Бенефициары коронакризиса: ректор ВШЭ Кузьминов воспел глобальную «цифровую революцию», которую разгоняет коронавирус



Процесс добровольно-принудительного перевода всех российских школьников и студентов на удаленное электронное «обучение», стартовавший в марте уже от имени Правительства и ускоряющийся в связи с объявленной ВОЗ пандемией коронавируса, прогнозируемо получает поддержку от персонажей, ведущих разрушительную деятельность в нашей стране с начала 90-х годов прошлого века. Недавно «Катюша» рассказывала, как форсайтщики из Сколково и АСИ Павел Лукша и Дмитрий Песков активно приближают превращение России в придаток всемирного электронного государства, а накануне к ним ожидаемо присоединился бессменный начальник главной кузницы кадров либерал-глобалистов в РФ – ректор ВШЭ и одновременно муж главы ЦБ Набиуллиной Ярослав Кузьминов.



Кузьминов дал интервью деловому изданию РБК с броским заголовком «Вирусная революция: как пандемия изменит наш мир». Естественно, от лица агента перемен прозвучали банальные НЛП-установки: дескать, завтра мир проснется после пандемии и поймет, что он изменился до неузнаваемости, мы никогда уже не будем прежними после коронавируса, изменятся все сферы жизнедеятельности цивилизации в масштабах планеты и прочие подобные внушения. Разумеется, все эти тезисы были давно подготовлены и сформулированы практически в том же виде, что и в рассуждениях г-на Кузьминова – вы можете найти их в программе «устойчивого развития» ООН, в повестке ОЭСР, Всемирного банка, ВОЗ, Международной организации труда и т.д. Глобальные силы давно ждали стартовой отмашки, потому что человечество, несмотря на их усилия, не торопится лишаться отвоеванных кровью и ценой многих жизней прав и свобод – и такой отмашкой для них стала объявленная пандемия.

Предлагаем вкратце разобрать ту новую модель организации человечества, которую продвигает в своих тезисах ректор ВШЭ. И сразу предупредим – граждане, находящиеся в теме, не увидят в его повестке ничего принципиально нового. Очевидно, антиглобалисты и консерваторы не теряют времени даром в информационном поле и прекрасно изучили своих оппонентов.

«Мы видим грядущее упрощение организации бизнеса, упрощение крупных организаций вообще и достаточно серьезную экономию внутриорганизационных издержек на контроле поведения сотрудников — не так важны будут время прихода в офис, длительность перерыва на обед и дресс-код. Контролироваться будут только результаты труда.

Это позволит избавиться от таких фетишей прошлого, как рабочая неделя или рабочий день. Ведь если возможен переход на новые трудовые отношения, где важен продукт, то время, затраченное на производство продукта, и место уже никого не интересуют».


Описываемые Кузьминовым трудовые отношения будущего – не что иное, как ода окончательной и бесповоротной деиндустриализации мировой экономики, курс на которую прописан, в частности, во многих программных документах международного Римского клуба (глобальная структура, учрежденная на деньги Дэвида Рокфеллера, который избавил мир от своего присутствия в 2017 г.). Все прописано детально в их докладе «Пределы роста» (1972 г.). Разумеется, деиндустриализация и сопутствующая ей депопуляция (людей на Земле остается слишком много, особенно стариков, пенсионеров – содержать их слишком накладно, да и рабочие места для граждан в расцвете сил стремительно сокращаются) с того времени неоднократно были «научно обоснованы» и перекочевали в повестку перечисленных нами выше организаций.

Не надо быть уникумом, чтобы осознать – ни один завод, ни один массовый выпуск продукции, не говоря уже о штучных экземплярах, не может быть организован по принципу «свободного творчества». К чему в итоге придет производство без нормированного распорядка, когда совершенно не важно, кем, где и за какое время производится тот или иной продукт? Похоже, г-н Кузьминов не знает ничего об организации реального сектора – но это и не входит в круг его интересов.

«Заниматься проблемами граждан, которые потеряют работу и привычный образ жизни, придется государству. Его ждет настоящая перезагрузка. Сегодня мы относимся к государству как некоему регулировщику того, что мы делаем. Или воспринимаем его как нечто не очень нужное. Во втором случае проявляется своего рода стихийный либерализм, который развился в наших обществах. Пренебрежение государством касается и Европы, и России, и США.

Если кризис, связанный с коронавирусом, продлится больше года, в общественном сознании во многих странах мира политика устойчивости станет важнее, чем политика роста. Государство будет востребовано в первую очередь как гарант, механизм обеспечения устойчивости. Такое возрастание ценности государства будет связано с повышенной готовностью людей ему повиноваться, отказываться от части своих прав в кризисной ситуации».


Насаждение нового миропорядка неразрывно связано с реализацией государством «права на насилие» – будут недовольные, несогласные, непопулярные меры и т.д. В таких условиях «во имя мира и безопасности, охраны жизни и здоровья» и под прочими благими предлогами будут приниматься законы о тотальной слежке, учету и контролю «биообъектов», а также иные жесткие ограничения и правила их поведения. Парламент Дании, к примеру, уже принял чрезвычайный закон о принудительной вакцинации граждан от коронавируса, хотя сроки появления прошедшей все испытания вакцины до сих пор никому не известны. Активно претворяются в жизнь по всему миру и идеи о запрете (и полного контроля) перемещения населения, ограничения наличных денег, общения с ростовщиками и налоговыми органами удаленно – с помощью биометрии и т.д. Похоже, от грядущих «антикризисных» мер скоро взвоют самые матерые соросовские и нкошные либералы. Здесь Кузьминов, как любой мимикрирующий в зависимости от своих целей рупор глобалистов, даже готов временно переобуться в этатиста.

«Пандемия коронавируса продемонстрировала готовность человечества к солидарности; народы и правительства сделали важный выбор между экономическим ростом, получением дохода и сохранением жизни пожилых людей. Такой выбор не менее исторически важен, чем формирование пенсионной системы и общедоступной медицины в первой половине прошлого века.

…Медицина тем не менее получит серьезный толчок и изменение фокуса своего развития. Если сегодня в развитых странах это в большой степени частное дело, частная ответственность каждого за свое здоровье, где ты покупаешь страховку в зависимости от своего дохода, то шок от пандемии с большой вероятностью приведет к расширению зоны и масштаба публичной ответственности за жизнь и здоровье граждан. Тем более что цифровая революция предоставляет достаточно приемлемые по цене решения в этой области. Ранняя диагностика и удаленный контроль состояния хронических больных — проекция «интернета вещей» на «интернет тела»; бесплатное или льготное обеспечение лекарствами — все это в конечном счете может изменить соотношение страховой и государственной (благотворительной) медицины в пользу последней».



В первом приведенном абзаце Кузьминов явно лукавит, делая реверанс пенсионной системе и общедоступной медицине прошлого века. Он прекрасно знает, что в планах форсайтщиков-трансгуманистов – полный отказ от пенсионного обеспечения пожилых людей как «обременительной, неэффективной функции». Качественная и бесплатная медпомощь также не входит в их планы и последовательно уничтожается. В России благодаря очень сомнительной, мягко говоря, схеме, при которой частные страховые конторы являются посредниками между федеральными и муниципальными медучреждениями и гражданином и заказывают музыку по «медуслугам» в рамках ОМС, а также благодаря бесконечным волнам «оптимизации» (сокращением врачебных ставок, закрытием больниц и поликлиник, передаче функций госврачей на аутсорсинг) конец хорошей бесплатной медицины уже практически наступил.

Обратите внимание, как цинично ректор «Вышки» называет государственную медицину – «благотворительной». Вот оно – умственное поражение, происходящее рано или поздно с любым слугой глобального капитала. Государство, в котором по Конституции единственным источником власти является народ, смысл существования которого и должен заключаться в заботе о благополучии и процветании этого самого народа, которое лечит этот самый народ на его же собственные отчисления в бюджет (налоги, сборы, пошлины и т.д.) – оказывается, занимается благотворительностью. Власть предержащие чиновники, министры и прочие персонажи, задействованные в разных ветвях власти и перераспределяющие финансовые потоки от торговли национальными ресурсами, бюджетными отчислениями – это, оказывается, наши благотворители (!!!).

Напомним господину Кузьминову слова его более образованного и несомненно более умного коллеги – лауреата Нобелевской премии по физике, академика РАН Жореса Алферова:

«Если гражданина заставляют платить за образование и медицинское обслуживание, пенсию накапливать из собственных средств, жилье и коммунальные услуги оплачивать полностью, по рыночной цене, то зачем мне такое государство?! С какой стати я должен еще платить налоги и содержать безумную армию чиновников? Я всегда на всех уровнях говорил, что здравоохранение, образование и наука должны обеспечиваться из бюджета. Если государство сваливает эту заботу на нас самих, пусть исчезнет, нам будет гораздо легче!».

Поясним – мы конечно же не являемся сторонниками полного «ухода государства с рынка» и официальным закабалением людей ростовщиками и ТНК – к этому как раз последовательно ведут нас господин Кузьминов сотоварищи. Мы – за защиту государством прав и интересов его народа, а не за превращение госаппарата в паразита-нахлебника, о чем и предупреждал покойный академик. По мнению же Кузьминова, бесплатной в ближайшее время должна остаться только т.н. телемедицина – лечение граждан по «Скайпу» и полный контроль за их телами посредством инвазивных и неинвазивных датчиков – отсюда его сентенция о «проекции интернета вещей на интернет тела». Разумеется, не каждый захочет добровольно вживлять себе чип или иной имплант, потому все эти «инновации» должны внедряться под эгидой государственного здравоохранения.

Далее Кузьминов переходит к самой важной и профильной части своего послания – к переформатированию образования:

«Невероятные изменения происходят в сфере образования, которая оказалась на переднем краю глобальной кризисной трансформации. У нас на глазах практически за несколько дней полностью остановилось очное формальное образование, но вузы и школы в большинстве стран не остановились, а продолжили работу в удаленном режиме или готовятся это сделать.

Собственно, изменения накапливались уже почти десять лет. Быстро растут глобальные платформы МООС – массовых открытых онлайн-курсов. Число их слушателей уже сопоставимо с числом студентов вузов. Люди, где бы они ни находились, могут изучать курсы Гарварда, Йельского университета, Лондонской школы экономики, МГУ. В передовых вузах мира (и России тоже) в учебной программе присутствуют сотни онлайн-курсов, в основном — «чужих» профессоров. В школах развиваются цифровые платформы, предлагающие множество вариантов уроков и самостоятельной работы.

Новые методы при всей своей эффективности с порога отвергались или игнорировались традиционалистами, а традиционалистов в образовании большинство. Работа же в условиях кризиса и вынужденной изоляции вынудит буквально каждого на практике освоить современные технологии. По выходу из кризиса образование уже не вернется в традиционное состояние».


Да-да, это все та же знакомая песня господ Лукши и Пескова о массовых онлайн-курсах и узких персональных компетенциях вместо фундаментальных знаний для 90% населения земли – плебса, «людей одной кнопки», – и традиционном платном образовании как уделе «избранной элиты», или людеардеров. Причем перейти на нее, несмотря на протесты «большинства традиционалистов», прямо предлагается в «принудительном порядке».

Ну и разумеется, Кузьминов делает закрепление в лучших традициях НЛП: «по выходу из кризиса образование уже не вернется в традиционное состояние». Обратите внимание, за три дня до выхода этого программного текста Кузьминова, в материале «Катюши» о манипулятивном переводе школ на онлайн-занятия (с предлагаемой формой заявления, где всю ответственность за жизнь, здоровье и качество образования ребенка берет на себя родитель!) первым предложением первого абзаца было: «Российское образование после коронавируса уже никогда не будет прежним». Это был печальный прогноз, но мы понимали, что глобалисты не будут отступать от своих планов и переходят в решительную атаку. И вот ректор ВШЭ подтвердил наши худшие опасения.

«Кризис подтолкнет отказ от заведомо устаревших форм преподавания. В первую очередь лекций, форма которых не меняется с XVI–XVII веков. Их и до кризиса в среднем посещали 15% студентов. Сегодня уже очевидно, что онлайн-курс является гораздо более мобилизующей формой, чем стандартная лекция. В нем больше встроенных элементов контроля, а освоение материала более устойчивое. Главное же преимущество для обучающегося — такой курс можно слушать в любое удобное время. Многие преподаватели утверждают, что даже на семинарах онлайн обеспечивает лучшую концентрацию участников.

Новые технологии сделают образование менее формальным и более распределенным. В производство образовательного контента войдут ИТ-гиганты. Сейчас в России в эту сферу активно инвестируют такие компании, как 1С, Mail.ru Group, Сбербанк и «Яндекс». Образовательные продукты потеряют университетскую (школьную) академичность, а место традиционных учебников займут цифровые интерактивные комплексы. Появится образовательная среда, где исчезнет разница между основным и дополнительным образованием. В результате, когда этот кризис все же закончится, мир вокруг нас окажется совсем другим», 
– заключает Кузьминов.

Вот такой вот плановый пас от ректора ВШЭ глобальным разрушителям образования. Очень важно заметить, что когда г-н Кузьминов безапелляционно заявляет о доказанной большей эффективности/концентрации/мобилизации при обучении на онлайн-курсах, он либо находится в неведении, либо откровенно лжет. На сегодня накоплен огромный американский опыт в сфере внедрения МООС-платформ, и выводы по нему у западных участников процесса прямо противоположные. Об этом, между прочим, честно рассказывают сами форсайтщики Песков и Лукша в своем докладе:

«У администраторов системы высшего образования в США / … / возникла идея о том, что за счет использования MOOC-курсов ведущих провайдеров можно будет сократить издержки на профессорско-преподавательский состав в американских университетах «второго эшелона». Первый эксперимент такого рода был запущен в январе 2013 г. калифорнийским университетом в Сан-хосе и платформой Udacity при содействии губернатора калифорнии Дж. Брауна. В рамках программы предлагалось 3 пилотных курса по математике и статистике, каждый на 100 участников, и участники имели доступ к менторам Udacity. В конце семестра результаты участников курсов оказались существенно ниже (!!!) тех, которые набрали студенты, проходившие программу на кампусе (менее 25% студентов получили проходной балл). Из-за этой неудачи проект был заморожен в июле 2013 г., дальнейшие перспективы использования MOOC-платформ в университетах Калифорнии до сих пор не ясны».

Особенно бредово звучат слова Кузьминова по поводу высокой мотивации студентов. Когда во время прослушивания записанной загодя «онлайн-лекции» человеку одновременно приходит по десять сообщений из соцсетей, кто-то из домашних отвлекает разговорами, присутствуют прочие элементы явно нерабочей обстановки, и он понимает, что предоставлен фактически сам себе, находится вне коллектива – мотивация так и прет. Именно поэтому в 2013 году, по данным популярной в мире онлайн-платформы Coursera (разработана Стэнфордским университетом и консорциумом из сотни вузов), электронные курсы заканчивали 7-9% зарегистрировавшихся. Просто идеально для формирования «базовых навыков и компетенций», но не передачи знаний. Также см. материал «Катюши» «Осторожно, цифровая школа!», в котором рассказывается о массовых протестах американских студентов против персонифицированного электронного обучения – проекта Summit Learning от фонда основателя Facebook Марка Цукерберга и Присциллы Чан.

Но ректор ВШЭ, разумеется, не будет менять пластинку – последние годы он стабильно делает заявления о необходимости массовой замены живых лекторов на онлайн-курсе и даже разработал соответствующую «реформу» высшего образования, согласно которой все вузы делятся на три категории: доноры, рецепиенты и промежуточный класс. Причем Кузьминов не стесняясь говорит о необходимости внедрения этой системе «жесткими административными методами», о чем мы не раз рассказывали. Как и положено агенту перемен, он также участвовал в разработке плана социальной инженерии под названием «Десятилетие детства», который имеет уже прямо оруэлловские утопические черты. В частности, в отношении грудных детей там официально предлагалось следующее:

«Реализация ведомственного проекта «Создание в субъектах Российской Федерации дополнительных мест для детей в возрасте от двух месяцев до трех лет в организациях, реализующих программы дошкольного образования на 2018 - 2020 годы». Повышение доступности дошкольного образования для детей в возрасте от 2 месяцев до 3 лет:
2018 год – 84,77%;
2019 г. – 94,02%;
2020 г. – 100%».


Также при участии Кузьминова и его коллег-форсайтщиков из ВШЭ разрабатывались федеральные программы-эксперименты «Цифровая образовательная среда» (ГИС «Цифровая школа» и т.д.). Свою роль в процессе глобализации и разрушении суверенного национального образования и академических школ и традиций в РФ он выполняет исправно. Ну а консерваторы и реальные защитники суверенитета страны, как и сознательные родители, по крайней мере, теперь проинформированы.

РИА Катюша

Источник ➝

Русским предложили новый налог на зарплаты: "Граждане точно не выдержат​"

Русским предложили новый налог на зарплаты: Граждане точно не выдержат​

Фото: Царьград

Ведущий программы "Сухой остаток" Юрий Пронько заявил, что в решениях чиновников уже давно не заметно какой-то адекватности, за редким исключением. Однако инициатива ввести новый налог на зарплаты под предлогом страховки от потенциальной безработицы, по мнению Пронько, верх цинизма. Он уверен, что граждане точно не выдержат.

Чиновники Министерства труда и соцзащиты готовы рассмотреть предложение Российского союза промышленников и предпринимателей и Федерации независимых профсоюзов о страховании от безработицы.

Если инициативу одобрят, то, по сведениям "Известий", с зарплат российских граждан начнут взимать новый налог, который будет направляться в специальный фонд. В случае потери работы именно из него будут выплачиваться пособия по безработице. В Минтруде подчеркнули, что система страхования заработает лишь в том случае, если профсоюзы и представители бизнеса придут к общему мнению.

И это несмотря на тот факт, что работник в нашей стране платит налог на доходы физических лиц 13% (он удерживается работодателем при выплате зарплаты), напоминает ведущий "Сухого остатка" Юрий Пронько. Ещё 30% с зарплаты работодатель перечисляет в страховые фонды: 22% - в Пенсионный фонд, 2,9% - в Фонд социального страхования и 5,1% - в Фонд обязательного медицинского страхования.

"Я ещё не считаю ежегодно повышающиеся акцизы на топливо, рост налога на недвижимость по кадастровой стоимости, увеличение тарифов на ЖКХ и электроэнергию. Нас в буквальном смысле обложили налогами, сборами и иными поборами со всех сторон! В ситуации кризиса вводить ещё один налог, пусть и под благовидным предлогом страхования от безработицы, на мой взгляд, самое настоящее безумие", - предупреждает Пронько.

Очевидно, добавляет он, что этот налог увеличит нагрузку на фонд оплаты труда и приведёт к росту денежных выплат в "конвертах". Пронько считает, что чиновникам следовало бы заняться стимулированием промышленного производства, созданием новых рабочих мест, открытием предприятий, а не увеличивать фискальную нагрузку на тех, кто продолжает работать.

"Государство сотни миллиардов долларов резервов вывело за пределы страны, а на пособия по безработице хочет слупить ещё денег из наших кошельков. Мягко говоря, довольно странная ситуация. Особенно когда анализируешь убийственные данные по постоянно падающим доходам российских граждан", - подчёркивает ведущий.

"Три четверти населения страны имеет доходы ниже 45 тысяч рублей в месяц. И это данные официальной статистики. Более 20% соотечественников существуют на доходы ниже 14 тысяч рублей. И только 4% населения страны имеет доходы выше 100 тысяч. Более 75% выживают физиологически, но не живут. Неудивительно, что у большинства практически все деньги уходят на покупку еды и оплаты коммунальных услуг. И в этой ситуации обсуждается возможность введения нового налога на зарплаты. Если проанализировать уровень жизни граждан за последние годы, то есть ещё до обвала цен на нефть и пандемии коронавируса, картина далеко не радостная", - говорит ведущий.

Данные Росстата за последние 13 лет показывают, что Россия по доходам населения возвращается в 2011 год. Получается, почти целое десятилетие отсутствовал рост доходов у домохозяйств на фоне небольшого роста реального ВВП, около 10% за последние 10 лет. Более того, согласно прогнозу Минэкономразвития на 2020-й, Россию ждёт ещё один обвал реально располагаемых доходов населения, как минимум на 3,8%.

"Господа чиновники, давайте в этой ситуации не будем заниматься глупостями и вводить ещё один налог на зарплаты граждан! В условиях кризиса необходимо снижать, а не увеличивать фискальную нагрузку. Новый побор российский бизнес и граждане точно не выдержат", - уверен Пронько.

Алжирская война Французского Иностранного легиона - 2 часть

На пути к войне


Первые искры начали вспыхивать уже в 1945 году, когда лидеры арабских националистов решили воспользоваться слабостью Франции и потребовать как минимум широкой автономии, если не суверенитета.

8 мая 1945 года на демонстрации в городе Сетифе был убит некий Бузид Сааль, шедший с алжирским флагом. Результатом стали массовые беспорядки, в ходе которых были убиты 102 «черноногих». Ответ французских властей был предельно жёстким: против погромщиков использовались артиллерия, танки, а кое-где и авиация. Именно тогда был впервые арестован Ларби Бен Мхайди (Мхиди) – активист Алжирской народной партии, который позже стал одним из 6 основателей ФНО.


Огонь начинавшегося мятежа был залит кровью, но «угли» продолжали тлеть.

В 1947 году в Алжире была создана «секретная организация» — ОС, ставшая вооружённым крылом «Движения за торжество демократических свобод», затем появились «вооружённые группы» «Демократического союза Алжирского манифеста». Мы помним, что основателем этой партии был цитировавшийся выше Фархат Аббас. В 1953 году эти отряды объединились, территория Алжира была разделена ими на шесть военных округов (вилайя), в каждом из которых был свой командующий. И, наконец, в октябре 1954 года был создан Фронт национального освобождения Алжира. Его основателями считаются 6 человек: Мустафа Бен Булиад (Mustafa Ben Boulaid), Ларби Бен Мхайди (Larbi Ben Mhidi), Дидуш Мурад (Didouche Mourad), Рабах Битат (Rabah Bitat), Крим Белькасем (Krim Belkacem) и Мохаммед Будиаф (Mohamed Boudiaf), которые сформировали Революционный комитет объединения и действия. Лидером военного крыла стал Ахмед Бен Белла (между прочим, ветеран II мировой войны), сумевший организовать нелегальные поставки в Алжир большого количества оружия из Египта, Туниса и некоторых других стран. Действия полевых командиров координировались из-за рубежа. Позже мусульмане Алжира и Франции были обложены неофициальным «революционным» налогом, а на территории Марокко и Туниса появились лагеря подготовки повстанцев.


Фотография, сделанная в одном из лагерей подготовки боевиков Фронта национального освобождения алжира

В первом «партизанском» отряде ФНО было 800 бойцов, в 1956 году в Алжире действовали отряды численностью около 10 тысяч человек, в 1958-м – до ста тысяч, на вооружении которых уже были артиллерийские орудия, минометы и даже зенитные установки.


Боевики ФНО рядом с убитыми французскими солдатами


Артиллерия ФНО


Оружие и взрывчатка, найденные в одном из тайников ФНО

Французы, в свою очередь, увеличили свою армейскую группировку в Алжире от 40 тысяч человек в 1954 г. до 150 тысяч человек в начале 1959-го.


2-e REP legionnaires in northeastern Algeria in 1958


5-e REI legionnaires in Algeria, 1959


Officer and legionnaires from 5e REI during an operation in northeastern Algeria, around 1960


«Артиллерийский скутер Vespa150-ТАР». Вот такие изделия дизельпанка (в количестве 800 штук) использовались французской армией во время Алжирской войны

Считается, что через Алжирскую войну прошли около миллиона французских мужчин, во время боевых действий погибли 17,8 тыс. из них. Более 9 тысяч скончались в результате болезней и травм, 450 до сих пор числятся пропавшими без вести. Ранения на этой войне получили почти 65 тысяч французских солдат и офицеров.


Французский священник рядом с раненым, алжирская война


Оказание помощи раненому французскому солдату

Помимо легионеров, в алжирской войне принимали участие и военнослужащие других соединений французской армии, но, оставаясь в рамках цикла, мы расскажем сейчас о событиях тех лет через призму истории Иностранного легиона.


Легионеры на марше

Начало алжирской войны


Ночь на 1 ноября 1954 г. во Франции называют «красным днём всех святых»: отряды националистов атаковали правительственные учреждения, армейские казармы и дома «черноногих» – всего 30 объектов. В том числе был расстрелян школьный автобус с детьми в Боне и убита семья французских учителей, работавших в школе для алжирских детей. Противостояние стало особенно ожесточённым после того, как в августе 1955 года в небольшом городе Филиппвилле (Скикда) были убиты 123 человека, в том числе 77 «черноногих» («Филиппвильская резня»). А 20 августа того же года в шахтёрском посёлке Эль-Халия (пригород Константины) отрядом ворвавшихся в него боевиков были убиты 92 человека 10 из которых были детьми.

Марсель Бижар в Алжире


В 1956 году в Алжире оказался уже получивший свою первую славу во время боёв в Индокитае Марсель Бижар. Он занял должность командира 10-го парашютного батальона и за 4 месяца этого года, получил 2 ранения в грудь – в ходе одного из боёв в июне и во время покушения в сентябре. В 1957 году Бижар возглавил 3-ий полк колониальных парашютистов, сделав его образцовым подразделением французской армии. Девизом этого полка стали слова: «Быть и продолжать существовать».


Третий парашютный полк Бижара, город Алжир

Подчинённые Бижара захватили в плен 24 тысячи боевиков ФНЛ, 4 тысячи из которых были расстреляны. В феврале 1957 года в плен был захвачен и один из шести учредителей и высших руководителей ФНО Ларби Бен Мхайди – командир Пятой вилайи (военного округа), который во время «Битвы за Алжир» (или «Битвы за столицу») был ответственным за подготовку групп «жертвующих собой» (фидаев»).


Ларби бен Мхайди в камере

После уничтожения крупного соединения боевиков в горных районах Атласа (операция продолжалась с 23 по 26 мая 1957 года) Бижар получил от генерала Массю полусерьезный «титул» Seigneur de l'Atlas.

В отличие от подчинённых, многие генералы и старшие офицеры французской армии не любили Бижара, считая его выскочкой, но Times в 1958 году констатировала: Бижар – «требовательный командир, но кумир солдат, который заставляет своих подчинённых бриться каждый день, а вместо вина выдаёт репчатый лук, потому что вино снижает выносливость».

В 1958 году Бижар был отправлен в Париж, чтобы организовать центр по обучению французских офицеров методам антитеррористической борьбы и войны с повстанческими войсками. В Алжир он вернулся в январе 1959 года, став командующим группы войск в Оранском Секторе Саида: помимо легионеров, в его подчинении оказались 8-й пехотный полк, 14-й полк алжирских тиральеров, 23-й полк марокканских spahi, артиллерийский полк и некоторые другие соединения.


Марсель Бижар и де Голль, 1959 год

После завершения алжирской войны в одном из интервью газете Le Monde Бижар подтвердил, что его подчинённые иногда использовали пытки при допросе пленных, но заявил, что это было «необходимым злом»: с помощью таких «экстремальных» методов удалось предотвратить не один террористический акт и ряд нападений боевиков на мирные города и деревни:

«Трудно было ничего не делать, видя женщин и детей с оторванными конечностями».

Чтобы вам лучше были понятны эти слова, приведу небольшую цитату из воспоминаний служившего в то время в Алжире Мишеля Петрона:

«Это были демобилизованные солдаты. Они уезжали на 2 месяца раньше нас, потому что были женаты. Когда их нашли, они лежали головой к Мекке. Отрезанные части (половые органы) во рту, а живот набит камнями. 22 наших парня».

Но это – солдаты, пусть и демобилизованные. А вот три рассказа о том, как поступали боевики с мирными людьми.

Жерар Куто вспоминал:

«Однажды, когда мой взвод был в боевой готовности, нас позвали освободить ферму, принадлежащую крестьянам-арабам. Эту ферму атаковали, и она горела, когда мы прибыли на место. Вся семья была убита. Одна картина навеки останется в моей памяти, думаю, потому, что она меня потрясла. Там был ребенок 3 лет, его убили, ударив головой о стену, его мозг растекся по этой стене».

Франсуа Мейер – о расправе боевиков ФНО над теми, кто принимал сторону Франции:

«В апреле 1960 все вожди племен и их советники были похищены. Им перерезали горло, некоторых даже посадили на кол. Людей, которые… были на нашей стороне».

А вот свидетельство Мориса Фэвра:

«Семья Мело. Этот был бедный алжирский колон, вовсе не богатый предприниматель. Атаковавшие начали с того, что топором отрубили руки и ноги отцу семейства. Потом они отняли у его жены ребенка и порубили его на куски на кухонном столе. Они вспороли женщине живот и запихнули туда куски ребенка. Я не знаю, как это объяснить».

Объяснение всё же есть. Вот к чему призывали лидеры националистов в своих выступлениях по радио:

«Братья мои, не только убивайте, но калечьте врагов. Вырывайте глаза, отрезайте руки, вешайте их».

Отвечая на «неудобный вопрос», капитан Первого парашютного полка Иностранного легиона Жозеф Эсту в одном из интервью съязвил:

«Военные говорят: "добывать разведданные", в мире говорят: "допрашивать с пристрастием", и только французы говорят: "пытать"».

Что можно сказать по этому поводу?

Многие, вероятно, смотрели советский фильм «В зоне особого внимания», в котором рассказывается о «работе» трёх диверсионных групп советских десантников, которым во время армейских учений было поручено найти и захватить командный пункт условного противника. Меня в нём ещё в школе больше всего поразили слова, обращённые к допрашиваемому «пленному» одной из этих групп:

«Ну как вам не совестно, товарищ старший лейтенант?! На войне я нашел бы средства вас разговорить».

Намёк, как мне кажется, более чем прозрачный.


Советский майор Морошкин из фильма «В зоне особого внимания» знает, как «добывать разведданные»

Следует признать, что на любой войне и в любой армии командирам периодически приходится выбирать: идти утром в наступление на неразведанные позиции противника (и, быть может, «положить» во время этой атаки половину своих солдат) или как следует потолковать с «языком», между делом сломав ему пару рёбер. И, зная, что каждого из подчинённых дома ждёт мать, а некоторых ещё жена и дети, очень трудно играть роль лишь вчера спустившегося с горних высот ангела.

«Ящик Пандоры»


С осени 1956 года почти непрерывными стали террористические акты в столице – городе Алжире. Первыми атаковать мирных жителей стали боевики ФНО, лидеры которого приказали:

«Убивайте любых европейцев от 18 до 54 лет, не трогайте женщин и стариков».

За 10 дней были убиты 43 совершенно случайных молодых мужчин европейской внешности. И тогда радикалы «черноногих» устроили взрыв в старой касбе Алжира – жертвами стали 16 человек, 57 получили ранения. И этот террористический акт буквально растворил врата ада: все «тормоза» были сорваны, моральные преграды уничтожены, ящик Пандоры был открыт нараспашку: руководители ФНО приказали убивать женщин и детей.

12 ноября 1956 г. командовать французскими войсками в Алжире был назначен уже известный нам по статье «Иностранный легион против Вьетминя и катастрофа при Дьенбьенфу» Рауль Салан. Ситуация к тому времени уже настолько обострилась, что власть в столице была передана генералу Жаку Массю (командующий военной зоной Алжира), который в январе 1957 года ввёл в город 10-ю парашютную дивизию в дополнение к уже «работавшим» там зуавам.


Парашютисты на улице Алжира


Зуавы в Алжире, 1960 год

В связи с нарастающей слабостью гражданской администрации многие функции были вынуждены взять на себя военнослужащие французской армии и легиона. Уже цитировавшийся нами Жозеф Эсту, арестованный за участие в попытке государственного переворота в апреле 1961 года, так сказал на суде о своей деятельности в Алжире:

«Меня никогда не учили в Сен-Сире (элитная военная школа) организовывать снабжение фруктами и овощами такого города, как Алжир. 25 июня 1957 года я получил приказ.
Меня никогда не учили в Сен-Сире полицейской работе. В феврале 1957, в сентябре и октябре 1958 я получил приказ.
Меня никогда не учили в Сен-Сире, как выполнять функции префекта полиции при 30 000 граждан. В январе, феврале и марте 1957 я получил приказ.
Меня никогда не учили в Сен-Сире организовывать избирательные участки. В сентябре 1958 я получил приказ.
Меня никогда не учили в Сен-Сире организовывать зачатки муниципалитета, открывать школы, открывать рынки. Осенью 1959 я получил приказ.
Меня никогда не учили в Сен-Сире лишать политических прав инсургентов. В феврале 1960 я получил приказ.
И тем более меня не учили в Сен-Сире предавать товарищей и командиров».


Жозеф Эсту среди офицеров первого парашютного полка Иностранного легиона (второй слева), 1961 год

В следующей статье мы поговорим о «битве за Алжир» (массовых нападениях на мирных граждан в ноябре 1956 – сентябре 1957 гг.), «кабильских улыбках», о красивых жизнелюбивых террористках с пляжными сумочками в руках и о методах генерала Жака Массю.
Автор:
Рыжов В.А.
Статьи из этой серии:
Рыжов В. А. «Псы войны» Французского Иностранного легиона
Рыжов В. А. Российские волонтеры Французского Иностранного легиона
Рыжов В. А. Самые известные российские «выпускники» Французского Иностранного легиона. Зиновий Пешков
Рыжов В. А. Самый успешный российский «легионер». Родион Малиновский
Рыжов В. А. Французский Иностранный легион в I и II мировых войнах
Рыжов В. А. Иностранный легион против Вьетминя и катастрофа при Дьенбьенфу
Рыжов В. А. «Пожар в империи». Иностранный легион после II мировой войны

Картина дня

))}
Loading...
наверх