Свежие комментарии

Дефицит – как много в этом слове

Дефицит – как много в этом слове

Налетай – подешевело

Первой об угрозе дефицита предупредила Счетная палата РФ. Наверное, потому что там информацию для анализа получили раньше других. Но о том, что Правительство в любой момент имеет право остановить рост цен на социально значимые продовольственные товары, знают ведь далеко не все.

А речь-то идёт о таких продуктах, как говядина, свинина, баранина, куры, рыба, сливочное и подсолнечное масло, молоко, яйца, сахар, соль, чай, мука, хлеб, рис, пшено, гречка, вермишель, картофель, капуста, лук, морковь и яблоки.

С одной стороны, это вроде бы хорошо и – продукты останутся доступными.

Но в той же Счётной палате на проблему решили взглянуть с другой стороны. И быстро пришли к выводу, что такое прямолинейное регулирование практически неизбежно приведёт к дефициту.

Аудиторы Счетной палаты не просто так подчеркивают:

«Административное ограничение роста цен на базовые продукты является шагом, направленным на поддержание низкодоходных групп населения, у которых высока доля расходов на питание.

В то же время такой шаг несет в себе системные риски.

Во-первых, это вероятность возникновения дефицита товаров, попавших под ценовые ограничения.

Производителям может быть не выгодно продавать свою продукцию по установленным ценам, а предложенной компенсации будет недостаточно, чтобы покрыть упущенную прибыль».

Те, кто жил в Советском союзе, хорошо помнят огромные очереди в продуктовые магазины – ничего нет, но зато всё сказочно дёшево.

Производителей спасёт ажиотаж


Когда во всех проблемах начинают винить коронавирус, на мой взгляд, это ни о чём, это разговор «вааще». Во всём и всегда есть конкретные причины. Они есть даже у природных катаклизмов.

Итак, в конце 2020 года инфляция в России составила 4,91 %, превысив как прогноз Минэкономразвития (3,8 %), так и Банка России (4,2 %). Это самый высокий показатель за последние пять лет. Экономисты называют несколько причин, спровоцировавших инфляцию.

Повторим только основные.

Причина первая. Ажиотажный спрос в марте-апреле на продовольствие и непродовольственные товары первой необходимости. Здесь, конечно, и вирус поработал вместе с «генетической» памятью народа. Видя, как экономика сдувается, народ, многократно наученный горьким опытом, ринулся в магазины.

Кстати, сейчас это явление наблюдается не только в России, но и в сытых европейских странах. Плюс грамотная информационная промывка мозгов.

Вот и сейчас о грядущем дефиците не говорит только ленивый. Это, без сомнения, спровоцирует новый ажиотажный спрос, а вслед за ним – рост цен.

Причина вторая. Ослабление курса рубля. Это напрямую влияет на инфляцию – дорожают импортируемые потребительские товары и импортируемое сырье, материалы, комплектующие.

По оценке Банка России, в последние четыре года доля импорта на нашем потребительском рынке составляла в целом 39 %, а непосредственно на продовольственном рынке – около 28 %. Также сказался плановый рост цен и тарифов на услуги ЖКХ.

Причина третья. Больно ударило по ценам снижение урожая ряда ключевых культур. В частности, в прошлом году семян подсолнечника было получено на 13,7 % меньше, чем в 2019 году, сахарной свеклы – на 40,4 %, картофеля – на 11,3 %, овощей – на 2,3 %.

Из весьма скрупулёзного анализа Счетной палаты видно, что такая ситуация возникла не только из-за плохого урожая (здесь не всё от людей зависит), но и из-за сокращения посевных площадей. Вот где госрегулирование было бы очень уместно. Как результат – сильный рост цен на сахар (на 64,5 % за год) и подсолнечное масло (на 25,9 %), а также на хлеб и макароны.

Ценам приказано стоять


В декабре по поручению президента правительством предпринят ряд мер по сдерживанию роста цен на социально значимые продукты. В частности, предполагается заключать специальные соглашения об ограничении цен между Минсельхозом, Минпромторгом и Федеральной антимонопольной службой с одной стороны и торговыми сетями, и товаропроизводителями – с другой.

В настоящее время такие соглашения заключены только по сахару и подсолнечному маслу. Оптовая цена 1 кг сахарного песка ограничена 36 рублями, розничная – 46 рублями. Для подсолнечного масла установлено ограничение в 95 и 110 рублей за 1 литр соответственно. При этом соглашения будут действовать только до конца первого квартала.

Для сдерживания цен на сахар в среднесрочной перспективе заводы смогут получить в 2021 году льготные кредиты для закупки сахарной свеклы у производителей. Если это не поможет, Минсельхоз рассмотрит возможность отмены пошлины на импорт тростникового сахара.

На семена подсолнечника уже введена запретительная вывозная таможенная пошлина (30 %, но не менее 165 евро за 1 тонну), которая будет действовать с января по июнь этого года. Прорабатывается вопрос о введении вывозных пошлин на подсолнечное масло.

Сдерживание роста цен на хлеб и муку будет осуществляться с помощью введения квот на экспорт зерна.

Дефицит – как много в этом слове

Выводы впереди


В Счетной палате не исключают, что ряд производителей, подписавших специальное соглашение, найдет способы уклониться от взятых обязательств.

Во-первых,

«они будут перенаправлять товарные потоки на экспорт или на склад в ожидании отмены заморозки цен... Во-вторых, после отмены ограничений есть риск того, что цены вернутся к росту ускоренными темпами»,

– говорится в отчёте СП.

Однако считают аудиторы, сделать окончательный вывод о дальнейшей эффективности сдерживающих мер можно будет только после их снятия по итогам первого квартала 2021 года.

Тем временем, Ассоциация компаний розничной торговли (АКОРТ), в которую входят подписанты, бодро рапортует:

«Запасы продукции в крупнейших торговых сетях АКОРТ по всем социально-значимым товарам поддерживаются, как и в течение всего прошлого года, на высоком уровне, гарантирующем удовлетворение любого покупательского спроса».

При этом, правда, представители торговли очень надеются, что правительство не будет продлевать срок соглашений и не станет расширять список товаров с ограничительными санкциями.

Расти, сынок!


Между тем розничная торговля – это не только крупные сети. Есть ещё мелкие, в основном региональные, а также совсем микроскопические частные магазинчики. Эти участники рынка не имеют собственной логистики, да и производители продовольствия просто отказываются возиться с мелкотой, поэтому им приходится пользоваться услугами дистрибуторов.

Последние же никак не вписываются в придуманную правительством схему и продолжают поставлять мелким товары по любым ценам. Эксперты от большого ритейла сочувственно разводят руками: что, мол, тут поделаешь, мелкие продавцы всегда слабее крупных.

А ведь именно небольшие магазинчики находятся в шаговой доступности от огромной части населения, как правило, от маломобильных пенсионеров с низкими доходами. Как с ними быть?

Несколько месяцев назад мой знакомый открыл небольшой магазинчик в подмосковной деревне. На вывеске красуется:

«Продукты экономкласса».

Народ потянулся. Помимо того, что там всё дешевле (мясо, рыба), чем в супермаркете неподалеку, так ещё и качество отменное.

Но после Нового года всё пошло наперекосяк. Дистрибуторы начали заламывать цены на всё. Например, куриную голень хозяин магазина закупал до Нового года по 180 рублей за килограмм, теперь – по 250. Рост – 39 %! От экономкласса осталась только вывеска.

Наивный начинающий бизнесмен говорит:

«Может, в ФАС обратиться? Там же конкуренцию защищают?»

Разъяснила популярно: не царское это дело – всякую шелупонь защищать, их интересуют только те, кто занимает не меньше 15 % рынка.

Расти, сынок!
Автор:
Татьяна Смольякова
Использованы фотографии:
diletant.media, tsargrad.tv
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх