Одессит, нашедший фюрера

К 75-летию Великой Победы над нацистской Европой, объединенной Гитлером в походе за "жизненным пространством" на Восток.

Тут не фейки о жившем в Южной Америке фюрере, а правда о поисках нелюдя: поэтому читателю предложены отрывки из воспоминаний жителя Одессы Ивана Исаевича Клименко (годы жизни 1914-1998), который во время штурма Берлина был начальником отдела контрразведки «СМЕРШ» 79-го корпуса 1-го Белорусского фронта, того самого, чьи бойцы водрузили Знамя Победы над рейхстагом. Клименко И.

И. руководил первыми поисками главарей рейха, под его непосредственным командованием были найдены трупы Геббельса и Гитлера.

«Родина требовала от каждого из нас покарать Гитлера и его сподвижников за те злодеяния, которые они совершили на нашей земле и в других странах Европы. Я не знаю, когда и кто давал нам такое задание. Но я могу только сказать, что эта задача стояла перед каждым советским воином. Я лично ощущал необходимость возмездия с самого начала Великой Отечественной войны, и это чувство не покидало меня всю войну, а душа пылала гневом все больше и больше.

С первых дней войны мне пришлось идти по ее дорогам и видеть те ужасы и несчастья, которые Гитлер навлек на нашу землю. Боевое крещение я получил под Ельней. Там впервые в жизни я увидел убитых и раненых, сожженные дома и целые деревни. Мое сердце как бы окаменело(…)

Однако вскоре произошел случай, который потряс меня до глубины души: я увидел обезумевшую женщину, бегущую через линию фронта босиком, без платка и в зимнем пальто. Мать держала за руки двух мальчиков 6 и 8 лет. Как потом выяснилось, это была жена райвоенкома, которого немцы расстреляли у них на глазах(…)

В 1941 году я четыре раза побывал в окружениях, а последний – пятый раз – прошел тылами противника более 1 000 км. и вывел 204 военнослужащих. В тылу врага мы насмотрелись на слезы и горе. Особенно на нас произвели неизгладимое впечатление последствия расправ гитлеровцев над советскими гражданами, которых они загоняли в закрытые помещения и сжигали заживо… (Вам это ничего не напоминает? - К.О.)

А сколько горя пришлось нам увидеть, когда мы стали освобождать районы, оккупированные немцами, начиная от самого Подмосковья? Уходя, враг все превращал в пепел. Вступая в сожженные немцами деревни, мы встречали убитых горем, рано состарившихся женщин или горько рыдавших на пепелищах полураздетых старух. После всего увиденного стремление отомстить палачам стало одной из главных движущих сил нашей армии.

И месть эта концентрировалась на руководителях нацистской Германии – Гитлере, Гиммлере и других. Все мы прекрасно понимали, что дело не столько в Гитлере, сколько в империалистической сущности Третьего рейха. И все же, нам хотелось, прежде всего, поймать и покарать Гитлера. Поэтому и не было необходимости давать какие-то специальные указания на этот счет. Без слов и письменных указаний было ясно, что наша армия пришла в Берлин подвергнуть каре главных виновников войны (...)

Последние новые данные о Гитлере мы получили уже в разгар решающего наступления. Утром 30 апреля наши подразделения были контратакованы курсантами – моряками. Однако их отряд был стиснут «клещами» и разгромлен. Пленные – высокие, как на подбор, здоровяки в черных бушлатах и брюках клеш – рассказывали, что накануне их десант из 600 человек перебросили из Ростока в Темпельгоф. Когда они преодолели маршем 5 км. и достигли Рейхсканцелярии, им приказали построиться и ожидать.

Из бункера вышел Гитлер со свитой. Он вручил железный крест подростку, подбившему фаустпатроном русский танк, а затем обратился к морякам с короткой речью. Гитлер назвал их героями и надеждой нации, призванными спасти Германию в тяжелое для нее время. Фюрер приказал морякам бороться так, чтобы отбросить русских за Шпрее и не допустить захвата рейхстага и Бранденбургских ворот. Он заверил их, что продержаться нужно совсем немного и скоро появится новое оружие необыкновенной мощи и новые самолеты. Фюрер заявил, что с юга уже подходит армия Венка и русские будут не только выбиты из Берлина, но и отброшены к Москве.

Когда Гитлер ушел, перед матросами выступил Геббельс, он долго говорил о том же самом чудодейственном оружии и скорой победе, вдохновляя моряков, а под конец выкрикнул: «Гитлер покажет еще свою силу»!(…)

И вот, наконец, розыскные группы уже оказались в подземелье Имперской канцелярии на Фоссштрассе. Мы узнали точно, что именно тут, в этом специальном бомбоубежище, размещался штаб Гитлера(…)

В наших руках уже было немало служащих и прислуги из Имперской канцелярии и других министерств. Их наскоро допрашивали, выявляя лиц, которых можно было использовать в розыске и опознании главных военных преступников. Когда лица, лично знавшие Гитлера и Геббельса, были доставлены в отдел, я решил выехать в Рейхсканцелярию, взяв с собой личного повара фюрера Ланге и техника гитлеровского гаража Шнейдера.

Там мы сразу же нашли трупы Геббельса и его жены у запасного выхода «фюрер – бункера». Один из опознавателей воскликнул: «Да это же Геббельс и Магда!» (…) Я распорядился отправить трупы для опознания в тюрьму Плетцензее, где размещался отдел контрразведки корпуса. Солдаты положили их на какие-то двери, валявшиеся рядом, и втащили на грузовую автомашину с деревянной будкой.

Кстати сказать, когда я прибыл в тюрьму, это было 1 мая 1945 года, то там застал более сотни политических заключенных, которые не могли двигаться.(…) Они представляли собой живые мощи, у которых сохранились только глаза... Как потом мне стало известно, здесь томился долгие годы Тельман. Здесь был гильотинирован известный татарский писатель поэт Муса Джалиль(…)

В то время разведчики осмотрели внимательно каждый метр подземелья, в котором располагалась Имперская канцелярия, они заглядывали во все уголки, обследуя все выходы тайника. Подземное жилье Гитлера занимало несколько комнат : передняя, комната для совещаний, гостиная, его спальня, комната Евы Браун. Две комнаты в «фюрер-бункере» принадлежали Геббельсу. Здесь же находились : кабинет другого верного «пса» Гитлера – Бормана, однокомнатные помещения для камердинера Линге и ординарцев, а также телефонная станция. В трех хорошо меблированных комнатах жил министр иностранных дел Риббентроп. Он сбежал 30 апреля, в тот же день, когда исчез из Берлина Геринг. Кстати, это стало их своеобразным «подарком» своему фюреру в день его рождения. В одной из общих комнат бомбоубежища фашистской верхушки солдаты розыскной группы нашли трупы детей. Немцы уверенно сказали, что это тела детей Геббельса.(…)

Личный врач Геббельса Кунц рассказал об умерщвлении детей рейхсминистра пропаганды. В ночь на 1 мая его вызвали в кабинет Геббельса и разъяснили цель вызова. Он посоветовал Геббельсу отдать детей под защиту Красного Креста. Геббельс на это сказал: «К чему тут, доктор, Красный Крест, ведь это дети Геббельса». Врач усыпил детей при помощи морфия и высказал Магде Геббельс сомнение в том, что у него хватит душевных сил, чтобы сонным детям дать яд. В ответ на это Магда попросила Кунца пригласить к ней Штурмфюгера, личного врача Гитлера. Вместе с ним она вкладывала детям в рот ампулы с ядом и стискивала им челюсти (при медицинской экспертизе во рту у детей были обнаружены осколки ампул). Они лежали на койках в голубеньких рубашках, укрытых одеялами, - пять девочек в возрасте от 5 до 15 лет и мальчик в возрасте 3 лет(…)

Не трудно было догадаться, что случилось: перед смертью Геббельсы отравили своих детей, а потом покончили жизнь самоубийством, распорядившись при этом сжечь свои трупы. Однако одних догадок для контрразведчиков было недостаточно, нужны были доказательства.

Около 10 часов вечера – это было 2 мая – в сопровождении огромной толпы наших воинов солдаты отдела контрразведки пронесли трупы через двор тюрьмы. Бывшего рейхсминистра пропаганды положили на кафельную плиту, накрытую мешком, в кухне квартиры, принадлежавшей начальнику тюрьмы. Началась подготовка процедуры опознания трупов, и была создана специальная комиссия из представителей фронта, армии и корпуса, прибыли журналисты, в том числе Борис Горбатов и Мартын Мержанов, фотокорреспондент Роман Кармен.

У трупа Геббельса. Слева направо: Аксенов, Клименко, Крылов. Крайний справа – корреспондент «Правды» М.Мержанов.

Всю ночь со 2 на 3 мая мы (Дерябин, Катышев, Зеленков, Аксенов, Хазин) допрашивали задержанных в районе Тиртартена. Это были большей частью правительственные чиновники, генералы и офицеры. Из всех задержанных было отобрано более двадцати опознавателей, лучше других знавших Геббельса и его семью.(…)

Кроме того, вице – адмирал Фосс при опознании трупа Геббельса заявил, что человека, похожего на него, не найти во всей Германии, так как никто другой не имел такой ноги. Он также опознал труп Магды Геббельс, назвал имена всех детей Геббельсов.(…)

3 мая мы закончили работу по опознанию трупа Геббельса и составили акт. В то время мы еще не располагали никакими данными о Гитлере, поэтому всем опознавателям Геббельса задавали вопрос: «Где находится Гитлер»?

Ответы были разные, но ничего определенного, достоверного никто не сообщал. Все они основывались на слухах.(…) Из показаний Шнейдера, Ланге, Фосса, Цима и некоторых других следовало, что Гитлер покончил жизнь самоубийством. Но где же находится его труп? Допросы многих чиновников и военных какое-то время ничего не давали. Нужно было продолжать поиски. Мы понимали, что если не найдем трупа Гитлера, то никогда не будем иметь точных доказательств смерти того, кто причинил столько горя и страданий человечеству.

Под вечер 3 мая, взяв с собой Фосса, наша группа поехала в Имперскую канцелярию. Адмирал обещал показать несколько запасных выходов из «фюрер – бункера».(…)

Когда мы спустились в убежище и продвигались по темному подземелью, освещая его фонариками, Фосс нервничал, рвался вперед, ругался, натыкаясь на всякий мусор, и пытался уйти от нас… Подумав о том, не решил ли адмирал последовать примеру Гитлера и Геббельса, мы стали более внимательно следить за ним, так как в первые часы плена Фосс уже пытался перерезать себе вены. Показав убежище Гитлера, Фосс вывел нас из бункера через запасной выход и сказал: «Вот отсюда, по словам адъютантов фюрера, они выносили труп, но где он может быть, я не знаю».

Мы пошли в сад и стали пристально ко всему приглядываться. В центре сада около Голубой столовой находился боьшой цементный бассейн, но воды в нем не было. На дне бассейна лежало около 40 трупов. Фосс на мгновение остановился и воскликнул: «О! Гитлер!»

Действительно, один из мертвецов, лежавший третьим справа, был похож на Гитлера: с такими же, как у него, усиками и челкой набок. На нем был синий бостоновый костюм, но нам бросились в глаза заштопанные носки. Мы переглянулись: могли ли они принадлежать фюреру? В этот момент Фосс воскликнул : «Нет!Нет! Это не он!» С учетом наступивших сумерек мы вернулись в штаб.

Утром следующего дня с группой солдат и немцами – опознавателями мы снова были во дворе Имперской канцелярии. Я принял решение внимательнее рассмотреть труп с усиками, но его в котловане уже не оказалось. Я укорял себя за свою оплошность, так как этот труп могли выкрасть и профашистски настроенные немцы.

Однако все было иначе. Имперскую канцелярию брала другая армия. Начальник отдела контрразведки этой армии полковник Карпенко распорядился «труп Гитлера» перенести в помещение для его опознания. Наряду с другими лицами на опознание «трупа Гитлера» был приглашен и советский дипломат Смирнов, который до войны работал в Германии и не раз встречался с Гитлером.

Когда мы предложили опознавателям осмотреть мертвеца, то один из них заявил, что это и есть Гитлер, а пятеро утверждали обратное. Подошла очередь и нашего опознавателя. Смирнов, осмотрев труп, с уверенностью сказал, что это тело не Гитлера. То же самое заявил и один из врачей Гитлера. Тогда трудно было сказать, чей это был труп – двойника Гитлера или кого-то другого. Однако я считаю, что, скорее всего, это было тело одного из тех маньяков – фашистов, которые во всем, даже в манере носить усики, старались походить на фюрера.(…)

В то время когда все ожидали приезда Смирнова и врача, солдаты, которые были со мной в имперской канцелярии, попросили показать то место, где нашли трупы Геббельса и его жены. В саду, налево от входа в «фюрер – бункер», чернела воронка от бомбы или снаряда. В ней валялись куски бумаги, щепки, серые одеяла, а на дне лежал фаустпатрон.

Солдат Иван Чураков стал спускаться в воронку, но я на него накричал: «Давай, вылезай, еще взорвешься». Вылезая из воронки, Чураков увяз сапогами в рыхлой земле, а когда высвободился, то увидел чьи-то голые ноги. Он сразу закричал: «Товарищ подполковник, здесь находятся трупы».

Мертвецов было двое – мужчина и женщина. Я распорядился вытащить их. По обгорелым лицам и обожженным телам нельзя было определить, чьи это были трупы. Из гуманных соображений мы их завернули в одеяла и вновь зарыли в эту же воронку, где они были обнаружены.(…) В то время наше внимание было занято трупом, который вот-вот должен был стать предметом опознания авторитетной комиссии.

Примерно в 15-00 в Имперскую канцелярию прибыли начальник Управления контрразведки фронта генерал – лейтенант Вадис и уполномоченный НКВД СССР генерал – полковник Серов. Я представился ему и доложил, что из шести наших опознавателей пять в категорической форме заявляют, что в Голубой столовой лежит не Гитлер. Генерал Вадис отрекомендовал меня Серову: «Это тот Клименко, который нашел Геббельса». И здесь же попросил меня показать место, где был обнаружен труп Геббельса.

Когда мы прошли на место обнаружения трупа Геббельса, я рассказал Вадису о том, что в находившейся рядом воронке были найдены два других обгорелых трупа – мужчины и женщины. Вадис, пребывая в приподнятом настроении и общаясь с Серовым на веселой ноте, на мой рассказ, шутя, сказал: «Да это, наверное, и есть Гитлер». После этого они уехали, а в шесть вечера прибыл Смирнов с группой генералов.

После того как «труп Гитлера» не был опознан, мы еще с большим напряжением продолжали думать о том, куда же мог деться подлинный труп фюрера. Вот тогда, возможно, под воздействием высказанного генералом предположения или своей интуиции, я возвращался к себе в отдел уже с намерением изъять эти трупы. Обменявшись мнениями по этому вопросу с Дерябиным, мы окончательно решили извлечь закопанные в воронке трупы и привезти их для опознания в свою часть.

Надо сказать, что с помощником начальника отдела контрразведки корпуса Анатолием Дерябиным меня связывала достаточно продолжительная совместная работа и у нас сложились с ним хорошие отношения.(…) Это был человек, умудренный жизненным опытом, среднего роста, атлетического телосложения, с пронизывающим взглядом, по характеру сдержанный и спокойный. У него все делалось без суеты, но он всегда начатое дело доводил до конца. Анатолий имел на своем счету немало групповых дел, разоблаченных агентов, националистов и пособников.(…) Нам с ним приходилось оказываться не раз в разных переделках.(…)

В четыре часа утра капитан Дерябин и солдаты из вчерашней моей команды погрузили на машину специально подготовленные длинные деревянные ящики и выехали в Имперскую канцелярию. Теперь там уже был выставлен батальон капитана Шаповалова из 301- й стрелковой дивизии 5 -й ударной армии. Для выполнения поставленной задачи надо было получить официальное разрешение командования 5 –й ударной армии, но наш запрос мог бы подтолкнуть чекистов этой армии взять инициативу в установлении принадлежности трупов в свои руки. Поэтому нам пришлось придать операции таинственный характер и действовать без постороннего вмешательства и решения разных дополнительных формальностей.

Автомашина остановилась на улице, солдаты перелезли через изгородь и выкопали трупы. Еще немного порывшись в земле, они нашли двух мертвых собак – овчарку и щенка. На ошейнике овчарки розыскники прочитали надпись: «Всегда с тобой!». Трупы людей вместе с собаками они тем же путем перенесли в машину и, уложив их в ящики, уехали.(…)

Привезенные трупы нужно было опознать. Началась кропотливая работа по сбору информации о том, что происходило в последние часы в «фюрер - бункере». Мы снова разыскивали свидетелей, участников или очевидцев самойбийства и «похорон» Гитлера, опять начались бесконечные допросы, составление протоколов, их анализ. Работа осложнилась тем, что был получен приказ о временном перебазировании нашего корпуса в Гросс – Шененбек, который располагался в 40 км. от Берлина. Ящики с трупами (хорошо, что они были «прокопченные» и не разлагались) мы взяли с собой с твердым намерением довести дело до конца.

Когда в первом часу ночи в домике на окраине уцелевшего городка Гросс - Шененбек, где размещался отдел контрразведки корпуса, я делился результатами нашей работы с корреспондентом «Правды» Мартыном Мержановым, ко мне в кабинет вошел Дерябин и сказал, что один из задержанных немцев высказал желание дать ценные показания, но только в присутствии старшего начальника. Я потребовал ввести немца.

Мы начали допрашивать заявителя. Этот допрос подробно записывал Мартын Мержанов, и мне удалось его сохранить.

«Я Гарри Менгесхаузен. Мне тридцать лет. Я полицейский, окончил две полицейские школы. Служил в частях СС.

- Где вы находились в последнее время?

- с 10 по 30 апреля 1945 года я проходил службу в должности командира отделения в Имперской канцелярии. С моей группой, в которой было 13 человек, я защищал имперскую канцелярию. Говоря точнее, мое отделение охраняло фюрера Адольфа Гитлера.

- Где может быть сейчас Гитлер?

- 30 апреля Гитлер и его жена покончили с собой и в этот же день были сожжены и зарыты.

- Разве Гитлер был женат?

- Да, 28 апреля он женился на Еве Браун.

- Откуда вы знаете, что Гитлер и Ева Браун были сожжены?

- Это я видел сам. В полдень 30 апреля я патрулировал в Имперской канцелярии. Я ходил по коридору от рабочей комнаты фюрера до Голубой столовой, в которой выходная дверь и окно были серьезно повреждены от бомбежек и артиллерийского обстрела. Я подошел к первому окну и стал наблюдать за садом. Вдруг я увидел, как штурмбанфюреры Гюнше и Линге вынесли труп Гитлера. За ними кто-то нес труп женщины. Она была в черном платье. Расстояние от Голубой столовой до выхода из бункера фюрера составляло около шестидесяти метров. Я начал внимательно следить за происходящим. Адъютант Гюнше облил труп Гитлера и труп женщины, по всей видимости, Евы Браун, бензином и поджег. Это было между 16 и 17 часами. Потом пришли два человека в форме СС и закопали трупы поблизости от запасного выхода из бункера. Я это видел».(…)

В комиссию по уточнению места захоронения Адольфа Гитлера, кроме контрразведчиков, вошли топограф и фотограф. Взяв разрешения на въезд в город и вход на территорию Имперской канцелярии у коменданта Берлина генерал–полковника Берзарина, мы вместе с Менгесхаузеном отправились к месту происшествия. Сообщение Менгесхаузена нашло свое подтверждение, когда он показал то место, где сжигали, и привел нас к той воронке, в которой накануне мы нашли два трупа. Мы убедились, что из окна Голубой столовой действительно было удобно наблюдать за всем, что делается у запасного выхода «фюрер – бункера».

Продолжив тут же допрос эсэсовца, мы кое-что уточнили. Менгесхаузен заявил, что адъютант Гюнше, заметив его, подбежал к нему и приказал заровнять могилу фюрера и его жены как можно аккуратнее. «Я это сделал, - сказал Менгесхаузен, - как мог, так как боялся взрывов снарядов и мин».(…)

Розыск Гитлера контрразведчики закончили 13 мая. Кроме меня, акт подписали: старший следователь, он же переводчик, старший лейтенант Катышев, майор Глебок, фотокорреспондент младший лейтенант Калашников, рядовые Олейник, Чураков, Новаш, Малкин, а также опознаватель Менгесхаузен.(…)

Я вместе с Менгесхаузеном прямо из Берлина выехал в отдел контрразведки армии для доклада. Это был воскресный, солнечный, теплый день 13 мая. Мирошниченко не оказалось на месте, но его сравнительно быстро разыскали и мы вдвоем решили передопросить Менгесхаузена. Допрос, по существу, носил уточняющий характер и проводился по протоколам, составленным мною на первых допросах Менгесхаузена. Переводчиком при допросе была Коган (Ржевская), которую я увидел впервые. (…)

На доклад командующего фронтом маршала Советского Союза Г.К. Жукова о самоубийстве Гитлера И.В. Сталин отметил: «Доигрался, подлец. Жаль, что не удалось взять его живым». И далее Сталин добавил: «Фашистским подлецам никогда нельзя верить. Нужно разобраться, действительно ли ушли из жизни главари гитлеровского государства. Все проверить».

Затем, как пишет С.М. Штеменко, он позвонил одному из комиссаров государственной безопасности и приказал послать в Берлин опытного руководящего работника, которому, в числе других задач, поставить и задачу убедиться в смерти Гитлера» (Г.К.Жуков «Воспоминания и размышления, Т.1, М., 1969, с.658 ; С.М.Штеменко « Генеральный штаб в годы войны», Т.2, М., 1974, с. 439).

Ответить однозначно на вопрос, жив ли Гитлер, было важно не только для нас, но и для будущего Германии. Тогда многие относились к сообщениям о самоубийстве Гитлера с недоверием, считая, что он мог скрыться от суда народов и, заметая следы, уничтожить похожего на себя человека. Было очень много разговоров о двойниках фюрера, а в иностранной прессе печатали по этому поводу легенды и небылицы.

Какие же имеются доказательства, что найденные нами трупы были останками именно Гитлера и Евы Браун?

В первую очередь, это показания Менгесхаузена. (…) После задержания Менгесхаузена были пленены адъютант Гитлера Гюнше и слуга фюрера Линге, которые полностью подтвердили его показания и подробно рассказали, как это было.

Для идентификации Гитлера большую роль сыграли материалы судебно – медицинских экспертов. Убедительным доказательством, в деле опознания его трупа, были зубы.(…) В Имперской канцелярии, в зубоврачебном кабинете профессора Блашке, с помощью его помощницы Кете Гейзерман мы разыскали рентгеновские снимки зубов Гитлера, произвели сравнение. Никакого сомнения не было: зубы найденного трупа полностью соответствовали зубам Гитлера. Наряду с этим были идентифицированы зубы Евы Браун. Зубной техник Фриц Эхтман узнал золотую пластинку в зубном протезе, которую сделал для Евы Браун собственными руками.

Проведенный внешний осмотр тела тоже подтвердил, что это труп фюрера. Гитлер еще в первую империалистическую войну был ранен, и после этого как мужчина он был неполноценным, что отражено судебно – медицинскими экспертами в акте № 12 наружного осмотра. (…)

Все это вместе взятое дало возможность Управлению контрразведки фронта сделать однозначное заключение, что трупы, которые нами были найдены 4 мая 1945 года, принадлежали Адольфу Гитлеру и Еве Браун.

Советские воины отмечают Победу в резиденции Геринга. Второй справа - Клименко И.И.

Так позорно закончили жизнь Гитлер и Геббельс. Изуродованный труп Гитлера бросили в яму, где уже лежали дохлые псы. Но как они там оказались ?

29 апреля Гитлер решил проверить действие цианистого калия на своей овчарке и ее щенке, а затем приказал зарыть их. А когда пришло время хоронить его самого, то уже царило безвластие, все спасались, кто как мог, и было не до трупов. Чтобы не рыть яму, эсэсовцы, увидев рыхлую землю, немного подрыли ее, а затем бросили туда тела Гитлера и Евы Браун. Поэтому так и оказалось, что внизу лежали дохлые псы, а выше Гитлер и Ева Браун. Однако его ближайший соратник Геббельс не удостоился и такой «чести»: обгоревший труп рейхсминистра пропаганды просто оставили посреди двора.(…)»

Источник: И.И. Клименко «Тайна бункера Гитлера. Записки контрразведчика «СМЕРШ» о розыске военных преступников в завершение Второй мировой войны». Москва, издательство «КРАФТ+», 2007 год.

Затем, как следует из воспоминаний Клименко И.И. и из других источников, он был направлен на Восточный фронт войны с Японией, возглавлял отдел управления «Смерш» Забайкальского фронта, занимался розыском находившихся на службе у японцев Власьевского, Бакшеева, Родзаевского, Люшкова, вёл допрос атамана Семёнова.

Затем воевал в Китае и Северной Корее, руководил особым отделом Балтийского флота, служил в Прикарпатском и Одесском военных округах.

В 1956 году Клименко И.И. руководил обеспечением безопасности советской делегации в составе Хрущева, Булганина, Курчатова, Королева и других во время похода группы военных кораблей Балтийского флота в Великобританию. Тогда, по одной из версий, во время стоянки в Портсмутском порту, у борта советского флагмана – крейсера «Орджоникидзе» боевой пловец Эдуард Кольцов ликвидировал знаменитого британского разведчика - водолаза Крэбба   (прототипа агента 007).

Но это уже совсем другая история...

Хрущев и Булганин с экипажем крейсера «Орджоникидзе». Сидит крайний справа – Клименко.

При подготовке материала использовались:

интернет - издания: «Разведка и контрразведка в лицах», «Помни про», «Википедия» и другие;

печатные издания: М. Мержанов «Так это было», Е.Ржевская «Берлин. Май. 1945», В. Виноградов, Я. Погоний, Н.Тепцов « Агония и смерть Адольфа Гитлера», В. Успенский «Тайный советник вождя», ч.13, А.Петрова «Загадка смерти Адольфа Гитлера», «Вокруг фото на память о британском походе» и другие.

П.С. Как удалось выяснить, Клименко И.И. был последним "красным директором" Одессы и работал до своего последнего дня, умерев на 84-м году жизни. В "лихие 90-е" не "прихватизировал" сам и не дал "прихватизировать" другим Одесский завод пожарной техники (на Ленпоселке). Благодаря этому завод работает по сей день (в числе считанных оставшихся единиц от одесской промышленности).

КОНСТАНТИН  ОДЕССИТ

Источник ➝

Странное восстание якутских «конфедералистов»

В 1927 г. обстановка в Якутии начала накаляться. К тому времени остались в прошлом Гражданская война, полыхавшая в крае несколько позже, чем в остальной России – в 1921-23 гг., отгремело т.н. Тунгусское восстание 1924-25 гг., в котором помимо тунгусов (эвенков) участвовали якуты и русские. Принципиальные враги советской власти – те, кто не погиб в боях и не был расстрелян, уже не имели влияния в республике.

Но недовольство населения нарастало. Главной причиной был социальный гнёт, становившийся невыносимым.

Совпартработники повысили налоги до небес, вогнав население в полную нищету, и при этом подняли себе зарплаты до невероятных высот. Якуты-скотоводы, как и всё сельское население СССР, было разделено на «кулаков», «середняков» и «бедняков» таким образом, что все, имевшие хоть сколько-нибудь нормальный доход, попадали в разряд «кулаков», и их буквально раздевали поборами. «Делегат М. Винокуров говорил, что зачисление владельцев 10 голов скота к беднякам, а имеющих 15 - к середнякам является неправильным. Владелец 35 голов скота, продав все свое хозяйство, выручал 2000 рублей, в то время как некоторые «некрестьяне» за год зарабатывали 3000 рублей. Бухгалтеры (советские служащие) получали столько же, сколько мог получить крестьянин от продажи 120 голов скота. Таким образом, понятие «кулак» не отражало реальную дифференциацию в уровне материальной обеспеченности различных социальных слоев общества.» (Антонов Е.П. Движение конфедералистов в Якутии (1927-1928 гг.), Сибирская Заимка, 30.09.2002).

Из Новосибирска, где располагалось Сиббюро ВКП(б), Сибторг и другие общесибирские управленческие и хозяйственные органы, в Якутию присылали наихудшие кадры – это фактически было ссылкой для проштрафившихся. Среди чиновников процветало пьянство, хищения и рукоприкладство, а также примитивный национализм: пришлые бюрократы относились к коренному населению не лучше, чем колониальные чиновники в Африке в те же годы.

Якуты в начале ХХ века
Якуты в начале ХХ века

При этом количество всевозможного начальства невероятно выросло – его стало в несколько раз больше, чем в дооктябрьской Якутии. В автономии с населением в 300 тысяч человек было столько же наркоматов, сколько в РСФСР, причём их сотрудники не только не посещали якутскую глубинку, но порой вообще не имели связи с районами. Официальную документацию не переводили на якутский язык, хотя для этого были все возможности, и якутское население просто не знало о существовании тех или иных законов. Якутскую интеллигенцию – малочисленную, но крайне важную для развития якутского общества, к середине 1920-х гг. вытеснили из органов власти, в которых ранее она была более или менее представлена.

Неудивительно, что образованные якуты попытались организовать протестное движение. В отличие от более ранних восстаний, движение 1927-28 гг. было организовано не врагами, а сторонниками советской власти и социализма. Лидером движения стал П.В.Ксенофонтов – выпускник юридического факультета МГУ, успевший поработать адвокатом. «Будучи прогрессивно думающим молодым человеком, Павел принял советскую власть, был всецело преданным делу революции. Он, после большевистского переворота, занимал ответственные должности в Москве. Поэтому называть его противником Советской власти никак нельзя. Ксенофонтов мыслил глубоко и широко, и как истинный юрист думал и мечтал о настоящем правовом демократическом и свободном во всех сферах обществе. …

При Якутском представительстве Ксенофонтов выполнял отдельные, возлагаемые на него задания: в 1925 г. был командирован во Владивосток для выяснения количества пушнины, захваченной военными отрядами, и принадлежащей разным организациям и частным лицам Якутской республики. Результатом этой поездки было то, что Якутская Республика добилась из казны возврата около 20 тысяч рублей, зачисленных в доход казны, как военный процент, от реализации якутской пушнины. В том же году из Москвы по поручению М.К.Аммосова, через Харбин приехал в Якутск. В Харбине вел переговоры с белоэмигрантами-саха, от имени Правительства ЯАССР приглашал их вернуться в Якутск» (Варвара Корякина «Якутский "мятежник", опередивший свое время». SakhaNews, 28.10.2017). . В 1925-27 гг. Ксенофонтов работал в Наркомате финансов Якутии.

 

П.В.Ксенофонтов
П.В.Ксенофонтов

Взгляды Ксенофонтова были весьма оригинальными. Он пропагандировал преобразование Якутии из автономной в союзную республику, выступал за отделение ВКП(б) от государства и право на легальное существование других партий, помимо ВКП (б), тем более, что это право было прописано в советской Конституции. «Он считал, что в партии появляется "каста безответственной бюрократии", которая диктует свою волю во всех областях жизни страны. В национальных окраинах диктат центра выражается в бездушном "копировании" тактики строительства социализма в более развитом в классовом отношении центре "в остальных республиках со значительно патриархальным социальным укладом", что является "отступлением от ленинских принципов".

По мнению Ксенофонтова, трудящиеся массы лишены элементарного политического права, всякая живая мысль преследуется, "свобода слова и печати для трудящихся... - сказка про белого бычка", "неприкосновенность личности" и "самоорганизация масс... - пустая бумага". "Без политических прав для всех трудящихся граждан, так называемый сталинский актив... остается неосуществимой мечтой, бесплодным лозунгом, пустой фразой".

…Ксенофонтов говорил, что повсюду "царит полный произвол всесильной административной власти", самым невероятным образом нарушается "революционная законность", Конституция Советской республики превратилась "в клочок бумаги". "Личность трудящегося здесь низведена до положения бесправной скотины. Сотрудники ГПУ и даже милиции вторгаются в Ваше жилище, арестовывают Вас, и административная власть может Вас выслать в Соловецкий концентрационный лагерь".

Ксенофонтов считал обязательным условием защиты прав личности и трудящихся масс разделение исполнительной, законодательной и судебной власти. Закон должен быть поставлен во главе всей государственной власти» (Егор Алексеев «О так называемой “ксенофонтовщине”. http://ilin-yakutsk.narod.ru/).

Вокруг Ксенофонтова собралась группа образованных якутов, выдвинувшая собственные списки кандидатов в депутаты Всеякутского Съезда советов и улусные советы, но они были сняты с голосования под сильным давлением властей. По Якутии поползли слухи о готовящихся репрессиях как против «беспартийной фракции» Ксенофонтова, так и против амнистированных в 1922-25 гг. бывших мятежников, спокойно живших в своих улусах. Столкнувшись с откровенным произволом, Ксенофонтов начал устанавливать контакты с бывшими мятежниками, в т.ч. с М.К.Артемьевым – председателем ревкома Амгинской волости, разочаровавшемся в советской власти и участвовавшем в Якутском мятеже и Тунгусском восстании. Но он категорически возражал против вооружённых акций.

В начале сентября 1927 г. на Ксенофонтова вышел замнаркома внутренней торговли Якутии П.Д.Яковлев, предложивший организовать встречу с руководством республики и изложить свои взгляды. Дальше произошла весьма подозрительная история: несколько дней Ксенофонтов ждал встречи, в то время как Яковлев, как выяснилось позже, говорил руководителям автономии, что Ксенофонтов не желает с ними встречаться. Это очень похоже на провокацию с целью заставить Ксенофонтова предпринять насильственные действия.

Одновременно произошли первые аресты сторонников Ксенофонтова. Начали уходить в тайгу и бывшие повстанцы, но активных действий они не предпринимали. Опасаясь ареста, скрылись от властей и Ксенофонтов с Артемьевым.

М.К.Артемьев
М.К.Артемьев

28 сентября 1927 г. в отдалённом Жемконском наслеге (волости) собралось около 130 беглецов, в т.ч. примерно 70 вооружённых, якутов, эвенков и нескольких русских. Они провозгласили создание «Младо-якутской национальной советской социалистической партии «конфедералистов». Ксенофонтов стал генеральным секретарём этой микро-партии.

Ксенофонтов и его соратники, не знавшие, что происходит за пределами Якутии, наивно верили, что произвол, царивший в их республике – это «перегибы на местах», отход от марксистского учения и нарушения «ленинских принципов».

«Конфедералисты» Ксенофонтова выбрали очень необычный вид протеста – мирную вооружённую демонстрацию. Мирную потому, что не хотели кровопролития, вооружённую – потому, что представляли себе, на что способна большевистская власть. Целью этого странного движения было донести сначала до соотечественников, а затем и до центральной власти в Москве свои требования и идеи.

В октябре 1927 г. отряды повстанцев (точнее – демонстрантов) начали передвигаться по улусам и наслегам Центральной Якутии, собирая сельские сходы, на которых излагали программу партии. Участники движения страдали от недостатка провианта и фуража для лошадей, но упорно двигались от одного поселения к другому. А за ними двигался отряд известного в Якутии красного командира Яна Строда, уже подавлявшего якутские восстания в 1921-25 гг. Это странное движение продолжалось около 4 месяцев: якутские повстанцы, не вступая в бои, ускользали от частей РККА и ОГПУ, проводили митинги и вновь уходили в тайгу. При этом повстанцы несколько раз отсылали властям в Якутск свои требования, а взамен получали предложения сдаться.

Отряд "конфедералистов"
Отряд "конфедералистов"

Всего за 4 месяца движения повстанцы вступали в перестрелки с красноармейцами и ОГПУ 6 раз, причём красные потеряли 3 человек убитыми. «Белоповстанческий террор», о котором писала советская пресса, заключался в убийстве коммуниста Петра Прокопьева в посёлке Петропавловск, совершённом группой эвенков, не входивших в отряд Ксенофонтова-Артемьева. Коммунисты, чекисты, милиционеры и совратработники в поселениях, занимаемых повстанцами, не подвергались никаким преследованиям, если не считать таковыми «разъяснительную работу» с ними.

Во время движения «конфедералистов» произошёл инцидент, который десятилетиями превозносился советской пропагандой как доказательство храбрости и преданности пионеров советской власти, и, наоборот, зверской сущности «белобандитов». Речь идёт об Абагинской обороне – перестрелке повстанческого отряда с вооружённой пионерской дружиной в посёлке Абага. Получив информацию о том, что в Абаге нет войск, повстанцы решили занять посёлок, не зная, что за несколько дней до этого поселковая власть раздала винтовки 10 пионерам и нескольким комсомольцам. При попытке занятия посёлка завязалась перестрелка: нападение произошло ночью, и повстанцы не видели, с кем имеют дело. Погибли командир пионерского отряда Иван Слепцов и секретарь комсомольской ячейки Гавриил Старостин. Повстанцы потеряли одного человека убитым. Когда рассвело, повстанцы прекратили стрельбу и ушли из Мбаги.

«Возникает ряд вопросов. Мог ли отряд Артемьева, примерно 60 вооруженных бойцов, захватить Абагу? Каков стратегическое значение имело занятие Абаги? Отряд должен был встретиться с остальной группой и тыловой охраной в местности "Табалах" - южнее Абаги на 3-4 версты. Цель отряда была не военная победа, а пропаганда идеи самоопределения якутов под прикрытием вооруженных сил. Отряд не свергал советскую власть, не арестовывал советских работников, коммунистов и комсомольцев. В Табалахе артемьевцы освободили задержанных агентов ГПУ - Аммосова, Артемьева Николая, члена партии Заборовского Василия. Тут же устроили митинг, где выступили Мирушниченко и Михайлов С.М. При этих мирных намерениях мог ли отряд Артемьева силой захватить Абагу, истребить детей и немощных стариков, и больных мужчин? Пусть читатель сам домысливает» (Егор Алексеев «Кто Вы, Артемьев?». http://ilin-yakutsk.narod.ru/1991-3/12.htm).

С точки зрения нормально человека, осуждения достойны не «белобандиты», не видевшие в темноте, кто в них стреляет, а безумцы, раздавшие оружие несовершеннолетним.

Вооружённая демонстрация не могла продолжаться бесконечно: в конце концов, её целью было вынудить власти вступить в переговоры. 1 января Ксенофонтов приехал в Якутск для переговоров с и.о. секретаря Якутского обкома ВКП(б) и председателем «оперативной тройки» по подавлению восстания К.К.Байкаловым (Некундэ). У него на квартире Ксенофонтов и был арестован.

Командование повстанцами перешло к опытному партизану Артемьеву, но и он придерживался изначально избранной тактики – в бои не вступать и кровь не проливать. 26 января 1928 г. на переговорах руководства движения с правительством Якутии была достигнута договорённость о том, что повстанцы сдадут оружие и разойдутся по своим улусам, а лидеры «конфедералистов» отправятся в Якутск для продолжения переговоров. Однако уже по дороге, в нарушение договорённостей, лидеры движения были арестованы чекистами и препровождены в Якутск под конвоем, в тюрьму. О причинах прекращения борьбы Артемьев написал, уже будучи в тюрьме ОГПУ: «Если мы были контрреволюционерами, если мы шли против Советской власти, то свободно могли пробраться в тайгу по какому угодно направлению, но мы были чужды от таких выступлений, мы были теми же революционерами и детьми Соввласти, как и Вы, поэтому мы пошли навстречу зову нашей матери ВКП(б) и Сов-власти через их представителей и изъявили согласие сложить оружие и мирно ликвидировать наше движение» (Архив КГБ Республики Саха-Якутия, д. 420, т. 2, л. 160).

6 февраля 1928 г. последняя группа «конфедералистов» сложила оружие. Вооружённая демонстрация, или, как её называла советская пропаганда, «восстание якутских конфедералистов», прекратилась.

Не стоит считать Ксенофонтова, Артемьева и их соратников такими уж простодушными: они помнили амнистии 1924 и 1925 гг. и рассчитывали на такое же отношение, тем более что в ходе движения повстанцы старались не проливать крови, а советская власть обещала им не только амнистию, но и обсуждение их требований. Большую роль сыграла и личность командира антиповстанческих сил Строда: он был известен якутам своей честностью и стремлением решать дела миром. Так же было и в этом случае: Строд преследовал повстанцев, пытаясь заставить их сдаться, но навязывая боя. При этом Строд имел секретный приказ ОГПУ - инсценировать бой для того, чтобы оправдать репрессии против повстанцев. Но бравый латышский стрелок, известный, помимо гуманности, ещё и отчаянной храбростью, исполнять этот преступный приказ не стал.

Я.Строд
Я.Строд

Строд, как и Ксенофонтов с Артемьевым, не понимали, что времена изменились. Уходил НЭП, и новый сталинский «урало-сибирский метод» приучал сельскую Россию к скорому раскулачиванию и коллективизации. Власть в Советском Союзе переходила от грызущихся между собой люмпен-интеллигентов, вдохновенно споривших об обобществлении женщин и о «революционном» походе в Индию, к Сталину, который методично вёл страну к одной из самых жестоких диктатур, которые знало человечество. К диктатуре, которая полностью отвергала любую гуманность и человечность, с которой в принципе невозможны никакие соглашения и договорённости. Конечно, Сталин вряд ли вообще знал о якутских событиях – ему было не до этого. Но на местах – вплоть до отдалённых якутских улусов - власть уже переходила в руки маленьких и микроскопических сталиных – жестоких, полуграмотных личностей с уголовными наклонностями.

А потом началась расправа. В Якутии работала комиссия ВЦИК под руководством Яна Полуяна, подготовившая постановление ЦК ВКП(б) «О положении в Якутской организации», опубликованном в «Правде» 11 августа 1928 г. В документе события в Якутии квалифицировались как «бандитизм», виновными в котором назывались работники якутского правительства и обкома партии – но не в том, что они творили произвол и правили Якутией, как своей вотчиной, а в том, что «потакали» националистам и слишком мягко относились к амнистированным повстанцам 1921-25 гг.

Появился даже политический термин – «ксенофонтовщина», который десятилетиями обозначал националистический бандитизм в национальных республиках СССР.

Но основными жертвами репрессий стали, разумеется, не «несчастные» совпартработники. 128 «конфедерата» были приговорены к расстрелу, ещё 130 – к длительным срокам заключения. Многие репрессированные не только не участвовали в движении, но и не знали о его существовании. Достаточным основанием для осуждения стало то, что они были якутскими интеллигентами, бывшими «эксплуататорами», амнистированными повстанцами прошлых лет, или русскими офицерами, честно работавшими на советскую власть. Чекистская метла начисто вымела всех потенциально недовольных в республике, уложив их в безымянные могилы или отправив умирать на Соловки. Меньше чем через десять лет эта технология, апробированная в Якутии, была распространена на весь СССР.

***

Якутские «конфедералисты» интересны тем, что это была последняя попытка создать легальную партию в СССР, не выходя за рамки советской Конституции и законодательства. Они принимали большевистские лозунги и обещания за чистую правду, не понимая, что они были всего лишь дымовой завесой, за которой скрывалась самая антинародная, самая бесчеловечная тирания.

США решили добывать на Луне полезные ископаемые. Русскими руками

США решили добывать на Луне полезные ископаемые. Русскими руками

Фото: HQuality / Shutterstock.com

Американские должностные лица готовы взять Россию на Луну в качестве работящего холопа. Только сперва она должна разоружиться перед Пентагоном и сдать свои научные данные НАСА.

Во времена оные, теперь почти былинные, бытовала фраза: "Таких мы с собой в коммунизм не возьмём!"

Этакая находка пропагандистов.

Звучало и как угроза. Ну, ещё бы, во времена, когда, по словам тех же пропагандистов, весь советский народ в едином порыве устремлялся к 1980 году, когда все источники общественного богатства польются полным потоком и осуществится великий принцип "от каждого – по способностям, каждому – по потребностям".

В общем, придёт коммунизм –

высокоорганизованное общество свободных и сознательных тружеников, в котором утвердится общественное самоуправление, труд на благо общества станет для всех первой жизненной потребностью, осознанной необходимостью, способности каждого будут применяться с наибольшей пользой для народа.

И как, вот меня, такого хорошего, могут не пустить туда, где – по потребностям, и сограждане будут на мои потребности трудиться? Забывая о еде и этом… Ну, в общем, напрасно женщины будут звать сограждан в постель – у тех первой жизненной потребностью будет труд, труд на благо человека! И очень хотелось стать тем человеком…

Таких мы с собой на Луну не… Или да?

Вот эту историю больше всего и напоминает нынешняя шумиха, развязанная США и в США по поводу "Соглашения Артемида". Точнее, то её направление, где американские должностные лица, как те хрущёвские пропагандисты в промежутках между призывами крепить урожаи кукурузы, то обещают взять русских с собою на Луну, то поджимают губки и качают головами: "Таких мы с собою на Луну не возьмём"…

А что, так и сказано было: США готовят новое соглашение по добыче полезных ископаемых на Луне, но участие России в этом проекте не предусмотрено. Почему? – видимо, положено было захныкать нам в этом месте и начинать, загибая пальцы, считать, насколько надо сократить рационы еды и во сколько раз реже заниматься этим… ну, чего в СССР не было… чтобы если не в коммунизм, то хоть на Луну нас американцы с собою взяли. Но ответ всё равно был заготовлен негативный: потому что против захода России на Луну выступает Пентагон, считающий её врагом Америки в космосе.

Вот и вози их после этого на МКС! Вот и давай пользоваться своим санитарно-ассенизационным устройством! Которое они к тому же за собою потом и не моют. А за гигиену выступают радикально – вертят дырку в обшивке "Союза", чтобы сгорело всё к чёртовой матери, и не надо ёршиком крутить…

МКСВ США (да и в мире) считается, что МКС начала строить Америка… Фото: Roscosmos / Globallookpress   

Однако затем, то ли сообразив насчёт МКС, ибо своих космических пассажирских кораблей у США как не было, так и нет, то ли вспомнив, что не все ещё космические технологии американцы у русских переняли, в НАСА сдали немного назад. Сообщения некоторых СМИ о том, что США не намерены приглашать Россию к освоению и добыче полезных ископаемых на Луне, являются не совсем корректными, объявил и.о. заместителя директора NASA по международным связям Майкл Голд.

Это он про агентство Reuters так сказал – "некоторые СМИ".

Но тон "золотого мальчика" был всё равно высокомерным. Мол, Вашингтон рассматривает Россию в качестве одного из основных партнёров при освоении Луны, тем более что Россия "во многих отношениях" уже является партнёром США, подписав Договор по космосу в 1967 году.

Как мудро, оказывается, тогдашнее руководство поступило! Успело вспрыгнуть на подножку партнёрства с США! Имея за собою и первый спутник, и первый полёт человека в космос, и первый многоместный корабль, и первый выход в открытое пространство, и первую мягкую посадку на Луну, и первые посадки на Венеру и Марс, ага! Да и шансы обогнать США на Луне СССР имел далеко не иллюзорные. Тем более что до высадки там "Аполлона-11", то есть до первого обгона России в космической гонке, оставалось два года. Если эта высадка вообще была, в чём многие сомневаются…

Ура! Нас берут в коммунизм!

Впрочем, дальше представитель НАСА пояснил, на каких условиях нас возьмут с собою в комм… ну, то есть на Луну. Оказывается шагом к заключению между Москвой и Вашингтоном договора по освоению Луны, по словам Голда, может стать участие России в создании вместе с США окололунной станции Gateway:

Оно (сотрудничество) может строиться вокруг проекта Gateway... Это, возможно, может быть первым шагом к заключению "Соглашений Артемиды", потому что Россия уже выразила интерес в участии в программе Gateway.

То есть понятно, да? Американцы строить космические станции не умеют. Их первая собственная – "Скайлэб" – оказалась грандиозным провалом, так как там ни нормально жить, ни продуктивно работать было невозможно. Вторая – МКС – была построена вокруг русского модуля, который американцы опять-таки не создали и не построили, а всего лишь выкупили у бедствовавшей тогда, в 90-х годах, России. Разумно, что ж: если не хватает мозгов, зато хватает денег, то пусть работают деньги, а не мозги. Всё равно итог один – в США (да и в мире) считается, что МКС начала строить Америка…

Отсюда и понятное стремление повторить тот же приём. Русские умеют строить космические станции, но у них не хватает для этого денег? Что же, денег мы напечатаем, а их, так и быть, возьмём на Луну. В качестве мастеровых, полупьяных и в треухе, чтобы построили нам лунную орбитальную станцию разводным ключом…

И, похоже, у американцев шансы в этом отношении есть. Во всяком случае, в "Роскосмосе" уже заявили о готовности к переговорам с НАСА по освоению Луны. Это, оказывается, станет "ещё одним фактором к налаживанию более тесного взаимодействия России и США".

космосВ "Роскосмосе" считают, что переговоры с НАСА по поводу освоения Луны нужны. Фото: Кирилл Зыков / АГН "Москва"   

Хотя за этим встаёт всё тот же проклятый вопрос: а зачем нам – нам! – это более тесное взаимодействие? Это им от нас нужно всё, а нам от них – только денег. Ну, так разорите товарища Набиулину, раз уж так на Луну хочется!

Только что там делать, на Луне?

Зачем Луна?

Что это за зверь такой, это соглашение, что мы в представлении американских "партнёров" ради участия в нём должны сперва потупиться, потом искательно заглядывать в глаза США и отдать какой-нибудь военный секрет Пентагону, дабы он сменил гнев на милость? Например, ракеты "Сармат". А то они, американцы, на Луну вот-вот собрались, а у них в шахтах древний хлам стоит, на место которого они никак обычную межконтинентальную ракету сотворить не могут…

"Соглашения Артемида" – это предполагаемый набор двусторонних договоров между США и другими странами, где будут прописаны взаимные права и обязательства по освоению Луны, прежде всего, в плане добычи полезных ископаемых. Америка же объявила Луну уже своею собственностью. Но, руководствуясь неизмеримыми глубинами своего традиционного гуманизма, готова снизойти, чтобы дать и другим государствам там что-нибудь добывать. Не вражеским, конечно. Ну, это Пентагон будет определять.

Вытекают эти соглашения из большой программы НАСА "Артемида" – программы по возвращению людей на Луну. В ней предполагается отправить на естественный спутник Земли "первую женщину и следующего мужчину" ("the first woman and the next man").

Лютая гомофобия, вообще-то: а почему не планируют отправить гомосексуалиста, трансформер… э-э, транссексуала, зооморф… э-э, зоофила и так далее? У них ведь в Америке уже насчитали то ли 30, то ли 60 полов – что за дискриминация, ау, либероиды всех стран, соединяйтесь! Вас тоже в коммунизм не берут, хотя вот даже по поводу русских милостиво в затылке чешут!

Далее американцы предполагают создать постоянно обитаемое поселение на Луне, чтобы поднабраться там опыта выживания для последующего освоения Марса. Так что всё же есть шанс у трансформеров, на втором этапе. Надо только правозащитникам перевыть собаку Баскервилей на болотах. Чтобы устыдились гомофобы в НАСА!

Разоружись и зарегистрируйся. Нет, это не сдача в плен. Это партнёрство

Началось исполнение "программы Артемида" в мае прошлого года. Ну, как началось? Говорить начали и денежки тратить. Считается, что уже в 2024 году будет сделана высадка на Луну, начнётся строительство международной окололунной станции "Gateway". На следующем этапе запланировано создание инфраструктуры, в том числе добывающей.

Летать на Луну предполагается на ракетах SLS в кораблях "Орион". Которых, в общем-то, опять-таки ещё нет. Если не считать испытания систем спасения, которые длятся… с 2010 года! А мы-то переживаем, что у нас корабль "Федерация" долго строится, но много переименовывается…

Но главное, считают в США, то, что "частные компании становятся огромной частью космических программ". Потому космическое пространство становится довольно тесным в правовом отношении, отчего и нужны некоторые новые правила для регулирования таких отношений, "чтобы помочь всем играть честно".

В связи с тем, что многие страны и игроки частного сектора проводят миссии и операции в цислунном (между Землей и Луной) космосе, очень важно установить общий набор принципов, регулирующих исследования и использование космического пространства,

– так и говорится в заявлении НАСА.

А вот далее идёт совсем уже милота! – НАСА "просит всех международных партнёров согласиться публично делиться своими научными данными". Мало? Вот ещё милее: "…а также регистрировать все космические объекты". Ибо "без надлежащей регистрации координация во избежание вредных помех невозможна".

Собрался в коммун… ну, то есть на Луну? Будь добр зарегистрироваться в НАСА как всечеловеческом ЦК КПСС. Сдай всё своё научное и интеллектуальное добро в общечеловеческую – сиречь американскую – копилку. Ну, и разоружись перед партией. То есть перед Пентагоном.

Ну, вот и всё, собственно. Разве что осталось привести слова директора НАСА Джима Брайденстайна:

Мы призываем Россию быть частью соглашения Артемиды. И мы думаем, что было бы хорошо, если бы весь мир согласился на правильный подход к мирному исследованию космоса.

Так что ты неправильно понимаешь требование разоружиться и зарегистрироваться. Это не сдача в плен. Это – партнёрство!

Картина дня

))}
Loading...
наверх