Свежие комментарии

  • кормчий
    Амнистировали всех + завезут ещё 2 млн тюбетеек, вот млядь заживем !!!Мигрантоамнистия ...
  • Bata шикельгрубер
    Наши полицаи очень любят диких детей гор, им и сроки символические (это если совсем замять дело нельзя) и снисхождени...Роман Ковалёв, ко...
  • Минахим Бегин
    А чубайса пидара в одну камеру с лёшенькой анальным.Неужели началось?...

Взлом бастионов, или страдания по вакцинам

Взлом бастионов, или страдания по вакцинам

В общемировой игре по преодолению последствий пандемии коронавируса начался новый этап. Если не так давно главной задачей была борьба за то, чтобы создать вакцину от KOVID-19 и протащить ее на как можно большее число рынков, то теперь актуальный стал вопрос об отказе от патентной защиты таких вакцин.

Мотивировка предельно простая. Обеспечить как можно большее число землян вакциной и тем самым поставить заслон на пути распространения вирусной инфекции. Тем более и фон более чем подходящий. Резкий рост заболеваемости в Индии, усталость европейских народов от коронавирусных ограничений и прочие факторы дают зеленый свет практически любым начинаниям, связанных с решением любых проблем на пути борьбы с коронавирусом. От введения использования респираторов с дополнительными степенями защиты (обоснованность использования таких средств далеко не всегда очевидна, зато выгодна тем, кто их производит), до появившейся на этой неделе идее отменить ограничения авторского права на вакцины от коронавируса.

Попытка что-то возразить на такое предложение, скорее всего, будет нивелирована и выставлена в негативном свете. Обоснование крайне простое. Они ставят материальную выгоду выше человеческих жизней.

И, естественно, что такое клеймо будет крайне неприятным для фармацевтического бизнеса и без того уже прослывшего негодяями, для которых доходы важнее здоровья людей и тем более для политиков, для которых такая антигуманная позиция вполне может стать завершением политической карьеры. Особенно, если данную тему начнут раскручивать политические оппоненты. И тема «защиты национального производителя» не пройдет, так как фактически ничем не отличается от того же самого меркантилизма.

При этом, тема отказа от патентной защиты коронавирусных вакцин может иметь более негативное продолжение. В конце концов в чем разница (кроме остроты момента) между вакциной от коронавируса и другими вакцинами? Да не в чем. Тем более, что в мире есть ряд заболеваний и поопаснее. А дальше участь может постичь и лекарственные препараты, ведь от вакцинной защиты, до обеспечения всех нужными лекарствами всего один шаг. Но тут, наверное, можно не волноваться, горячих приверженцев свободы от авторского права вакцины от коронавируса скорее всего от следующего шага удержит фармацевтическое лобби своих стран. Тему просто предпочтут замять, не вынося на обсуждение.

Но вопрос о том, чтобы придать вакцинам от коронавируса статус свободный от ограничений авторского права крайне любопытен, чтобы проследить кто и как к нему относится и зачем всё это было придумано.

Отказ как мера спасения

Главный аргумент в пользу отказа от авторского права на вакцины заключается в том, что якобы это позволит запускать производство вакцин в различных странах, обеспечить меньшие затраты и соответственно, меньшую стоимость вакцин.

На самом деле речь может идти скорее не о том, чтобы обеспечит быстрое распространение вакцины, а о замещении потерь тем производителям, кто свои вакцины не создал, или создал, но крайне сложные в транспортировке, или имеющие большое число побочных эффектов, в том числе и летального характера. Это позволит отказаться от использования своих недоработанных вакцин, взять вакцину конкурента и осуществлять выпуск ее на собственных производственных мощностях и, естественно, с собственной же выгодой.

Уменьшится ли стоимость вакцины и будет ли больше возможность ее распространения? И да, и нет одновременно. На какие-то копейки цена вероятно упадет, но пока есть высокий спрос на вакцины ожидать падения цены не приходится. В ту же Индию, Африку, Латинскую Америку вакцина в должном объеме всё равно придет только тогда, когда ею будут полностью обеспечены развитые страны. Тем более, что по большому счету ситуация, связанная с доступностью вакцин, имеет более конкурентное измерение, чем реально ограничительное. Так, создание препятствий для распространения российских вакцин (в первую очередь «Спутника V») носит откровенный характер борьбы за рынок и не связан с ценовыми требованиями с российской стороны. Как раз российские производители цену лицензии не заламывают и держат ее во многом символической. Тем более, что как явствует из некоторых высказываний отечественных производителей, данные вакцины, которые были созданы на базе наработок по борьбе с гонконгским гриппом (тоже относящимся к коронавирусам), уже для разработчиков, себя окупили. А к сверхприбылям российские разработчики и вовсе никогда не стремились.

Между тем, ситуация вокруг вакцины шведско-британской АстраЗенеки (многочисленные случаи тромбоза), американского Джонсон и Джонсон (замечания к чистоте вакцины), китайского Синофарм (не сумевшей защитить Сейшелы от огромного прироста случаев заболевания) демонстрирует, что мы вплотную подошли к моменту необходимости отказа от неудавшихся вакцин в пользу использования надежных.

Начавшаяся дискуссия о том, что отказ от защиты авторских прав на вакцины как-то существенно отразится на доступности вакцин. Таким образом, является скорее заблуждением, нежели чем реальным обоснованием. Может быть через некоторое время так и будет. Но пока что во главе угла скорее вопрос о возможности беспрепятственного использования чужих наработок теми, кто не смог решить проблему самостоятельно.

Аргументы за и против

Каковы аргументы за и против отказа от права интеллектуальной собственности на вакцины. Собственно, аргумент за мы уже представили – возможность быстрого наращивания числа вакцинированных и решение проблемы распространения коронавируса. Об этом говорит Великобритания, США и еще целый ряд мировых лидеров. Против Германия, Европейский Союз и компания Pfizer (в интересах своего партнерского немецкого предприятия BioNTech).

И если сначала голос против был очень тихим, то теперь, судя по всему ЕС и Германия готовы заявлять о стремлении оставить авторское право на вакцины уже гораздо громче. Хотя, судя по осуществленным действиям, не очень-то и уверены в своей способности выступить против американского давления по данному поводу. По крайней мере предварительный заказ гигантских 1,8 миллиардов доз у Pfizer говорит о том, что европейские чиновники стелют соломку от вскрытия своего рынка, как аналогами вакцины Pfizer, так и того, что преграда европейского рынка будет вскрыта давлением извне.

Стоит полагать, что весь сыр бор как раз и начался из-за европейского рынка, который регулярно банил некоторые из зарубежных вакцин (АстраЗенеку и Джонсон и Джонсон как минимум). Европейский рынок – это платежеспособный рынок. Сколько бы ни были плохими дела у некоторых европейских государств, всё же местный потребитель пока что куда более платежеспособен, чем, например, потребитель в Африке, Латинской Америке или Индии. А значит, вакцину можно будет продать с минимальным удешевлением. А уж вакцину, разработанную BioNTech изготовленную Pfizer, или вакцину BioNTech произведенную Джонсон и Джонсон, какая разница? Просто европейские регуляторы не будут вставлять палки в колеса, так как в этом случае они вставляют их своему, родному – BioNTech.

Тем более, что от ряда вакцин, уже разработанных и продающихся, видимо стоило бы отказаться полностью. Изделию АстраЗенеки не помогает даже ребрендинг, так-как и степень эффективности низкая, и количество тромбозов у привитых весьма существенное. Япония и вовсе завила об отказе от создания своей вакцины. Потому что не может? Нет, потому что в отличие от других западных производителей решила выпустить действительно безопасную и эффективную вакцину, а это требует времени. После отказа от защиты авторских прав на вакцины и вовсе не стоит их разрабатывать (прибыли не будет).

Таким образом, реальные аргументы «за» и «против» лежат не в плоскости доступности вакцин и их объема, а в контексте защиты рынков и возможности прикрытия чужим наименованием для того, чтобы получить как можно более выгодные заказы на поставку вакцины.

Почему недовольна фрау Меркель?

Возникает вопрос, почему в первых рядах тех, кто выступает против свободы от авторского права на вакцины от коронавируса Ангела Меркель и чиновники Европейского Союза. А большинство других политиков, или согласились с предложениями о свободе от авторского права для вакцин, или по крайней мере выдержали паузу?

Причина проста, банальна и двойственна. Во-первых, именно немецкий BioNTech и европейский рынок станут главными жертвами начинающегося вакцинного передела мира. Закрыться от BioNTech изготовления, других компаний Евросоюз не сможет. Попытка забанить вакцину или забанит ее от всех производителей, или ни от кого, так как в суде (по ускоренной процедуре) такое ограничение просуществует пару дней (если не часов). А это значит, что BioNTech и Германия как получатель налоговой выручки не получат средств, причитающихся с продажи авторских прав (которые, к слову продавались только Pfizer и компаниям альянса). А это удар по экономике.

Меркель же и европейские чиновники по большому счету совершенно свободные люди. Во-первых, Меркель на посту канцлера считанные месяцы, скоро выборы, по итогам которых она больше не будет федеральным канцлером Германии. А значит разжигать скандал «Меркель против гуманизма» не нужно, поскольку это Меркель совершенно не повредит. В конце концов что такое политическая репутация перед благодарностью Pfizer?

Европейские же чиновники - это вообще стреляные патроны. В своих странах они поработали на благо бенефициаров существования Евросоюза, за что и получили пост в Еврокомиссии – фактически почетную пенсию с неплохим содержанием и возможностью быть в политических кругах. Из Еврокомиссии их никуда не уберут, в политической системе своих стран они уже никогда на высшие посты претендовать не будут (разве что сохраняться в качестве аналитиков, преподавателей или директоров различных фондов). Так что тоже могут встрять в спор, не обращая внимания на обвинения в «слезинке бедного индуса».

Может возникнуть вопрос, почему Владимир Путин высказался за отказ от патентной защиты? Ответ простой. Россия не имеет восприятия данной темы, как средства зарабатывания и фактически пытается впихнуть лицензию всем, кто захочет – туркам, индусам, корейцам, мексиканцам и т.д. При этом противоположный лагерь по идеологическим соображениям ставит препоны (ситуация с «Спутник V» в Чехии, Словакии и Бразилии наглядный пример). Имя «Спутник V» наши оппоненты всё равно присваивать не собираются. Зачем им дополнительная реклама российской науке? Тем более с ее помощью не пробить европейский заслон. А Путин, тем временем, говоря, «За», демонстрирует гуманное лицо России. Мелочи, но приятно.

Варианты продолжения

Каковы же варианты продолжения противостояния, связанного с авторским правом на вакцины от коронавируса. На самом деле такие последствия нужно разделять на два вида. Те, которые возникнут прямо сейчас, и те, которые появятся чуть позднее. Но обо всем по порядку.

Начнем с того, что прямо сейчас авторские ограничения на вакцину будут сняты. Причем, возможно, даже в ближайшие дни. Поведение ЕС, Германии и Pfizer, заключивших контракт на 1,8 миллиардов вакцин говорят о том, что это практически неизбежно. Тем более, что хуже всего может быть ситуация у самой корпорации Pfizer. Риск того, что американские власти начнут преследование Pfizer, стоящей на пути прогресса и гуманизма крайне велики. А это для корпорации может стать очень серьезным ударом. Аргумент о том, что американские власти не будут использовать прессинг против своей же компании, не выдерживает критики. Хотя компания и принадлежит различным инвестиционным фондам, она всё же близка к республиканцам, а не к демократам. Так что небольшой прессинг вполне приемлем. Не настолько большой, как прошедшая охота на Боинг (хотя, конечно, и сами виноваты), но весьма чувствительный. А значит авторскому праву на вакцины от коронавируса осталось жить не очень-то и долго.

Вторая плоскость - это распространение данного правила на другие вакцины и лекарственные препараты. Прецедент, который будет создан, скорее всего будет говорить за то, чтобы распространение ограничения на вакцины действовало и против других инфекций. Но нет. Как минимум это будет применимо только к эпидемиям и пандемиям, а не к стандартным ситуациям (ну не будет никто отказываться от лицензионной защиты вакцины от гриппа). Да и по другим ситуациям решения будут приниматься не автоматически, а лишь при соотношении складывающихся ситуаций.

Что же касается лекарств, то отказа от авторского права там не произойдет никогда. Дело в том, что авторское право на лекарства и без того ограничено. Ограничено оно 10 годами. Дело в том, что найти формулу не проблема, как и подобрать секрет производства (ноу-хау). Равным счетом, как и в том, чтобы прикрыть использованием небольшими изменениями формулы. Проблема в том, чтобы использовать раскрученное наименование (или близкое). А это невозможно. Раскручивать же свое – крайне сложно. Тем более против гигантов, вкладывающих в рекламу десятки процентов от стоимости лекарств. Вот и ждут 10 лет для легального использования. Отмена авторского права внесет сумятицу и сделает разработки бесперспективными, а значит, в капиталистическом обществе, где главная задача фармацевтической промышленности не людей лечить, а деньги зарабатывать потеряет всякий смысл. Равным образом теряет смысл и более долгий срок защиты авторского права. Для того, чтобы разгадать секрет производства перебороть рекламную гегемонию гигантов – 10 лет экономически бесперспективно, а вот 20 уже вполне приемлемо для того, чтобы за это взяться.

Таким образом дальнейшая перспектива вполне очевидна. Распространения ситуации автоматически на другие вакцины и лекарства не будет, так как ущерб от этого куда выше для всех игроков, чем получаемый результат.

 

Источник

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх