Свежие комментарии

  • Игорь Тихонов
    Военные медики... военные медики... Это что, те самые, которых Силуанов предлагал сделать гражданскими???? А тут они ...Срочно пришлите в...
  • Сергей Струин
    А есть такие специальности, где ценится опыт. И куда не идут молодые. К примеру, фортепианные мастера.Пенсионеров раску...
  • Игорь Тихонов
    ПОКА ЕДИМРОССЫ у власти - ничего не изменится!!! Перед очередными выборами, может быть, кинут кость народу в виде как...Пенсионеров раску...

Диагноз доктора Делягина. Катастрофа уже случилась?

Диагноз доктора Делягина. Катастрофа уже случилась?

Спасайся кто может

Мало кто сегодня не знает Михаила Делягина, директора Института проблем глобализации и по совместительству одного из дежурных критиков экономического блока правительства. По жёсткости оценок он заметно уступает Николаю Платошкину, и оказаться за решёткой, как тот, не может просто по определению.

Доктора наук и профессора вряд ли можно назвать сторонником теории заговора или же «катастрофистом» вроде Михаила Хазина и Валентина Катасонова. Те просто предрекают нам и «чёрный август», и банковский кризис уже в октябре. Доктор Делягин свои августовские тезисы тоже решил начать с разговора о катастрофе, не грядущей, а уже случившейся. То есть не с прогноза, а с диагноза.

Диагноз доктора Делягина. Катастрофа уже случилась?

Впрочем, самый броский из тезисов Михаила Делягина вынесли в заголовок наши коллеги из агентства Регнум.ру («Катастрофа уже случилась. Но её пока заметили не все»). И его тут же подхватил всеядный «Яндекс.Дзен». Однако повод для столь глобальных выводов глобалист, а точнее, убеждённый профессиональный антиглобалист, выбрал явно не самый подходящий.

Ведь в этом его комментарии говорится почти исключительно о денонсации небезызвестного соглашения с Кипром об избежании двойного налогообложения. Казалось, что может быть вернее в дни кризиса, как реальная попытка перекрыть канал вывода средств, едва ли не самый крупный?


Да, популярный оппозиционный экономист признал такой шаг вполне обоснованным и даже не стал оспаривать тот факт, что из России на Кипр выводятся большие объемы капиталов. Ну а не устроило Михаила Делягина, по его же словам, только одно: что процесс возврата миллиардов, который продолжается многие годы, может затянуться. Тоже на годы.

А как же с экономической катастрофой? О ней профессор сказал походя, в контексте, словно в этом нет ничего необычного и, похоже, ничего страшного. Судите сами:

«Поскольку у нас сейчас не экономический кризис, а экономическая катастрофа (просто ее не все замечают), государство решило прикрыть канал вывода средств».

Впрочем, отдадим должное Делягину. О кризисах, а также о том, как из них выбираться, он говорит и пишет давно и много. Одним из первых доктор наук стал писать и о катастрофических последствиях пандемии и жёстких мер, принятых якобы для борьбы с нею.

Уже в июне им были обозначены основные бюджетные проблемы, прежде всего «катастрофическое сжатие доходов федерального бюджета в мае из-за разрушения экономики, устроенного властями под прикрытием коронабесия» ( Бюджетная катастрофа — первый плод коронабесия).

Тогда же Делягин не предлагал, а буквально требовал от властей отказаться от политики «бюджетной скупости». Он указывал, что, «несмотря на сокращение бюджетных резервов, они остаются более чем достаточными» для решения главных задач по борьбе с кризисом, а не только для сбалансирования бюджета.

Экономиста не просто смутило, а возмутило отсутствие в бюджетных отчётах каких-либо данных о падении ВВП в кризисные месяцы. Он назвал такой подход политически мотивированным, что было вполне обоснованно накануне незабвенного дня 1 июля.

По словам Делягина, «захватившие власть либеральные бухгалтеры не способны воспринимать не то что задачи, стоящие перед обществом, и его реальные возможности, но, похоже, и саму реальность как таковую». Отметив это, экономист уже тогда с грустью признал, что его загоняет в ступор готовность властей дать всем примитивную отмашку: «Спасайся кто может».

А кто не может?


Тяжёлые последствия «героической борьбы» за здоровье нации уже наступили, тут с Дерягиным тоже не поспоришь. Хотя пока и не самые тяжёлые. В своём очередном комментарии экономист оценил состояние российской экономики так, что коротко это сводится к формуле: «Пациент скорее мёртв».

Сегодня вряд ли кто-то всерьёз рассчитывает на то, что экономические проблемы в России рассосутся сами по себе. Несмотря на некоторое оживление после снятия большинства бессмысленных ограничений, почти весь малый и средний бизнес имеет минимальные шансы на возрождение.

Если, конечно, ему не будут предоставлены налоговые каникулы. Это, конечно, грозит ещё большим сокращением поступлений в бюджет, но спасать его, похоже, придётся иными способами. В том числе репатриацией средств из офшоров, так смутившей Михаила Делягина, прекращением накачки бюджетными деньгами олигархических структур, расшивкой неплатежей и наведением порядка в валютной сфере.

Всё это уже было. Было в 1998 и 1999 годах после дефолта, который, по большому счёту, называть так не совсем верно. Ведь правительство Евгения Примакова и Юрия Маслюкова вместе с Центробанком с Виктором Геращенко («большая тройка») тогда вовсе не списывали все долги России, а лишь прикрыли лавочку под названием «пирамида ГКО и ОФЗ».

Диагноз доктора Делягина. Катастрофа уже случилась?

Для тех, кто забыл, напомним: это государственные краткосрочные облигации и облигации федерального займа. Пойдём по стопам «большой тройки», и тогда уже не будет так страшно от того, что “половина открывшегося после пандемии бизнеса — это «живые покойники»”. Это тоже цитата из Михаила Делягина, который уверен, что все они не доживут до конца года.

Диагноз есть, нужны рецепты


Пока же от нас опять что-то скрывают. Морочат голову сомнительными цифрами по безработице, объявляют какую-то немыслимую для глубинки среднюю зарплату аж в 35 тысяч рублей. А Минфин упорно продолжает не публиковать данные о падении ВВП. Вот в США ничуть не постеснялись того, что дела идут хуже, чем при великой депрессии: спад почти на треть, а мы чего-то стесняемся.

Словно у нас не бывало и куда хуже. Одни 90-е чего стоят, не говоря уже про дефолт и рублёвые ямы 2008-го и 2014 годов. Впрочем, наверное, в Минфине просто считать разучились, да и с базой для расчётов всё плохо. Отчитываться теперь просто не желают слишком многие.

Того же Михаила Делягина расстраивает тот факт, что уже случившийся кризис пока почти никто не заметил. Но может быть, это и хорошо, и многие граждане, с их верой в непогрешимую власть, наконец-то перестанут полагаться только на поддержку сверху?

А ведь, по большому счёту, все кризисы, которые довели нашу экономику до положения полуколониального сырьевого придатка Запада, случились намного раньше коронавирусного. И опытный экономист это прекрасно знает, и много раз об этом писал и говорил.

Или же Делягин не понимает, что коронабесием разрушается вовсе не большая экономика, от которой в России вообще мало что осталось, а та экономика, которая выросла буквально на пустыре. И выросла отнюдь не благодаря, а вопреки. Экономика услуг и экономика обслуживания – госаппарата и олигархических структур, которые вот уже много лет как срослись с этим аппаратом покрепче, чем сиамские близнецы.

Властям предержащим, и отнюдь не только в России, такого рода экономика явно показалась слишком уж свободной. И пусть автора обвиняют в приверженности теории заговора. Если бы COVID-19 не было, его точно кому-то надо было придумать.

Когда-то, ещё при неразваленном Союзе, нам многие охотно выписывали рыночные рецепты: и Гайдар, и Шмелёв, и Бунич, и Травкин. Выписывали со страниц перестроечного «Огонька» и толстых журналов, ну и, конечно, с экранов телевизоров. Какие рецепты должны прийти на смену «железной руке рынка», «шоковой терапии» и приватизации? Это лучше знать таким профессионалам, как Михаил Делягин.
Автор:
Алексей Подымов
Использованы фотографии:
shutterstock.com, l.ytimg.com
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх