БАЗА 211- ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ

73 377 подписчиков

Свежие комментарии

  • Евгения Болотова
    Интересно из каких средств платятся зарплаты и премии депутатам и чиновникам? не из пенсионного ли? Куда деньги-то д..."У чинуш будут пр...
  • Евгения Болотова
    Интересно из каких средств платятся зарплаты и премии депутатам и чиновникам? не из пенсионного ли? Куда деньги-то д..."У чинуш будут пр...
  • Виктория Виктория
    Россию превращают...

"Докажите, что забирали больного с COVID, получите надбавку": Чиновники спровоцировали бунт медиков

Докажите, что забирали больного с COVID, получите надбавку: Чиновники спровоцировали бунт медиков

Фото: Софья Сандурская/АГН "Москва"

По всей стране гремят скандалы, связанные с начислением надбавок медикам. Местные власти довольно вольно трактуют слова президента о том, кому положена доплата. Что это, глупость или явная коррупция?

В пятницу, 15 мая, истекает срок, установленный для регионов на завершение выплат медикам, участвующим в борьбе с распространением коронавирусной инфекции.

Соответствующее решение, напомним, Владимир Путин принял 8 апреля: в течение трёх месяцев, начиная с апреля, врачи должны получать прибавку в размере 80 тысяч рублей к зарплате, фельдшеры и медсёстры – 50 тысяч, младший медперсонал инфекционных отделений – 25 тысяч, врачи скорой – 50 тысяч, бригады неотложки и водители – 25 тысяч.

Однако процесс этот, судя по всему, обретает скандальный оттенок.

На совещании по мерам поддержки во время пандемии премьер-министр Михаил Мишустин заявил, что в регионы было направлено 27,5 миллиарда рублей на эти цели, а вот израсходовано из них были лишь 4,5 миллиарда.

На задержки обратил внимание и сам Путин:

Как я вот 11-го (мая) сказал, к сожалению, не во всех – далеко не во всех! – эти выплаты состоялись. Стоило обратить внимание – и, пожалуйста, работа закипела.

Но почему нельзя это сделать сразу? Прошу обратить внимание на исполнительскую дисциплину,

 потребовал глава государства.

Но дело, как выясняется сейчас, уже не только в оперативности направления денег медикам, но и в самом порядке их начисления. И – да, в отношении к людям.

Маски замачивали в хлорке, чтобы потом передать другой смене

Громкий скандал, связанный с работой медиков в условиях пандемии, сейчас разворачивается во Владимирской области: там уже из нескольких муниципалитетов поступили нехорошие, мягко говоря, сигналы о самодеятельности местных властей.

В самом региональном центре практически бунтуют сотрудники скорой помощи: они в шоке от того, как им начислили "коронавирусные" надбавки – сущие гроши вместо обещанных 25 тысяч!

"Такое ощущение, что просто поиздевались. Какие там тысячи! Кто-то 260-300 рублей получил, кто-то – около тысячи! Потому что, как нам объяснили, расчёт проводился по "нормо-часам", представляете? То есть, условно говоря, длился вызов (причём именно к "коронавирусному" пациенту) полчаса, будьте любезны – получите", – рассказал Царьграду фельдшер одной из бригад Владимира, попросивший (по понятным причинам) не называть его имени.

Местные СМИ рассказывают, что, по расчётам владимирских "специалистов", за одну отработанную минуту платят по 2,44 рубля...

И этот случай, увы, не единичный.

В городе Карабаново, который входит в состав Александровского района Владимирской области, по нашей информации, терапевт, ездившая на забор анализов к предположительным (есть такой термин) COVID-больным, получила за апрель 4,5 тысячи рублей, а её медсестра – 69 (!) рублей.

А ведь там, в городке с населением всего в 14 тысяч человек, к слову, развёрнут инфекционный госпиталь, куда свозят больных со всех прилегающих территорий. И он уже несколько раз становился фигурантом целого ряда ЧП.

"Докажите, что забирали больного с COVID, получите надбавку": Чиновники спровоцировали бунт медиковДевушка-медсестра получила ожоги, надев маску, обработанную чем-то химическим после того, как её снял другой медик. Фото: Instagram/Ольга Овинникова.

Всё началось, как рассказали Царьграду местные активисты Мария Антонова и Ольга Гладышева (они лидеры инициативной группы, которая в своё время сумела предотвратить обустройство в Карабаново свалки), ещё до того, как появился этот COVID-госпиталь.

Город-то маленький, все друг друга знают. И нам стали жаловаться врачи – мол, хотят устроить приём больных с коронавирусом, а медучреждение просто не готово – ни средств индивидуальной защиты, ни кислорода для пациентов, ничего! Мы позвонили главврачу Александровской ЦРБ, куда относится наша, он в ответ: всё нормально, всё есть, мы готовы. Потом дозвонились до руководителя Карабановской больницы, тот признал – проблемы есть, видимо, деньги до нас не дошли,

– вспоминают они.

И – первое серьёзное происшествие не заставило себя ждать: медсестра из инфекционного отделения Ольга Овинникова получила ожог лица после того, как ей выдали в качестве средства индивидуальной защиты маску, обработанную хлоркой, – в качестве средства дезинфекции. Как она полагает, после того как её снял предыдущий медик.

"Конечно, я чувствовала дискомфорт, но нам всем было нелегко работать. Среди наших пациентов были люди, инфицированные COVID-19 и с подозрением на него, в первую очередь мы оказывали им помощь. Покраснения на моем лице увидели лишь вечером, когда боль стала совсем невыносимой. Смена заканчивалась в 20:00, поэтому я не стала покидать рабочее место и продолжала работать с пациентами. Я надеялась, что раздражение пройдёт", – делится своей историей девушка.

"В поликлинике принимали и инфицированных, и обычных пациентов"

То, в каких условиях приходилось работать (пока история не вышла в публичное пространство) медикам, довольно конкретно описывает старшая медсестра терапевтического отделения медучреждения Нина Рогова.

"На карантин нас отправили 12 апреля. Но всё началось на неделю раньше, когда нам объявили, что мы начали принимать пациентов с коронавирусом: то есть сначала точно не было известно, что у них вирус, анализы-то потом пришли. А как поступили результаты тестов – всё, всех, кто работал в ту смену, обзвонили и сказали собрать вещи, прийти в госпиталь".

Никакого деления на "красную" (или "грязную") и "чистую" зоны не было. Все, по словам Нины Васильевны, были в одном "бульоне": порядка сорока пациентов и шестнадцать медиков.

По идее, карантин должен был длиться две недели – с момента последнего контакта. Вот только инфекцию выявляли всё вновь и вновь, соответственно, и сроки завершения изоляции постоянно отдалялись.

И, рассказывает Рогова, – никаких нормальных средств индивидуальной защиты. Она, кстати, тоже заболела коронавирусом – как раз после выхода из карантина.

Удивительно? Да нет. Вот ещё яркий пример.

"Когда сломался передвижной аппарат флюорографии, главврач Александровской ЦРБ принял решение... водить заражённых пациентов для того, чтобы им сделать снимки, с 16 до 8 утра в работающую поликлинику (это 300-400 метров от инфекционки), которая продолжала работать. А с восьми утра до 16 туда запускали всех прочих: люди-то продолжают болеть", – рассказывают активистки.

"Докажите, что забирали больного с COVID, получите надбавку": Чиновники спровоцировали бунт медиковВ COVID-госпитале в Карабаново – один переносной кислородный аппарат. А в самой больнице чуть не падает потолок. Фото: скрин с видео/телеканал Царьград.

Просто об этих "нюансах", утверждают они, в основном, молчат: все находятся в постоянном страхе увольнения – если кто-то вдруг посмеет выступить публично.

Кстати, по информации Царьграда, именно по причине неготовности больницы полноценно работать в качестве COVID-госпиталя ушла заведующая инфекционным отделением.

"А, это младший персонал – не жалко"

Впрочем, увольнения конкретно в этой Александровской ЦРБ – дело-то не необычное. Ещё одно медучреждение, в городе Струнино, тоже входящее в состав районной больницы, допустим, покинула значительная часть персонала.

"Был издан приказ о переводе врачей и медперсонала в ковидный госпиталь Карабаново, поимённо. И выясняется, что практически все они либо старше 65 лет, либо имеют хронические заболевания – астму, диабет. То есть – люди из зоны риска, престарелые и из зоны риска. Они бы и хотели бы работать (и сейчас), но нагрузки сумасшедшие! Одна медсестра, 65-летняя, поехала, так она не выдержала – по двенадцать часов работать, без перерыва. На полдня – ещё куда ни шло, говорит, но столько – нет", – рассказывают Антонова и Гладышева.

Словом, за короткий срок ряды медучреждения в Струнино покинули сорок (!) человек.

Однако же, по этому поводу сам главврач ЦРБ Эммануил Здановский (и, видимо, региональный Минздрав тоже) особо не тужит.

Описание в местных СМИ ситуации в Струнинской больнице в администрации Владимирской области назвали "недостоверным". И – опубликовали на своём сайте заявление господина Здановского, в котором говорится:

"Врачебному, среднему и младшему медицинскому, а также немедицинскому персоналу стационарных подразделений Струнинской больницы было предложено временно перейти в другие подразделения, в том числе в инфекционный госпиталь. Со стороны работодателя, помимо гарантированных выплат, была обеспечена доставка на работу и с работы, по необходимости проживание в гостинице, бесплатное питание".

И отмечается, что значительная часть медсестёр и санитарок, а также немедицинских работников предпочла уволиться, сославшись на боязнь заболеть и тяжёлые условия труда.

За истекшее с начала апреля 2020 года время наибольшее количество сотрудников покинуло больницу по собственному желанию, указав в качестве причин нездоровье и пенсионный возраст, что делает невозможным, по их мнению, дальнейшую работу в медицинской организации в условиях пандемии,

– констатирует главврач.

Правда, с оговоркой, мол – большинство уволившихся – это уборщики, буфетчицы, медицинские сёстры. Что означает этот посыл? В смысле – не жаль, что ушли?!

Правда, признаёт Здановский, есть среди них и шесть врачей: четверо из них давно достигли пенсионного возраста (одному из врачей – 79 лет), один являлся совместителем и фактически не принимал участия в жизни больницы и ещё один врач-терапевт уволился без очевидной для работодателя причины.

Причины, может, быть и "неочевидные" (для работодателя), но Царьграду удалось найти им объяснение.

"У женщины-терапевта на участке было три пациента с двусторонней пневмонией. Она их отправила в COVID-госпиталь. Машина их туда довезла, высадила и уехала. А их обследовали – и выдворили! Своим ходом, пешком! В другой город! Потому что – нет мест. И тогда врач не выдержала и тоже ушла", – говорит Мария Антонова.

Чем всё закончится (и насколько благополучно), прогнозировать сложно. Скажем только, что ситуацией уже занимается Следственный комитет России.

"Переводитесь в ковидный госпиталь. Иначе накажем"

Но, дабы не возникло предвзятости по отношению именно к Владимирской области и конкретно к Александровской ЦРБ, скажем прямо: подобные случаи есть и в других регионах.

В Калининградской области, например, уволились аж 350 специалистов – около ста врачей и двухсот пятидесяти медиков среднего звена. Региональный министр здравоохранения, посокрушавшись, отметил, что в основном это люди старшего возраста и те, у кого есть дома "дети и престарелые родители".

И не подкопаешься ведь. Кого ни возьми, так ведь у каждого первого (даже не второго!) – или дети, или пожилые мама с папой, или сам он – уже пенсионер.

И в Подмосковье – та же примерно история, но со своими деталями.

Здесь очень показательной выглядит произошедшее в Серпуховской ЦРБ, где в один момент написали заявления об увольнении почти три десятка сотрудников.

Причиной тому стало "волевое решение" главного врача о переводе сотрудников, без их согласия, в инфекционный стационар, пригрозившего, в случае отказа, "дисциплинарными мерами".

Причём, выражаясь формулировкой президента, "на передовую" отправили (сравните с Владимирской областью), в том числе, и 65-летних, и мам с маленькими детьми, и медиков с хроническими заболеваниями.

И возмущённые сотрудники написали заявления на увольнение.

Тогда главврач выступил на странице ЦРБ в соцсети с гневным посланием:

В инфекционном стационаре Серпуховской центральной районной больницы мы развернули дополнительно 50 коек для приёма пациентов с коронавирусной инфекцией. Для этого нам потребовались медработники, которые будут там работать. Однако мы столкнулись с тем, что никто из сотрудников не захотел перейти туда, а 27 человек вообще написали заявления об увольнении,

– заметил Павел Звенигородский.

По его словам, после консультаций с профсоюзом и трудовой инспекцией, ему ничего не оставалось, как предложить сотрудникам на 30 дней перевестись в отделение, с заключением допсоглашения.

Иначе говоря: не хочешь – заставим.

"Докажите, что забирали больного с COVID, получите надбавку": Чиновники спровоцировали бунт медиковПоследнее предложение в комментарии к посту выглядит очень красноречиво. Фото: ВК/ГБУЗ МО "Серпуховская ЦРБ"

"Очень хочется сказать о том, что только мы, медработники, сможем помочь нашим жителям, которые нуждаются в медицинской помощи. Если мы сейчас все разбежимся по домам, то кто им поможет? Да, понимаю, что всё это происходит из-за страха, страха оказаться на месте пациента, но и тут тогда возникает вопрос, а кто будет лечить уже вас? Ваших детей? Ваших мам и пап? Мы понимали, когда выбирали профессию, что медицинские работники должны спасать человеческие жизни в любое время", – заявил Звенигородский.

И вот тут – и спорить с ним сложно, но и оправдать – тоже никак не выйдет.

Хорошо, отправили пусть опытного, но "возрастного" врача в инфекционный блок. И сколько шансов у него не заразиться, даже с учётом средств индивидуальной защиты? А кто будет сидеть с маленькими детьми, если мать запрут выполнять долг в больнице?

"Из любых правил есть исключения. Да, действительно, трудовое законодательство предусматривает возможность перевода работника без его согласия на не обусловленную трудовым договором работу на срок до одного месяца при определённых исключительных условиях, – объясняет юридическую сторону таких конфликтов  председатель адвокатской коллегии "Право вето" Михаил Тохмахов. – Но отказ работника от такого перевода будет совершенно правомерен, если работа может создать опасность для его жизни и здоровья. И нести дисциплинарную ответственность за такой отказ работник не должен".

"А, так вы денег хотите, да? Провокаторы!"

Но сейчас на первое место выходит другая проблема: с теми самыми "коронавирусными" выплатами, предназначенными для медиков.

Жалобы поступают со всех сторон – из Крыма, Новгородской области, Кабардино-Балкарии, Липецкой области, Хакасии.

В основном возмущаются работники станций скорой помощи.

В некоторых регионах конфликты выходят в публичную сферу – вплоть до того, что сотрудники больниц грозят массовым увольнением.

Реакция властей везде разная. Если в одних в ситуацию быстро вмешиваются губернаторы, чтобы погасить шум, то в других – под раздачу попадают сами "бунтовщики".

"Докажите, что забирали больного с COVID, получите надбавку": Чиновники спровоцировали бунт медиковНижегородской министр здравоохранения, судя по его посту в соцсети, очень возмущён требованиями сотрудников скорой. Фото: Instagram/Давид Мелик-Гусейнов.

Вот, скажем, когда случилось стихийное собрание на подстанции скорой помощи в Сормовском районе Нижегородской области, на котором фельдшеры и водители заявили о смехотворных выплатах, региональный министр здравоохранения... пригрозил разобраться с самими участниками схода.

Провокация на Сормовской подстанции скорой медицинской помощи. Получил сигнал о том, что на подстанции скорой медицинской помощи неожиданно собрались люди. Среди них были и те, кто работает на скорой, и совершенно посторонние личности. Мгновение ока – и сразу здесь же телекамеры, берутся интервью, вбрасываются в толпу людей разогревающие фразы. Молниеносно отреагировали все службы. Поручил главврачу обратиться в полицию и СК с заявлением о проведении расследования по горячим следам. Кто и с какими целями стоит за этой акцией,

– заявил глава нижегородского Минздрава Давид Мелик-Гусейнов.

У него, заявил чиновник, нет сомнений в том, что произошла "отрежиссированная заказуха", и аналогичные "акции" прошли в других организациях Сормовского района.

"Конечно, мы поймём, кто стоит за всем этим. Но по-человечески, мне очень стыдно за эти грязные и липкие технологии", – посчитал Мелик-Гусейнов.

"Увольняетесь? Ну и флаг вам в руки. Новых наберём!"

В Ростовской области уже десятки фельдшеров и водителей скорой помощи – и сразу из нескольких городов – жалуются на то, что руководители больниц "зажали" для них выплаты, назначенные президентом.

В Каменске-Шахтинском 48 сотрудников городской подстанции даже написали коллективное обращение.

"Сначала, когда работа по коронавирусу только началась, не было ни масок, ничего. Тогда, это в конце марта было, ребята из инфекционки – и врачи, и средний персонал – пригрозили уволиться, даже заявления написали. С ними повстречались, кого-то уговорили, кого-то нет. Но более-менее разрулили. А у нас – до сих пор беда с "экипировкой", – рассказывает Царьграду один из фельдшеров, подписавших жалобу.

Нормальной защитной одежды, по его словам, так и нет: выдают халат, маску и перчатки. И это – один комплект на двенадцать часов работы.

"Докажите, что забирали больного с COVID, получите надбавку": Чиновники спровоцировали бунт медиковГоспода чиновники из Каменска-Шахтинского, а вам не стыдно – платить за вредность людям, рискующим каждый день здоровьем, 27 рублей 62 копейки? Фото: телеканал Царьград.

А доплат за условия работы в пандемию – нет.

"Главврач приходил, когда узнал про наше письмо. И нам так и сказали, что эти 25 тысяч нам просто не положены. Потому что мы непосредственно с коронавирусными не работали, – с грустью пересказывает наш собеседник. – Слушайте, но это же бред какой-то! А как узнать, когда тебя отправляют на вызов, к подтверждённому ты едешь, к "подозрительному" или просто больному?"

Иногда, говорит, и пациенты сами лукавят: звонят и говорят, что прихватило сердце, а приезжает скорая по вызову, оказывается, что пневмония.

У нас ведь уже три человека из скорой сдали положительные тесты на COVID-19: два водителя и фельдшер. И как узнать, когда именно они подцепили заразу? Кто скажет теперь, им-то хоть заплатят или нет?! Или выяснится сейчас, что это они заразились где-то дома?

– задаётся вопросом каменский медик.

А фельдшеры и водители доведены таким пренебрежительным отношением к себе, возмущается он, и тоже обдумывают мысль о подаче коллективного заявления об увольнении.

"Правда, наше руководство в ответ только посмеялось – типа, ну и флаг вам в руки, идите, куда хотите. Мы новых наберём", – вздыхает фельдшер.

Кстати, в положении о доплатах за работу в условиях коронавируса, утверждённом местной мэрией (подписи и. о. главы областного Минздрава, там, правда, нет) и главврачом ЦГБ, так и указано:

"Выплата по COVID-19 работникам определяется за время (рабочую смену или смены) оказания стационарной и скорой медицинской помощи гражданам, у которых выявлена коронавирусная инфекция (учитываются смены, в которых оказывалась медицинская помощь больным COVID-19). Основанием для выплат по COVID-19 служит карта, выданная пациенту, у которого выявлен COVID-19".

"Труд фельдшеров оценили дешевле, чем оплату такси"

Иными словами: сначала докажи, что помогал "ковидным", а потом заплатим.

Аналогичные отказы получили сотрудники скорой в соседних с Каменском-Шахтинским городах Гуково и Зверево.

А вот в Миллерово, наоборот, почему-то с фельдшерами заключили нормальные дополнительные соглашения (есть в распоряжении Царьграда), и там медики получат выплаты.

Как так-то?! Один регион – разные правила? Или тут что-то другое кроется?

Как я выяснила в телефонном разговоре с главными врачом и экономистом Каменской ЦГБ, красиво анонсированную федеральную доплату младший медперсонал получает по протоколу: 25 тысяч рублей – это некая точка отчета, стремящаяся к реальному нулю,

– объясняет в разговоре с Царьградом депутат Законодательного собрания Ростовской области Ирина Полякова, которую попросили о помощи сотрудники скорой.

То есть, продолжает она, на эту дополнительную и совсем не астрономическую сумму к своей скромной зарплате фельдшер или водитель скорой в условиях пандемии может претендовать лишь в одном случае: если отработает все свои рабочие часы, предусмотренные нормативом (176 часов) исключительно с "ковидными" пациентами!

"Докажите, что забирали больного с COVID, получите надбавку": Чиновники спровоцировали бунт медиков...А чтобы получить "коронавирусную" выплату, надо, во-первых, взять выписку больного с выявленным "ковидом", с которым контактировал медик, а во-вторых, администрация ещё и рассчитает затраченное на него время – лишь бы не переплатить. Фото: телеканал Царьград.

"Но простите... где взять столько заражённых в том же Каменске? Вот и выходит, что на практике должен получиться эдакий "заразный маршрут" с почасовой оплатой в 100 рублей в час, – ведёт свой наглядный подсчёт Полякова. – И это не шутка, и не издевательство. А наша реальность, в которой и в такси больше платят. По словам главврача Александра Крамаренко, в апреле именно по скорой помощи привезли всего четыре пациента с новой коронавирусной инфекцией".

Между тем, напоминает юрист Михаил Тохмахов, в соответствии с распоряжением правительства России от 12 мая 2020 г. № 1251-р, все регионы получили межбюджетные трансферты для выплат специалистам.

"Однако размытость формулировок правительственных решений позволяет региональным властям существенно снижать надбавки и сужать круг медработников, которым они причитаются. В некоторых регионах даже пытаются действительно высчитывать, сколько времени медработник непосредственно занимался с пациентом, инфицированным COVID-19. Такое "правотворчество" не только материально ущемляет медиков, но и противоречит сущности этих надбавок, их социальной направленности на компенсацию особых условий труда врачей и медицинского персонала, когда за вполне реальный риск для жизни и здоровья они должны получить хотя бы финансовое вознаграждение", – полагает эксперт.

Итак, что же получается на выходе?

Первое – это избирательное прочтение правил о выплатах медикам в разных территориях, когда даже города одного региона могут принимать кардинально разные решения.

Второе – то уважение к профессии, которое сегодня, мы это видим, возникло в обществе к врачам, фельдшерам, санитарам, медсёстрам и вообще всему медперсоналу, откровенно саботируется на местах.

Третье – ситуация используется, по всей видимости, и для сведения счётов с неугодными и избавления от "балласта" в виде пожилых и имеющих проблемы со здоровьем, и как механизм показного рвения.

И, наконец, четвёртое – всё это провоцирует подрыв доверия к инициативам, предлагаемым на высшем уровне.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх