"Час расплаты наступил, и пусть кровь смоет русскую грязь"

Час расплаты наступил, и пусть кровь смоет русскую грязь

Фото: Sergei Jukov / Globallookpress

Русские в Таджикистане пережили одну из самых серьёзных трагедий, вызванных распадом СССР. Появились они в этом регионе со второй половины ХIХ века, когда после начавшегося в 1864 году завоевания русскими Центральной Азии с Бухарским и Хивинским ханствами в 1873 году был заключён договор о протекторате.

При этом Бухарское и Хивинское ханства оставались формально суверенными государствами и управлялись своими правителями, в их внутренние дела русская администрация не лезла, сохранив местное самоуправление, основанное на шариате судопроизводство, земельные отношения и распределение важнейших здесь водных ресурсов.

Весьма корректным было и отношение к исламу: на этих "традиционно мусульманских" землях православной церкви была запрещена даже миссионерская деятельность. Запретили только работорговлю.

В это время на территорию Средней Азии приезжают первые русские, в основном – военные, пограничники и чиновники. К началу XX века их вместе с семьями было около 50 тысяч человек, а вторая, ещё более мощная волна пришла во времена СССР. Русские оседали в основном в городах, работая на различных производствах. Так, в Душанбе по переписи 1970 года крупнейшими этническими группами были: русские (42%), таджики (26%) и узбеки (10%).

Ситуация радикально изменилась после 1990 года: толчком для массового исхода русских послужили события "кровавого февраля" и начавшаяся вскоре гражданская война в Таджикистане. Впрочем, справедливости ради отметим, что в Таджикистане никто специально резать русских не собирался: они просто попали в жернова местных межклановых разборок, когда началась драка за делёж советского наследства.

В Таджикистане с 1937 года и до распада СССР ключевые посты занимали представители Ленинабадской и Кулябской областей, а также Гиссарской долины. В борьбе за власть им противостояли выходцы из Гармской долины и Горного Бадахшана. Соответственно, первые ориентировались на КПСС и легальную власть, вторые являлись "исламистской оппозицией".

В феврале 1990 г. напряжение достигло предела, и исламисты в борьбе с руководством Таджикистана решили сыграть на национальном вопросе. Поводом стал озвученный на массовом митинге слух о том, что бежавшим в Душанбе к родственникам от бакинского (январь 1990 г.) погрома армянам хотят предоставить лучшие квартиры в новостройках, предназначенные для душанбинцев-очередников.

талибыПуштунский "Талибан" (организация, запрещенная на территории Российской Федерации) в Афганистане. Фото: Sardar / Globallookpress   

11 февраля митинги стали многотысячными, люди требовали отставки первого секретаря Махкамова, который к митингующим, разумеется, не вышел. Большинство армян к тому времени уже вывезли самолётами в Ереван, но процесс был запущен: у здания республиканского ЦК начались столкновения с милицией, было применено оружие и пролилась первая кровь.

На митингах, которыми теперь "рулили" исламисты, акцент всё более делался на национальную тематику, к чему активно подключилась и местная интеллигенция. Так, известная таджикская поэтесса Гулсухор Сафиева (сегодня, кстати, перебравшаяся в Россию, где зарабатывает изданием своих книг и литературными вечерами) высоким поэтическим штилем клеймила "северных варваров", надругавшихся над её "темноглазой родиной" и призывала: "Час расплаты наступил, и пусть кровь смоет русскую грязь". Что и кинулась практически реализовывать наэлектризованная толпа, среди которой было немало прибывших в город оппозиционеров с оружием.

Громили административные здания, грабили склады и магазины, но главной мишенью погромщиков являлись всё-таки русские. Официальная статистика (как видно, чтобы не нагнетать страсти) приводит более чем скромную цифру жертв начавшейся резни – 20 убитых и более 500 раненых и искалеченных. Однако в книге Д.О. Рогозина "Враг народа" приводятся совершенно другие цифры: "В середине февраля 1990 г. национал-исламисты буквально растерзали полторы тясячи (!) русских мужчин и женщин в Душанбе".

Этому веришь как-то больше официальных данных – не только потому, что по роду службы Дмитрий Рогозин имел доступ к реальной информации, но и потому, что сказанное им перекликается с множеством свидетельств русских людей, которым повезло уцелеть в творившемся тогда кошмаре. От их рассказов буквально холодеет кровь.

РогозинДмитрий Рогозин: "В середине февраля 1990 г. национал-исламисты буквально растерзали полторы тысячи (!) русских мужчин и женщин в Душанбе". Фото: Сергей Ведяшкин / АГН "Москва"   

Банды национал-исламистов творили такое, что самые оголтелые германские нацисты даже представить себе не могли. Русских грабили, насиловали, убивали, не щадя стариков и детей, – на улице среди белого дня или в собственных квартирах. На площади у железнодорожного вокзала русских женщин не только насиловали, но и, раздев догола, заставляли под автоматные очереди бегать по кругу на потеху насильникам. У текстильного комбината, перекрыв дорогу, останавливали автобусы и троллейбусы с едущими на работу людьми. Мужчин зверски избивали, женщин здесь же, на остановках, насиловали.

Расстреляли из гранатомёта автобус с детьми русских офицеров. Расправились с православным священником и подожгли храм. На центральной площади средь бела дня толпой были изнасилованы и публично растерзаны две русских студентки. Там же пожилого русского мужчину 20 минут убивали, медленно протыкая заточенными арматуринами… Все морги Душанбе были переполнены, пришлось даже развернуть дополнительно несколько "полевых" моргов… какие уж там "20 убитых"!

Пока шли погромы, власти и милиция проявляли полную недееспособность: милиционеры либо охраняли административные здания, либо, надев халаты и тюбетейки, разбежались по домам. Руководители предприятий удерживали работников (в основном – русских) на рабочем месте, уверяя, что ничего страшного не происходит, после чего сами сбегали домой на служебных машинах, оставляя добирающихся домой людей во власти экстремистов – при том, что весь общественный транспорт не работал. Ситуацию спасло то, что к 15 февраля русские и не поддавшиеся психозу таджики начали формировать вооружённые отряды самообороны, бравшие под защиту целые районы. Затем в город были введены войска, но полностью порядок удалось установить не ранее 23 февраля.

Как только было возобновлено железнодорожное сообщение, русские начали массово уезжать из страны: в первую очередь из Душанбе: уже к 2000 году русских там осталось чуть более 5%, а сегодня – и того меньше. В целом же по республике доля русского населения с 7,63% в 1989 году упала до 1%, а ныне – и до 0,46% (остались в основном старики и те, кому просто некуда ехать). Их провожали издевательские плакаты "Русские, не уезжайте! Нам нужны рабы!", автоматные очереди по отъезжающим вагонам, брошенная в окна поезда горящая ветошь. Бежали не только русские: выехали все немцы и евреи, большинство татар и армян. Счастливые аборигены громили и оскверняли русские кладбища, где покоились те самые учёные, строители, рабочие и инженеры, которые в значительной степени и создали Таджикистан как современную страну.

исламистыИсламисты "рулили" везде, акцент делался на национальную тематику. Фото: Ton Koene / Globallookpress   

Но вдруг стало очевидно, что именно "северные варвары" были тем несущим каркасом, на котором держалось всё общественное здание Таджикистана, лишившись которого дети "темноглазой родины" принялись резать друг друга с такой жестокостью и в таких количествах, что на память приходили разве что религиозные войны XVI и XVII веков между протестантами и католиками, ополовинившие население ряда европейских стран. Только по официальным данным за пять лет вспыхнувшей гражданской войны было убито более 60 тысяч человек, по неофициальным – от 100 до 150 тысяч.

В стране элементарно не хватало питьевой воды, начались массовые эпидемии: только брюшным тифом переболели 26 тысяч человек, из которых 337 умерли, а ведь были ещё туберкулёз, холера и даже полузабытая чума. Вместо ожидавшегося после "освобождения" благополучия и процветания Таджикистан получил жуткий развал экономики и массовую бедность, от которой не спасал даже налаженный через республику трафик ¾ афганского героина. Как тут не вспомнить слова из Писания: "Мне отмщение, и Аз воздам…"?!

И тогда в Россию на заработки побежали уже уроженцы Средней Азии – из Таджикистана, Узбекистана, Киргизии. Только в Москве их сегодня более 1,5 миллионов. Причём, несмотря на создаваемые ими проблемы, за душанбинскую резню 1990 г. им никто не мстил, хотя после поражения в гражданской войне немало бывших оппозиционеров (включая тех, кто тогда резал русских в Душанбе), скрывается именно в России среди мигрантов. Знали ведь, куда ехали…

При этом весьма тихие поначалу среднеазиаты сегодня всё активнее начинают "показывать зубы", устраивая массовые побоища в борьбе за "сферы влияния", давая огромный процент изнасилований, образуя то и дело ликвидируемые ФСБ подчинённые исламистам террористические группы. Как они поведут себя в случае какой-нибудь социальной дестабилизации в России – сказать не может никто.

К примеру, недавно некий Усман Баратов, президент межрегионального узбекского землячества "Ватандош", прозрачно намекнул, что поскольку из-за карантинных мер ряд использующих труд мигрантов производств могут быть закрыты, а уехать домой они не смогут (там границу тоже перекрыли), то России это выйдет боком. Во-первых, в следующем году она недосчитается двух миллионов рабочих рук, которые к тому же часть заработанных денег оставляют здесь. А во-вторых, "зависнув" между Россией, где они не нужны, и также перекрывшими границы собственными странами, сотни тысяч организованных в землячества молодых мужчин могут начать решать свои материальные проблемы самостоятельно и тем серьёзно обострить ситуацию.

Что тут сказать? Пугать Россию подобными намёками – дело малоперспективное. Если даже какие-то оголодавшие горячие среднеазиатские парни попытаются здесь устроить нам маленький Душанбе 1990 года, боюсь, что боком это выйдет прежде всего им. В России немало отдалённых холодных районов, нуждающихся в освоении и рабочих руках, вот только работать там придётся бесплатно и под конвоем.

ДушанбеНа улице в Душанбе. Фото: Bernd von Jutrczenka / Globallookpress   

Да и временная потеря двух миллионов гастарбайтеров тоже принесёт больше плюсов, чем минусов. Во-первых, вывозят они из России более 10 миллиардов долларов ежегодно – гораздо больше, чем тратят здесь. А во-вторых, трудовая миграция (особенно нелегальная, которая куда больше легальной) создаёт нам массу проблем: работодатель никогда не поднимет зарплату русским, пока есть возможность задёшево нанять мигранта, да ещё половину заработанного ему недоплатить. Добавим сюда этническую преступность, наркотрафик, дополнительную нагрузку на социальную сферу, серьёзное влияние среди мигрантов исламистских террористических структур и т.п.

Не говоря уж об эпидемиологической опасности: не секрет ведь, что к обосновавшимся здесь "дворникам" валом валят с родины многочисленные родственники – рожать и бесплатно лечиться от давно забытых у нас серьёзных заболеваний. Так что больше плюсов или минусов мы имеем от миграции – это ещё большой вопрос. И, возможно, лишь эпидемия коронавируса заставит, наконец, российские власти серьёзно заняться неизбежной проблемой, которую создаёт присутствие в стране многих миллионов социально необустроенных молодых мужчин иной веры и культуры.

Речь, разумеется, не о депортации, но о жёстком контроле и правильной манере поведения с ними. К примеру, в 2011 году произошёл дичайший случай с двумя российскими пилотами, чей самолёт совершил вынужденную посадку в Курган-Тюбе. Накануне в России был задержан с 10 кг афганского героина сынок начальника таджикистанской железной дороги. Поэтому в порядке ответной меры лётчиков обвинили… в контрабанде двигателя их собственного самолёта и присудили по 8,5 года тюрьмы.

По счастью, в 2011 году Россия была уже не та, что в 1990-м. Тут же в Москве задержали 300 (!) таджикских гастарбайтеров и "обнаружили" у всех целый букет разнообразных болезней – до ВИЧ включительно. В Душанбе намёк поняли, и на следующий день после высылки мигрантов лётчики были освобождены. Именно таков единственно возможный алгоритм выстраивания отношений с носителями восточной ментальности, для которых слова "он сильнее" и "он имеет право на всё" – практически синонимы. Восточный человек уважает только того, кто сильнее его или равен ему, но никогда – того, кто слабее, как бы добр и уважителен он ни был.

СССрВ СССР все народы (кроме русских), оставались собой – таджиками, азербайджанцами, латышами, и т.д. Фото: Сергей Ведяшкин / АГН "Москва"   

Что же касается причин трагедии русских на постсоветском пространстве, то их две.

Первая. В сломанной после крушения СССР "картине мира" и исходящих из неё поведенческих стереотипов. В "большой семье", если нет признаваемого всеми "отца" (а такую роль до 1917 года выполнял "Белый царь"), функции "старшего в семье" переходят к "старшему брату", в том числе обязанность следить, чтобы "младшие" друг друга не обижали. Так оно и было в "красной империи" СССР. Но когда и она рухнула, "старшими" в своих республиках стали вчерашние "младшие", не имевшие для этой роли ни соответствующего опыта, ни соответствующей ментальности. Это всё равно как избалованному ребёнку дать в руки настоящий автомат и сказать, что "он теперь главный". Станет ли он "старшим братом" тем, кто слабее его? Вряд ли. Скорее уж кинется вершить суд и расправу над всеми, кто ему за что-то когда-то не понравился. Именно такими "детьми с автоматом в руках" оказались в большинстве своём "титульные" народы бывших советских республик.

Вторая. Всё случившееся стало прямым результатом провала попыток создать в СССР вместо традиционного для России союза народов, объединившегося вокруг русской системообразующей первоосновы, "новую историческую общность – советский народ", объединённый исключительно одинаковым гражданством и общей идеологией. Не секрет, что в унифицированных "советских" пытались переделать прежде всего именно русских, все же прочие народы и в СССР оставались собой – таджиками, азербайджанцами, латышами и т.д. Итогом чего стали все трагические и кровавые последствия развала СССР, когда идеология рухнула, деморализованный многолетней "антиимперской" пропагандой и борьбой с "великорусским шовинизмом" русский народ не мог, да и не хотел выполнять присущую ему роль, а ответственность за все действия союзного и даже своего республиканского руководства путём несложной подмены понятий возложили именно на русских.

Вот и сегодня в России снова продвигают некий аналог "советского народа" – "гражданскую нацию", под которой понимают опять-таки не союз народов с государствообразующей ролью русского народа, а совокупность усреднённых "человекоединиц" с одинаковыми паспортами, как, например, во Франции или США. К чему это может привести в России, мы, казалось бы, уже должны понять на печальных примерах начала времён развала СССР. И тем не менее – не понимают… Неужели правы те, кто утверждает: "История учит нас только одному – что она нас ничему не учит"?!

Источник ➝

Блицкриг на Западе. Как пали Голландия, Бельгия и Франция

Блицкриг на Западе. Как пали Голландия, Бельгия и Франция

Немецкие солдаты у ворот захваченного бельгийского форта «Бонсель». Май 1940
80 лет назад, в мае 1940 года, Третий рейх нанёс сокрушительное поражение Голландии, Бельгии, Франции и Англии. 10 мая 1940 года немецкие войска вторглись в Голландию, Бельгию и Люксембург. Уже 14 мая капитулировали Нидерланды, 27 мая – Бельгия, Франция была разбита и утратила волю к сопротивлению, британцы бежали на свой остров.

Завоевание «жизненного пространства»


Несмотря на быстрый разгром Польши, захват Дании и Норвегии, военно-экономическая мощь Рейха не соответствовала масштабам агрессивных замыслов Гитлера.
Однако мощь вооруженных сил Германии быстро росла. В 1939 году в сухопутных силах было уже 3,8 млн. человек, к весне 1940 года действующая армия возросла ещё на 540 тыс. человек. Вдвое больше стало танковых соединений (вместе 5 стало 10). Увеличена армия резерва. Строился большой флот. Рейх получил современные ВВС. Резко возросло военное производство. Однако военный и ресурсный потенциал Германской империи сильно уступал противникам. Ресурсы одной только Британской империи были значительно выше германских. Таким образом, Англия и Франция имели хорошую военно-материальную базу для победы над Рейхом, но не использовали её. Союзники до последнего сохраняли пассивность, отдавая врагу стратегическую инициативу.

Тем временем Германия активно готовилась к французской кампании. Чтобы выиграть время для подготовки новой наступательной операции, Гитлер делал вид, что готов договориться. Что у Германии нет особых претензий к Франции, а от Англии немцы ждут возвращения колоний, отобранных после Первой мировой войны. В это время в Рейхе разворачивались новые воинские части, наращивалось производство вооружения, техники и боеприпасов. Внутри страны нацисты завершали разгром любой оппозиции, подавляли антивоенные настроения. Методично проводилась мощная идеологическая обработка населения в сочетании с репрессиями. Армия и народ становились единой военной машиной, уверенной в своей правде.

Немцы, используя популярность в Европе Гитлера, идей нацизма и фашизма, создали мощную агентурную сеть во Франции, Голландии и Бельгии. Германское командование знало о противнике практически всё: количество и качество войск, их дислокацию, состояние военной промышленности, мобилизационную готовность, тактико-технические данные вооружения и т. д.

Гитлер в ноябре 1939 года на военном совещании снова ставит задачу завоевания жизненного пространства для Германии: «Никакое умничанье здесь не поможет, решение возможно только с помощью меча». Также фюрер говорит о расовой борьбе, борьбе за ресурсы (нефть и т. д). Гитлер отмечает, что Рейх сможет выступить против России только победы на Западе. Необходимо разгромить Францию и поставить на колени Англию.

В результате Гитлер и военно-политическое руководство Рейха, несмотря на авантюризм их планов, вполне разумно считали, что необходимо решить проблему возможности войны на два фронта, которая погубила Второй рейх. На пути к господству в Европе и мире сначала необходимо усилить военно-экономический потенциал Германии за счёт завоевания ряда европейских стран, разгрома Франции и Англии. Гитлер хотел взять исторический реванш за проигранную войну 1914—1918 гг. над Францией, что должно было ещё больше сплотить нацию, дать ей дух победы. Обезопасить тыл, поставить Лондон на колени (избежать полного разгрома Англии и договориться с британцами), установить единую власть в Европе, подготовить плацдармы с севера и юга для удара по России (договорившись с Финляндией и Румынией, оккупировав Балканы). Поэтому германское верховное руководство пришло к выводу, что новые удары целесообразно нанести на Западе, оставив Россию на потом.


Немецкие солдаты под прикрытием противотанковой САУ Panzerjager I в Бельгии. Май 1940


Французские артиллеристы ведут огонь из 155-мм гаубицы образца 1917 года системы «Шнейдер» в районе Седана. Май 1940


Расчет немецкой 210-мм тяжелой мортиры готовится открыть огонь по французским укреплениям. На заднем плане находится еще одна 210-мм тяжелая мортира


Немецкие солдаты у взятого дота линии Мажино

Почему Париж и Лондон пассивно ждали вражеского удара


Военно-политическое положение Франции и Англии как нельзя лучше соответствовало планам гитлеровцев. Франция, которая со времен победы в Первой мировой войне сохраняла позиции одной великих мировых держав и лидера Европы, была в политическом упадке. Французы в политическом отношении стали младшими партнерами англичан, которые до самого последнего момента «умиротворяли» агрессора за счёт соседей. Лондон же сознательно разжигал в Европе большую войну в надежде выйти из новой мировой войны победителем, главой нового мирового порядка. Британская империя была в кризисе, ей необходима была мировая война, чтобы похоронить конкурентов. В итоге Англия сознательно шаг за шагом сдала Гитлеру всю Европу (включая и Францию) и, очевидно, имела негласные договорённости с фюрером, включая миссию Рудольфа Гесса; договоренности до сих пор засекречены в британских архивах. Гитлер получал спокойный тыл в Европе и затем должен был атаковать русских. После победы на Россией Берлин и Лондон могли построить новый мировой порядок.

Организация французских вооруженных сил, их стратегия, оперативное и тактическое искусство застыли на уровне Первой мировой войны. Французы не уделяли большого внимания развитию передовой военной техники, и немцы получили преимущество в авиации, связи, противотанковом и зенитном вооружении. Французский генералитет в основном остался в военной мысли в прошлом, проспал новые процессы в развитии военного искусства. Французы исходили из оборонительной стратегии, считали, что враг, как в предыдущую войну, истощит свои силы в позиционной борьбе. Франция потратила огромные средства и уделила большое внимание совершенствованию хорошо оборудованных укрепленных линий на западной границе. Французы думали, что немцы увязнут в штурме линии Мажино, а затем можно будет сформировать резервы, подтянуть войска из колоний, перейти в контрнаступление, пользуясь материально-военным преимуществом над Германией.

В результате с тотальной мобилизацией не спешили, продолжали в целом мирную жизнь. «Странная война» на Западном фронте продолжалась до самого немецкого удара. Голландия и Бельгия не спешили налаживать военное взаимодействие с французами и британцами. Подчёркивали свой нейтралитет. У союзников царила ущербная оборонительная стратегия, отдававшая инициативу врагу. Дивизии, танки и авиация были равномерно растянуты по фронту. Стратегические резервы на случай неожиданного прорыва немцев не сформировали. Тыловые оборонительные линии не подготовили. Даже мысли такой не было! Генералитет смотрел на политиков, ждал скорого мира. Затишье на фронте рассматривалось как свидетельство того, что германское руководство вскоре будет искать мира с Англией и Францией с целью организации общего «крестового похода» против России. Офицеры и солдаты также были уверены, что подписание мира с Германией — вопрос времени. Даже если немцы и попробуют атаковать, то будут остановлены на линии Мажино, а затем попробуют договориться. Поэтому убивали время игрой в футбол, карты, смотрели привозимые кинофильмы, слушали музыку, заводили романы с дамами. Бои в Норвегии сначала насторожили военных, но на французской границе по-прежнему было тихо. Таким образом, в целом общество и армия считали, что немцы не полезут штурмовать неприступные форты, и рано или поздно будут искать компромисс.

При этом времени для полной мобилизации, организации жесткой обороны и подготовки сильных контрударов у союзников было полно. Гитлер несколько раз переносил сроки начала операции. Сначала с ноября 1939 года на январь 1940 года — из-за неготовности армии. Затем января на весну 1940 года — из-за потери секретных документов (т. н. Мехеленский инцидент), с марта на май — из-за Датско-норвежской операции. Обо всех планах Гитлера германской армии военные заговорщики из абвера (военная разведка и контрразведка Германии) своевременно докладывали союзникам. Англо-французское командование знало об подготовке операции Рейха в Норвегии, но упустило момент для уничтожения немецкого морского десанта. Англо-французы знали о планах нападения на Францию, о времени вторжения, о том, что через Бельгию и Голландию немцы нанесут отвлекающий удар, а основной будет в Арденнах. Но угодили и в эту ловушку.

Западные державы будто спали. Целый ряд «странностей» привёл к блестящей победе Гитлера и Третьего рейха. Малые страны верили в незыблемость своего «нейтралитета». К примеру, бельгийские власти 9 мая (за день до вторжения) восстановили 5-дневное увольнение из армии, показывая своё неверие в «нелепые слухи» о войне. В это время немецкие танки уже шли к границе Голландии, Бельгии и Люксембурга. Лидеры Запада были уверены в скором союзе с Третьим рейхом против русских. Франция, которая в Первую мировую войну проявила настоящий героизм и отчаянно дралась, дала себя разгромить и оккупировать. Англия избежала больших потерь, её просто выбили на острова. В Берлине уважали британских колонизаторов и расистов, которые показали немцам, как править миром с помощью колониальных «элит», террора, геноцида и концлагерей.


Французские артиллеристы у 220-мм пушки особой мощности образца 1917 года фирмы «Шнейдер» готовятся открыть огонь по укреплениям Западного вала (Линии Зигфрида) на границе Германии


Немецкие солдаты осматривают французский танк Char B1-bis «Мистраль», подбитый в Ле-Катле


Немецкие солдаты позируют на французском танке Renault FT-17

Силы сторон


Гитлер сосредоточил на Западном фронте основные силы (на Востоке оставили всего несколько дивизий прикрытия) – 136 дивизий, включая 10 танковых и 6 моторизованных. Всего 3,3 млн. человек, 2600 танков, 24,5 тыс. орудий. Сухопутные силы поддерживали 2-й и 3-й воздушные флоты – свыше 3800 самолетов.

Союзники имели примерно такие же силы союзников: 94 французские, 10 британских, польская, 8 голландских и 22 бельгийские дивизии. Всего 135 дивизий, 3,3 млн. человек, около 14 тыс. орудий калибра выше 75 мм и 4,4 тыс. самолетов. По числу танков и самолетов союзники имели преимущество. Однако союзники уступали в качестве бронетанковых сил: 3 бронетанковые и 3 легкие механизированные дивизии, всего более 3,1 тыс. танков. То есть по числу танков немцы уступали, а также и по качеству техники (французские танки были лучше). Но немецкие танки были сведены в ударные группы и дивизии, а французские танки рассредоточены по линии фронта, распределены между соединениями и частями. В результате в начале сражения силы были примерно равны, по некоторым количественным показателям преимущество было у союзных армий.

Если бы сражение затянулось, то у германцев начались бы большие проблемы. Союзники имели возможность сравнительно быстро нарастить число дивизий с помощью тотальной мобилизации во Франции, переброски войск из Англии и колоний. Также Французская и Британская колониальные империи имели преимущество в людских, материальных ресурсах. Затяжная война была смертельна для Рейха.



Высадка немецкого парашютного десанта с транспортных самолетов Юнкерс Ю-52 в Нидерландах


Немецкие мотоциклисты на улице пригорода Люксембурга


Немецкие конные разведчики переправляются через реку в Арденнах

«Желтый план»


Наступление германских войск разворачивалось в соответствии с уточнённым «Жёлтым планом» (план «Гельб»). Он предусматривал вторжение войск во Францию не только через Центральную Европу, как было в первом варианте (повторение в основах «плана Шлиффена» 1914 года), а одновременную атаку по всему фронту до Арденн. Группа армий «Б» связывала врага боями в Голландии и Бельгии, куда союзники должны были перебросить свои войска. Главный удар войска группы армий «А» наносили через Люксембург – Бельгийские Арденны. То есть германские войска обходили мощную укрепленную зону на франко-германской границе – линию Мажино, и должны были прорваться к побережью пролива Ла-Манш. В случае успеха германские дивизии отсекали бельгийскую группировку противника от сил во Франции, могли её блокировать и уничтожить, избегали тяжелых боев на французской границе.

Основной задачей группой армий «В» (18-я и 6-я армии) под командованием фон Бока было сковать силы врага на северном фланге, захватить Голландию и Бельгию, на втором этапе операции войска перебрасывали во Францию. От быстроты действий 18-й и 6-й армий Кюхлера и Рейхенау зависел успех всей операции. Одни должны были не дать голландской и бельгийской армиям прийти в себя, организовать упорное сопротивление на удобных позициях «крепости Голландия» (многочисленные реки, каналы, плотины, мосты пр.), фортах Бельгии. Помешать наступлению англо-французских войск, которые должны были войти в Бельгию левым крылом. Поэтому решающую роль в операции играли передовые части десантников-парашютистов, 16-й моторизованный корпус Гёпнера (в составе 6-й армии).


Главный удар наносила группа армий «А» под началом фон Рундштедта (4-я, 12-я, 16-я армии, 2-я резервная армия, танковая группа Клейста – два танковых и механизированный корпуса). Германские войска вторгаясь в Бельгию, продвигались сначала медленно, ожидая втягивания вражеских войск в западню, затем совершали рывок через Арденны, прорываясь к морю, к Кале. Тем самым блокируя союзные войска в Бельгии и северном побережье Франции. На втором этапе операции группа Рундштедта должна была нанести удар во фланг и тыл французским войскам на линии Мажино, соединиться с группой армий «Ц» («С»), которая вела вспомогательную операцию на франко-германской границе.

4-я армия Клюге наступала на правом фланге группу армий «А»: она должна была прорвать оборону бельгийской армии, наступать южнее Льежа, быстро выйти к р. Маас в районе Динан, Живе. 15-й моторизованный корпус (группа Гота) с рубежа Мааса начинал прорыв к морю. 12-я армия Листа и танковая группа Клеста (19-й и 41-й танковые, 14-й механизированный корпуса) должны были легко пройти через Люксембург, затем форсировать труднодоступную местность Арденн, выйти к Маасу на участке Живе – Седан. Форсировать реку и быстро наступать на северо-запад. 12 армия обеспечивала левый фланг, танковые соединения прорывались к морю, к Булони и Кале. Левый фланг ударной группировки прикрывала 16-я армия Буша. По мере прорыва бронетанковой группы на запад и северо-запад 16-я армия должны была обеспечить южный фланг сначала со стороны франко-германской границы, затем за Маасом. В результате армия Буша должна была протий Люксембург, а затем повернуть фронт на юг.

Группа армий «С» под командованием фон Лееба (1-я и 7-я армии) выполняла вспомогательную роль, должна была активными действиями привлечь силы противника, не дать французам перебросить дивизии на север. 2-й и 3-й воздушные флоты Шперли и Кессельринга решали задачу по уничтожению вражеской авиации на аэродромах и воздухе, прикрытия наступающих сухопутных сил.

Продолжение следует…


Немецкие зенитчики осматривают французский легкий танк AMR 35 ZT 1 2-й легкой механизированной дивизии, подбитый в Бельгии


Немецкие солдаты осматривают разрушенные укрепления бельгийского форта Эбен-Эмаэль


Немецкие парашютисты, принимавшие участие в захвате бельгийского форта Эбен-Эмаэль. 12 мая 1940


Немецкий танк Pz.Kpfw. III, стоящий вблизи мельницы на улице Рейсорда в Голландии
Автор:
Самсонов Александр
Использованы фотографии:
http://waralbum.ru/

О чипизации населения, слежке и «цифровом концлагере»

О чипизации населения, слежке и «цифровом концлагере»

Одна из тем, которая с особой остротой обсуждается в последнее время, связана с внедрением искусственного интеллекта в быт россиян. При рассмотрении этой темы обсуждающие её делятся на две непримиримых группы. Первые считают, что внедрение искусственного интеллекта призвано облегчить и сделать комфортнее жизнь всех и каждого, другие уверены, что всё идёт к тотальному контролю над человеком, когда индивидуальной свободе уже не будет места.

На стороне считающих, что нашу жизнь переводят в так называемый «цифровой концлагерь», находится писатель, называющий себя экспертом в области искусственного интеллекта (ИИ), Игорь Шнуренко.


Шнуренко поднимает вопрос о том, как излечившимся от коронавируса в добровольно-принудительном порядке устанавливаются приложения на смартфоны, которые позволяют осуществлять отслеживание деятельности владельца смартфона.

Шнуренко:

Как только вы устанавливаете это приложение, вам приходится доказывать свою невиновность, причём в постоянном режиме.

Сегодня активно, помимо всего прочего, рассматривается тема «чипизации» населения. И здесь есть те, кто считает, что всех нас поголовно посадят на чипы с функцией слежки, и те, кто относит первых к нагоняющим волну паники.
Материал канала «День» от упомянутого Игоря Шнуренко:


Картина дня

))}
Loading...
наверх