БАЗА 211- ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ

73 459 подписчиков

Свежие комментарии

  • Павел К22 января, 12:36
    На ментов нападать нельзя. Мент поступил правильно, если всё так и было."Оккупант, пристр...
  • вера22 января, 12:26
    СРЕДНЕВЕКОВЬЕ И ВСЕДОЗВОЛЕННОСТЬ......что хотят. то и творят...свои законы...давно пора обуздать"Оккупант, пристр...
  • Incvizitor Valya22 января, 12:03
    Надо было зацеловать."Оккупант, пристр...

Как Франция попыталась рублём победить Россию и что из этого вышло

Преступления спецслужб

Фото: Mary Evans Picture Library/Globallookpress

Об Отечественной войне 1812 года знают все. А о предшествовавшей ей дерзкой операции французской разведки с русским рублём, которая только расширялась в ходе войны и наносила России колоссальный вред и после взятия русской армией Парижа в 1814 году, знают немногие.

Давайте попытаемся восполнить данный пробел. Это особенно важно для тех, кто наивно считает, что от Запада исходит для России одна благодать, несмотря на регулярность – из века в век – польских, шведских, французских и немецких вторжений (в последних двух участвовала почти вся Европа) с целью уничтожить Россию. Дерзкая тайная операция, о которой пойдёт речь, заключалась в подрыве и дезорганизации экономики России перед вторжением Великой армии Наполеона, оплате оккупации захваченных русских территорий с помощью десятков миллионов фальшивых рублей. 

Общая сумма бумажных денег к 1810 году составляла в России 579 миллионов рублей. Это была критическая для экономики страны сумма – добавив к ней ещё немного, можно было погубить всё, на что Наполеон и надеялся.

Многочисленные войны начала XIX века финансировались в России работой печатного станка – за период с 1805 по 1810 год было выпущено 318 миллионов рублей – больше, чем за все годы существования в России бумажных денег.

Вброс новой огромной суммы ничем не обеспеченных ассигнаций предвещали дезорганизацию экономики, подрывали военную мощь России, против которой Наполеон собрал минимум втрое превосходящие её военные силы со всей Европы – начиная от Португалии и кончая марионеточной Польшей. Эта операция, казалось, со всех сторон была обречена на успех. 

Ищите женщину 

Операция с фальшивыми русскими ассигнациями не оставляет никаких сомнений, что Наполеон хотел наказать Россию не за то, что она недостаточно активно участвует в континентальной блокаде и нарушает какие-то "клятвы", а совсем по другой причине.

12 января 1810 года император французов развёлся со своей женой Жозефиной, от которой не имел детей, и попросил у Александра I руки его младшей сестры, 15-летней великой княжны Анны Павловны. Однако получил отказ и женился на дочери австрийского императора Франца I принцессе Марии-Луизе. Именно весной 1810 года Наполеон принял решение воевать с Россией: приказ о выпуске русских фальшивых ассигнаций поступил во французскую военную разведку в марте того года. 

Кто и как "клепал" фальшивки 

Деньги печатались в тайной типографии в Париже, работники которой находились в ней на военном положении. К изготовлению медных штампов для печати русских денег был привлечён гравёр Лаль, десять лет прослуживший до этого в Главном военном управлении, которому вручили несколько образцов русских ассигнаций. Для маскировки и с целью сохранения тайны он получил от министра полиции специальное удостоверение, которое подтверждало его особый статус, и что ему поручено изготовить некие секретные бланки для императорского кабинета, а также то, что он имеет приказание не общаться ни с кем, исключая лиц, необходимых для исполнения работы. 

Сам Лаль прекрасно понимал цель порученного ему и его подчинённым задания. В отчёте о проделанной работе он писал, что правительство Франции намерено таким образом "нанести своим врагам удар, который должен был совершенно подорвать их финансы, парализовать со временем их основные военные возможности", а его, Лаля, задача, не рассуждая, выполнять приказ.

КоленкурПосол Франции в Санкт-Петербурге Арман де Коленкур. Фото: Scherl/Globallookpress 

Уже после войны стало известно, что одним из главных участников этой международной провокации был посол Франции в Санкт-Петербурге Арман де Коленкур, оставивший мемуары, которыми потом зачитывались гитлеровские генералы. Это он с секретным посланцем отправил Лалю не только несколько образцов новеньких купюр, но и все приспособления для их изготовления: образцы специальных досок, матрицы и проч. Неплохо поработала французская разведка в России! 

Хорошо поработали и её сотрудники в Париже: меньше чем за три месяца было награвировано более 700 медных досок – фальшивок можно было выпускать много. И их выпускали безостановочно. Упор сделали на ассигнациях номиналом 100, 50, 25 рублей, датированных 1805–1811 годами, за которыми впоследствии прочно закрепилось название "наполеоновки". 

Без ошибок, конечно, не обошлось: банкноты оказались... слишком хорошего качества в том, что касается бумаги, цвета, чёткости, водяных знаков, ровности расположения букв. Но при этом некоторые буквы перепутали, например, очень похожие друг на друга в написании "д" и "л". Имелись и другие огрехи. Сразу эти нюансы было не отличить, особенно неграмотным людям, каких было тогда в России большинство, но если присмотреться повнимательнее, то обман открывался тем, кто осмеливался в такое поверить. Удивительно, но эти ошибки не исправили, когда после Парижа фальшивки стали производить вначале в Дрездене, потом – в Варшаве, затем – в занятом французами без боя в первые дни войны Вильно и даже – в течение совсем короткого времени – в захваченной Наполеоном Москве. 

Сколько их было и где? 

Сколько именно подложных рублей напечатали французы, сказать сложно. Как свидетельствует один из родоначальников российского сыска генерал Иван Липранди, современник событий, лишь в начале 1812 года через варшавского банкира Френкеля в финансовую систему России было вброшено 25 миллионов фальшивых ассигнаций, а в обозе двигавшейся к Москве наполеоновской армии находились 34 фургона с фальшивыми русскими рублями, отпечатанными в Дрездене и Варшаве. Парижские рубли уже гуляли по России. 

Сохранилась обширная переписка высокопоставленных российских чиновников, из которой вырисовывается пугающая картина. Существует, например, "Всеподданнейшая записка министра финансов о фальшивых ассигнациях" от 1813 года. В ней министр финансов Гурьев сообщал, что весной 1812 года просил соизволения императора Александра I направить чиновника Ассигнационного банка "для наблюдения в Риге и по сухопутной границе... за появлением фальшивых ассигнаций из-за границы". По имеющимся у министра агентурным данным,

французы выпустили в Варшаве, через посредство герцога де Бассано и какого-то банкира Френкеля, до двадцати миллионов рублей ассигнациями, достоинством в 100, 50, 25 рублей, в связи с чем Гурьев просил усилить надзор на границе, в том числе чтобы "точнее разведать, не возможно ли будет открыть, чрез кого и в какие места разосланы фальшивые ассигнации". 

Есть и более ранние свидетельства. Так, московский градоначальник граф Ростопчин в письме от 04.11.1812 года писал, что "неприятель во время пребывания его здесь старался выпустить сколь можно фальшивых ассигнаций с собою привезённых", однако "никто из поселян на торжки не ездил и закупки ничему произвести не можно было". По его словам, Наполеон выплачивал фальшивками жалование солдатам, при бегстве из Москвы французы раздавали их своим "главнейшим приверженцам" – неким местным коллаборационистам. Любопытно, что это письмо написано тогдашним московским военным губернатором министру полиции генералу Балашову, поэтому к нему следует относиться серьёзно, не то что к его "афишкам". 

Другой высокопоставленный современник, находившийся в 1812 году при Кутузове Михайловский-Данилевский, генерал и сенатор, свидетельствует, что французы пытались всучить свои фальшивые ассигнации начальнику Воспитательного дома в Москве действительному статскому советнику Тутолмину, который оказался самым высокопоставленным российским чиновником, не эвакуировавшимся из Москвы, так как он не хотел бросить вверенных ему детей. Тутолмин увидел в этом лишь

зловредность, чтобы ссужать меня своими фальшивыми ассигнациями, коих привезли с собою весьма большое число и ими даже, по повелению Наполеона, выдавали своим войскам жалованье. 

Михайловский-Данилевский упоминает также об обнаруженной при отступлении французов коляске с тайными бумагами, в которой "найдено было очевидное доказательство мошенничества Наполеона – доска для делания фальшивых сторублёвых русских ассигнаций". 

армия НаполеонаИоганн Хари. Отступление армии Наполеона из России. Фото: Everett Collection/Shutterstock.com    

Когда, преследуя разбитых французов, русская армия оказалась в Польше и даже в Германии, там оказалась масса фальшивых русских ассигнаций. Они остались там после того, как французы раздавали их местным властям и торговцам под видом оплаты за оказываемые им услуги. Установлены, в частности, передачи таких сумм как 2 миллиона фальшивых ассигнаций, 1,5 миллиона, 100 тысяч...

В Литве ситуация была просто катастрофическая. Виленский гражданский губернатор Римский-Корсаков в апреле 1813 года писал, что обращающиеся ассигнации "ежели не большая часть, то по крайней мере половина, а сторублёвые едва ль не все фальшивые". Чиновник констатировал: "Французы во время нашествия их в пределы России наделали и выпустили великое множество оных". А затем продолжал:

Потом они свои войска и все военные надобности удовлетворяли ассигнациями, равно как и обещанная Наполеоном сумма на вспоможение формированным войскам в Польше выдавалась также ассигнациями и уповательно фальшивыми… Я слышал, что Наполеон в обратный проезд свой чрез Варшаву дал тамошнему правительству на формирование войск более трёх миллионов рублей подобными ж ассигнациями. 

В то время как русские власти старались изъять фальшивки из обращения и уничтожали их, те стали предметом спекуляций: торговцы и всевозможные дельцы в западных районах России покупали их побольше за нормальные деньги и отправляли во внутренние районы страны, где с этой проблемой ещё в такой степени не столкнулись. Тем не менее, французские фальшивки распространились вскоре по всей России, поставив под вопрос доверие к национальной валюте в глазах населения. Чтобы она не рухнула во время Отечественной войны, правительство было вынуждено не делать различия между настоящими и фальшивыми банкнотами – при предъявлении в банк они оплачивались одинаково, в связи с чем их никто брать не боялся. Однако уже начиная с 1813 года фальшивые ассигнации перестали в банках оплачиваться, что вызвало во многом падение курса бумажного рубля в 1814–1815 годах до 20 копеек. К 1812 году реальная стоимость русского ассигнационного рубля составляла, впрочем, 25 копеек. Как пишет один из исследователей истории российских денег,

в течение 1813–1817 гг. фальшивых ассигнаций появилось на 5 614 380 руб., не считая, конечно, тех, которые не были обнаружены.

Кто к нам с рублём придёт… 

Частично "вычистив" французские фальшивки, а частично приняв их в качестве собственных денег, Россия, уничтожив Великую армию, пережила наполеоновское нашествие, а затем освободила порабощённую французами Европу и взяла Париж. 

Спецоперация французской разведки с фальшивыми русскими ассигнациями позорно провалилась. Оказалось, что экономические и финансовые законы действуют в России немного не так, как в остальном мире. А ещё французы забыли о главном – русском патриотизме, который их армию вместе с многочисленными союзниками и непобедимым императором во главе в результате и погубил.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх