Свежие комментарии

  • natalia belotserkovets
    непонятно, как его доработать", – сообщил "Коммерсанту" источник во фракции "Единая Россия". кто бы сомневался ?!! ...Болтунам закон не...
  • Александр Симаков
    Если после переворота Армения повернётся в сторону России, выдворит или посадит Пашиняна и всех соросят, изберёт пре...В условиях войны ...
  • Владимир Соловьев
    Кудрин предложил легальный метод разворовывания России?Распотрошить кубы...

Желтороссия (10)

Желтороссия (10)

Знаете ли вы, что при благоприятном стечении обстоятельств Россия могла граничить с Индией? Что белые и красные плечом к плечу воевали против общего врага? Что погоны в Красной Армии были задолго до их официального введения в 1943-м? Об этом и многом другом читайте в историческом повествовании с продолжением «Желтороссия».

Власть меняется

С началом Отечественной войны Шен Шицай, решив, что поражение Советского Союза неизбежно, окончательно порывает с коммунистами. В 1942 году, под впечатлением поражений СССР в войне с нацистской Германией, Шэн Шицай стал проводить антисоветскую политику, удалил советских советников и развязал репрессии против коммунистов. В частности, казнил брата Мао Цзэдуна Мао Цзэминя. Программа политических и экономических свобод была свернута, дивизия белогвардейцев расформирована.

В марте 1942 года командующий 8-й военной зоны Гоминьдана, генерал Чу Шаолянь прибыл в Урумчи для секретных переговоров, в которых он призвал Шен Шицая расторгнуть все связи с Москвой и переориентироваться на Гоминьдан. Этот генерал «знаменит» еще тем, что передал белого генерала Анненкова представителям красных.

В июле 1942 года в Урумчи прибыл заместитель наркома иностранных дел Владимир Георгиевич Деканозов (наст.

фамилия Деканозишвили, 1898 — расстрелян 23 декабря 1953), который попытался образумить дубаня и восстановить хорошие отношения. Но Шен Шицай заявил, что хочет выйти из ВКП(б), обозвал СССР агрессором и сообщил о желании удалиться от дел и стать философом. 29 августа в Урумчи прилетела супруга Чан Кайши Сун Мэйлин и привезла письмо от своего мужа, в котором содержалось прощение грехов Шен Шицая перед китайской властью. Началось ухудшение отношений с Советским Союзом и улучшение отношений с режимом Чан Кайши.

5 октября Шен Шицай послал меморандум Советскому правительству, в котором потребовал отозвать всех военных и гражданских советских специалистов и вывести из провинции весь воинский континент в течение трёх месяцев. Генеральный консул Пушкин пытался выиграть время, но дубань прекратил снабжение советских войск в Кульдже (Хами) и Урумчи.

К лету 1943 года положение советских специалистов и консульств в Синьцзяне крайне осложнилось: их работники и специалисты-геологи нередко подвергались нападениям. Подстрекаемые властями толпы нападали на советские представительства в крупнейших городах провинции: Урумчи, Шара-Сумэ, Кульдже, Хотане и Кашгаре.

26 октября Пушкин сообщил, что советские войска будут выведены в шестимесячный срок, но договор об аренде оловянных рудников остается в силе. Произошёл полный разрыв отношений. Граница была закрыта. Исчезли книги и учебники на русском языке и советские промышленные товары из магазинов. Шен Шицай попросил передать Сталину, что теперь у него есть непримиримый враг. Но бросить все на произвол судьбы для СССР было невозможно.

20 000-я армия дубаня в 1942—1944 годах увеличилась за счёт прибывших из Ганьсу в Синьцзян четырёх дивизий новой 2-й армии. В конце 1944 года из провинции Цинхай в Синьцзян были направлены две дивизии дунганской конницы. К 1945 году войска Гоминьдана, состоящие главным образом из ханьцев и дунган, в Синьцзяне насчитывали уже 100 000 бойцов.

Режим в Урумчи вообще отличался жестокостью. По данным уйгурских историков, с 1934-го по 1944 годы под предлогом пресечения «попыток восстаний» было арестовано более 120 000 человек, из которых 80 000 казнили. Дунганское сопротивление было окончательно разгромлено. Тюркский мусульманский национализм получил сокрушительный удар.

По советской версии Шен Шицай погиб при невыясненных обстоятельствах в 1948 году, хотя доподлинно известно, что в августе 1944 года смещенный с поста губернатора (получив взамен пост министра сельского и лесного хозяйства) 11 сентября отправился из Синьцзяна в Чунцин с «честно заработанным» во время службы в Синьцзяне, еле поместившемся на 50 грузовиках, включая 1,5 тонны золота и 15 тонн серебра. После поражения Гоминьдана в Гражданской войне, вместе с другими членами правительства в 1949 году он эвакуировался на Тайвань, где прожил до глубокой старости (умер 3 июля 1970 года в Тайбэе в возрасте 78 лет), пережив всех своих врагов и соратников.

Восточно-Туркестанская республика

Позиция дубаня-диктатора позволила нейтрализовать деятельность китайского коммунистического подполья. Поскольку позиция СССР была переориентирована на поддержку коммунистов Мао Цзедуна, оппозиционные силы края, при поддержке СССР, начали восстание, в ходе которого китайские Гоминьдановские войска были полностью изгнаны из Синьцзян–Илийского, Алтайского и Тарбагатайского округов . А Шен Шицай был свернут.

12 ноября 1944 года в городе Кульдже была образована «Восточно-Туркестанская республика». Руководство ВТР во главе с муллой Алихан-Тюре (Алихан Тура Сагони), узбеком по национальности, создавшим в 1943 году в Кульдже «Организацию свободы Восточного Туркестана», было настроено антикитайски и промусульмански. Однако и казаки играли значимую роль. Оренбургский казак, ставший генерал-майором, Иван Яковлевич (или Георгиевич) Полинов (в 1937-м арестован и выдан китайскими властями СССР, но в начале 1940-х вернулся обратно и начал создавать сопротивление войскам Гоминьдана) в марте 1945-го был назначен главнокомандующим вооружёнными силами ВТР. Семиреченский казак Сериков командовал саперными частями республиканской армии, а иссык-кульский казак Полтавский, принявший ислам, служил в отделе снабжения штаба армии.

Руководство Восточно-Туркестанской Революционной республики. Кульджа 1945 год. Фото взято из открытых источников
Руководство Восточно-Туркестанской Революционной республики. Кульджа 1945 год. Фото взято из открытых источников

5 января 1945 года Временным правительством ВТР был принят «Манифест 9 пунктов», согласно которому: на территории Восточного Туркестана ликвидировалось господство китайцев и создавалась суверенная республика с равенством всех национальностей; провозглашалась необходимость развития промышленности, сельского хозяйства, животноводства, частной торговли, повышение материального благосостояния народа; поддержка ислама, как религии большей части населения Восточного Туркестана; свобода и защита других религий; развитие культуры, образования и здравоохранения; установление дружественных отношений со всеми демократическими государствами, в особенности с правительством граничащего с Восточным Туркестаном СССР; установление связи с правительством Китая в экономической и политической областях; организация армии из всех национальностей Восточного Туркестана; национализация банков, почты, телеграфа, леса и природных недр; ликвидация вредных проявлений индивидуализма, бюрократизма, национализма, алчности и коррупции.

После того, как первый президент ВТР узбек Алихан-Тюра Сагуний (Алихан Шакирходжаев) 28 июля 1946 года был похищен советскими спецслужбами и тайно вывезен в СССР, где до самой смерти в 1976 году находился под домашним арестом в Ташкенте и написал книгу о пророке Мухаммеде, Временное правительство было реорганизовано, и к власти пришли просоветские группы. Армия республики, насчитывавшая 30 000 человек, также находилась под советским контролем.

В 1944—1946 гг. в Синьцзяне действовала оперативная группа наркомата госбезопасности СССР во главе с начальником отдела специальных заданий НКВД СССР (расформирован 20 декабря 1946) генерал-майором Владимиром Степановичем Егнаровым (1903—1976). Его заместителем был начальник 4-го отдела 1-го Управления НКГБ генерал Александр Иванович Лангфанг (1907—1990).

В последний раз белогвардейцы выступали за интересы Советского Союза в дни становления Восточно-Туркестанской республики. Решающие сражения произошли у городов Карашар и Корла. Дольше всех и упорнее всех сопротивлялись казахи и уйгуры Илийского края. Часть мятежников прекратила сопротивление, и разошлась по домам, часть укрылась в горах. А казаки активно участвовали в жизни Восточно-Туркестанской республики до её ликвидации в конце 1949-го.

Коммунизм победил

Помимо постоянно проживавших в Синьцзяне русских, там остался контингент примерно в тысячу красноармейцев для представления советских интересов. Многие бывшие белогвардейцы с семьями вернулись в СССР и поселились в Казахстане, избежав преследования с обеих сторон. Зато преследовали красноармейцев, служивших в Синьцзяне, если выяснялось, что их родственники воевали в белогвардейских частях и осели тут. Не пожелавшие остаться под властью китайских коммунистов или вернуться на родину, по окончании Гражданской войны в Китае, мигрировали к морю и оттуда перебрались в Америку и Австралию.

К середине 1949 года, к моменту победы сторонников Мао Цзедуна и поражения Гоминьдана Чан Кайши, позиция СССР вновь изменилась. Под давлением СССР руководство ВТР было вынуждено пойти на соглашение с Мао, который, как и все лидеры КПК, был противником независимого Синьцзяна, но допускал его автономию. В ходе переговоров решили направить делегацию Синьцзяна на заседание Политического консультативного совета для обсуждения и принятия совместной программы.

27 августа 1949 года из Кульджи в Алма-Ату для участия в конференции в Пекине на самолёте Ил-12 вылетела делегация, возглавляемая бывшим президентом ВТР, заместителем председателя коалиционного правительства уйгуром Ахметжаном Касими. Согласно архивным данным, в конце 1930-х годов находясь в СССР в заключении, он был завербован НКВД и впоследствии переправлен обратно в Синьцзян. В делегацию входили бывший вице-президент ВТР уйгур Абдукерим Аббасов (по утверждению уйгурских историков и британских СМИ, сотрудник советской разведки под псевдонимом «Иран» — прим. авт.), министр обороны киргиз генерал-лейтенант Ысакбек Монуев (или Исхак-бек Мунуров), его заместитель — казах генерал-майор Далельхан (Далель-хан) Сугурбаев, переводчик Абдурашид Имин (Иминов), адъютант Г. Керимов, племянник Касими, член ЦК КПК Ло Джи и советский вице-консул в Кульдже Василий Борисов, которого уйгурские исследователи считают резидентом НКВД в Синьцзяне полковником Иваном Степанко. Однако в Пекин делегация Синьцзяна не долетела, поскольку погибла в авиационной катастрофе под Иркутском. Связь прервалась 25 августа в 05:15. Бытовала неподтверждённая версия, что члены делегации были доставлены в Москву и там убиты, но она не имеет оснований, поскольку обломки самолёта с бортовым номером СССР-Л1844, останками и многочисленными подарками были обнаружены на восточном склоне горы Кабанья. Нашлись и свидетели происшествия. Кстати, часть обломков до сих пор находится в месте падения.

В любом случае, серьёзных противников присоединения Синьцзяна к Китаю не осталось. По соглашению с советским руководством, ЦК компартии Китая принял решение о полном присоединении Синьцзяна
не в середине 1950 года, как планировалось раньше, а к концу 1949 года.

20 октября 1949 года войска Народно-освободительной армии Китая заняли Урумчи. 17 декабря было сформировано Синьцзянское провинциальное народное правительство, в состав которого вошли
9 уйгуров, 3 казаха, 4 китайца, 2 дунгана и по одному представителю от всех других народов. Возглавил правительство Бурхан Шахиди, а его заместителями стали Сайфуддин Азизи и китаец Гао Цзиньчунь. В 1955 году территория бывшей независимой ВТР стало китайской провинцией — Синьцзяно-Уйгурским автономным районом. Это совпало с выводом советских войск из Маньчжурии и передачей всех сухопутных и военно-морских баз СССР КНР.

***
Китайская провинция Синьцзян оказалась единственным местом на планете, где «красные» и «белые» сражались плечом к плечу против общего врага. Правда, «красные» выполняли приказ, а «белые» воевали осознанно и практически добровольно.

В конце 1946 года в Синьцзяне проживало 19 000 русских. Народно-Освободительная армия Китая не нуждалась в военном опыте казаков. Как рассказывали очевидцы, в конце 50-х годов прошлого века по малолюдным русским поселениям Синьцзяна ещё ходили старые казаки в выгоревших гимнастерках, но уже без погон. В 1955—1958 гг. многие переселились в Киргизию и Казахстан, но всё меньше потомков семиреченских и оренбургских казаков, в документах которых местом рождения указан Синьцзян, КНР. В 2000 году в Синьцзяне проживало 8935 русских. По сей день там живут более семи тысяч потомков наших соотечественников и появляются новые, переселяющиеся в Китай с постсоветского пространства.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх