БАЗА 211- ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ

73 385 подписчиков

Свежие комментарии

  • вера
    вот дали волю нехристям...6 млн на «хлебуше...
  • jursemmailru Пенхасов ЮС
    Много и «красиво» расписано… Ну, не всем уже высокосидящим хватает в бюджетной кормушке разворовывать и раздаривать н...«ЕдРо» предложило...
  • Владимир Eвтеев
    По тебе как раз это говно.6 млн на «хлебуше...

Не читайте перед обедом антисоветских газет

Максим Соколов

Не читайте перед обедом антисоветских газет

Новая волна заразы окончательно продемонстрировала, каким великим уравнителем является COVID-19. Самые разные народы и государства претерпевают сходные испытания.

Везде ползет вверх кривая заболеваемости, а вслед за ней и кривая смертности. Везде правительственные органы вводят новые запреты и подтверждают запреты старые.

О запретах в России что и говорить, в социальных сетях не продохнуть от звонких проклятий С.С. Собянину, Роспотребнадзору и всем, всем, всем. Но и не только в России. Введен комендантский час в Париже, Марселе, Лионе и еще в полудюжине городов, где общим счетом проживает 20 млн человек. Президент Макрон указал, что любовь вкусно пожрать является национальной скрепой (тут он прав: русский может пропить зарплату, француз может ее проесть), но другой скрепой является дисциплинированность галлов, и ради дисциплины придется отказаться от поздних ужинов в ресторане.

Вообще-то от многого приходится отказываться, и не только во Франции. В Италии, Германии etc. тоже не веселей. О немецкой уютности и гемютности, о прогулках по Риму, о фланировании по Парижу придется забыть на неопределенный срок. В Европе холодно, в Италии темно.

Никто, впрочем, особенно и не вспоминает о былом туристовании.

Бедность поразила русских – не разъездишься. Тем более, что и границы закрыты – то, что называется «Пива нет и неизвестно, когда». То есть, конечно, est modus in rebus. Если до зарезу туда надо, имеются методы. Но, во-первых, дорого, во-вторых, когда селение, как жилище погорелое, стоит, пребывание в таком селении не слишком радостно.

Однако не одной беззаботной радостью жив человек. В незабываемом 1919-м европейские столицы тоже представляли собой печальное зрелище. Судорожное веселье там, правда, было, так и в России того времени оно тоже было – со спиртом и кокаином. Но в смысле благосостояния и благодушия послевоенная Европа не радовала. То же и после 1945 года. Разруха, тяжелый труд на шахтах и заводах, мало веселья.

Но стремление пробиться от страшной родимой земли в не слишком благословенную, но все же лучшую Европу – было. «От голода, тюрем и трупов в двадцатом году увезли». С точки зрения беглецов, даже миллионы трупов, догнивающих в долинах Фландрии, это все равно было менее ужасно, чем то, что творилось на родине. И сегодня мы полностью или не полностью принимаем логику великого русского исхода, но хотя бы понимаем. Несколько меньше принимаем второй исход 1943-1945 годов – там было слишком много пособников нацизма – но отчасти тоже понимаем. Тем более, что не одни же коллаборационисты там были.

Но ведь если всерьез воспринимать то, что говорят и пишут представители прогрессивной общественности, если посмотреть последние сводки на условном «Эхе дождя», то картина если даже и чуть отличается от 1920 года, то непринципиально. Коварством и изменой тиранство свирепеет, «мрет в наши дни с голодухи рабочий, станем ли, братья, мы дольше молчать», все живое и честное подвергается удушению, власть практикует правило «бейте разумное, доброе, вечное» – и с каждым днем мрачность усугубляется.

Тогда как в Европе сейчас, возможно, и холодно, и темно, и не больно пофланируешь, бульвардье с обязательной харей – это как-то не совсем то, а комендантский час – это совсем не то, но ведь это не главное. Главное – это незыблемые институты, это свобода, равенство и братство, это сменяемость власти, это права меньшинств. А с этим, невзирая на моровое поветрие, все остается в лучшем виде.

Тогда естественен порыв «Dahin! Dahin!». Здесь, если верить «Эху дождя» – обреченная и проклятая страна, а там, где свободные камни Европы, несмотря на комендантский час и прочие стеснительные, но необходимые меры, сохраняется главное – институты и свободы. А уж как-нибудь до этих свободных камней можно и добраться. Век назад было труднее – но добирались же.

Странный парадокс нашего времени в том, что стремления хоть тушкой, хоть чучелком, но вырваться из мертвящих объятий тирании не наблюдается. То ли тирания какая-то плюшевая, то ли свободные камни с каким-то изъяном, то ли камлания прогрессивной общественности сами по себе, а экзистенциальный прорыв к свободе, через тернии к звездам, сам по себе.

И никогда не читайте перед обедом антисоветских газет.

 

Источник

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх