Спасти Дрезденскую галерею: как советский солдат подарил вторую жизнь мировым шедеврам

Автор: Оксана Баринова

75 лет назад город Дрезден был разрушен ударами британской и американской авиации. Во время бомбардировок погибли десятки тысяч жителей, а большая часть зданий стерта с лица земли. В руинах оказалось и здание Дрезденской галереи (замок Цвингер), а всемирно известные полотна бесследно исчезли

«Врагу не пожелаешь»

C 13 по 15 февраля 1945 года объединенные британские и американские ВВС бомбили Дрезден. Более 1400 бомбардировщиков сбросили на город бомбы, 75% которых были зажигательными.

Дрезден горел несколько дней, огненный смерч буквально крошил здания, плавил асфальт и выжигал с корнями деревья. Официально жертвами налета стали двадцать пять тысяч человек, а по неофициальным данным – в несколько раз больше. Очевидно, что никакой необходимости уничтожать город не было (Дрезден имел низкое военное значение), и подобная акция союзников преследовала вполне определенную цель – запугать. Причем и Германию, и Советский Союз. Эта акция расценивается как демонстрация военной мощи, того, что «кара» может настигнуть любой населенный пункт, если что-то пойдет вразрез с планами западных лидеров. Иногда это трагическое событие называют «бомбовым холокостом» и характеризуют как военное преступление.

В результате британского авианалета под кодовым названием «Удар грома» был частично разрушен архитектурный комплекс Цвингер – место хранения шедевров Дрезденской галереи, среди которых картины Рафаэля, Тициана, Рембрандта и других выдающихся европейских живописцев. Машина, перевозившая 150 картин в день бомбардировки, сгорела дотла. Что стало с другими полотнами, предстояло выяснить советскому командованию. Перед Красной Армией была поставлена задача в короткие сроки отыскать и спасти экспонаты галереи. Возглавил группу поиска картин младший лейтенант Леонид Наумович Рабинович, служивший в 164-м рабочем батальоне 5-й гвардейской армии 1-го Украинского фронта (впоследствии об этом эпизоде он напишет повесть «Семь дней»). До начала войны он был художником и знал, что именно находится в Дрезденской галерее. Кроме того, Рабинович прекрасно владел немецким и мог подробно расспросить уцелевших жителей о пропавших шедеврах.

Руины Дрездена после бомбардировки

Руины Дрездена после бомбардировки

Источник: regnum.ru


Сначала младшему лейтенанту удалось добыть совсем немного информации: ходили слухи, что в январе 1945 года нацисты вывезли из Дрезденской галереи несколько железных и деревянных ящиков. Помогла Леониду Рабиновичу хранительница скульптурного собрания: женщина утверждала, что некоторые экспонаты могли спрятать в здании Академии изобразительных искусств. И она оказалась права. В одном из неразрушенных помещений действительно обнаружили скульптуры, а главное – «подсказку», где искать картины. Чтобы приблизиться к цели, советским военным предстояло расшифровать карту с непонятными значками и буквами.

По следам спрятанных шедевров

Спустившись в подземный туннель Академии, саперы обнаружили хаотично расставленные по нему барельефы, скульптуры и предметы мебели. А еще – несколько ящиков с тротилом. Но эта находка была лишь началом: кто-то из отряда обратил внимание на кирпичную стену, которая на фоне остальных выделялась новизной. Оказалось, она была ложной, и препятствие удалось быстро преодолеть. За фальшивой стеной стоял большой деревянный шкаф, а в нем лежал сложенный вчетверо лист с изображением неизвестных знаков и немецких букв. В верхней части заметили надпись «Geheim» («Секретно»), а в правом нижнем углу – букву «М». Сравнение зашифрованной карты с армейской полевой такого же масштаба показало, что значки – это населенные пункты, замки и шахты.

Спасенная мадонна. Художник М. Корнецкий. 1985 год

Спасенная мадонна. Художник М. Корнецкий. 1985 год

Источник: pinterest.com


Внимание поисковиков привлек знак из букв «PL», расположенный близко к чешской границе и в пятнадцати километрах от города Мариенберга. Расшифровать сведения вновь помогла военная карта: группе поиска предстояло наведаться в поселок Покау (немецкая «P» относилась именно к нему). И вновь удача улыбнулась советским солдатам: в поселке им удалось пообщаться с горным мастером, который предположил, что «PL» – это не что иное, как старая известняковая шахта «Покау-Ленгефельд» с разветвленной системой штолен.

Подъехав к шахте, саперы привязали веревку к дереву, растущему неподалеку, и спустились в провал. В первых трех штольнях ничего не нашли, но отметили, что внутри много воды, и для картин такие условия могут представлять большую опасность. Наконец, в четвертой штольне обнаружились желанные находки: вдоль мокрых известняковых стен как попало стояли и лежали картины, а между ними – коробки, наполненные взрывчаткой. Было заметно, что нацисты спешно покидали это место, но не хотели отдавать шедевры врагу – пусть уж лучше пропадут. О бережной упаковке картин говорить не приходилось: многие были просто прислонены к стенам, другие – наспех обернуты пергаментной бумагой, а самые «везучие» – убраны в ящики. Шансов не погибнуть у них было катастрофически мало; сырость уже начала разъедать краску.

Встреча с Рембрандтом. Художник Ю. Трузе-Терновская. 1958 год

Встреча с Рембрандтом. Художник Ю. Трузе-Терновская. 1958 год

Источник: starina.ru


О находке тотчас доложили командиру саперного батальона. По его приказу к «Покау-Ленгефельд» подъехали три машины с бойцами и реставраторами, незадолго до этого прибывшими в Дрезден из Москвы. В багаже реставраторов находились средства для «лечения» измученных тяжелыми условиями картин: рыбный клей, папиросная бумага, марля, скальпели и небольшой утюжок. Извлекая шедевры из штольни, их передавали из рук в руки. Первой была «Вирсавия» Рубенса, находившаяся в ужасном состоянии. Красочный слой картины вздулся от низких температур, пыли и влаги. Возглавлявший группу реставраторов С.С. Чураков быстро накладывал на все повреждения смазанную рыбным клеем папиросную бумагу. Всего из штольни №4 извлекли 350 картин, среди которых произведения кисти Боттичелли, Дюрера, Кранаха, Ван Дейка и Тициана. По легенде, самое знаменитое полотно из коллекции Дрезденской галереи, «Сикстинскую мадонну» Рафаэля, нашли 9 мая 1945 года. Она стояла в отдалении от остальных картин, упакованная в ящик. Его вскрыли уже в штабе спустя две недели. По воспоминаниям свидетелей, когда была снята крышка и взоры присутствующих обратились к изображению, все невольно сняли головные уборы, наступила полная тишина.

С мечтой о мире. Спасение шедевров Дрезденской галереи. Художник Ю. Ятченко

С мечтой о мире. Спасение шедевров Дрезденской галереи. Художник Ю. Ятченко

Источник: pinterest.com


Картины с глубины 52 метра в течение нескольких часов поднимали с помощью сложного инженерного сооружения, похожего на фуникулер. Ящики двигались по наклонным бревнам при помощи ручной лебедки. Для временного размещения картин командование фронтом выделило летнюю резиденцию саксонских королей в Пильнице, расположенную в восьми километрах от Дрездена. В самом городе просто не нашлось места для размещения находок. Шедевры находились под круглосуточной охраной, выделенной из воинских частей.

Всего удалось обнаружить и спасти 1240 картин, спрятанных в точках из той самой «слепой» карты. В середине июня 1945 года было решено вывозить их в СССР для реставрации. Груза набралось на 28 вагонов. Спустя месяц специальный эшелон был готов к отправлению. Чтобы избежать задержек в пути, его сопровождал офицер отдела военных сообщений, а впереди эшелона пустили контрольный паровоз (во избежание диверсий). 10 августа картины Дрезденской галереи прибыли в Москву, где их встретили сотрудники Государственного музея изобразительных искусств. Предстояла долгая кропотливая работа по возвращению мировым шедеврам прежнего вида. Теперь, после нескольких месяцев пребывания в шахтах, подвалах и тайниках они были, наконец, в безопасности.

Прибытие спасенных картин в Москву

Прибытие спасенных картин в Москву

Источник: pastvu.com


Десять лет спустя

Реставрация картин продлилась до 1955 года. Кропотливой работой в мастерской ГМИИ имени А.С. Пушкина руководил художник Павел Дмитриевич Корин. Восстановлению полотен придавалось огромное значение и, наконец, 3 мая музей открыл свои двери для всех желающих вживую увидеть спасенные шедевры.

Выставка картин Дрезденской галереи

Выставка картин Дрезденской галереи

Источник: kommersant.ru


Наибольший интерес, безусловно, вызвала «Сикстинская мадонна». Чтобы лучше рассмотреть картину, посетители задерживались даже после звонка, сообщающего об окончании работы музея. Все лето ценители искусства съезжались в Москву из множества городов СССР, очередь на выставку занимали с самого утра и упорно ждали возможности войти в зал в течение нескольких часов. Не обходилось и без комичных ситуаций. Свидетели событий любили рассказывать, как на выставку пришла известная советская актриса Фаина Раневская. Услышав громкую реплику посетителя (который, видимо, слишком долго простоял в очереди) о том, что картина Рафаэля его не слишком-то впечатлила, Фаина Георгиевна смерила «ценителя искусства» строгим взглядом, а затем изрекла: «Эта дама столько веков восхищала человечество, что теперь она сама вправе выбирать, на кого производить впечатление, а на кого нет!»

После окончания выставки по решению советского правительства все спасенные произведения искусства были переданы Германской Демократической Республике безвозмездно. Причем в подобное бескорыстие верили не все. После окончания войны в западных газетах неоднократно встречалось мнение, что своих находок русские не отдадут. К тому же некоторых смущали сроки реставрации – целых 10 лет! И все же критики Советов оказались неправы. Оказав необходимую помощь пострадавшим шедеврам и устроив торжественное прощание, Советский Союз вернул картины туда, где они и находятся по сей день, – в многострадальную Дрезденскую галерею.

Сикстинская Мадонна в экспозиции галереи

Сикстинская Мадонна в экспозиции галереи

Источник: pinterest.com


Обложка: Спасение Дрезденской галереи. Художник М. Володин. 1978 год. Источник: pinterest.com

Источник ➝

Катынское дело: нестыковки, заставляющие задуматься


Одна из главных претензий, выдвигаемых Варшавой Москве, — муссируемые уже больше семидесяти лет обвинения в «Катынском расстреле». Спорить по данному вопросу не только с русофобствующими польскими патриотами, но даже с представителями отечественной либеральной публики, носящейся с «покаянием» за очередное «тоталитарное злодеяние», – дело пустое, ибо никакие аргументы услышаны не будут. Поэтому просто остановимся на некоторых вопросах, честные ответы на которые заставят посмотреть на «Катынское дело» с другой стороны.
 

Прежде всего поговорим о том, что является «непобиваемой картой» в крапленой колоде тех, кто утверждает: польские офицеры были расстреляны в 1940 году по злодейскому умышлению НКВД - то ли во исполнение прямого приказа, то ли с полного одобрения лично Сталина. То есть о якобы подлинных документах, подтверждающих данную версию.

 
Да, нечто такое имеется: гуляет по всему Интернету, находясь в свободном доступе, «докладная записка Берии», в которой он убеждает Сталина извести всех польских военнопленных. Вроде бы важная и подлинная бумага, но именно что «вроде бы». Оформлена не по правилам делопроизводства, даты на документе нет. Странно как-то, настораживает... С «решениями Политбюро» по данному вопросу – и того хуже. На одной из выписок отчего-то стоит печать ... КПСС, появившейся на свет аж в 1952 году, а во время описываемых событий носившей название ВКП(б). Но дальше еще интереснее. Нестыковки, заставляющие задуматься, - как из рога изобилия. 

Рассматривать дела пленных поляков высший партийный орган поручает якобы тройке высоких чинов НКВД. Ну, все сходится – бериевские палачи, тройки, расстрелы… Вот только есть одна деталь – совместным постановлением СНК СССР и ЦК ВКП(б) все до единой тройки были распущены и строжайше воспрещены еще в 1938 году, то есть двумя годами ранее предполагаемого расстрела. Да и состав «репрессивного органа» получается, если верить «подлинным документам», довольно странный: Всеволод Меркулов, Богдан Кобулов, Леонид Маштаков. Да, имена известные, но соль-то – в должностях. Первый по состоянию на 1940 год – начальник Главка госбезопасности НКВД, второй руководит Главным экономическим управлением, а третий – и вовсе отделом учета и регистрации. Такой вот состав «расстрельной тройки» — это, простите, чушь. Подобного рода нестыковок, говорящих о том, что те, кто в СССР, сперва во времена Хрущева, а потом и при Горбачеве «собирали материалы» касательно Катыни, дабы со смаком и от души «покаяться» за несовершенное, представление о предмете имели. Но исключительно поверхностное.

Теперь о вопросах, касающихся непосредственно найденных под Козьими Горами захоронений. То есть конкретно вещественных доказательств и свидетельств, которые, как всем известно, и составляют основу для обвинения и оправдания в любом расследовании. Прежде чем перейти к деталям, хочу спросить: почему никого не смущает тот момент, что практически все «массовые захоронения жертв сталинских репрессий», которые были «обнаружены» немцами на территории СССР, «находились» исключительно в тех местах, где гитлеровцы сами проводили массовые казни мирного населения и непременно через год, а то и более после того, как данная местность была ими оккупирована? В случае с Катынью промежуток был с 1941 по 1943 год. Ни на какие мысли не наводит? 

Собственно говоря, главной уликой, вдребезги разбивающей версию о «энкавэдэшных расстрелах», является общепризнанный факт: все жертвы были убиты пулями 7,65-мм калибра марки «Geco 7,65 D». Подобный боеприпас использовался для немецких пистолетов «Вальтер» и «Маузер». Казалось бы, о чем еще тут говорить? Однако у «обвинителей», как международных, так и отечественных, и на сей счет имеется «объяснение»: мол, злокозненные палачи НКВД, заранее предвидя, что их ужасное преступление может быть раскрыто, специально «исполнили» казнимых не из наганов или ТТ, а исключительно из немецкого оружия и немецкими же патронами. Чтобы, так сказать, бросить тень и внести сумятицу. Нет, вы вдумайтесь: в 1940 году Третий рейх нам еще и близко не противник, существует пакт о ненападении, а нострадамусы из ведомства Берии уже провидят не только войну, но и то, что Вермахт дойдет аж до Смоленска – черты, которая многим и летом 1941-го казалась нереальной! А заодно уж вяжут полякам руки исключительно шнурами немецкого производства, копают рвы и могилы с педантичной геометрической точностью, присущей скорее немцам, чем нашему брату... Вот изверги коварные!

Существует еще масса деталей того же рода: обнаруженные в захоронениях палые листья, которые никоим образом не могли попасть туда в апреле месяце, но вполне объяснимы, если расстрелы осуществляли нацисты осенью 1941-го. Письма поляков, датированные намного более поздним временем, чем «расстрел НКВД», подозрительно хорошо сохранившиеся газеты, непонятно каким образом вообще попавшие к заключенным. А также – задокументированные свидетельства местных жителей о том, что до войны никаких «закрытых зон», особо охраняемых и недоступных простым гражданам, в Катынском лесу не было. Они появились только с приходом туда гитлеровцев. Ну а потом «вдруг обнаружились» польские могилы…

Есть дневниковые записи нацистских офицеров и функционеров, вплоть до самого доктора пропаганды Геббельса, прямо подтверждающие: Катынь является колоссальной провокацией Третьего рейха, направленной на очернение СССР и вбивание клиньев между ним и союзниками, а также возбуждение ненависти поляков к русским. Увы, замысел удался сполна.

«Официальное признание вины СССР», состряпанное и оглашенное во времена Горбачева, — суть звено в бесконечной цепи его предательств страны и осознанных деяний, направленных на ее разрушение. Окончательная точка в «Катынском деле», увы, не будет поставлена еще очень долго. Породить ложь при известном старании легко. Разрушить – намного сложнее.
Автор:
Александр Харалужный
Использованы фотографии:
ВКонтакте/Мемориальный комплекс "Катынь"
 

Популярное в

))}
Loading...
наверх