БАЗА 211- ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ

73 436 подписчиков

Свежие комментарии

  • Иванов Александр
    ДЕМОКРАТИЯ – ВЛАС...
  • Владимир Тамбасов
    Каков центр такова и властьДЕМОКРАТИЯ – ВЛАС...
  • Сергей Росси
    Все, что можно сп.. ли. А работать они никогда не хотели. Это не странно. Странно,что выпускают с баблом. Похоже те, ...Крысы бегут с Руб...

Венгрия во Второй мировой войне

Венгрия во Второй мировой войне

Ответные меры

Блеф с обеих сторон граничил с нелепостью. В то время как венгры ждали, что немцы обратятся к ним за помощью в надежде позже договориться об услугах взамен, Берлин оставался нерешительным до самой последней минуты.

Начальник штаба Гальдер объяснил эту позицию следующим образом:

«Никто не выдвигает требований, потому что они требуют оплаты, но мы были бы благодарны за любую поддержку, особенно за мобильные войска. Немецкие железнодорожные перевозки ни при каких обстоятельствах не могут быть нарушены».

Когда вермахт начал свое нападение на СССР 22 июня 1941 года, венгерско-карпатская граница таким образом на некоторое время была опущена. Границу охраняли всего четыре бригады против значительно превосходящей 12-й советской армии. Последняя со своими бронетанковыми подразделениями входила в состав пункта основных сил в районе Львова. С точки зрения ОКХ, первоначальное невмешательство Венгрии было вполне приветствуемо, поскольку ее собственная атака на выступ на линии фронта у Львова должна была нацелиться на фланги. Но лобовое давление венгров в ближайшем будущем, возможно, могло бы предотвратить маневр уклонения советской группировки.
На политической арене резерв Венгрии привлекал внимание.


Однако вскоре венгерское правительство нашло свой casus belli. После налета неизвестных самолетов на Венгрию, правительство отдало приказ предпринять «соответствующие ответные меры». После ударов венгерской авиации по советским территориям две пограничные бригады и мобильный армейский корпус численностью около 45 000 солдат начали наступление. В первые две недели они почти не встречали сопротивления.

Мобильный армейский корпус под командованием генерал-майора Белы фон Миклоша, самое современное крупное формирование в венгерских вооруженных силах (около 25 000 человек), был включен в состав 17-й немецкой армии. Девять танковых рот, насчитывавших 160 легких танков, были непригодны для выполнения крупных боевых задач. Но до тех пор, пока корпус просто поддерживал наступление немцев в качестве второго эшелона, их слабого оснащения было достаточно даже для обеспечения Уманского кармана, где у сильно истощенных советских частей почти не осталось бронетанковых войск. Венгерские войска пребывали в эйфории, продвигаясь вдоль Буга через Первомайск к Черному морю. К середине августа венгры вышли к морю близ Николаева.

В то время как старшим офицерам, возможно, напомнили об их службе на Украине 23 года назад, их главнокомандующий был более трезв в своих оценках. Быстрая победа немцев отошла в туманную даль, в то время как румыны окопались с основной массой своей армии на юге Украины. Берлин всегда стремился держать двух взаимно враждебных союзников как можно дальше друг от друга. Теперь Хорти настаивал на быстром выводе своего элитного корпуса. Начальник штаба Верт, с другой стороны, хотел отправить больше войск на Восточный фронт. В результате вице-регент был вынужден уйти в отставку. Его преемник, генерал-полковник Ференц Сомбатели, пессимистично оценивал перспективы Гитлера на Востоке и высказался за то, чтобы Венгрия сохранила свои вооруженные силы на родине.

Но немецкий диктатор потребовал от венгров дальнейших обязательств. Их мобильные корпуса присоединились к итальянским, чтобы поддержать наступление через Днепр под Днепропетровском. И в октябре 1941 года вместе с 17-й немецкой армией прошли весь путь до Донца. Затем поэтапно было разрешено уволиться с фронта и вернуться на родину. Потеря почти 10 процентов личного состава была менее острой, чем потеря почти всех его броневиков и транспортных средств, изношенных в результате долгого марша. За исключением четырех пехотных бригад, которые были вполне желанными в качестве оккупационной армии в Галиции – то есть на «заднем дворе», бывшей территории Австро-Венгерской империи – венгерский вклад в войну Гитлера на Востоке, казалось, во всех смыслах и целях был исчерпан.

Гитлеру нужны были венгры


Неудача в битве под Москвой в декабре 1941 года резко изменила ситуацию. Гитлеру нужны были венгры, чтобы подготовить еще одно летнее наступление. В конце января 1942 года Кейтель начал переговоры об условиях в Будапеште.

Вместо 32 запрошенных дивизий Венгрия в конечном итоге предложила семнадцать. Десять из которых были фронтовыми подразделениями, что пойдут в бой как 2-я венгерская армия под руководством генерал-полковника Гуштава Яны. Обещание Кейтеля снабдить их немецким оборудованием было менее чем правдоподобным, но Будапешту хотелось верить, что он откупился от любых дальнейших обязательств.

Венгерский контингент, несомненно, был ядром военной мощи страны. 2-я армия состояла из 200 000 военнослужащих с девятью слабыми пехотными дивизиями и танковой дивизией, оснащенной по большей части устаревшими немецкими образцами. Семь оккупационных дивизий взяли под контроль большие территории на севере Украины, тем самым освободив немецкие подразделения безопасности. Что касается местного населения, то венгры действовали точно так же, как вермахт. На внутреннем фронте они усилили антисемитские меры. Это, однако, не помешало венгерским новобранцам еврейского происхождения быть назначенными на срочную службу в трудовые роты на Восточном фронте и в других местах, где они числились среди регулярных частей Королевского венгерского гонведа.

2-я венгерская армия прибыла в зону немецкой группы армий «Юг» к концу июля 1942 года. Здесь вместе с итальянцами и румынами они должны были обезопасить фланг на Дону. Оборонительная задача, которая была примерно пределом того, что Гитлер ожидал от них. Кроме того, венгры должны были обеспечить безопасность северного участка под Воронежем, который они помогли захватить в середине июля 1942 года. Начальник оперативного отдела 2-й венгерской армии полковник Дьюла Ковач скептически относился к этой операции.

Когда немецкие армии двинулись на юг, венгры были в основном предоставлены самим себе на участке шириной 200 километров. Река не была надежной защитой, так как Советы удерживали несколько плацдармов на западном берегу. Венгерские атаки заканчивались большими потерями и были прекращены в сентябре. Теперь они перешли к обороне.

В то время как бушевала битва за Сталинград и советскому контрнаступлению в ноябре 1942 года удалось окружить 6-ю армию, на венгерском фронте на севере царило напряженное спокойствие. Венгерские пехотные дивизии, размещенные там, должны были занимать пространство почти в 20 километров. Тяжелое вооружение должно было быть развернуто на главной линии сопротивления. Отдельные немецкие дивизии, дислоцированные в качестве резервов за венгерскими линиями, были выведены в декабре и январе, чтобы закрыть огромный разрыв на южном фронте.

Отношения с немецким штабом связи под командованием генерал-майора Германа фон Вицлебена были чрезвычайно напряженными. С выводом последних немецких дивизий с главной линии сопротивления Яни заявил, что вся его армия, по-видимому, была предана безвозвратно. И что он подумывает о том, чтобы отправить свои войска обратно домой.

Обещаний тяжелого противотанкового оружия было достаточно, чтобы задержать его на некоторое время. За кулисами немцы не скрывали своего мнения, что венгры ненадежны и не особенно пригодны для боя. Группа армий, во всяком случае, предоставила главному командованию танковый корпус в качестве резерва.

В начале января 1943 года, когда 6-я армия была на последнем издыхании в Сталинградском котле, венгры наблюдали, как Советы готовились к атаке на Уривском плацдарме. Наступление на Воронежском фронте началось 12 января и растянулось вдоль замерзшего Дона по всей ширине венгерского сектора. В течение трех дней части 2-й венгерской армии отступали. Гитлер запретил любое отступление и, очевидно, был готов пожертвовать своими союзниками в безнадежной ситуации, чтобы выиграть время для реорганизации своей линии обороны.

Голод и холод подрывали боевой дух, как и постоянные трения с немцами. Приказ об отступлении с Дона был отдан только 26 января 1943 года. В целом 2-я венгерская армия потеряла более 100 000 человек и всю свою тяжелую технику в зимних боях в начале 1943 года.

Учитывая, что их союзники-румыны понесли аналогичные потери, ситуация с безопасностью Венгрии, по крайней мере, не ухудшилась в этом отношении. С точки зрения венгерских лидеров, в тот момент, как никогда прежде, важно было найти выход из войны в сотрудничестве с западными союзниками, не провоцируя немцев. Но это было безнадежно, потому что каждое укрепление внутренней обороны могло быть реквизировано Берлином, чтобы поддержать колеблющийся Восточный фронт. Поэтому было весьма целесообразно, чтобы Гитлер потерял всякое доверие к венграм в военном отношении после их катастрофы на Дону.

В то время как лидеры в Будапеште все больше беспокоились о том, чтобы отвести войска поближе к своей собственной границе, немцы рассматривали свои союзные венгерские оккупационные дивизии как резерв фронта, который можно развернуть, если это необходимо, в борьбе с прорвавшимися частями Красной армии. Таким образом, последовала жесткая политическая борьба, потребовавшая от венгерских лидеров немало компромиссов.

Контакты с западными державами были укреплены. В секретном соглашении от 9 сентября 1943 года Венгрия пообещала сократить свои военные обязательства перед нацистской Германией. Военных столкновений с союзниками следовало по возможности избегать. Военнопленные союзников, бежавшие в Венгрию, не будут переданы Германии. Правительство будет способствовать отъезду польских военных, интернированных, и тем самым способствовать формированию армии в изгнании.

С другой стороны, Берлин оказал на Венгрию повышенное давление, чтобы она больше экспортировала в Германию на кредитной основе. Предложение сделать это путем экспроприации венгерских евреев было категорически отвергнуто правительством Каллая, даже несмотря на то, что дискриминация этого экономически могущественного меньшинства была ускорена.

Гитлер жаловался на отсутствие приверженности Венгрии в войне против большевизма и еврейства во время визита Хорти в Клессхайм 16 апреля 1943 года. Вице-регент подтвердил свою абсолютную лояльность, но сказал, что «он не мог просто убить евреев». Он ожидал большей поддержки Германии, по крайней мере, в восстановлении венгерской армии. Но Берлин сохранил свою фирменную сдержанность. Восемь дивизий с увеличенной огневой мощью будут отправлены в Венгрию к октябрю 1944 года.

Эти армейские рамки, скорее всего, учитывали ожидания наступления союзников. Хотя гонведу все еще не хватало техники, он значительно увеличил численность своих войск, достаточную, по крайней мере, для национальной обороны. К концу 1943 года в его распоряжении также находилось восемь резервных дивизий, две танковые дивизии, одна кавалерийская дивизия и восемь специализированных бригад. Оружейная промышленность Венгрии, страны, еще не пострадавшей от воздушной войны, была далека от удовлетворения спроса. Шестьдесят процентов ее мощностей работали на немцев, которые приказали увеличить поставки вооружений, особенно самолетов.

В результате весной 1944 года мобилизационные планы пришлось резко сократить. Только четверть тех, кто имел право на военную службу, могли быть призваны, но даже у этих 500 000 солдат не было достаточного количества оружия. Тяжелая техника технически устарела. Танки «Туран-40» и «Туран-41» с их пушками калибра 40 и 75 мм не имели ни единого шанса против советских Т-34. Дополнительной проблемой, с точки зрения боевого духа, была высокая доля новобранцев румынской, словацкой, украинской и сербской национальностей. Эти солдаты в основном использовались в тыловых частях, что вряд ли улучшило мнение немцев о союзнике.

Венгерские западные и восточные оккупационные группы с их девятью дивизиями в значительной степени несли основную тяжесть войны на Востоке в 1943–1944 годах. Предполагалось, что около 90 000 военнослужащих обеспечат безопасность больших районов в тылу немецких групп армий «Центр» и «Юг». Венгры составляли около 30 процентов от общего числа оккупационных сил. Группа «Восток» должна была контролировать восточную часть Припятского болота между Киевом и Прилуками, в то время как группа «Запад» должна была контролировать железнодорожные линии между Брест-Литовском и Гомелем.

В Брянском лесу партизанская война была особенно ожесточенной. Оставшиеся части Советской армии, обеспеченные непрерывным воздушным прикрытием, разработали боевую технику, с которой легко вооруженные и плохо обученные венгры не могли сравниться.

Постоянно перегруженные, венгры отреагировали созданием «мертвых зон» с жесткими репрессиями против гражданского населения. С точки зрения жестокости, венгров превосходили только эсэсовцы.

Начиная с 1943 года, венгерские оккупационные войска проявляли все большую пассивность. Они с треском провалились против советских войск, когда последним удалось прорвать фронт.

К весне 1944 года фронт приближался к северо-восточной Венгрии. Критическая ситуация и недоверие к союзникам вынудили Гитлера действовать. Планы, разработанные задолго до этого, чтобы оккупировать стратегически и экономически важную страну, были выведены из резерва.

18 марта 1944 года Гитлер оказал давление на Хорти в Клессхайме. В конечном счете, у него не было другого выбора, кроме как согласиться на оккупацию своей страны 8 немецкими дивизиями и распустить правительство Каллая, столь ненавистное Берлину.

Немцы не разоружили гонведов, но они резко изменили политику в отношении венгерских евреев. Специальное подразделение Адольфа Эйхмана выдвинулось и при поддержке оппозиции, борющейся за власть, организовало депортацию 437 000 человек в Освенцим. Не только немцы извлекли выгоду из конфискации их вещей, но и бесчисленные венгерские граждане помогли себе приобрести еврейскую собственность, сделав союз с рейхом более «продуктивным».

Немцы массово вмешивались в организацию армии. Были ликвидированы высшие штабы и сформированы новые резервные дивизии. Особое внимание было уделено вербовке венгерских немцев. Около 120 000 человек были мобилизованы ваффен СС. Гиммлер собрал таким образом не менее пяти дивизий, а также резервы для своих полицейских полков, в которых оказались менее трудоспособные новобранцы.

Непосредственное военное значение имело использование недавно активизированной 1-й венгерской армии в апреле 1944 года для защиты предгорий Карпат. Около 150 000 военнослужащих под командованием генерал-полковника Гезы Лакатоса сражались в частях немецкой группы армий «Северная Украина» во главе с фельдмаршалом Вальтером Моделем. С постоянным потоком подкреплений из Венгрии армия 22 июля 1944 года столкнулась с советским наступлением на 150-километровом фронте, которое в течение двух дней вынудило венгров отступить на свои позиции в Карпатах.

1-я венгерская армия потеряла в этом процессе около 30 000 человек – убитыми, ранеными и пропавшими без вести в бою. Но сосредоточение двух немецких дивизий позволило им удерживать свои глубоко эшелонированные линии обороны против многочисленных попыток советских войск прорваться, особенно на важнейшем перевале Дукла.

После краха фронта Румынии 23 августа 1944 года Венгрии пришлось использовать свою 2-ю армию для защиты Трансильвании в южных Карпатах. Она смогла мобилизовать около 190 000 солдат. Одним из способов получения необходимой силы было сокращение фронта 1-й армии. Оккупационные войска также получили разрешение вернуться домой из Польши.

Венгерский ТВД


Венгрия внезапно стала важным театром военных действий.

Ее нефтяные месторождения, единственные, которые теперь были у Гитлера, оказались под угрозой. Поэтому с сентября 1944 по март 1945 года здесь было начато несколько крупных наступательных операций.

Гитлер развернул большую часть своих мобильных резервов (15 танковых дивизий, 4 танковые пехотные дивизии, 4 кавалерийские дивизии, 6 пехотных дивизий), чтобы попытаться вернуть инициативу. Самое большое скопление немецких танковых частей на Восточном фронте требовало поддержки пехотных войск, большинство из которых составляли венгры.

Венгры на самом деле были довольно смелыми в своем наступлении под Колозсваром (Клуж) против своего «заклятого врага» румын, которые готовили при поддержке Советского Союза «освобождение» северной Трансильвании. Однако с развертыванием советских бронетанковых войск Генеральный штаб в Будапеште счел целесообразным всего через две недели снова перейти к обороне.

Красная Армия пыталась прорваться через Надьварад (Орадя) и Дебрецен, чтобы наступать на венгерскую столицу. Одно из самых ожесточенных танковых сражений Второй мировой войны произошло там в начале октября 1944 года.

Немецко-венгерские войска с 11 дивизиями разгромили острие противника, нанеся тяжелые потери. Таким образом, попытка 2-го Украинского фронта окружить 8-ю немецкую армию вместе с 1-й и 2-й венгерскими армиями имела обратный эффект. Основная часть этих армий смогла организованно отступить в район Будапешта.
Хорти, глубоко презиравший Советы, хотел любой ценой избежать переговоров с ними.

Но западные союзники отвергли сепаратное перемирие. Следуя примеру Финляндии, вице-регент искал способ выйти из войны к середине сентября 1944 года. Он даже направил делегацию в Москву. И в письме Сталину умолял о снисходительном отношении к его стране.

11 октября он заявил о своей готовности принять советское требование о немедленном объявлении войны Германии. Однако немцы были хорошо информированы и организовали путч в Будапеште. Под руководством Отто Скорцени отдельные коммандос арестовали важных офицеров, преданных Хорти, и похитили сына Хорти. 16 октября Хорти подписал свое отречение от престола.

Радикальная «Партия креста и стрелы» теперь взяла бразды правления в Венгрии, мобилизуя всю страну и усиливая антиеврейские меры. Они обещали немцам четыре дополнительные дивизии, в то время как даже их регулярные войска были расформированы. Они распустили дивизионные штабы и сформировали смешанные немецко-венгерские полковые группы.

В начале 1945 года численность венгерских войск на местах составляла 280 000 человек, а также 500 000 тыловых войск. У венгерских командиров часто складывалось впечатление, что немцы без зазрения совести позволяли «вести на бойню» необученные или истощенные венгерские части.

В то время как страна тонула в водовороте войны, Берлин, по крайней мере, хотел обеспечить некоторые резервы войск. Тыловые установки и учебные полки гонведа с их примерно 200 000 человек были распределены по всей Германии и Дании. Около 16 000 молодых людей были использованы в немецких зенитных подразделениях. Отдельные венгерские батальоны сражались в «крепостях» на Восточном фронте, таких как Бреслау (Вроцлав), Кольберг (Колобжег) и Позен (Познань). В конце войны 110 000 венгерских солдат все еще были развернуты, в основном в группе армий «Юг».

Сражение за Будапешт


Нападение на Будапешт имело для Сталина огромное стратегическое значение. Попытка быстрого захвата в начале ноября 1944 года провалилась, и немцы воспользовались возможностью укрепить свои линии обороны с помощью еврейских принудительных рабочих. Атаки 2-го Украинского фронта очень медленно продвигались против превосходящих численностью немецко-венгерских защитников. Несколько немецких контрнаступлений поставили под угрозу советскую победу.

Венгры не рассчитывали долго защищать свою столицу, но Гитлер приказал удерживать «крепость» любой ценой, не считаясь с жертвами среди гражданского населения. Таким образом, битва за Будапешт превратилась в «Сталинград на Дунае». К концу года около 100 000 солдат были окружены, половина из них немцы, половина – венгры. Им удалось удерживать город в течение 52 дней против превосходящих советских сил.

Чем хуже становилась безнадежная военная ситуация, тем чаще поступали немецкие сообщения о якобы низком моральном духе венгров и их высоком уровне дезертирства. О том, что немцы сами способствовали этому, фактически выводя из строя венгерских офицеров и обращаясь с ними снисходительно, не давая им никаких реальных оснований для того, чтобы подталкивать свои войска, не упоминалось.

Подразделения СС, набранные из венгерских немцев, производили не намного лучшее впечатление. Бои за пределами города, с их в конечном итоге провалившимися наступательными операциями по оказанию помощи, велись почти исключительно немецкими подразделениями. 11 февраля 1945 года попытка побега последних защитников закончилась катастрофой.

После провала последнего немецкого наступления на озере Балатон в середине марта 1945 года Красная армия продолжила свою кампанию по оккупации страны. Ее значительно превосходящие силы разгромили венгерский оборонительный фронт в горах Вертес и преследовали 6-ю немецкую танковую армию на запад.

Оборона немецко-венгерских позиций к северу от Дуная в районе Комарома рухнула 25 марта. На горизонте маячил полный роспуск венгерских частей. Начальник штаба дивизии Сент-Ласло перешел на советскую сторону и призвал своих солдат сделать то же самое.
Венгерские войска были впоследствии разоружены в оперативном районе 6-й немецкой армии. Им пришлось сдать свои машины и пешком добраться до указанных кварталов.

По оценкам, венгров погибло 360 000 человек, более трети из них (от 120 000 до 155 000) на Восточном фронте и по меньшей мере 55 000 в плену. Во время войны погибло 590 000 гражданских лиц. Около 20 000 человек погибли во время бомбардировок союзников, еще 30 000 – во время боевых действий в последние месяцы войны.

В Парижских мирных договорах 1947 года страна была возвращена к своему территориальному статусу 1920 года. Более того, она была вынуждена выплатить 300 миллионов долларов репараций.
Автор:
Владимир Зырянов
Использованы фотографии:
Венгрия во Второй мировой войне
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх