Свежие комментарии

  • Ирина Богданова
    Клановость на помойку!! Хочется чтоб красиво и чисто было во всех городах, посёлках и деревнях России! И дороги, не а...Российская Федера...
  • Александр Еньшин
    Идёт целенаправленное отупление населения, и ЕГЭ тому подтверждение.Зачем нужен миф о...
  • Konstantin Петров
    УЖЕ ЛОКДАУН? НАРЯ...

НЕБО КАРАБАХА

НЕБО КАРАБАХА

 

 

Впервые в истории войн в ходе конфликта в Нагорном Карабахе авиация была представлена в основном беспилотным воздушным флотом. Хотя противники располагали пилотируемой боевой авиацией, в зоне конфликта она применялась с низкой интенсивностью. Беспилотники вооруженных сил Азербайджана в целом успешно выполнили весь спектр задач, обычно возлагаемых на оперативно-тактическую авиацию: подавление ПВО и завоевание господства в воздухе, удары по наземным целям в тактической зоне и оперативной глубине, изоляция района боевых действий, воздушная разведка, целеуказание и корректирование огня артиллерии, обеспечение связи, радиоэлектронная разведка и радиоэлектронное подавление. Создание примерно аналогичной по функционалу и возможностям группировки пилотируемой авиации потребовало бы в сотни раз более весомых затрат. По критерию «стоимость – эффективность» беспилотный воздушный флот оказался вне конкуренции.

Конечно, следует учитывать благоприятную обстановку для эффективного применения БЛА азербайджанской стороной. В первую очередь – отсутствие у противника системы противовоздушной обороны, пренебрежение пассивными и активными мерами противодействия средствам воздушного нападения, маскировкой, инженерным обеспечением, РЭБ.

Тем не менее, столь целенаправленное, массовое и концентрированное применение группировки БЛА различных классов и типов стало новым явлением в военном искусстве. Это не революция в применении средств воздушно-космического нападения (СВКН), но качественно новый этап, элементы которого ранее уже были апробированы в небе Сирии, Ирака, Ливии.

При этом подготовка, ход и победный для Азербайджана исход операции «Железный кулак» вполне укладываются в классические каноны военного искусства:

  • опережение противника в отмобилизовании и развертывании вооруженных сил;
  • разведка боем по всей линии фронта при сосредоточении усилий на направлении главного удара;
  • прорыв тактической зоны обороны на узком участке и выход в оперативную глубину;
  • развитие наступления в глубине по расходящимся направлениям;
  • решающее превосходство в ситуационной осведомленности и опережение в циклах боевого управления;
  • дезорганизация управления войсками противника и воспрещение маневра;
  • глубокий охват основной группировки противника обходящими отрядами, действующими вне дорог по отдельным направлениям;
  • изоляция основной группировки противника с захватом ключевого пункта на единственном маршруте её снабжения.

На последнем этапе наступательной операции, благодаря активному и чрезвычайно убедительному вмешательству России, было подписано перемирие между Азербайджаном и Арменией, достигнуто соглашение о вводе в зону конфликта российского миротворческого контингента. Нет никаких сомнений, что без вмешательства России группировка армянских войск численностью 25-30 тысяч человек оказалась бы в окружении, была бы разгромлена, а территория Нагорного Карабаха полностью занята и зачищена войсками Азербайджана.

Опыт боевых действий в Нагорном Карабахе в сентябре-ноябре 2020 года требует глубокого изучения во всех аспектах. В данной статье акцентируется внимание на событиях в воздушном пространстве Нагорного Карабаха, Армении и Азербайджана.

Беспилотный воздушный флот

Следует отдать должное рациональному и прагматичному подходу военно-политического руководства Азербайджана к военному строительству и формированию системы вооружений. На протяжении десятилетий подавляющее большинство решений по структуре войск, закупкам вооружений, было нацелено на решение задачи освобождения оккупированных территорий. Военно-воздушные силы были ориентированы на создание системы беспилотных вооружений, как наиболее эффективных и малозатратных в условиях конкретного ТВД, с учетом возможностей вероятного противника. Главным партнером Азербайджана в создании беспилотного воздушного флота стал Израиль. Ряд образцов БЛА закупался у компаний-производителей, некоторые модели собирались из машинокомплектов на территории Азербайджана.

Целенаправленные закупки БЛА в Израиле начались после 2007 года. На военном параде в Баку в сентябре 2008 года были показаны БЛА Orbiter-2M и Aerostar израильской компании Aeronautics. В 2011 году Азербайджан подписал с израильской компанией IAI контракт на 1.,6 млрд долларов по поставкам ЗРК «Барак-8» и беспилотников различного класса. Известно, что к исходу 2016 года между Израилем и Азербайджаном было подписано контрактов на поставку вооружений на сумму свыше 5 млрд долларов.

БЛА заняли первое место среди израильских военных поставок в Азербайджан. В течение 12 лет ВС Азербайджана были полностью укомплектованы израильскими БЛА,  включая барражирующие боеприпасы (loitering munition). Лишь летом 2020 года Азербайджан получил из Турции ударные БЛА Bayraktar TB2 и барражирующие боеприпасы STM Kargu на платформе мультикоптера.

НЕБО КАРАБАХА

БЛА израильского производства на параде в Баку 10 декабря 2020 года

Сотрудничество с Израилем не ограничилось покупкой готовой продукции. На предприятии Azad Systems в районе Баку открылось лицензионное производство двух типов БЛА Aeronautics: Aerostar и Orbiter 2M. В 2017 г. было налажено производство барражирующих боеприпасов Orbiter-1K.

Согласно данным SIPRI, к сентябрю 2020 года ВС Азербайджана располагали следующими БЛА и барражирующими боеприпасами.

Aeronautics Aerostar – до 10 комплексов. Aeronautics Orbiter-1K (loitering munition) – не менее 100 единиц. Aeronautics Orbiter-2M – не менее 40 единиц. Aeronautics Orbiter-3 – около 10.

Elbit Hermes 450 – до 15 комплексов. Elbit Hermes 900 – поставлено 2 комплекса. Elbit SkyStriker (loitering munition) – около 100 единиц.

IAI Heron-1 – 5 комплектов с 15 БЛА. IAI Harop (loitering munition) – не менее 100 единиц.

«Baykar Makina» Bayraktar TB2 – 3 комплекса (6 БЛА). STM Kargu-2 (loitering munition) – до 50 единиц.

Кроме того, около 60 самолетов Ан-2 советского производства были переделаны под дистанционное управление и сосредоточены на военном аэродроме в Евлахе.

В целом группировка беспилотной авиации Азербайджана насчитывала до 120 БЛА и свыше 400 единиц барражирующих боеприпасов.

Применение БЛА в воздушной части операции «Железный кулак» условно можно разделить на три этапа, продолжительностью примерно по две недели. На первом этапе усилия были сосредоточены на подавлении ПВО и непосредственной авиационной поддержке наступающих войск. На этом этапе для вскрытия ПВО в качестве приманки активно использовались дистанционно пилотируемые самолеты Ан-2. На втором этапе основные усилия были сосредоточены на уничтожении дальнобойных огневых средств в оперативной глубине, пунктов управления, изоляции района боевых действий. На третьем этапе была попытка организовать систематические удары по целям на территории Армении.

В ходе операции «Железный кулак» для выполнения задач было создано 10-12 тактических групп БЛА, действующих в назначенных районах ответственности, которые барражировали в 50 км от линии соприкосновения и вступали в бой непосредственно перед наземной атакой. Один аппарат осуществлял общий контроль обстановки и управление группой, действуя на больших высотах (8-9 км). На высотах 6-7 км действовали разведывательно-ударные БЛА, ретрансляторы, корректировщики, радиоэлектронной разведки. На малых и предельно малых высотах работали барражирующие боеприпасы. В целом на первом и втором этапах в воздухе одновременно действовали свыше 100 БЛА и барражирующих боеприпасов ежесуточно.

уроки и выводы

Противовоздушная оборона как единая система с централизованным управлением, эшелонированными рубежами и районами обороны, на территории Нагорного Карабаха отсутствовала. Более того, не существовало сплошного покрытия радиолокационным полем даже не средних и больших высотах, не говоря уже о малых и предельно малых. Фактически, ПВО свелось к действиям мелких подразделений и даже отдельных боевых машин устаревших зенитно-ракетных и зенитно-артиллерийских комплексов войскового звена. Дезорганизация управления привела к делегированию решений на уровень командира батареи, взвода, расчета. При их нулевой ситуационной осведомленности.

НЕБО КАРАБАХА

БЛА турецкого производства на параде в Баку 10 декабря 2020 года

Вместе  с тем, как показал боевой опыт, в борьбе с БЛА важны не только современные комплексы ПВО, но и системная организация противодействия. Попытки списать провалы ПВО в Нагорном Карабахе на устаревшие комплексы не выдерживают критики. Так, атака на нефтяную инфраструктуру Садовской Аравии в сентябре 2019 года была весьма успешной. Хотя эти объекты защищались американскими системами ПВО Patriot, французскими Crotale (Shashine) и швейцарскими Oerlikon, ни одна из них не смогла обнаружить и сбить атакующие беспилотники.

В медийном пространстве успешное применение Азербайджаном БЛА демонстрировалось как сенсация, во многом благодаря активной работе органов военной пропаганды. Многократное повторение роликов, на которых с разных ракурсов демонстрировалось поражение армянской военной техники, создавали иллюзию абсолютной успешности действий беспилотной авиации. При этом достоверной информации в публичном пространстве практически не появлялось. Весьма сомнительные цифры по числу поражённых беспилотниками целей представлялись как единственно верные. Вместе с тем, по данным начальника ПВО Армении, средствами ПВО было уничтожено свыше 25 самолётов и вертолётов, а также более 230 БЛА, в т.ч. класса «барражирующий боеприпас».

Независимые источники свидетельствуют о 117 сбитых армянской ПВО беспилотниках азербайджанской стороны.

Примерно равное соотношение безвозвратных потерь сторон в людях по итогам конфликта свидетельствует о том, что решающий вклад (свыше двух третей) в огневое поражение по-прежнему внесла ствольная и реактивная артиллерия. Имея малочисленную пилотируемую и беспилотную авиацию, обороняющаяся сторона сумела нанести примерно такие же потери, как азербайджанская сторона, обладавшая господством в воздухе.

Хотя беспилотники внесли существенный вклад в общую победу ВС Азербайджана, их влияние стало решающим скорее в медийном пространстве, чем на поле боя. Иначе говоря, не имея беспилотников, ВС Азербайджана все равно добились бы успеха, но с большей затратой ресурсов и времени.

Рассматривать противоборство ПВО и БЛА имеет смысл только применительно к третьему этапу воздушной части операции «Железный кулак». На первых двух этапах противовоздушная оборона как организованная сила в небе Карабаха отсутствовала.

Однако к началу третьего этапа специалисты сумели тщательно настроить для противодействия БЛА зенитно-ракетные комплексы «Тор-М2КМ», в незначительном числе имевшиеся у Армении, а также комплексы РЭБ «Поле-21» и «Силок», прикрывшие территорию страны. При этом технической основой ПВО территории Армении являлись зенитно-ракетные системы советского производства С-300ПТ и С-300ПС (свыше 25 стационарных и мобильных пусковых установок).

НЕБО КАРАБАХА

Тор_М2КМ Армении декабрь 2019 

Радиолокационные средства и пункты управления ПВО Армении не позволяли своевременно и достоверно обнаруживать малоразмерные малоскоростные БЛА, выдавать централизованное целеуказание огневым средствам. Выдвинутая ближе к границе с НКР часть пусковых установок С-300ПС несмотря на то, что борьба с БЛА для них не являлась штатной работой, смогла оказать влияние на противоборство ПВО и БЛА, хотя сама понесла потери под ударами БЛА и барражирующих боеприпасов. Так за время боёв армянскими расчётами С-300ПС было уничтожено свыше 35 БЛА, в т.ч. Bayraktar TB2 и ANKA-S, последний, вероятно всего, применялся в качестве воздушного комплекса РЭБ для подавления работы ПВО НКР.

В сложившейся обстановке единственным эффективным средством огневого поражения БЛА у Армении стали немногочисленные подразделения «Тор-М2КМ». В отсутствие внешнего целеуказания и централизованного управления противовоздушным боем они были вынуждены действовать автономно, в рассредоточенных боевых порядках мелких подразделений (взвод, батарея). Во взаимодействии с системами РЭБ зенитно-ракетные комплексы «Тор-М2КМ» добились существенных результатов: за последние две недели боевых действий среднесуточные потери БЛА составили 6-8 единиц, а иногда и больше. Расчетами ЗРК «Тор-М2КМ», в результате боевых действий было уничтожено свыше 60 воздушных целей, в том числе шесть БЛА Bayraktar TB2, при этом расход зенитных управляемых ракет на одну цель был с коэффициентом 1,1-1,2. Применение комплекса РЭБ «Поле-21» привело к снижению интенсивности вылетов оперативной и тактической авиации ВВС Азербайджана примерно в 1,5 раза, а боевых вылетов БЛА и барражирующих боеприпасов – в 2 раза. При этом зоны барражирования БЛА были смещены вглубь территории Азербайджана на 10-25 км от линии боевого соприкосновения.

Такие потери оказались весьма чувствительными, восполнить их в короткие сроки было нечем. В итоге противник был вынуждении отказаться от систематических действий БЛА по целям на территории Армении, резко сократил количество вылетов БЛА в зоне действия ПВО. В какой-то степени это поспособствовало заключению соглашения о перемирии 10 ноября. Результат был достигнут при минимальных собственных потерях ЗРК.

Представим, что Армения вместо истребителей и устаревших ЗРК непонятной этимологии решила бы закупить в России пару зенитных ракетных полков (при сопоставимых затратах), аналогичных по составу российским ЗРП мотострелковой дивизии (по 16 боевых машин «Тор-М2», средства разведки и управления). При тактически грамотном использовании боевые возможности таких частей позволяли очистить небо Карабаха от любых СВКН, включая БЛА, уже на первом этапе боевых действий. Помогло бы это удержать позиции в Нагорном Карабахе? Скорее всего - да, но это тема совсем другого военного исследования.

Виктор Мураховский

Картина дня

наверх