БАЗА 211- ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ

73 456 подписчиков

Свежие комментарии

  • Валерий Денисов
    У всех есть диаспорские лобби, у русских нет ничего, самый незащищенный народ. Поэтому его легко обманывать с пенсия...Новые поправки: о...
  • Семенков Александр
    Мировой медицинский маразм начинает зашкаливать. Пора заканчивать слушать и ориентироваться на всю эту хрень от ВОЗ. ...Двоемыслие по Геб...
  • Дед Воевода
    В мире существует только две системы государственной власти: буржуазная диктатура - диктатура класса социальных параз...Не надо внешних в...

Как блеф с украинским танком «Нота» пытаются прикрыть разработкой советского танка «Боксер»

Как блеф с украинским танком «Нота» пытаются прикрыть разработкой советского танка «Боксер»

С удивлением прочитал на ВО статью «Объективные факторы против «Ноты». Неудача «Объекта 477А». Поражен домыслами, инсинуациями и безудержной фантазией автора.

Откуда такие сведения?

Оказывается, недавно в украинском интернет-издании Defense Express вышла пропагандистская статья о так называемом украинском танке «Нота» (который никогда не существовал) и перспективах этой мифической машины. Об этом издании и кто за ним стоит – немного ниже.

А сейчас о проекте танка «Боксер», который (по этой статье) как бы стал прототипом танка «Нота».

Автор пишет, что к началу 90-х в Харькове создали несколько вариантов танка «Молот» (объект 477), после распада Советского Союза Россия и Украина договорились о продолжении этих работ (объект 477А), названного «Нотой», проектирование шло полным ходом, и в результате появился более совершенный объект 477А1. В работе как будто бы участвовали российские предприятия (!), заказчиком было якобы российское Минобороны (фантастика!) и финансировало их, но в начале 2000-х Россия отказалось от совместных работ и начала собственные разработки. В результате проведенных работ на Украине осталось шесть или семь образцов танка «Нота» и этим проектом даже заинтересовалась такая «танковая держава», как Саудовская Аравия.
В итоге делается вывод, что разработка танка объект 477 ведется порядка 30–35 лет и не привела к желаемым результатам.

Честно говоря, такого бреда по теме, которой я отлично владею, давно не читал. Сразу подчеркну, что я с глубочайшим презрением отношусь к недоношенному государству Украина и ее возможностям что-то там путное создать, но, как говорится, истина дороже.

Прежде всего, необходимо разделять два момента, затронутых в статье: разработка в 80-е последнего советского танка нового поколении «Боксер» и рекламируемые работы уже на Украине по несуществующему танку «Нота».

Разработка танка «Боксер»


О разработке танка «Боксер» я уже подробно писал, в интернете даже моя книга по этой теме опубликована, но придется еще раз кратко напомнить, что же на самом деле происходило.

Как один из руководителей проекта танка «Боксер» я участвовал в нем с первого до последнего дня проведения этих работ и всей информацией по проекту танка, естественно, владел. Покинуть КБ мне пришлось в 1995 году, когда никаких шансов на его возрождение уже не существовало.

История танка началась в начале 80-х годов с проведения НИР «Бунтар» по поиску концепции танка следующего поколения. По результатам НИР в 1986 году была задана ОКР «Боксер», перед этим был проведен конкурс трех танковых КБ, свои проекты представили Харьковское, Ленинградское и Тагильское КБ. После рассмотрения проектов военные сделали следующее заключение: проекты Ленинградского и Тагильского КБ и близко не соответствуют предъявленным требованиям и отклоняются, им были заданы работы по ОКР «Совершенствование» – дальнейшее развитие серийных танков Т-80 и Т-72.

К разработке был принят харьковский проект «Боксер», и началась совместно со смежниками разработка его конструкции. В процессе работ было разработано и отмакетировано более десятка вариантов компоновки танка. В итоге было принята компоновка со 152-мм полувынесенной пушкой на крыше башни, так называемая лафетная установка пушки, классическим размещением экипажа, при этом командир и наводчик из соображений защищенности размещались в кабине башни и сидели на уровне корпуса танка, что потребовало большой перископичности прицельных комплексов.

Боекомплект был вынесен в бронированную капсулу между боевым отделением и МТО с возможностью заряжания пушки из этого отсека. Силовая установка строилась на базе модификации двигателя 6ТД-2 мощностью 1200 л. с. Изюминкой танка была танковая информационно-управляющая система, позволяющая вывести его на принципиально другой уровень управления и создать сетецентрический танк.

В соответствии с постановлением, в разработке танка участвовали десятки КБ, заводов и институтов по всей стране, это был плод труда тысяч инженеров в различных отраслях техники. Ленинградское и Тагильское КБ в работах по этой теме участия не принимали, им было поручено совершенствовать серийные танки, хотя их главные конструкторы участвовали во всех совещаниях в Харькове, Миноборонпрома и Минобороны и владели всей ситуаций с разработкой танка.

К концу 80-х было изготовлено два опытных образца танка и несколько ходовых макетов для отработки узлов и систем танка, и начались испытания образцов. В процессе испытаний, как обычно, выявилась масса технических проблем, они постепенно решались. При догрузке танка всеми заложенными в него узлами и системами выяснилось, что он вываливается далеко за 50 тонн, поскольку мощная защита и размещение 152-мм боеприпасов раздельного заряжания в бронированной капсуле слишком дорого обходились. К тому же резко усложнялся автомат заряжания при такой компоновке танка, а военные потребовали усиления могущества боеприпасов, что ограничивалось длиной отсека для их размещения.

К 1990 году компоновка танка претерпела кардинальные изменения, бронированную капсулу ликвидировали. Длину корпуса сократили и перешли на унитарные боеприпасы с размещением их в двух барабанах в корпусе танка и расходного барабана в башне. С целью сокращения веса в бронезащиту и ходовую ввели титановые элементы и детали. Этот вариант танка получил индекс 477А, а позже он был переименован в «Молот», поскольку у одного смежника пропал секретный документ, а режим секретности разработки был очень высокий.

Еще до завершения испытаний образцов танка в 1989 году было предписано начать подготовку производства установочной партии танков. Все настаивали на скорейшем завершении испытаний танка и запуска его в серийное производство, заложенные характеристики удовлетворяли военных.

По разработанной документации танка 477А изготовить образцы не успели, Союз развалился, автомат заряжания барабанного типа, картинки которого все сейчас стараются нарисовать, до танка не дошел, он только был успешно отработан на стендах. Работу официально никто не закрывал, она сама тихо скончалась по прозаической причине.

Проводить самостоятельно работы по этому танку Украина не могла, поскольку почти вся начинка разрабатывалась и изготавливалась в России: пушка – в Перми, пулеметы – в Ижевске, структура бронирования – в Москве, прицельные комплексы с лазерными и теплотелевизионными каналами – в Красногорске и Новосибирске, стабилизатор вооружения – в Коврове, средства связи – в Рязани, ракетное вооружение – в Москве и Туле, аппаратура спутниковой навигации – в Ленинграде, вычислительный комплекс – в Москве, система управления силовой установкой – в Челябинске, система госопознования – в Казани и т.д.

Жалкие потуги возродить все это на Украине, естественно, ни к чему не привели, к тому же это нищее государство не в состоянии было финансировать такую затратную разработку, и к 1993 году о ней уже старались не вспоминать.

Так закончилась эпопея с танком «Боксер/Молот» (объекты 477 и 477А). И не потому, что он никуда не годился, просто исчезла страна, которая его заказывала, а осколкам страны он был не нужен.

Миф о перспективном танке «Нота»


Теперь относительно разработки перспективного танка «Нота» на Украине и еще более дикой версии о совместной российско-украинской разработке этого танка.

Прежде, чем писать об этом, надо четко представлять, что из себя представляли отношения России и Украины с начала 90-х. После развала Союза Украина сразу же заявила о подчинении себе всех армейских группировок на своей территории, требовала принятия присяги от всех офицеров (меня постоянно терроризировали с вызовами в военкомат по этому поводу) и подчинения себе всего Черноморского флота, закрыла доступ к разработкам военной техники на своей территории и всем доказывала, что она великая военная держава и сама в состоянии производить вооружение.

Ни о каких переговорах о совместной разработке танка «Боксер» не могло быть и речи, их никто и не начинал, через меня проходила почти вся информация по этому танку, и я знал состояние дел по этой работе.

По команде Киева были свернуты все контакты с Москвой и поступил запрет на передачу документации и любой информации по этому танку.

В это время Украина предпринимала титанические усилия, кому бы продать самый совершенный советский танк Т-80УД, принятый на вооружение в 1984 году, а в 1995–1998 годах завод и КБ реализовывали так называемый пакистанский контракт по поставке 320 танков Т-80УД, и никому не было дела до перспективного танка.

После успешной реализации контракта на Украине появился азарт создать свой танк и, по всей видимости, тогда появилась идея возродить советскую разработку танка «Боксер», присвоив ему новое имя «Нота» и другой индекс «объект 477А1».

Этому недоношенному государству очень хотелось показать свою значимость и величие. Советскую разработку, которую вела масса организаций по всей стране, начали выдавать за новую «украинскую», демонстрируя, что Украина способна не только изготавливать серийные, но и разрабатывать перспективные танки.

Обращаю внимание, что ни руководство, ни сотрудники ХКБМ не опускаются до рекламирования этой работы, поскольку любому грамотному специалисту понятно, что это чистейшей воды блеф.

Мощную рекламу несуществующему танку «Нота» раскручивает некто Сергей Згурец, это безграмотное чмо, мало что понимающее в технике и тем более в танках. Этот записной укропропагандист, представляющий себя «военным экспертом», взращенный на западных грантах и создавший на американские деньги информационно-консалтинговую компанию Defense Express, отрабатывает заказ на рекламировании несуществующего «мощного» украинского военно-промышленного комплекса. Одной из его задач является и продвижение «украинского танкостроения». За неимением лучшего он и продвигает миф о танке «Нота».

В одной из публикаций на этом ресурсе даже меня записали в «украинские танкостроители», сославшись на мою книгу о разработке танка «Боксер». Этот «информационный укрогений» в свое время запустил информацию, что опытный образец танка «Нота» (а фактически один из образцов танка «Боксер») пройдет на параде в Киеве в 2017 году, но в среде украинских долбодятлов не нашлось готовых пойти на такую дешевую провокацию.

Если в российской экспертной среде о «мощи» украинского ВПК будут судить по «писулькам» этого знатока, то можно прийти к далеко идущим выводам. Все-таки надо внимательней смотреть, кто это пишет и с какой целью.

Возвращаясь к упомянутой статье, следует отметить, что негоже российским экспертам, пользуясь дичайшей некомпетентностью укропропагандистов, из конъюнктурных соображений наводить как тень на плетень на советские разработки, сделавшие советское танкостроение одним из лучших в мире. Такие действия никогда и никому не делали чести.

Относительно мифа о танке «Нота» можно сказать, что такая работа, возможно, была и открыта, но без кооперации смежников танк создать невозможно. Один из участников этих работ в интернете описывал, как рисовали картинки танка без серьезной проработки конструкции узлов и систем и без привлечения к работам смежников, поскольку их просто не существовало. Естественно, никаких макетных и тем более опытных образцов не изготавливалось, и к тому же смешно говорить о каких-то испытаниях или сравнительных характеристиках.

Танка «Нота» никогда не существовало.

Это домыслы укропропагандиста Згурца, пытавшегося представить задел по танку «Боксер» украинской разработкой перспективного танка.

Продолжение эпопеи перспективного танка


У современной Украины никогда не было украинского танкостроения. Была всего лишь попытка создать его на базе советского задела, которая закончилась полным провалом.

На ее территории исторически находилось Харьковское КБ, разрабатывавшее с 20-х годов при участии предприятий со всей страны советские танки. И такие шедевры, как Т-34 и Т-64, вышли из его стен, как бы ни пытались сейчас это забыть и исказить.

Конечно, в Ленинграде и Тагиле хотят забыть как страшный сон, что так называемые «принципиально новые» танки Т-72 и Т-80 появились, как попытка усовершенствовать Т-64, и что до сих пор концепция этого танка в них заложена. Уже подробно описано, как рождались эти танки и как пробивали им дорогу, в том числе и подделывая государственные документы (читайте воспоминания Костенко).

В 80-е эти два КБ вновь проиграли Харькову в конкурсе на разработку перспективного танка, довести его не удалось, не потому, что он был плох, наоборот – все требовали скорейшего завершения его разработки. Вопрос о неудачной концепции танка или о прекращении работ никогда и никем не поднимался. Разработка танка пришлась на время «перестройки», с ее полной деградацией и безответственностью, приведших к развалу страны. «Закончились времена сталинских наркомов», коснулось это и военно-промышленного комплекса. Этот танк оказался просто никому не нужен.

В 90-е концепцию танка «Боксер» попытались повторить в Тагиле (объект 195), и сделать это было не сложно, так как все смежники оставались в России, и созданный задел можно было использовать и развивать дальше. В этом проекте были использованы многие идеи с танка «Боксер» – 152-мм полувынесенная пушка, прицельные комплексы, ТИУС и ряд других систем танка, разрабатываемых российскими предприятиями. Отличие было в необитаемой башне и размещении экипажа в бронированной капсуле в корпусе танка.

По разным причинам этот проект не пошел, в 2009 году от него отказались, и был запущен проект «Армата», который пока так и не дошел до армии.

Перспективный танк нового поколения пытаются создать уже сорок лет и пока его нет.

Над ним в советские и российские времена работали разные КБ с использованием богатого советского задела в танкостроении, двух КБ страна уже лишилась. Харьковское – оказалось на Украине и медленно умирает из-за отсутствия возможности полноценно работать, Ленинградское – просто уничтожили, задушив конкурента в угоду оставшемуся Тагильскому КБ.

Российское танкостроение лишилось конкуренции и топчется на месте. Не просто так Сталин после войны оставил три конкурирующих КБ, отстаивающих свои концепции развития танков, что позволяло военным выбирать лучшие из них. Сейчас этого нет. Хорошо это или плохо – время покажет и все расставит по своим местам.
Автор:
Юрий Апухтин
Использованы фотографии:
defence-ua.com
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх