Свежие комментарии

  • игорь поляков
    Скончается где нибудь в сизо или сядет мелочь,все же понимают что без вышестоящих столько лет скрывать не возможно,с ...До золотых унитаз...
  • Виктор Марченко
    Не надо лукавить, госпожа Памфилова!Памфилова об онла...
  • Ночной кошмар
    Ты всё под Путина роешь, тролль пиндосный? Смотри, грыжу не заработай.Таинственный амер...

Выборы-2021: Есть такие партии!

Ждать ли изменении думского расклада после сентябрьского голосования

Выборы-2021: Есть такие партии!
Фото: Михаил Терещенко/ТАСС
Материал комментируют:

В России стартовала предвыборная гонка. С 17 по 19 сентября российские граждане должны прийти на избирательные участки и отдать свои голоса тем или иным партиям и кандидатам в Государственную Думу РФ. Парламентские партии уже провели свои съезды, определились с кандидатами, небольшим партиям еще предстоит озвучить головные списки. Далее — борьба и решение избирателей.

Традиционно в главном законодательном органе страны были представлены 4 партии: «Единая Россия», Справедливая Россия, КПРФ и ЛДПР. Кроме того, небольшая часть из 450 депутатов не входила ни в одну из партийных фракций. Появившиеся в последнее время небольшие партии, судя по всему, готовы дать бой опытным политическим бойцам.

Руководитель Центра развития региональной политики политолог Илья Гращенков назвал возможные сценарии думского расклада.

— Консервативный: 4 основные партии. Все предпосылки для этого есть, прежде всего инертность избирателей. Люди пока не слишком мотивированы идти и повышать явку. Если явки не будет, то консервативный сценарий более чем вероятен.

Если он будет переломлен и на выборы придет хотя бы больше 50%, а лучше 60%, то возможно попадание в Думу пяти партий (это второй вариант) или шести (третий вариант).

Наиболее вероятно прохождение «Партии пенсионеров». Это связано с тем, что после пенсионной реформы и отхода как от коммунистической, так и справедливоросской риторики она выражает запрос на патерналистскую заботу.

Если «пенсионеры» все-таки не пройдут, есть еще вероятность попадания партии «Новые люди». Эта партия является неким абсорбентом для молодёжи, прогрессистов и той аудитории, которая лишилась своего представительства со стороны внесистемной оппозиции. Наиболее политически активная часть молодежи и прогрессистов ищут, за кого проголосовать.

Есть еще партия «Яблоко», с одной стороны, достаточно раскрученная, но у нее такой высокий антирейтинг, что «Новые люди» кажутся предпочтительнее.

«СП»: — Громкие имена первых пятерок как могут сказаться на количестве мандатов для партий?

— Не думаю, что лидеры пятерок удачные у всех партий. У ЛДПР и КПРФ они стандартные, это даже не пятерки, а и 15 человек, куда вошли достаточно известные депутаты и новые лица. Что касается «Единой России», то этот список достаточно сомнителен в качестве тягловой силы, не думаю, что в реальности они все сработают на привлечение, потому что рейтинг партии остается жестко сегментированным между бюджетниками с админресурсом и небольшой частью общества, которая всегда поддерживает власть. Эсеры со своей пятеркой могут скорее оттолкнуть часть базового электората, потому что раньше за них голосовала интеллигенция — врачи, учителя, для них чужды идеи взятия Донбасса, мировой войны, левой революции и прочего.

Посмотрим, кого выдвинут другие партии, чьи съезды сейчас будут. Может там будут первые пятерки, которые могут сыграть.

Например, я знаю, что в пятерку «Новых людей» войдет Сардана Авксентьева, бывший мэр Якутска, которая качает региональную повестку — федерализацию. Это достаточно востребовано: все хотят некой автономии, особенно на Дальнем Востоке, «хватит кормить Москву». Вхождение такого народного мэра может партию подтянуть.

«СП»: — Увидим ли в новом составе самовыдвиженцев?

— Если он будут пропущены на стадии подачи документов, то безусловно. Анатолий Вассерман — самовыдвиженец. Он узнаваем и вполне может победить как самовыдвиженец.

Сейчас есть такая тактика — выдвижение беспартийных самовыдвиженцев. Она востребована, потому что некоторые партии узкосегментированы. Если человек идет самовыдвиженцем, но при поддержке партии, не будучи ее членом, то это повышает шансы на прохождения.

Эксперт Центра ПРИСП, к.и.н. Николай Пономарев полагает, что новые партии, вероятнее всего, будут представлены в Госдуме кандидатами, одержавшими победу в голосовании по одномандатным округам.

— ВЦИОМ оценивает совокупный потенциал непарламентских партий в 12−13% голосов, ФОМ — в 6,8%. Гипотетически новые партии могут рассчитывать еще и на голоса неопределившихся (их примерно 13−17%). Однако против них работает фактор протестного голосования. Люди, неопределившиеся с политическими предпочтениями и рассматривающие выборы как способ продемонстрировать властям свое недовольство, предпочтут отдать голос системным оппозиционным партиям, укрепление позиций которых станет «тревожным звонком» для Кремля.

Задача максимум большинства парламентских партий на сегодняшний день — набрать хотя бы 3% голосов, чтобы получить право на госфинансирование.

Впрочем, в ближайшие месяцы ситуация может существенно измениться. Некоторые партийные проекты обладают существенным потенциалом. Например, на региональных выборах прошлого года очень хорошо выступила партия «Новые люди». В данный момент социология не фиксирует наличие у нее «парламентского» рейтинга, но грамотно выстроенная кампания может существенно поменять расклад сил.

«СП»: — Как могут повлиять на результаты голосования списки «паровозов», которые уже озвучены некоторыми партиями?

— В случае «Единой России» состав первой пятерки подобран скорее с расчетом на то, чтобы компенсировать имиджевый урон от непопулярных решений, принятых в последние годы. «Великолепная пятерка» ЛДПР не дает жириновцам явных преимуществ, как, впрочем, и не несет дополнительных рисков. Неожиданным можно назвать появление в первой тройке КПРФ Павла Грудинина. Это решение, очевидно, призвано как подчеркнуть оппозиционность КПРФ, так и обеспечить партии поддержку «левых патриотов» и часть центристски настроенного электората. Состав первой тройки эсеров указывает на стремление обеспечить консолидацию ядра избирателей партии с прилепинцами и сторонниками «Патриотов России». Однако пока что эта задача решается «со скрипом».

«СП»: — Как много небольших партий может появиться в Госдуме, и что им надо сделать, чтобы получить заветный мандат?

— По партийным спискам, и лишь при самом оптимистичном сценарии, в Госдуму пройдет лишь одна малая партия. В рамках борьбы в одномандатных округах их шансы тоже сложно назвать высокими.

«Партия власти» уверенно доминировала на этой площадке даже в условиях, когда ее федеральный рейтинг пикировал к отметке в 30%. Например, в ходе кампании 2018 г. «Единая Россия» взяла на выборах в заксобрание Владимирской области лишь 29,57%, но ее кандидаты выиграли в 16 из 19 одномандатных округов. На выборах в думу Ульяновской области «Единая Россия» получила 33,87% голосов (меньше, чем КПРФ). Но однопартийцы Дмитрия Медведева «обнулили» результаты этого поражения, «взяв на щит» 9 из 18 округов. В рамках борьбы за места в парламенте Ивановской области «Единая Россия» набрала лишь 34,14% голосов по спискам, однако кандидаты от «партии власти» победили в 10 одномандатных округах из 13.

В одномандатных округах, «свободных» от ресурсных и узнаваемых единороссов, кандидатам от малых партий придется бороться с прочими оппозиционерами, располагающими (чаще всего) большими ресурсами.

В этой ситуации одержать победу от лица малых партий могут лишь кандидаты, которые давно и хорошо известны на этой территории, располагают собственной ресурсной базой и сетью сторонников. Заметно повысить их шансы на успех может наличие социального или медийного бэкграунда в сочетании с длительным опытом реализации социальных проектов. В данном случае может сработать эффект «качественного популизма»: на фоне устойчивого недоверия к профессиональным политикам появление в бюллетене «кандидата в джинсах», уже долгое время решающего проблемы «маленьких людей», вполне может «выстрелить».

«СП»: - А каковы шансы самовыдвиженцев пройти избирательные барьеры?

— На этот вопрос можно смело ответить — на все воля Божья. Пока подписи собираются на бумаге вне стен избиркома, регистрация не гарантирована даже добросовестным самовыдвиженцам. Снять избирательные барьеры в этом случае можно, наделив кандидатов правом собирать все подписи в поддержку своего выдвижения через Госуслуги, вернув избирательный залог или изменив форму сбора подписей (сократите их общее количество, и пусть кандидаты сами приводят своих сторонников в избирком, чтобы те проставили свой автограф на глазах у членов комиссии). Сейчас сбор подписей — это соревнование по каллиграфии. И его результат нельзя предсказать.

«СП»: — Может ли результаты выборов оказать влияние многодневное голосование?

— Многодневное голосование — это не зло и не благо само по себе. Его используют во многих штатах США, Норвегии, Финляндии, Эстонии и целом ряде других государств. Вопрос заключается в том, как он адаптирован к российской специфике. Практика показывает, что «многодневка» может привести как к росту, так и падению явки. Одновременно она способствует резкому росту нагрузки как на членов комиссий, так и на наблюдателей. И, вполне естественно, она дает преимущество более ресурсным кандидатам. Также не вполне понятно, как она повлияет на работу отдельных «диких» региональных комиссий. Например, всем прекрасно известно, сколь «лестно» Элла Памфилова оценивает работу избиркома Санкт-Петербурга. Если его представители допускают грубые нарушения в рамках действующего формата выборов, что помешает им использовать в своих интересах многодневное голосование?

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх