БАЗА 211- ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ

73 313 подписчиков

Свежие комментарии

  • Дмитрий Воскресенский
    Тогда пехота шла под красным знаменем. А нынче знамя другое. Вот в чём вопрос.Юрий Селиванов: У...
  • vilen petrov
    современная боевая техника конечно хорошо,но управляют ею живые люди,война без потерь не бывает и кто придёт на замен...От пенсионеров не...
  • Olga Kirsanova
    железный занавес нас охранял от этой мрази..Как движется окно...

Дело Сафронова: «Рафик не уиноват», они победят

Дело Сафронова: «Рафик не уиноват», они победят

Они уже всемогущи. Они неприкосновенны. Их успехи, по словам одного из них, «показывают, каким образом в России может зарождаться сила, способная всерьез надавить на Кремль». Не защитить правосудие! Они одинаково рьяно встают на защиту «политического», убийцы, растлителя, мошенника, каждое лыко — в строку. Главное: скандал, резонанс, победа. И приближение момента, когда элиты поймут: путинский режим слаб, пора перебегать на их сторону.

В этой новости всё прекрасно. Режиссер Кирилл Серебренников снимает пилотную сцену картины о Петре Ильиче Чайковском: эпизод тяжелого разговора с женой, Антониной Петровной. На роль композитора приглашен Евгений Миронов, о чем он и рассказал, добавив, что снять «свою неосуществленную мечту» Серебренникову предложила компания Okko. «Неосуществленной мечтой» оказался сценарий, который режиссер написал как раз под домашним арестом.

Контекст. Вряд ли из отношений композитора и его супруги можно вынести какие-то новые «смыслы». Милюкова не тратила на «лечение» Чайковского «всё своё состояние» по той простой причине, что состояния у неё не было. Она не обладала ни глубоким интеллектом, ни особенными душевными свойствами, а в письмах Петру Ильичу предлагала дружбу, упорно намекая на его «недостатки».

Но на что-то надеялась. Он же надеялся фактом женитьбы приглушить салонные сплетни, ранящие близких. Оба ошиблись, и через месяц композитор сбежал из дому дописывать под настроение симфонию № 4 фа минор. И будто бы обсуждал с друзьями планы инсценировки супружеской неверности. Но официально развестись им так и не пришлось. Глупая и пошлая история.

Можно не сомневаться, мэтр нетрадиционной режиссуры попользует талант актера и выдаст нечто великое в жанре «Я так вижу!». Но знаете, что будет потом? К гадалке не ходи.

Начнётся «дискуссия». Сначала в Сети. И в центре этой «дискуссии» будут не художественные достоинства пилотного эпизода и не его историческая достоверность, а то, что «объединяет» Чайковского, Серебренникова и Миронова. Подчеркнем, последний никогда, никого и никоим образом не посвящает в тайны своей личной жизни. И, что еще важнее, несмотря на то, что актер — это всего лишь исполнитель, «пластилин» в руках режиссера, не пропагандировал со сцены гомосексуализм, педофилию, подростковый суицид. В отличие от предпоследнего. Но блогосфера будет смаковать именно «это».

А потом найдется кто-то неумный, но облеченный властными полномочиями, например депутатскими. Который (-ая) скажет: «А вот эти на афишах, это вообще о чем? Мы же все знаем, кто они» (хи-хи!). Эти слова немного переврут, снабдят подходящими заголовками, и… всё. Всё! Ради скандала всё и задумывалось. Пара дней съёмок того стоят. И десяток посольств цивилизованного мира вывесят на балконах флаги, похожие на флаг Еврейской АО, обложку сказки «Цветик-семицветик» и ставшее знаменитым мороженое. А может, и «Список Чайковского» заведут против российских гомофобов. Не с этого, так со следующего раза сработает, с пятого, десятого. Это только так и работает. А будет ли потом сниматься «полнометражный фильм или телесериал», дело двадцать пятое.

Вторая новость еще прекраснее. 7 июля по подозрению в государственной измене был задержан и арестован Иван Сафронов, бывший журналист газеты «Комерсантъ», а с мая этого года советник по информационной политике главы «Роскосмоса» Дмитрия Рогозина. Красота же новости в том, что эпизод передачи Сафроновым секретной информации спецслужбам Чехии имел место в… 2017 году. После чего уже наши спецслужбы отслеживали переписку и другие контакты Сафронова, собрав семь томов ДОУ ОРД (дело оперативного учета оперативно-разыскной деятельности). События вокруг «Роскосмоса» уже выходят на уровень анекдотов, но допуск такому красавцу объяснить очень сложно.

Не говоря о том, что за год до приглашения в госкорпорацию Сафронов был уволен из «Ъ» за недостоверный материал о возможной отставке спикера Совфеда Валентины Матвиенко. Сам перепрыгнул на год в «Ведомости», но подставил весь отдел политики «Ъ», который уволился «в знак протеста». Причем многие (да, многие, а не некоторые) уволились под угрозой обструкции в «профессиональном сообществе».

Можно построить разные версии относительно того, почему журналист получил приглашение на должность в госкорпорации. Например, оперативная провокация. «Чешское досье» показалось недостаточным, и спецслужбисты решили подкрепить его чем-то более весомым. Объекту подсунули дезу, и он наживку заглотил. Или Сафронова после трех лет разработки решили наконец брать. Но он журналист, а значит, шуму будет до небес. Применили старую добрую схему: человек с «опасной» должности переводится на «безопасную». В этом случае ошибка в том, что у этих, из касты, упомянутой в лиде, бывших тоже не бывает. Пролез во власть — молодец, тяни своих. И на акции коллег в поддержку «жертвы режима» из лозунгов особенно запомнился не «Я/Мы Иван Сафронов», «Журналистика не преступление» или «Сразу захотелось изменить такому людоедскому государству», а «Отстаньте от ВаниСафронова», кстати в руках журналиста «Ъ» (не уволившегося, а оставшегося). Для них он всё тот же «Ваня», а не предатель, перешедший на сторону государства. Впрочем, на сторону какого государства? Каламбур, однако.

Сразу отметём версию сторонников «Вани» о том, что арест — «месть» за статью в «Ъ» от 18 марта 2019 года о контракте на поставку истребителей Су-35 Египту, написанную в соавторстве с Александрой Джорджевич(ныне спецкор «Новой газеты», защищать Сафронова и комментировать его задержание отказалась). Статья со ссылкой на информацию, полученную от «двух топ-менеджеров предприятий оборонной промышленности» либо покончила бы с делом «Вани» еще год назад, либо она — вброс. Скажем, с целью прощупать реакцию США. А скорее Египта на реакцию США. В таких делах все всё понимают и не обижаются. Похоже, результат был позитивным: стороны приступили к осуществлению контракта, Ливия нам в помощь.

Но, как бы это сказать… Наши спецслужбы и полиция всё ещё работают в рамках закона об оперативно-разыскной деятельности или понятий капитана Глеба Жеглова. И это в лучшем случае. Тогда как мир живет в эпоху шоу. Когда «приговор общества», оправдательный или обвинительный, выносится, увы, еще в момент задержания. Эту эпоху четверть века назад открыло дело «культового» чернокожего спортсмена О. Джей Симпсона, подозревавшегося в двойном убийстве, бывшей жены и ее друга. Шоу началось с его неявки в суд, где собрались полтысячи журналистов, а кульминацией стала двухчасовая погоня в прямом эфире, когда, как позже выяснилось, съемочная группа CNN с вертолета давала указания полиции добавить драйва или, напротив, сбавить скорость. Действо комментировал сам Ларри Кинг, а кадры с плачущим Джеем, приставившим пистолет к виску, убедили Америку в том, что он невиновен. Несмотря на убийственные улики, обнаруженные до и после.

Нет, противоположная сторона тоже допускает ляпы, но оцените подачу. Погоню за Михаилом Ефремовымснять не удалось, он тупо въехал в машину на встречке. Правда, сразу осознал свой проступок и сказал про умиравшего в эти минуты человека: «Я его вылечу. У меня денег до ***». Прикинулась шлангом Диана Арбенина: «А мы с вами сами-то без греха? без грешочка? мы никогда не напивались? мы не совершали безумства? мы никогда не садились пьяными за руль? не попадали в дтп?» Убийство человека — грешочек. Александр Домогаров аргумент развил, добавив, что он — богема, а мы, соответственно, быдло. Гламур… Антигламур… всё — маски. С другой стороны, протрезвев, Ефремов отрекся от оппозиции. Отказался что ли от ее защиты? Это зря. Тем более что вальяжно хамоватый адвокат Ефремова, устроивший травлю родственников погибшего Сергея Захарова, — это худшее, что можно было пожелать актеру.

Зато порадовал адвокат Сафронова Иван Павлов:

«Дело было возбуждено шестого числа, то есть вчера. Но в нем уже семь томов, прошитых и пронумерованных, с корками».

Добавив, что за Сафроновым долго следили. Многие ли знают разницу между делом ОРД и уголовным? Но в голове застрянет то, что нужно: спецслужбы чего-то химичат. Адвокат разницу прекрасно понимает, но устраивает то самое шоу.

Про другого «Ваню» в московской тусовке ходили легенды как о поставщике самого качественного «товара». Тот, кто слышал что-то где-то краем уха, каких только «Вань» из телевизора не подозревал. Оперативники его, конечно, вычислили. Но дилеров-одиночек в этом «бизнесе» не бывает. Это к пониманию того, почему дело вязло. Однажды решили сделать всё сами по методу капитана Жеглова. И облажались. Потому что шоу — не их сфера. В защиту другого «Вани» встали прогрессивная общественность и «весь цивилизованный мир». Вдруг выяснилось, что другого «Ваню» преследуют за журналистское расследование, которого никто в глаза не видел. И которое было залпом опубликовано либеральной прессой и блогосферой, но… почти через месяц после задержания другого «Вани»! Ну Оноре-де Бальзак за месяц, бывало, по два романа строчил, а тут всей тусовкой навалились. Да и так себе расследование. «Страшилка». Лет 20 назад и автор за неделю накатал бы. Не для публикации, а сугубо для выбивания долгов рекламодателя перед издательством. Но оперативники арестованы, а все обвинения против них в фальсификации дела другого «Вани» строятся на показаниях одного из них. Того, который сломался. Правозащитники в окрестностях не озонируют.

Какова связь между другим «Ваней», Иваном Сафроновым и, прости господи, Серебренниковым? Простая. И не мы её выдумали. На той же акции в защиту Сафронова у здания ФСБ на Лубянке красиво гляделся и лозунг:

«Отстояли Ивана Голунова, отстоим и Ивана Сафронова».

А еще забейте в «Гугл» эти три фамилии, и вы увидите заголовки: «Серебренников — это вам не Голунов», «Голунов, Прокопьева, Сафронов: кто следующий?», а уж как они связаны в самих текстах — просто песня. Вы также увидите списки, где через запятую перечисляются жертвы режима. Упомянутая Светлана Прокопьева, которая в ноябре 2018 года в эфире псковской редакции «Эха Москвы» оправдывала террористическую атаку несовершеннолетнего Михаила Жлобицкого на приемную УФСБ Архангельской области. Джихадистка Варвара Караулова, уже, кажется, трижды пытавшаяся сбежать в Сирию. Террористы группы «Сеть», готовившиеся к боям, а попутно «ликвидировавшие отступников» в своих рядах. И здесь же вперемежку Серебренников, Голунов, Сафронов!

Там же многочисленные ученые, которые что-то кому-то случайно передали. Здесь, правда, только те, которые сидят. Потому что те, которых отпускают или обменивают, ведут себя по-скотски: сразу по приезде на новую родину устраиваются на должности в «аналитические центры» и еще интервью дают: «Да, сотрудничал. Жаль, что попался». А также до кучи Алексей Улюкаев, Михаил Абызов, Виктор Ишаев. Наверное, к ним же добавится губернатор Хабаровского края Сергей Фургал, задержанный 9 июля по обвинению в организации заказных убийств. Постулаты незыблемы: а) «эта власть» не борется с коррупцией; б) все, кого обвиняет «эта власть», — честные и добрые люди.

Причем, рассуждая о коллективной солидарности в борьбе с режимом, Дмитрий Травин (один из них, чьи слова приведены в лиде) сетует:

«„Министерский цех“ оказался значительно слабее актерского, журналистского и предпринимательского. То же самое можно сказать и про коллективную силу губернаторов, в ряду которых за последнее время были немалые потери».

Прекрасная формулировка с намеком на сочувствие: «немалые потери».

Это вот они будут бороться с коррупцией, когда свергнут «кровавый режим»?

А что власть? Да ничего. Пытается отмахнуться от всей этой чепухи, как от назойливых мух: тут Сирия, Украина, саммит пяти постоянных членов Совбеза ООН готовится. А под ногами какие-то голуновы с прокопьевыми путаются. Плюнуть и забыть. Ну дать им выговориться, что ли. Повоняют и успокоятся. Пусть, в конце концов, креативят там у себя в сторонке.

Вот, три фигуранта дела «Седьмой студии» получили на троих семь лет условно и 700 тысяч штрафа. Как они будут возмещать 129 млн ущерба, пока никто не знает и их не спрашивает: у двоих отходняк, третий фильм про Чайковского снимает. За мужчинок отдувается четвертый фигурант — хрупкая женщина Софья Апфельбаум, отделавшаяся легким испугом. Директор Российского академического молодежного театра (РАМТ) разрывается между редакциями ведущих российских СМИ: интервью раздает. В целом если и не примирительные, то неконфронтационные. У власти и отлегло. Как-то так.

Но это не пройдет. Они — тоже система. В чем-то организованная лучше, чем вы, со всей вашей государственной машиной. Вы — шестеренки, каждая из которых работает «на сопротивлении», на стремлении к покою. Они — жидкость. Летучая, заполняя весь доступный объем. Текучая, проникая во все щели. Вязкая, достигнув цели. Они победят.

Альберт Акопян (Урумов)

 

Источник

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх