БАЗА 211- ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ

73 456 подписчиков

Свежие комментарии

  • Дед Воевода
    В мире существует только две системы государственной власти: буржуазная диктатура - диктатура класса социальных параз...Не надо внешних в...
  • Вадим Скоробогатов
    Я имею ввиду ту власть, что выше их стоит и от неё зависит быть или не быть.Плевали мы на сан...
  • Валерий Ворожищев
    Россия может существовать только в рамках империи. Об этом говорит вся наша история. Без империи Россия всегда терпел...ОТСТУПАТЬ НЕКУДА....

«ПРОЯВИЛИ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНУЮ СТОЙКОСТЬ, УПОРСТВО, ГЕРОИЗМ И ПРЕДАННОСТЬ РОДИНЕ…».

МИЛЬБАХ Владимир Спартакович — профессор кафедры гуманитарных и социально-экономических дисциплин Михайловской военной артиллерийской академии, доктор исторических наук, профессор

(Санкт-Петербург. E-mail: v.milbach@yandex.ru);

ЧЕРНУХИН Виктор Андреевич — старший преподаватель кафедры гуманитарных и социально-экономических дисциплин Михайловской военной артиллерийской академии, доктор исторических наук, профессор

(Санкт-Петербург. E-mail: v.milbach@yandex.ru).

 

«ПРОЯВИЛИ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНУЮ СТОЙКОСТЬ, УПОРСТВО, ГЕРОИЗМ И ПРЕДАННОСТЬ РОДИНЕ…».

Боевое крещение противотанковых артиллерийских бригад Резерва Главного командования Красной армии (22 июня — 9 июля 1941 г.)

 

К началу нападения на СССР войск фашистского блока советскому командованию не удалось завершить создание соответствующих группировок в приграничных военных округах. Соединения и части округов оказались в невыгодном положении. Поднятые по тревоге, они попадали под удары врага и не всегда могли занять назначенные им по плану рубежи обороны1.

В немалой степени успеху вермахта сопутствовала тщательная разработка конкретных стратегических планов, в которых основное внимание уделялось созданию сильного первого эшелона, способного одним ударом разгромить и уничтожить войска советских армий прикрытия раньше, чем они успеют отмобилизовать и развернуть свои главные силы.

Главную роль германское командование отводило танковым группам, поддерживаемым сильной авиацией. На полевые армии возлагались задачи по завершению разгрома попавших в окружение советских войск и оккупации территории, охваченной танковыми клиньями.

Особое место в ходе летне—осенней кампании 1941 года занимал первый этап, с 22 июня по 9 июля 1941 года. Он включал в себя приграничные сражения в Прибалтике, Белоруссии и Западной Украине и оборонительные действия советских войск на ленинградском, смоленском и киевском направлениях. Войска западных военных округов, потерпев поражения в приграничных сражениях, вынуждены были с тяжёлыми боями отступать в глубь страны. Советское командование в те дни осуществляло мероприятия по созданию устойчивого фронта обороны за счёт стратегических резервов и новых формирований2.

Сегодня, в эпоху информационной войны с её настойчивыми попытками переписать историю, исказить правду, создать ложные толкования о причинах начала войны, о её характере, о цене Великой Победы, западные исследователи, государственные и военные деятели умышленно предают забвению факты мужества, героизма, любви к своему Отечеству воинов Красной армии. Привыкшие к лёгким победам над армиями европейских государств, фашисты ожидали того же и на советской земле, но триумфальный марш не получился. Так, в докладах гитлеровского командования о боях на северо-западном направлении подчёркивалось, что «противник… оказывал ожесточённое и храброе сопротивление, стоя насмерть. Донесений о перебежчиках и о сдавшихся в плен ниоткуда не поступало. Поэтому бои отличались большей ожесточённостью, чем во время Польской кампании или Западного похода». Об этом докладывали командиры частей и соединений вермахта и с других направлений. «Сведения с фронта подтверждают, — обобщил такие доклады в своём дневнике (запись от 29 июня 1941 г.) начальник генерального штаба сухопутных войск фашистской Германии генерал-полковник Ф. Гальдер, — что русские всюду сражаются до последнего человека…»3.

«Летом и осенью 41-го Красная армия совершила невозможное, — пишет военный историк В.О. Дайнес, — не только устояв под ударами прежде непобедимого вермахта, но и нанося ему неприемлемые потери, сорвав план блицкрига и, в конечном счёте, предопределив исход Второй мировой войны. И хотя за эти первые успехи пришлось заплатить чудовищную цену, 1941 год стал не только самым трагическим и кровавым в отечественной истории, но и Годом Победы»4.

Нельзя не обратить внимание на то, что советская военная теория уделяла первостепенное значение борьбе с танками противника при ведении оборонительных действий. Это вытекало из опыта их применения, особенно в гражданской войне в Испании (1936—1939 гг.) и начавшейся Второй мировой войне, а также взглядов вероятных противников на танки как главное средство достижения победы в войне5.

Советские предвоенные уставы подчёркивали, что борьба с танками противника — одна из наиболее важных задач обороняющейся стороны, и для её решения должны привлекаться все средства, т.к. только совместными усилиями можно нанести такие потери танкам противника, которые приведут к срыву его атаки. Но из всех привлекавшихся средств наиболее важным признавалась артиллерия: «Артиллерия является основным огневым средством борьбы с танками…»6.

Для наращивания плотности артиллерии на угрожаемых направлениях требовалось выделять подвижные противотанковые резервы, создававшиеся из артиллерии, танков и сапёрных подразделений в масштабе стрелкового полка и дивизии. Увеличение количества танковых и моторизованных соединений в германской армии и массированное их применение с началом Второй мировой войны явилось причиной создания в артиллерии РГК специальных манёвренных соединений для борьбы с танками вероятного противника — противотанковых артиллерийских бригад7. Однако, как вспоминал в своих мемуарах главный маршал артиллерии Н.Н. Воронов, решение о создании противотанковых артиллерийских бригад по ряду субъективных и объективных причин стопорилось8. С одобрения командарма 2 ранга Н.Н. Воронова в начале апреля 1940 года комбригом Н.А. Кличем и полковником М.И. Неделиным, известными Воронову по совместной службе в качестве советников в республиканской Испании, были подготовлены и направлены в правительство аргументированные предложения о целесообразности создания в артиллерии РГК противотанковых артиллерийских бригад. Вызов в Кремль и обсуждение предложений на самом высоком уровне последовали незамедлительно. Положительное решение о создании бригад было принято, но не 30—40, как предлагали артиллеристы, а сначала 10, как рекомендовал, исходя из экономических возможностей государства, руководитель СССР, секретарь ЦК ВКП(б) И.В. Сталин9.

В соответствии с постановлением ЦК ВКП(б) и СНК СССР «О новых формированиях в составе Красной армии» № 1112-459 от 23 апреля 1941 года и приказа наркома обороны от 26 апреля 1941 года создавались десять противотанковых артиллерийских бригад (птабр). Они формировались в Киевском (1, 2, 3, 4 и 5-я), Западном (6, 7 и 8-я) и Прибалтийском (9-я и 10-я) Особых военных округах. Все бригады создавались на базе сформированных в феврале—апреле 1941 года стрелковых дивизий. Недостающий до штатов личный состав поступал из других частей КОВО, ЗапОВО и ПрибОВО. Окончательное укомплектование бригад автотранспортом и тракторами планировалось завершить во второй половине 1941 года10.

В составе бригады по штату предусматривалось иметь два однотипных противотанковых полка, минно-сапёрный батальон и отдельный автомобильный батальон. Каждый полк состоял из шести дивизионов. 1-й и 2-й дивизионы из трёх четырёхорудийных батарей 76-мм пушек (Ф-22), 3-й — из трёх четырёхорудийных батарей 107-мм пушек (М-60), 4-й и 5-й дивизионы — из трёх четырёхорудийных батарей 85-мм зенитных пушек, 6-й дивизион — из восьми 37-мм зенитных орудий и шести 12,7-мм пулемётов (всего в бригаде 5332 человека, 136 орудий калибра от 37 до 107 мм). Вооружение бригады позволяло поражать все образцы танков, состоявших на вооружении вермахта на 22 июня 1941 года. На должности командиров бригад были назначены офицеры в основном из числа начальников артиллерии стрелковых и механизированных корпусов или дивизий.

В соответствии с замыслом Генерального штаба (начальник ГШ — генерал армии Г.К. Жуков) создававшиеся мобильные птабр должны были стать эффективным подвижным оперативным резервом командования армии или фронта, предназначавшимся для локализации прорыва крупных танковых группировок противника. Для борьбы с танками, прорвавшимися в глубину обороны, уставы требовали создавать противотанковые районы (ПТОР), которые «должны иметь по преимуществу кольцевой характер, а промежутки между ними (коридоры) должны находиться под прицельным огнём противотанковых орудий прямой наводкой»11.

При штатной укомплектованности бригады артиллерийским вооружением, средствами тяги, связи и разведки, при соответствующей обученности личного состава это противотанковое артиллерийское соединение было способно на фронте 5—6 км создать плотность до 20—25 орудий на километр и во взаимодействии с другими средствами ПТО отразить атаку одной-двух танковых дивизий противника12.

Приграничные сражения советских войск и тяжёлые оборонительные бои с превосходившими силами противника в период с 22 июня по 9 июля 1941 года развернулись одновременно на трёх основных направлениях, где действовали войска Северо-Западного фронта (командующий генерал-полковник Ф.И. Кузнецов, начальник артиллерии генерал-майор артиллерии П.М. Белов), Западного фронта (командующий генерал армии Д.Г. Павлов, начальник артиллерии генерал-лейтенант артиллерии Н.А. Клич, со 2 июля — Маршал Советского Союза С.К. Тимошенко и генерал-майор артиллерии М.Н. Чистяков соответственно), Юго-Западного фронта (командующий генерал-полковник М.П. Кирпонос, начальник артиллерии генерал-лейтенант артиллерии М.А. Парсегов), а также вскоре образованного Южного фронта (командующий генерал армии И.В. Тюленев, начальник артиллерии генерал-майор артиллерии И.А. Устинов).

Опыта в руководстве противотанковыми соединениями командующие оперативными объединениями и их начальники артиллерии не имели. Не все бригады были полностью отмобилизованы и укомплектованы, особенно средствами тяги и автотранспортом, а огневые расчёты имели недостаточное время для совершенствования профессиональной подготовки. Однако некоторые из них были полностью (1 птабр) или частично (4, 9 птабр) отмобилизованы, укомплектованы вооружением и техникой, успели организовать в местах дислокации и формирования занятия по боевой подготовке и сумели достойно встретить противника. Танковые дивизии вермахта в ряде случаев после безуспешных попыток прорвать боевые порядки бригад несли большие потери и вынуждены были менять направления своих ударов, искать обходные пути, что замедляло их продвижение на восток.

Примером упорной и самоотверженной борьбы с танками противника являются действия 9 птабр в составе 8-й армии (командующий генерал-майор П.П. Собенников). Бригада формировалась на территории ПрибОВО (с 22 июня 1941 г. — Северо-Западного фронта). По воспоминаниям её командира, участника боёв на Халхин-Голе полковника Н.И. Полянского, предназначенные для формирования бригады 636-й и 670-й противотанковые артиллерийские полки (птап) прибыли в литовский город Шауляй с личным составом, но без материальной части в середине мая 1941 года. Штаб бригады был размещён в самом городе, а для занятий по боевой подготовке были подготовлены летние лагеря в лесном массиве Буяй (18 км юго-западнее г. Шауляй). Именно сюда выводились прибывшие на доукомплектование подразделения.

С 23 мая 1941 года бригада приступила к регулярным занятиям, при этом основное внимание уделялось сколачиванию орудийных расчётов и организации системы противотанкового огня. К 18 июня 1941 года бригада была укомплектована: личным составом на 100 проц., материальной частью на 100 проц., средствами тяги на 20 проц.13

18 июня командир бригады Н.И. Полянский, выполняя приказ командующего войсками ПрибОВО № 0052 от 15 июня 1941 года, провёл с командирами полков рекогносцировку маршрута Шауляй, Кельме, Таураге и вероятных рубежей развёртывания полков для создания противотанковой обороны. В тот же день генерал-майор П.П. Сабенников ознакомил командира бригады с обстановкой и приказал в ночь с 18 на 19 июня вывести полки из летнего лагеря и занять рубеж: г. Варняй, н.п. Кражяй, г. Кельме, подготовив его к противотанковой обороне14.

В течение 19—21 июня полки бригады заняли огневые позиции на указанном командующим 8-й армией рубеже. 636 птап занял огневые позиции у г. Кельме и в районе нахождения командного пункта бригады (г. Ужвентис), 670 птап — севернее дороги из н.п. Кражяйна г. Варняй. Общий фронт развёртывания бригады составил 46 км. Для совместных с бригадой действий предназначались части 202-й моторизованной дивизии. Артиллеристы установили с ними тесное взаимодействие: согласовали полосы огня, ориентиры, сигналы, выдвинули вперёд наблюдательные пункты.

На рассвете 22 июня в сумеречном небе послышался гул самолётов, затем глухие разрывы. Командование бригады довело до бойцов и командиров полученные сведения о начале войны. Во второй половине дня 23 июня до 50 танков противника при поддержке мотопехоты атаковали 636-й противотанковый полк, которым командовал полковник Б.Н. Прокудин. С командного пункта последовала команда: «По фашистам — огонь!». В результате ожесточённого боя противник был отброшен, оставив на поле боя 11 подбитых танков. Перегруппировав силы, гитлеровцы начали повторную атаку. Батарея лейтенанта Михалина оказалась отрезанной от других подразделений. Организовав круговую оборону, батарея до конца дня вела напряжённый бой, а затем, отразив очередную атаку противника, с материальной частью присоединилась к своему полку, уничтожив 18 неприятельских танков. Всего за день боя полк уничтожил 59 танков, рубеж обороны был удержан.

24 июня фашисты, подтянув новые силы, неоднократно атаковали боевые порядки бригады. Огневые позиции батарей подвергались сильному обстрелу артиллерии и миномётов, авиационным ударам, но артиллеристы совместно с пехотой прочно удерживали занимаемый рубеж и отбили все атаки противника. За два дня боёв гитлеровцы потеряли около 70 танков15.

Исключительный героизм и мужество в бою проявил наводчик орудия 8-й батареи 636-го противотанкового полка Александр Серов, уничтоживший 18 танков противника.

Упорные бои в районе г. Шауляй продолжались до 26 июня, после чего бригада получила задачу отойти на другой рубеж обороны. Личный состав получил первый опыт борьбы с большими группами вражеских танков. В последующие дни бригада перекатами отходила к г. Рига, во взаимодействии со стрелковыми частями задерживала на промежуточных оборонительных рубежах бронетанковые части врага и наносила им ощутимые потери. В конце июня 9 птабр заняла оборону в г. Рига по набережной р. Западная Двина, прикрывая своим огнём мосты и переправы, по которым отходили части 8-й армии. В ходе четырёхдневных боёв её огнём было уничтожено большое количество техники и пехоты противника16.

Несмотря на то, что 9 птабр пришлось вступить в бой, не закончив своего формирования, а личный состав не имел достаточного времени для подготовки и боевого слаживания, она успешно выполняла поставленные задачи. Развёрнутая на направлении главного удара противника, бригада задержала его продвижение, повысила устойчивость обороны советских войск.

В последующем (январь 1942 г.) на базе подразделений бригады были сформированы 289-й и 296-й противотанковые артиллерийские полки, которые первыми из противотанковых артиллерийских частей Красной армии получили высокое гвардейское звание.

Поучительными были и действия 1-й противотанковой бригады (командир генерал-майор артиллерии К.С. Москаленко — в последующем Маршал Советского Союза, первый главком РВСН) в составе двух противотанковых артиллерийских полков (680-го и 712-го), формировавшейся в Киевском Особом военном округе. По воспоминаниям маршала, бригада не только была по номеру первой, но и формирование начала первой из десяти противотанковых артиллерийских бригад, создававшихся в Красной армии. Характерно, что ещё до того, как К.С. Москаленко вступил в должность в начале мая 1941 года, в местах постоянной дислокации бригады (район г. Луцк), а также в учебных лагерях командиры и штабы полков сумели организовать занятия по боевой подготовке, управлению огнём и манёвром при отражении танковых атак условного противника. «Радовало то, — подчёркивал К.С. Москаленко, — что по штату вся тяга в бригаде была механическая — ни одной лошади, только моторы. А это означало подвижность, манёвренность на поле боя»17.

Командующий войсками 5-й армии генерал-майор танковых войск М.И. Потапов, в подчинение которого поступала бригада, обратил внимание К.С. Москаленко на необходимость без промедления завершить обучение и слаженность подразделений и частей. Заслуживают внимания и те страницы мемуаров военачальника, где говорится о боевой учёбе, которая предшествовала вступлению бригады в бой. «Успеху занятий, — пишет автор, — способствовало исключительно высокое моральное состояние личного состава. Кроме того, красноармейцы и младшие командиры от подъёма до отбоя видели рядом с собой своих непосредственных начальников… Занятия по огневой подготовке сменялись маршами, полевыми учениями с большим количеством вводных, отрывкой окопов, сменой огневых позиций и боевыми стрельбами. Учёба велась днём и ночью, при любой погоде. Подразделения часто поднимались по тревоге. Всё было подчинено задаче выработать необходимые навыки и стойкость истребителей танков в ограниченное время»18.

Утром 20 июня 1941 года по согласованию с командармом 1 птабр была выведена из летнего лагеря в окрестные леса, заняв боевой порядок на направлении наступления главных сил группы армий «Юг» (6-я армия и 1-я танковая группа). Создав более чем трёхкратное численное превосходство, противник преодолел пограничные укрепления на левом фланге и в центре 5-й армии. 22 июня 1 птабр получила приказ выдвинуться к г. Владимир-Волынский, во взаимодействии с 22-м механизированным корпусом уничтожить вклинившегося противника и восстановить положение по государственной границе. В 10 ч утра 22 июня командир бригады отдал приказ на совершение марша. Внезапно на марше произошла встреча главных сил бригады с противником (13-я и 14-я танковые и 298-я пехотная дивизии). Командир бригады не растерялся и развернул бригаду. Расчёты вынуждены были занимать неподготовленные огневые позиции (ОП) и немедленно отражать атаки танков и пехоты. Первыми вступили в бой дивизионы капитанов С.З. Глущенко и Ф.Д. Шитикова из 712-го противотанкового артиллерийского полка. Продвижение фашистских танков по шоссе на г. Луцк было остановлено. Броня отступила перед мощью снарядов противотанковых орудий. В том бою противотанкисты подбили и сожгли около 70 танков, бронемашин и другой техники 14-й танковой дивизии 1-й танковой группы противника. Немалый урон был нанесён и 298-й пехотной дивизии. Чувствительными были и потери 1 птабр — четыре батареи с личным составом и материальной частью.

Следующий бой бригады произошёл 23 июня 1941 года в районе села Затурцы, западнее г. Луцка. Подразделения бригады заняли позиции, оборудовали их в инженерном отношении и замаскировались. Противотанковые орудия с трёх рубежей, расположенных последовательно один за другим, прикрывали огнём прямой наводкой шоссе на г. Луцк и подступы к нему. В резерв командир бригады выделил два дивизиона, а также отдельные дивизионы и батареи, потерявшие связь со своими стрелковыми соединениями и примкнувшие к бригаде.

Рано утром по шоссе и по обе его стороны на боевые порядки бригады двинулся танковый клин: впереди средние танки Т-IV и Т-III, за ними на флангах и уступом назад — лёгкие танки Т-II, далее — мотоциклисты и мотопехота с миномётами и артиллерией. Средние танки своей бронёй прикрывали весь боевой порядок и, медленно двигаясь, прощупывали силу ПТО. Неожиданно танковый клин противника напоролся на мощный огонь 76-мм и 85-мм пушек, что заставило его изменить боевой порядок и тактику прорыва оборонительных рубежей.

Основную тяжесть удара приняли на себя части, оборонявшие первый рубеж. Особенно успешно действовал дивизион капитана А.Н. Феоктистова, подчинённые которого вели прицельный огонь по танкам, мотоциклистам и пехоте. Артиллеристы показали в тот день не только чудеса воинской доблести, но и высокое профессиональное мастерство. Так, занимавшая огневую позицию непосредственно у шоссе батарея младшего лейтенанта А.И. Логвиненко подбила и сожгла 42 вражеских танка. Это кажется невероятным, но такой факт имел место и подтверждён документальными источниками19.

Первыми с дистанции 300—400 м открыли огонь расчёты сержантов Г.К. Москвина и П.И. Тугина. Первыми же снарядами они сбили башню с головного танка, подожгли две другие машины. Горевшие танки перегородили путь колонне. Противник пришёл в замешательство и открыл беспорядочный огонь. Убедившись в безуспешности своих атак, он изменил их направление, предпринимал глубокие обходы и манёвры, но ему так и не удалось преодолеть рубежи ПТО бригады и прорваться в г. Луцк вдоль шоссе. Самым важным результатом этого боя явился выигрыш времени для сосредоточения сил в районе г. Луцк и занятия выгодных рубежей войсками 5-й армии Юго-Западного фронта. Своими героическими действиями бригада сдержала натиск противника и не дала ему возможности к утру 25 июня 1941 года овладеть одним из важнейших объектов на направлении главного удара — г. Луцк. Высокую цену за это заплатила и 1-я противотанковая артиллерийская бригада. Немало её бойцов, командиров и политработников пали в бою, совершив подвиг, что вынуждены были признать и сами фашисты. Одним из первых это сделал командир 14-й танковой дивизии опытный генерал-майор Ф. Кюн, который в приказе по дивизии отметил, что именно от огня советской артиллерии его дивизия понесла большие потери в танках20.

Бригада К.С. Москаленко принимала участие и в других сражениях начального периода войны. Это были дни непрерывных боёв на Правобережной Украине, в ходе которых воины-артиллеристы противостояли массовым танковым атакам. Вместе с войсками 5-й армии бригада отступила на сотни километров от границы. Несмотря на потери, она сохранила боеспособность и готовность противостоять массированным танковым атакам врага. Особенно ожесточёнными они были с 7 по 9 июля 1941 года в районе городов Корец — Новоград-Волынский. В последующем бригада в составе ударной группировки 5-й армии принимала участие в контрударе, в результате которого советские войска нанесли большой урон противнику и вышли на северную окраину г. Новоград-Волынский, а также перерезали шоссейную дорогу между этим городом и г. Житомир.

Командование противника, обозлённое упорным сопротивлением бригады, приказало забросить в боевые порядки противотанкистов листовки, в которых говорилось: «Артиллеристы, вы обеспечиваете победу большевикам, не ждите пощады…»21.

В скупых строках наградного листа военного совета 5-й армии от 20 июля 1941 года о представлении 1-й противотанковой артиллерийской бригады к награждению орденом Красного Знамени говорилось: «За период боевых действий с 23.6 по 19.7.41 г. 1-я арт. противотанковая бригада показала себя как могучее средство противотанковой обороны.Бойцы, командиры, политработники проявили исключительную стойкость, упорство, героизм и преданность социалистической Родине, партии… <…> Там, где находились подразделения 1-й противотанковой бригады, танкам противника не удавалось прорывать огневую, противотанковую оборону. По предварительным подсчётам, 1 птабр с 22.6 по 15.7.41 г. уничтожила более 300 тяжёлых и средних вражеских танков. Такое же количество автомашин и мотоциклов…»22.

26 бойцов и командиров бригады в первые же дни войны были представлены к наградам, в т.ч. 10 — к присвоению звания Героя Советского Союза. Однако ни эти 26 отважных воинов, ни бригада в целом не были награждены, что объяснялось поражением войск Юго-Западного фронта.

Высокая оценка действий 1-й и 5-й противотанковых артиллерийских бригад содержится в книге генерал-лейтенанта артиллерии Г.С. Надысева: «Вновь сформированные незадолго до войны — 1-я под командованием генерала К.С. Москаленко и 5-я под командованием полковника А.А. Гусакова в боях с танками Клейста на Киевском направлении показали пример мастерства и высокого мужества»23.

5-я противотанковая артиллерийская бригада под командованием полковника А.А. Гусакова прикрывала подступы к г. Новоград-Волынский. Только в течение трёх суток подразделения 338-го противотанкового полка, которым командовал полковник К.А. Сысоев, отбили 13 атак танков и мотопехоты противника. При этом они уничтожили 27 танков, 7 бронемашин, до 150 автомашин и более полка вражеской пехоты. Стойкость артиллеристов, выдержавших многочисленные танковые атаки и удержавших оборонительный рубеж, обеспечила своевременную эвакуацию из города железнодорожных эшелонов с заводским оборудованием и переход советских войск на восточный берег реки Случь. За мужество, проявленное в этих боях, 60 бойцов и командиров были удостоены правительственных наград.

3-я противотанковая артиллерийская бригада полковника Д.И. Турбина, действуя совместно с 15-м механизированным корпусом в районах г. Бердичев и г. Казатин, успешно отбивала танковые атаки противника, проявляя при этом стойкость и упорство. Всего на 22 июля 1941 года бригадой были уничтожены до 150 танков24.

На южном фронте 4-я противотанковая артиллерийская бригада во главе с полковником М.И. Неделиным (в последующем главный маршал артиллерии, главнокомандующий Ракетными войсками стратегического назначения — заместитель министра обороны СССР), приданная 18-й армии, принимала участие в оборонительных боях в Бессарабии, на р. Днестр, в районе г. Грайворон, г. Одесса, на р. Южный Буг. Особенно тяжёлыми для бригады они оказались в начале июля 1941 года в районе г. Дунаевцы Каменецк-Подольского укреплённого района. На этом рубеже 4 птабр совместно с 39-й танковой дивизией участвовала в отражении попыток противника осуществить прорыв в южном направлении. Только за 7 июля 1941 года он потерял более 30 танков, около 100 единиц другой боевой техники, свыше 300 человек убитыми и ранеными.

18-я армия, прикрываясь с фронта 189-й стрелковой дивизией и гарнизоном УР, отходила к посёлку Копайгороди деревне Ольховец. Бригада М.Ф. Неделина продолжала удерживать г. Дунаевцы, ведя ожесточённые бои с танками противника до занятия стрелковыми дивизиями новых рубежей обороны. Затем подразделения бригады переместились к посёлку Новая Ушица, где оборудовали три противотанковых рубежа, расположенных на расстоянии 500—1000 м друг от друга. На первых двух рубежах на ложных оборонительных позициях были размещены макеты орудий. После их бомбардировки авиацией противника его танки устремились к третьему рубежу, с которого артиллеристы 4 птабр расстреливали их в упор.

С мужеством и упорством совместно с 4 птабр РГК сражались батареи войсковой артиллерии. Героический подвиг у посёлка Новая Ушица совершил наводчик орудия из 169-й стрелковой дивизии красноармеец Я.Х. Кольчак. Метким огнём с расстояния 150 м расстреливая вражеские танки, он вывел из строя четыре боевые машины, что сыграло решающую роль в отражении танковой атаки противника. Командующий войсками 18-й армии генерал-лейтенант А.К. Смирнов, отмечая доблесть и мужество Якова Кольчака, писал: «Дрался до тех пор, пока его орудие не было раздавлено танком»25. Красноармеец Я.Х. Кольчак стал первым артиллеристом, которому в годы Великой Отечественной войны было присвоено звание Героя Советского Союза26.

Наряду с успешными действиями ряда противотанковых артиллерийских бригад для некоторых из них первые сражения носили трагический характер. Это было связано с рядом причин, важнейшими из которых были незавершённость формирования, невысокая укомплектованность средствами тяги, недостаточная подготовка личного состава. Четыре из десяти противотанковых артиллерийских бригад погибли в полном составе. Так, при отражении танковых ударов группы армий «Центр» 24 июня 1941 года погибла 6-я бригада (командир подполковник М.Я. Юрьев), действовавшая в полосе 10-й армии. 1 июля 1941 года — две бригады: 7 птабр (командир полковник Н.Ф. Николаев) и 8 птабр (командир полковник И.С. Стрельбицкий), действовавшие в интересах 3-й армии. В августе 1941 года после приграничных сражений была уничтожена 2 птабр (командир полковник К.С. Михайлов), действовавшая в составе 26-й армии Юго-Западного фронта.

10-я противотанковая артиллерийская бригада была сформирована на базе артиллерии прибывших в ПрибОВО из УрВО 23-й и 223-й стрелковых дивизий. С началом Великой Отечественной войны 10 птабр под командованием полковника И.Г. Перевертайлова участвовала в приграничном сражении на Северо-Западном фронте, в боях под городами Мариямполе, Каунас, Укмерге и Ионава. Её полки прикрывали отход и переправу войск 11-й армии через р. Вилия. В первых же боях погиб штаб бригады, полковник И.Г. Перевертайлов пропал без вести (в командование бригадой вступил командир 720 птап полковник М.И. Егоров)27.

Таким образом, боевой опыт сражений начального периода Великой Отечественной войны предъявил высокие требования к командирам и штабам. Чрезвычайно сложная обстановка практически исключала возможность выделения оперативного времени для принятия решения и организации боевых действий войск, особенно в условиях массированного применения противником бронетанковой техники. Каждый род войск по мере своих возможностей вносил вклад в общее дело. Пехотинцы уничтожали бронированные машины врага бутылками с зажигательной смесью и гранатами, сапёры подрывали их минами, лётчики расстреливали и бомбили с воздуха, танкисты били, используя огневую мощь и ударную силу своего вооружения. По танкам вела огонь артиллерия всех видов, как с открытых, так и с закрытых огневых позиций. Но из всех видов артиллерии наиболее эффективными являлись специальные противотанковые части и соединения.

На смену выбывшим из строя бригадам Ставка ВГК направляла вновь сформированные противотанковые артиллерийские полки. Обобщение богатого практического опыта боевого применения противотанковой артиллерии привело к отказу от противотанковых артиллерийских бригад РВГК довоенной организации и переходу на полковую организацию противотанковой артиллерии РВГК. Бригады были неоднообразны по вооружению, не имели необходимого количества быстроходных средств тяги и не отвечали требованиям манёвренных форм боя. Не случайно в приграничных сражениях из состава противотанковых бригад нередко выделялись небольшие подвижные подразделения противотанковой артиллерии.

Приграничные сражения свидетельствовали о необходимости повышения требований к командующим и штабам в плане быстрого ориентирования в боевой обстановке и принятия решении, поддержания тесного взаимодействия артиллерии с пехотой, танками и авиацией, умения грамотно и творчески выполнять свои обязанности. Всё это остаётся важнейшими требованиями, предъявляемыми и к современным командным кадрам. Основополагающими были и остаются сегодня высокие морально-политические и боевые качества личного состава.

_________________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Великая Отечественная 1941—1945 годов в 12 т. Т. 1. Основные события войны. М.: Воениздат, 2011. С. 104.

2 Операции советских Вооружённых сил в Великой Отечественной войне 1941—1945: военно-исторический очерк. Т. 1. Операции советских Вооружённых сил в период отражения нападения фашистской Германии на СССР (22 июня 1941 г. — 18 ноября 1942 г.). М.: Воениздат, 1958. С. 115.

3 Гальдер Ф. От Бреста до Сталинграда. Военный дневник: ежедневные записи начальника Генерального штаба сухопутных войск 1941—1942 гг. / Пер. с нем. М.: АСТ, 2003. С. 77.

4 Дайнес В.О. 1941. Год Победы. М.: Яуза; Эксмо, 2009. С. 4.

5 Багреев А.Д. Военное искусство капиталистических государств (1939—1945 гг.). М.: Воениздат, 1960. С. 21.

6 Боевой устав артиллерии РККА. Ч. 2. М.: Воениздат, 1937. С. 113.

7 Неласов В.П., Кудрявцев А.А., Якушевский А.С. и др. 1941 год — уроки и выводы. М.: Воениздат, 1992. С. 30.

8 Воронов Н.Н. На службе военной. М.: Воениздат, 1963. С. 166.

9 Толубко В.Ф. Первый Главком стратегических. М.: Молодая гвардия, 1979. С. 43, 44.

10 Центральный архив министерства обороны Российской Федерации (ЦАМО РФ). Ф. 81. Оп. 28716. Д. 1. Л. 177, 180—183; Дайнес В.О. Указ. соч. С. 28, 29.

11 Временный полевой устав РККА, ПУ-36. М.: Воениздат, 1936. Ст. 230.

12 Отечественная артиллерия. 600 лет / Под ред. Г.Е. Передельского. М.: Воениздат, 1986. С. 164.

13 ЦАМО РФ. Ф. 15. Оп. 178612. Д. 51. Л. 226—227.

14 Там же. Л. 228.

15 Действие артиллерии объединений и соединений по опыту Великой Отечественной войны 1941—1945 гг.: пособие для офицеров наземной артиллерии. М.: Воениздат, 1974. С. 125.

16 Истребительно-противотанковая артиллерия в Великой отечественной войне. М.: Воениздат, 1957. С. 34.

17 Москаленко К.С. На Юго-Западном направлении 1941—1943: воспоминание командарма. Кн. 1. М.: Воениздат, 1979. С. 13, 15, 16.

18 Там же. С. 17.

19 Красная звезда. 1941. 9 июля; Москаленко К.С. Указ. соч. С. 36.

20 ЦАМО РФ. Ф. 229. Оп. 166. Д. 29. Л. 85.

21 Там же. Оп. 213. Д. 25. Л. 28.

22 Москаленко К.С. Указ. соч. С. 42, 43.

23 Надысев Г.С. На службе штабной: воспоминания начальника штаба артиллерии фронта. Рига: Лиесма, 1972. С. 24.

24 Командные кадры артиллерии в Великой Отечественной войне / Под ред. С.С. Варенцова. М.: Воениздат, 1958. С. 54.

25 Повалий М.И., Плотников Ю.В., Ананьев И.М. и др. Восемнадцатая в сражениях за Родину. М.: Воениздат, 1982. С. 26.

26 В бою 23 июля 1941 г. он был тяжело ранен и попал в плен. После освобождения в августе 1944 г. был направлен в штрафной батальон, воевал в пехоте, был вновь тяжело ранен. Только 25 марта 1947 г. в Кремле Я.Х. Кольчаку были вручены медаль Золотая Звезда и орден Ленина.

27 Великая Отечественная: Комбриги: военный биографический словарь. Т. 4. Командиры артиллерийских, истребительно-противотанковых артиллерийских бригад и артиллерийских бригад ПТО. М.: Рипол классик, 2020. С. 545, 546, 619.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх