международной изоляции. Впрочем, ситуация резко изменилась при новом гражданском правительстве – и Судан в одночасье стал центром колоссального международного инвестиционного проекта.

Но, однако, вопреки распространенному мнению, эти события вызваны не одним лишь желанием ликвидировать в стране неокрепшее влияние России. Судан стал местом яростной конкуренции целого ряда государств, отчаянно жаждущих получить свой маленький кусочек Африки…

И именно эта тема станет главной в нашем сегодняшнем разговоре.

Коалиция Запада или все против всех?


К сожалению, многие новости доходят до российского информационного пространства в чрезвычайно искаженном виде. Увы, последние вести из Судана не стали исключением – большинство журналистов, аналитиков и должностных лиц (что особенно печально) в России так зациклились на нашей военной базе, что совершенно упустили из виду реальные стратегические расклады в стране.

Для неискушенного наблюдателя «суданские страсти» выглядят настоящим централизованным наступлением на российские планы. На интересующихся обрушивается настоящий шквал событий: заключаются международные договоры, проходят встречи, делаются громкие заявления…

Большая политика, впрочем, никогда не бывает простой, понятной и всецело логичной – и Судан, увы, не является исключением из правил.

Многие наверняка интересуются закономерным вопросом – а почему же эта маленькая, бедная африканская страна, вообще, вдруг стала столь интересна для такого количества крупных политических игроков?

Что ж, попробую дать вам на него ответ, уважаемые читатели.

В первую очередь это, конечно же, географическое положение Судана – данное государство находится в стратегически важном регионе земного шара и является логистическим перевалочным пунктом одной из величайших транспортных артерий планеты – Суэцкого канала. Также в регионе находится Баб-эль-Мандебский пролив, который соединяет Красное море и Аденский залив Аравийского моря – он является одной из важнейших и наиболее загруженных водных артерий мира: по проливу ежегодно проходит до 22 000 торговых судов и осуществляется 14 % ($1,8 трлн) от общего объема мировой торговли.

Во-вторых, как бы парадоксально это ни звучало, Судан выгоден именно своей бедностью. Страна требует громадного количества инвестиций, масштабного строительства, ей необходимы кадры для проведения государственной деятельности и многое-многое другое.

Что это означает для всех, кто желает получить свой кусочек «суданского пирога»?

Для контроля хотя бы части страны или части правительства не требуются изощренные манипуляции и сверхкрупные денежные вложения, какие требовались бы в более развитых государствах. Судан очень удобен – он требует, в сущности, скромнейших вложений и даст невероятную отдачу.

К слову сказать, именно второй пункт послужил одним из основных факторов заинтересованности страной со стороны Российской Федерации, и он же стал одним из ключевых факторов политического поражения Москвы в регионе.

Впрочем, обо всем по порядку.

В-третьих, Судан является одной из немногих нейтральных стран в данной части земного шара – он не подвержен сильному влиянию какой-либо стороны глобального геополитического конфликта, а посему до недавних пор виделся чрезвычайно привлекательным союзником для многих его участников.

Однако не стоит заблуждаться относительно фактора условного нейтралитета Хартума. В действительности он уже давно является объектом пристального изучения со стороны целого ряда недружественных Российский Федерации государств, одно из которых начало предпринимать решительные действия задолго до того, как Москва, вообще, задумалась о создании там своей военно-морской базы.

Речь, естественно, идет о Турецкой Республике.

Как известно, Анкара является своеобразным «подрядчиком» американо-британского военно-политического блока. Одна из ее центральных задач – активная деятельность в тех странах, с которыми Лондон и Вашингтон по той или же иной причине не могут иметь официальные плотные связи.

Естественно, американцы давно были заинтересованы в сотрудничестве с Суданом – но как можно было его устроить, если у власти находился диктатор Омар аль-Башир?

Военно-политические расклады Судана: проигранная битва за российскую базу

И здесь на помощь пришла Турция.

Анкара имеет вполне тесные исторические связи с Хартумом, на которые успешно наложились единые конфессиональные предпочтения и экономические интересы. Омар аль-Башир, впрочем, действовал достаточно медлительно, хотя это и не помешало двум сторонам заключить целый ряд критически важных соглашений, одно из которых касалось строительства крупномасштабной турецкой военно-морской базы на острове Суакин.

«Судан – дружественная для Турции страна, которую давным-давно связала общая культура»,

– заявил президент Турецкой Республики Реджеп Тайип Эрдоган.

К слову сказать, Анкара в вопросе переговоров показала себя сверхэффективно – правительство аль-Башира отдало вышеуказанные территории в аренду… на 99 лет.

Как Турция становится основным игроком в Судане


Факты текущего года:

1. Подписаны шесть соглашений о сотрудничестве.

2. Турция поможет Судану наладить работу Верховного комитета и совместных межведомственных комиссий, дабы развить сотрудничество в сферах энергетики и обороны.

3. Турция поможет восстановить и отстроить инфраструктуру в Судане.

4. Объемы торговли должны вырасти с полумиллиарда до 2 миллиардов.

5. Судан выделит 100 тысяч гектар под сельхоз нужды Турции.


После этого, впрочем, турецкие успехи попали под каток революции, которая смела старые политические расклады в стране. Примерно в это же время более-менее активно начала действовать Москва – и ставки многократно повысились.

К сожалению, стоит признать, что российские отношения с Хартумом можно назвать по меньшей мере чрезвычайно опрометчивыми. Все риски подобной взаимосвязи явно не были учтены руководством нашей страны – а ведь ситуация вокруг Судана прямо сейчас наносит огромный репутационный ущерб России.

Военно-политические расклады Судана: проигранная битва за российскую базу

Новости о возможном усилении российского влияния в регионе многократно повысили интерес к Хартуму. В российском информационном пространстве есть ряд весьма любопытных, но, увы, ложных версий о том, что это был некий «хитрый план» с втягиванием Запада в Судан, однако они не выдерживают никакой критики даже без детального разбора всей ситуации. Очевидно, что данная страна в любом случае стала бы одним из аванпостов блока НАТО – вопрос здесь состоит лишь в том, как скоро бы это могло произойти? Интерес Москвы явно ускорил данный процесс – и, увы, у России не было никаких шансов на то, чтобы одержать верх в этой партии.

Почему мы вообще вынуждены рассматривать суданские события через призму поражения нашей страны?

Причина тому чрезвычайно проста – как было сказано выше, Судан на протяжении многих лет представляет собой точку повышенного интереса, как для Турции, так и для конкурирующих с ней монархий залива. Неожиданная активизация США в большей степени связана с желанием Вашингтона иметь оперативную базу для противостояния Ирану и Китаю – при этом Америка в данных раскладах выступает в роли высшего хищника, который возьмет свое вне зависимости от победы какого-либо из своих сателлитов.

В этом и состоит чудовищная ошибка, которую допустила наша страна, решив попробовать занять свое место в суданском противостоянии – мы начали опасную игру на чужом поле без существенной подготовки и каких-либо серьезных козырей. В свою очередь, оппоненты были во всеоружии и прекрасно знали все местные расклады.

Например, одно только аффилированное с турецким правительством агентство TIKA за последние 14 лет (в период правления Омара Аль-Башира) реализовало в Судане 716 проектов (что особенно важно, большая часть из них приходится на образование – по сути, Анкара заботливо взрастила в стране поколение протурецких лоббистов).

Печальнее всего в данной ситуации тот факт, что Россия даже не выступала серьезным конкурентом для какой-либо из сторон: в сущности, мы попали в змеиный клубок, в котором Анкара борется против Каира и Эр-Рияда, а Вашингтон – против Пекина и Тегерана. К слову, последние хоть и номинально, но являются нашими союзниками, однако по факту никаким образом не поддержали Российскую Федерацию в данной борьбе – а ведь ресурсы и рычаги влияния у них для этого были: Тегеран два десятилетия занимался в Судане развитием сети снабжения террористических группировок, а Китай имел неплохой инвестиционный задел (в частности, в сфере добычи полезных ископаемых).

Что было закономерно, из этого клубка Россию вышибли – играючи, мимолетом и с чрезвычайно серьезными последствиями для нашей внешнеполитической деятельности.

В истории с Суданом вновь и вновь всплывает давно известная истина, которая, впрочем, до сих пор не была качественно осмыслена в российском обществе – о том, что нам критически необходима серьезная и рабочая школа военной антропологии, ориенталистики и аналитики. Отсутствие грамотного анализа оперативной и стратегической обстановки вновь и вновь подводит Россию на различных фронтах гибридных боевых действий (суданские события более чем вписываются в этот формат войны). Профильные ведомства, что ожидаемо, все хуже справляются с текущей нагрузкой – и это тенденция не только для РФ, но и для многих стран мира.

По этой причине в настоящее время столь востребованы так называемые «think tank» («банки мыслей») – независимые организации, занимающиеся подготовкой аналитических докладов по заказу правительства. Это опыт, который нам однозначно следует перенимать и активно использовать в своих целях – в противном случае многие внешнеполитические акции нашей страны могут повторить участь Судана.
Автор:
Анжей В.
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх