БАЗА 211- ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ

73 316 подписчиков

Свежие комментарии

  • vilen petrov
    можно,но за какой срок???попробуй за год подтянуть физическую форму и поднять хотя бы 1,5 своих веса,а это молодёжи п...От пенсионеров не...
  • mark kapustin
    Юрий Селиванов: У...
  • Сергей Лепехов
    Не угадали. Я совсем не те страны имел в виду, о которых вы пишете...Дьявол и его помо...

Адлер в период Кавказской войны

Адлер в период Кавказской войны

 

В период русско-кавказской войны, 7 июня 1837 г., на мыс Адлер был высажен русский военно-морской десант. Отрядом судов т. н. Абхазской экспедиции командовал контр-адмирал С. Эсмонт, десантные войска численностью около 4 тыс. чел. состояли под начальством командира Отдельного Кавказского корпуса генерала Г.В.Розена. Вскоре здесь (в полуверсте от морского берега; примерно в 500 метрах) было возведено укрепление, получившее название Св. Духа.

В своем донесении на имя военного министра А.И. Чернышева от 10 июня 1837 г. генерал Розен пишет «об успешной высадке десанта на мыс Адлер». Вот небольшие выдержки из него: «По совещанию моему с контр-адмиралом Эсмонтом отправлена вдоль берега шхуна «Гонец» … для выбора места высадки… При приближении шхуны к берегу, горцы открыли ружейный огонь из завалов и окопов, вдоль берега устроенных, и, невзирая на выстрелы из орудий, продолжали стрелять, пока шхуна, исполнив данное ей поручение, не отошла от берега. При сем неприятель потерпел урон от наших ядер и картечей. 7 июня, эскадра, приблизясь к берегу, построилась в боевую линию и, бросив якорь, спустила все гребные суда в числе 41 для высадки десанта. Между тем, во время спуска сих судов, а равно при посажении на оные войск и высадке их на берег, прямо на неприятельские окопы, открылась во всей эскадре сильная канонада.

Меткие выстрелы морской артиллерии, разрушившие окопы, скоро заставили толпы горцев оставить оные и скрыться в лес. Между тем гребные суда, вооруженные фальконетами, подходя с первою частью десанта к берегу на близкий картечный выстрел, открыли по лесу сильный огонь, который рассеял горцев по всему лесу, так что войска при выходе на берег встречены были из оного слабым оружейным огнем. Начальник штаба корпуса генерал Вольховский, сойдя с первою частью десанта, занял опушку леса застрельщиками 4 батальона Мингрельского егерского полка и милиционерами гурийскими, имеретинскими и мингрельскими в числе 150 человек.

Пользуясь чрезвычайно густым лесом, поросшим высоким бурьяном и колючкою, горцы приблизились к нашей цепи и завязали сильную перестрелку. Между тем вторая, а потом и третья части десантных войск, одна за другою, были благополучно высажены на берег… цепь и милиционеры, опрокинув неприятеля и стремительно преследуя оного, встретили новое сопротивление в большом завале, устроенном впереди аула, находящегося при самом выходе из леса. Старший адъютант корпуса, бывший в цепи, и начальник имеретинской дружины, командовавший всеми милиционерами, мужественно остановили горцев, бросившихся в рукопашный бой на шашках, и при помощи подкреплений отразили оных, но не имея ни приказания, ни возможности захватить аул, соединили застрельщиков и в должном устройстве отступили через пересеченный оврагами и заросший колючкою лес, отражая сильные натиски превосходящего в числе и ожесточенного неприятеля.

В то время, когда неприятель в превосходных силах встретил егерей и милиционеров близ аула, генерал Вольховский приказал подкрепить их пятью ротами Тифлисского егерского полка, с двумя единорогами горной артиллерии и кегорновыми мортирками, действия коих картечью и гранатами заставили горцев прекратить перестрелку и вовсе оставить лес. После сего, по высадке второй части десанта генерал Симборский отправлен был с батальоном Грузинского гренадерского полка и саперною ротою вдоль берега моря к устью реки Мдзымты, для занятия лагеря в двух верстах от места высадки, куда по соединении егерей и милиционеров последовал весь десант… Во время следования генерал-майора Симборского к упомянутому устью реки, горцы начали заводить из леса перестрелку, но несколько картечных выстрелов из горных единорогов заставили их замолчать и скрыться. Место, назначенное мною для лагеря при устье Мдзымты, я нашел совершенно удобным, даже для устройства предположенного укрепления.

Таким образом, высочайшее указание приведено мною в точное исполнение. Мыс Адлер, служивший для большей части обитателей северной покатости Кавказа привольным местом к произведению деятельной торговли с турками и других вредных для нас сношений, особенно в последнее время, занят нашими войсками…

Засим имею честь сообщить в. с-ти, что я приступил уже с 8-го числа к расчистке места для укрепления вырубкою огромных деревьев и непроходимой колючки, что сопряжено, однако же, с особенным затруднением, ибо горцы ежедневно делают нападения на передовые мои цепи и посты и тем заставляют по несколько раз в день прекращать предпринятые работы".

В конце предлагается назвать мыс Адлер Константиновским в честь «его имп. выс. генерал-адмирала и шефа Грузинского гренадерского полка» Константина Романова, так как полк участвовал при завоевании мыса. Однако это название не прижилось, как и Святодуховск для будущего города Адлера.

Построенное укрепление было, однако, не в состоянии в полной мере обеспечить блокаду этой части побережья и прекратить торговые и иные связи местного населения с внешним миром. Более того, оно неоднократно подвергалось нападениям со стороны убыхов и джигетов. В 1854 г., во время Крымской (Восточной) войны укрепление Св. Духа было взорвано своими, а гарнизон эвакуирован в Новороссийск. Вторично русские войска появились на побережье в марте 1864 г. С 1864 по 1874 г. на месте развалин бывшего укрепления Св. Духа находился военный пост Адлер. Береговую кордонную службу на этом и других постах несли командированные с Кубани казаки.

Русское укрепление, как уже упоминалось, находилось на правом берегу реки Мзымты, недалеко от устья, на обширной долине, защищенной ранее, до вырубке отрядом, со стороны моря густым лесом. Оно было сооружено на вновь устроенной лесной просеке. Вблизи самого укрепления уцелело несколько больших деревьев грецкого ореха, а на краю будущего села Адлер еще долгое время сохранялся старинный дуб, около которого, по словам современников, был убит при высадке десанта декабрист и писатель А.А. Бестужев-Марлинский (существует несколько версий по этому поводу).

Близ реки гарнизон имел большой огород, где, в частности, росли (от косточек) персиковые деревья, которые безо всякого ухода давали плоды. Адлерский мыс не всегда был «пиявочным болотом» еще и потому, что в конце XIX в. «здесь гибли вековые дубы - доказательство того, что болото не старо».

О том же писал управляющий имением «Уч-Дере» А. Старк: «На пространстве этого застоя (воды. – Т.П.) все большие деревья засохли и стоят какими-то обнаженными остовами, с распростертыми в разные стороны членами. Явление это очень странное; остается предположить, что прежде почему-либо такого застоя не было».

Авторитетные же специалисты указывали, что, к сожалению, «в этом краю при бездеятельности человека болота несомненно должны расширяться, так как сильный морской прибой постепенно заносит устья речек, их вода, не находя выхода к морю или находя слишком узкий, разливается и заболачивает берега».

Прибрежные абазины, прежние жители этих мест, не допускали подобных ситуаций, заботясь об отводе воды и расчистке русла реки. Переселенцам же, по причине малочисленности, отсутствия опыта и средств, такие оздоровительные мероприятия были не под силу. Это явилось причиной медленного и сравнительно позднего заселения мыса Адлер.

Упомянутый выше А. Старк высказался и по поводу «пиявочного болота». Так по его словам, «мингрельцы не упускают случая, чтобы в этом ручье, причем самым упрощенным способом, не наловить пиявок. Войдут голыми ногами в воду и ждут, чтобы побольше пиявок присосалось к их ногам, а потом обирают их в бутылки». Пиявки были одним из товаров в местной торговле.

Краткое, но достаточно емкое описание зарождавшегося русского Адлера оставил один из путешественников 1872 г. Он пишет: «Перед нами открылась не очень широкая, но глубокая и чрезвычайно живописная долина, казавшаяся издали сплошь покрытою лесом; она замыкалась снеговыми горами, до которых от берега считается верст около 50. На берегу виднелись 5 или 6 разбросанных белых домиков (на расстоянии в среднем 100 м друг от друга.-Т. П.) и несколько турецких фелюг, вытащенных на сушу; влево на горе в верстах 7 от берега... разрабатывался участок богатого землевладельца П., жившего в Петербурге; на море было несколько лодок, в которых сидело и стояло по нескольку турок с ружьями в руках: это были промышленники на дельфинов... Весь берег имел вид совершенно девственной, не тронутой человеком страны... Землевладельцев на Адлере около 5 человек, из них на месте поселения живут двое, остальные имеют управляющих».

На берегу, рядом с домом таможенного чиновника, было выстроено два дома, принадлежавших греку ХристоСпанаги. Он торговал всем, чем можно: «в его доме и ссыпной хлебный амбар, и духан (небольшой трактир.- Т. П.), и лавочка; главную же торговлю он ведет дубовым лесом, который турецкие рабочие (отходники.- Т. П.) рубят по берегам рек и тут же пилят на доски для бочек», - читаем у того же автора. Готовый пиломатериал отправляли морем в Сухум, а оттуда в Одессу.

В списке населенных пунктов Черноморского округа за 1872 г. Адлер не значится.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх