Свежие комментарии

  • Александр Каплуненко
    Всех мигрантов, ходящих толпами, пинать в жопу, пока не окажутся в своих аулах.ПРЕЗИДЕНТ ФЕДЕРАЦ...
  • Олег Архипов
    Всё как обычно.Сначала про национальность не говорите,а потом и ботинки целовать заставят. Всё так непосредственно,ми...ПРЕЗИДЕНТ ФЕДЕРАЦ...
  • Александр Котов
    Правильно. Нужно молча без огласки похоронить всех мигрантовПРЕЗИДЕНТ ФЕДЕРАЦ...

Россия не в приоритете: «третья компенсационная стратегия» Соединенных Штатов

Россия не в приоритете: «третья компенсационная стратегия» Соединенных Штатов

Соответствовать любой ценой


У американцев нелегкая доля.

Гарри Трумэн в прошлом веке надолго зарядил нацию на свершения:

«Победа во Второй мировой войне поставила американский народ перед необходимостью править миром».

Головокружение от монопольного обладания атомным оружием длилось недолго, и стране пришлось нагонять упущенные возможности. В частности, приложить все усилия для сокращения отставания от СССР в космической гонке. С тех пор история технологического развития Соединенных Штатов неразрывно связана с военной отраслью и скачкообразным развитием.

Условной «первой компенсационной стратегией» Пентагона можно считать реакцию на запуск первого искусственного спутника Земли 4 октября 1957 года. В Вашингтоне тогда поняли, что делают что-то не так и разродились сразу двумя статусными проектами – Управлением Министерства обороны США по перспективным разработкам (DARPA) и Национальным управлением по аэронавтике и исследованию космического пространства (NASA).

Оборонная промышленность в пылу лунной гонки успела дать миру много полезных вещей – новые виды пластиков, лакокрасочных продуктов, технологии интегральных схем и компьютерные программы. Кроме этого, важнейшую роль американцы отводили сохранению ядерного превосходства над Советским Союзом.


Россия не в приоритете: «третья компенсационная стратегия» Соединенных Штатов

Второй раз на технологический рывок Соединенные Штаты решились только в конце 70-х годов.

Тогда стала понятна бесперспективность дальнейшего наращивания ядерного стратегического потенциала – общие с СССР запасы оружия массового поражения позволяли многократно уничтожить друг друга. Тогда Вашингтон с Москвой быстренько подписал договоры об ограничении количества баллистических ракет и приступил к реализации «второй компенсационной стратегии».

В конце 70-х годов обостряется конкуренция с еще одним игроком высокотехнологичного рынка – Японией. Этот факт также закладывался в стратегию. Важное место отводилось интеграции гражданского сектора в военную экономику и наоборот. Надо отметить, что американцам инновационный рывок явно удался – к началу XXI века от 70 до 90 % роста ВВП обеспечивались новыми технология.

В конце 80-х родился знаменитый «План развития критически важных технологий» Пентагона, базовые направления которого актуальны до настоящего времени.

Американцы тогда определили 22 самые важные для страны технологии, большая часть которых были двойными. Это модель, как бы мы не относились к Соединенным Штатам, является отличным примером гармоничного развития гражданского и военного строительства. Американские военные, где могли, ориентировались на закупку техники двойного назначения, что серьезно подстегивало промышленность страны.

Этого, к сожалению, не было в Советском Союзе и очень слабо проявляется в современной России. Отечественные компании, выполняющие оборонный заказ, в большинстве своем не способны представить рынку конкурентоспособную продукцию мирного назначения. Просто потому, что требования военных не совпадают с техникой двойного назначения.

К примеру, армия России до сих пор окончательно не отказалась от закупок УАЗ «Хантер», который даже на родине уже не считается легковым автомобилем. В связи с нормативными требованиями эта архаичная конструкция теперь именуется грузовик категории N1G. Создать замену УАЗ-469 и его модификациям в Ульяновске не могут до сих пор.

Россия не в приоритете: «третья компенсационная стратегия» Соединенных Штатов

Маржа от российского гособоронзаказа не позволяет провести полноценные НИОКР по гражданским проектам. Хорошо живут только оборонные компании, ориентированные на внешние рынки сбыта, получающие прибыль в валюте по мировым рыночным ценам, а не навязанным покупателем-монополистом в лице Министерства обороны. Экспортные доходы таких фирм позволяют не задумываться о необходимости работы над техникой двойного назначения.

Типичный пример «Сухой Суперджет», так и не занявший никакого места в мировой авиации, а для отечественной – стал трудным ребенком с большим числом эксплуатационных ограничений.

И еще одна характерная история. На этот раз с прославленным броневиком «Тигр», постройку которых для российской армии фактически оплатили ОАЭ. Удачная машина получилась только тогда, когда технические условия представило иностранное государство. Впрочем, и «Тигр» так и не оказался продуктом двойного назначения, хотя и с неплохим экспортным потенциалом.

Стратегии № 2 и № 3


Вернемся к началу 70-х годов, когда в Соединенных Штатах только задумались о «второй компенсационной стратегии».

Одним из задающих тон направлений работы стала Долгосрочная программа планирования исследований и разработок (LRRDPP). Авторство и кураторство – за упоминаемым выше управлением МО США – DARPA.

Именно из этой стратегии вышла идея неядерного сдерживания Советского Союза за счет высокоточного оружия, технологий малозаметности, космической навигации и сетецентрических войн. Одним из побочных продуктов работы стал Интернет, родившийся в недрах Пентагона.

Второй пример – известная каждому навигационная система GPS.

К сожалению, ответ Советского Союза на заокеанский вызов имел плачевные последствия – стране пришлось сконцентрировать на оборонной промышленности ресурсы в ущерб всем остальным. Это неминуемо сказалось на уровне жизни граждан и закончилось социальным крахом.

Стратегией XXI века в США стала «третья компенсационная», родившаяся летом 2014 года и призванная остановить обесценивание американского преимущества. Точнее – подавляющего технологического преимущества, как считают в Вашингтоне. Прежде всего, перед Китаем и, во вторую очередь, перед Россией.

Отличительной особенностью новой стратегии как раз и является ориентация не на одного игрока, а сразу на двух. При этом Китай с Россией еще и дружить успевают против США, что серьезно подрывает положение Пентагона.

С третьей стратегией много неясностей. Как, например, понять размытую формулировку заместителя министра обороны США С. Уэбли:

«Третья стратегия компенсации – это не документ, который можно достать с полки в каком-нибудь кабинете в Пентагоне и ознакомиться. Это понятие обозначает целый спектр возможностей, которые Министерство обороны США ожидает обрести в ближайшие годы посредством разработки передовых технологий, экспериментирования с прототипами, проведения военных игр для облегчения разработки новых концепций и акцентирования необходимости внедрения инноваций по всему спектру деятельности».

Также малопонятна позиция американских законодателей, сокративших на 487 млрд долларов военный бюджет страны на следующие 10 лет. Естественно, Пентагон все бросил на устрашение электората – ради новых ассигнований чрезмерно рекламируются успехи китайского и российского оружия.

А почему сами допустили такое обесценивание силы американских вооружений?

Все дело в расползании технологий высокоточного оружия по планете, а также в чрезмерной увлеченности Пентагона борьбой с террористами. Как бы ни распускали слухи о высокой оснащенности запрещенных в России «игиловцев» и талибов, армия США на несколько порядков совершеннее. Оттачивать оружие на полуголых партизанах никогда не было эффективным путем эволюции, скорее – это вектор деградации.

Исходя из этого, американские военные по стратегии, в которой они живут уже 7 лет, готовятся воевать исключительно с равным по возможностям высокотехнологичным противником. На первый план выходят пресловутый «искусственный интеллект», «умные» боевые гаджеты и автономные роботы.

Здесь скрыто главное противоречие «третьей компенсационной стратегии» – отсутствие проектов модернизации традиционного оружия. А Соединенные Штаты, напомним, единственные в мире, кто желает доминировать во всех видах и типах вооружений. В среде зарубежных экспертов, вообще, была идея изначальной ложности «стратегии № 3». Дескать, американцы придумали вариант «звездных войн XXI века», чтобы ввести в заблуждение и надорвать экономики Китая и России. Но Китай так просто не надорвать, а Россия уже давно готова отвечать на американские выпады асимметрично, не привлекая десятки миллиардов. На ошибках Советского Союза Кремль учится очень хорошо.

Россия не в приоритете: «третья компенсационная стратегия» Соединенных Штатов

В итоге американцам приходится нагонять грядущее обесценивание своего превосходства.

Недавно Министерство обороны провело каталогизацию технологий и направлений, имеющих критическое значение для США. Работа велась в рамках многолетней «Программы по выявлению важных технических решений военного назначения».

Итогом стали 20 технических областей: авиация, оружие и энергоёмкие вещества, средства на биологической основе, биомедицинские и химические средства, оружие на основе направленной энергии и энергетические системы, электроника, роботы, информационные системы и безопасность, лазеры, оптика и сенсоры, средства производства, морская техника, новые материалы, ядерные системы, средства позиционирования и навигации, средства активного снижения заметности во всех диапазонах и космические системы.

О чем говорит такой обширный список?

О том, что игры с «третьей компенсационной стратегией» всерьез запоздали и американцам необходимо проводить в стране настоящую оружейную революцию. Искать деньги Пентагону, похоже, придется на все, за исключением танков и инженерной техники. С учетом сокращения военных расходов почти на 500 млрд долларов, в успешность очередной американской попытки править миром верится с трудом.
Автор:
Евгений Федоров
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх