Свежие комментарии

  • Семенков Александр
    Таким 3,14 здюкам, думаю, яйца начнут отрезать, причём медленно и поочерёдно."МЫ ВАС БУДЕМ РЕЗ...
  • Семенков Александр
    А что, резонно.Пол Робертс: Стра...
  • Владлен
    Вот заварили кашу три пьяных балбеса в Беловежской Пуще.  Ни хрена мозгов не имели. Только испепеляющую жажду власти.Алиева накажут: Т...

Цивилизация после СССР

Цивилизация после СССР


История

Практически все сегодня, так или иначе, знакомы с этой вот самой моделью реального мира, созданного в мире игровом. Безусловно, это такое вот сильное упрощение мира действительного. Однако определённые плюсы это даёт. То есть человеку очень быстро становятся понятны хотя бы самые основы основ развития цивилизации. Хотя бы очень примерно он начинает представлять, как это всё работает.

Дело в том, что буквально до последнего момента в массовом сознании по отношению к государству сохранялись некие атавизмы в плане «мистики» и «провидения Божьего». Что если всё хорошо, то и всё хорошо, а если всё плохо (середины не бывает), то нужно рубить головы «плохим боярам», и всё опять будет очень и очень хорошо. Присутствует такая вот апелляция к чуду.

Безусловно, человеческое общество – это гораздо более сложный механизм, чем карманные часы образца XVII–XVIII веков, откуда и пошла «механистическая аналогия». Вряд ли, вообще, прямые аналогии с механизмом из металла тут уместны. Однако, как это часто принято делать, ударяться в мистику и философию тут тоже не совсем корректно. Развитие человеческого общества можно-таки разобрать (в общих чертах), не ударяясь в исследование потусторонних материй.


И одна из весьма понятных и доступных характеристик этого самого общества – уровень технологий. Рассматривая, например, древний Египет, Персидскую империю времён Ксеркса, Китай времён империи Ши Хуан Ди, Португалию времён Генриха Мореплавателя, мы первым делом (прямо или косвенно) исследуем уровень технологий, доступных для данного общества. В сельском хозяйстве, архитектуре, письменности, военном деле, мореплавании, математике, астрономии…

Тем самым мы как бы делаем «отсечку», что в общем и целом представляет из себя данная цивилизация? Да, безусловно, времени прошло много, большая часть материальной культуры утеряна… Однако вот именно это мы, прежде всего, стремимся понять, даже рассуждая о древних шумерах: уровень доступных технологий и то, как они использовались. Например, какие методы обработки почвы им были доступны, какие сельхозкультуры, какова была урожайность?

Зная это, мы уже можем делать определённые выводы об этом обществе, о его структуре и его возможностях и перспективах. Когда они освоили литьё металлов и каких именно? Какие архитектурные приёмы были им известны? Ну и так далее. В общем и целом всё это можно трактовать как «технологии».

Рывок европейских держав в Новое время, когда маленькая Голландия могла контролировать чуть ли не всю мировую торговлю или когда небольшая в мировых масштабах Испания заселяла целые «полтора континента» за океаном, объясняется именно этим – критическим превосходством в технологиях. В случае европейцев и их экспансии – прежде всего, военных технологий. Известный факт, что корабли португальцев в Индийском океане произвели не самое сильное впечатление на местных моряков.

А вот умение воевать, как на море, так и на суше, у португальцев было не отнять (организация и дисциплина). Порох, как и огнестрельное оружие, изобрели в Азии, а не в Европе. То есть, если Испания эпохи завоеваний в Новом Свете, безусловно, превосходила по общему уровню развития, как инков, так и ацтеков, не говоря о менее развитых племенах, то про португальцев в Ост-Индии сказать этого было нельзя. Вот не любят европейцы на этом заострять внимание, но общий уровень развития, не говоря уже о численности населения и экономических ресурсах, никак не позволял Португалии равняться с богатейшей Индией или арабским миром.

Конкуренция? Какая конкуренция?


В данном случае европейцы превосходили своих оппонентов в одном, но весьма критичном секторе технологий – военном. Превосходства в других отраслях как-то не наблюдалось. По производству ценных тканей Восток очень долго опережал Европу.

Интенсивное сельское хозяйство?

Именно тут оно и было. В принципе, к XIX веку Индия не особо была заинтересована в каких-то там британских товарах, и её пришлось завоёвывать. То есть вроде бы в начале XIX века экономическое превосходство Британии над раздробленной Индией должно было быть абсолютно подавляющим… Но так не было.

Разорить индусских производителей в «честной конкурентной борьбе» было не так-то и просто. Более того, как раз высококачественные ткани из Индии достаточно долго и активно продавались в Европе. По итогам: приходилось «работать на земле», сжигая всё, что горит. Вообще, торговое превосходство Востока перед Западом, как ни странно, длилось достаточно долго. И уже в середине XIX века «мастерской мира» было просто нечего предложить тому же Китаю в обмен на чай… Приходилось платить серебром.

Господа, это не туманная эпоха Елизаветы I, это середина XIX века. Это когда вся Британия покрыта заводами, фабриками и железными дорогами… Это уже как бы эпоха Карла Маркса! И тем не менее дело решили более совершенные британские пушки и боевые корабли. Китай «подсадили» на опиум. Кстати, произведённый отнюдь не в Британии. Вот непонятно это, нелогично, учитывая то, что уровень развития Британии был самым высоким в мире, развитие Китая вроде бы давно затормозилось.

Но основной товар «для выравнивания баланса» – опиум. Кстати, до завоевания британцами Индия была вторым по размеру рынком мира, первым рынком ещё в середине XIX века был Китай.

С трудом верится, да?

Я вот тоже долго не мог всё это осознать. Парадоксальным образом все вот эти шахты с паровыми машинами и гигантские железные пароходы не давали Британии решающего экономического преимущества над «отсталым» Китаем. Это надо просто запомнить, потому что понять это невозможно.

А вроде и как бы середина века девятнадцатого – это апофеоз европейской научно-машинной цивилизации… Однако со стороны всё выглядело далеко не так пафосно. Решающее превосходство европейцам давали именно технологии военные. Что в XVI веке, что в XX. Между прочим, «плохого Саддама», как и «плохого Каддафи» победили не совсем за счёт превосходства технологий/экономического превосходства, обусловленных свободным рынком и демократией. Пришлось использовать боевую авиацию.

Зачастую это подаётся как некая «несущественная» мелочь, однако никто не собирался «конкурировать» с Саддамом – против него ввели санкции, и вот когда даже они не сработали – последовало массированное вторжение. То есть, безусловно, Запад победил и Саддама, и Каддафи, но не за счёт превосходства в неких общечеловеческих ценностях и демократических принципах, а тупо в стиле Чингисхана…

Была одержана чисто военная победа. То есть все песни, сказки и танцы о некоем «волшебном супертехнологичном мире завтрашнего дня» остаются песнями, сказками и танцами.

Допустим, в 1914 году ситуация была иной: Германия, США и Англия (наряду с Францией, Японией и Россией) вырывались далеко вперёд. Сегодня же критического превосходства в общем уровне развития ни у Германии, ни у Штатов нет. В 1914 – да, в 2014 – скорее, нет.

Промышленность и технологии расползлись по всей планете: от Китая до Латинской Америки. И это становится для Запада проблемой. Процветание Европы, которое так любят воспевать евроориентированные товарищи, возникло как раз за счёт превосходства в военных технологиях. Передел же мирового продукта в свою пользу позволял ускорить общетехническое/общеэкономическое развитие. Но не наоборот.

Португалия никогда не была богатой современной высокоразвитой страной. Вообще никогда, но в конце XV века она реально претендовала на половину планеты (Тордесильясский договор 1494 год). Португалия! Маленькая, бедная, отсталая страна!

Но почему?

Превосходство в военных технологиях. Португальцы в тот период били в Азии практически всех: на суше и на море. И первое, что они сделали, придя к берегам Индии, они начали активно уничтожать местное судоходство. Такая вот «конкуренция».

Завоевание Нового Света носило характер именно «конкисты», никто с инками/ацтеками в экономике не конкурировал и конкурировать не пытался. Кстати, испанцы были потрясены роскошью и великолепием Теночтитлана (ничего подобного в Испании не было). А «конкуренция» шла с помощью… пушек и мушкетов.

Голландцы в Ост-Индии вели себя ничуть не лучше. «Я пришёл дать вам рынок и демократию!» – подумаете вы про представителей первой в мире буржуазной республики Нового времени, да ничего подобного! Огнём и мечом. Как-то так действовали голландцы на островах пряностей.

Не учитывая фактор военно-технического превосходства европейских армий/флотов, практически невозможно понять историю подъёма Европы в Новейшее время и историю европейских колониальных империй. Нам тут любят задвигать про разные там общественные идеи и развитие культуры, но реально европейский мир раздвигал свои границы с помощью ружей и пушек. Просто на этом как-то не любят заострять внимание.

А, ну действительно, какая вам разница, как это произошло?

Главное ведь результат…

Собственно говоря, подобную интермедию мы видели совсем недавно в Ливии, Сирии и Ираке. «Кровавый диктатор» побеждён, потому что он был отсталым и неэффективным. Историческая правда на стороне мировой демократии… Как-то так.

И вот именно поэтому им так неудобна Россия, мешает потому как очень сильно. Очень серьёзно мешает. Практически вся эпоха 1945–1990 отмечена именно этим: Советский Союз активно мешал Западу вести те самые колониальные войны. А рухнул СССР – и понеслось. Практически немедленно – война в Югославии и Ираке. Сразу, с ходу. Кстати, сейчас уже об этом как-то не принято вспоминать, но и Ирак Саддама, и Югославия Тито были экономически и технически развитыми современными державами. И они имели очень серьёзный потенциал развития.

Мы попали в очень странное «будущее»


Приятно, конечно, рассказывать сказки про «диктаторов», но и Ирак, и Югославия были вполне себе перспективными странами. Экономически развитый, практически светский Ирак с большими запасами нефти имел вообще очень неплохие перспективы превратиться в нечто большее, чем региональная держава. Но не срослось. Сначала американцы стравили Ирак и Иран, а потом заблокировали Ирак санкциями, уничтожили его, заблокировали санкциями Иран.

Вот как-то так: после 1990 начались непрерывные военные операции, цветные революции, эмбарго и вторжения. И вот, наконец, Запад и Россия «пересеклись» в Сирии (чего, собственно говоря, надо было ждать рано или поздно). Именно вмешательство России в сирийский конфликт поломало Западу всю игру. Заметьте, по «святым 90-м» можно как раз сделать вывод о картинке «мира без России». Картинка, что ни говори, невесёлая. Внезапно откуда ни возьмись, появился «сверхмощный международный терроризм». Начались военные конфликты. Мир в целом стал гораздо менее стабильным и гораздо более опасным для проживания.

Никаких экономических или технических «суперпроектов» Запад развивать не стал, вместо этого начались бесконечные военно-политические провокации по всей планете. На том самом Западе были де-факто полностью свёрнуты социальные программы, и западное общество постепенно стало разворачиваться к дикому «марксовскому» капитализму. То есть надо понимать, что, например, северо-западная и северная Европа тогда и сегодня – это, как говорится, «две большие разницы» в плане социального обеспечения трудящихся. Шведский социализм реально имел место быть. Теперь его нет. Совсем нет.

В Европу же хлынули толпы беженцев, и началось открытое переформатирование общества. То есть та самая «старушка-Европа» 80-х годов XX века была куда как уютней для своих простых граждан, чем, например, сегодня. Европа, которую они потеряли, чистая, уютная, благополучная и безопасная. И эти изменения произошли тоже благодаря распаду СССР. А не будь СССР, не было бы на Западе никогда никакого социального общества образца 60-х.

Вот эта самая шустрая деколонизация, реально работающая ООН и прочие международные организации, какое-то реально действующее международное право – всё это заслуги СССР. Не стало СССР, и все достижения послевоенных десятилетий стали таять как снег на солнце. И как раз после 1991-го Запад весьма наглядно продемонстрировал своё истинное лицо. Только уже поздно было. Никакой «свободы, демократии и технического прогресса». Уровень жизни стал падать, и загрохотали новые войны.

Причём сказать, что даже в военной сфере наметился какой-то суперпрогресс, достаточно сложно. Минимальный апгрейд российских ВВС внезапно высветил крайне неприятное для тех же американцев обстоятельство отсутствия у них новых истребителей. Как-то совсем неудобно получилось. Нет, не всё так здорово, и тем не менее – для США превосходство в воздухе со времён Второй мировой войны было ключевым элементом успеха, и вдруг такой афронт.

Парадоксальным образом без сильной России обозначились контуры нищего, тоталитарного, постоянно и со всеми воюющего человечества, ориентированного не на увеличение размера общественного пирога, а на его кровавый передел. То есть, если Югославия, Ирак и Сирия – это маркер перехода к прямой «демократии канонерок», то социальные изменения в Европе девяностых – нулевых (серьёзные изменения, которые у нас предпочитают не замечать) – это маркер перехода к новому (вернее, старому) типу общества.

Маркс «оказался неправ» в XX веке именно по причине возникновения на одной шестой части суши Советского Союза (проблема вмешательства наблюдателя в эксперимент). Вот именно наличие на планете СССР (и социалистического содружества после 1945) полностью исказило ход истории на планете Земля. После же 1990 всё стало возвращаться на круги своя. И как раз году так в 2008-м в Европе внезапно стали вспоминать работы Карла Маркса. И это как бы не случайно. Это вполне себе закономерность. Даже в Германии были добиты остатки социальных гарантий, и миллионы трудящихся вернулись в состояние «работы за еду» (просто многие немецкого не знают, потому и не в курсе).

Так называемый «сверхуспешный Китай» – это никакое не «общество нового типа», а классическая марксова фабрика со сверхэксплуатацией и полным бесправием (и многочисленными самоубийствами) тех самых трудящихся. Чем больше всё меняется, тем больше всё остаётся по-старому. Те, кто так сильно восхищается ростом Китая, вполне могли бы ещё сильнее восхищаться экономическим ростом викторианской Англии с её работными домами.

А что касается стран третьего мира, то тут начались бесконечные колониальные войны «с диктаторами и террористами». Тоже вполне себе знакомо. Не зря же современную ситуацию кто-то сравнивает с 30-ми годами XX века, а кому-то (например, автору) она чем-то напоминает конец века XIX. Человечество после краха СССР как бы откатилось назад. И это уже вполне очевидно. И в области «прав человека», и в сфере «международного права». Ситуация, например, в Восточной Европе вполне себе характерна как раз для конца XIX века с его «Королями и капустой». То есть аборигенам просто-напросто показывают «их нового президента». В Европе Восточной происходит что-то подобное. И эта самая политическая и социальная ситуация в мире (её стремительная деградация) – как раз результат «мира без СССР».

То есть после краха «тоталитарного СССР» прошло уже 30 лет, но никакого «нового», «прогрессивного» общества передового типа не возникло и возникать не собирается. Скорее, произошёл вполне очевидный «откат назад». Даже для «самых передовых капиталистических государств». Выделываться стало не перед кем, и они показали всё, что могли. И во внешней политике, и во внутренней.

И что характерно: уничтожение социального общества, уничтожение среднего класса, постоянная подготовка к войне и ведение этих самых войн. Мы вернулись в XIX век. Примерно это кричал капитан рыболовецкого траулера из фильма «Идеальный шторм», утратив радар и радиосвязь.
Автор:
Олег Егоров
Использованы фотографии:
i.obozrevatel.com
Статьи из этой серии:
Индустриальная революция на Западе и две мировые войны
Постсоветская планета. Хроники неправильного завтра
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх