Свежие комментарии

  • Наталия Судакова
    Если красивое и умное, полюбуемся!Шпионские игры он...
  • Наталия Судакова
    Напрасно, ведь это подтверждает возвращение в СССР. Соскучились?Шпионские игры он...
  • Наталия Судакова
    Всё как и у нас, никакой разницы. Жить бы в мире!Шпионские игры он...

Бегом в Сбербанк? Кудрин нацелился на наши депозиты

Бегом в Сбербанк? Кудрин нацелился на наши депозиты

Фото: Валерий Шарифулин/ТАСС

Глава Счётной палаты Алексей Кудрин – один из самых разговорчивых наших чиновников. Причём говорит он чаще всего о вещах, не касающихся его непосредственных обязанностей. Например, о том, как нам обустроить Россию за счёт её населения.

Алексею Леонидовичу явно тесно в нынешнем кресле, пусть и расширенном (объёмом полномочий) под его статную фигуру. Вот и теперь он рассказал не о том, как воруют в госкомпаниях и министерствах, а как спасать экономику от падения цен на нефть и паралича малого бизнеса.

Кудрин совершенно справедливо сообщил, что экономике нужны деньги. Но на вопрос, где их взять, он вспомнил не про эмиссионную политику Центробанка (относительно объёмов экономики тот печатает меньше национальной валюты, чем любой ЦБ развитой страны), нет – он вспомнил про наши с вами сбережения. По мнению Кудрина, у населения непозволительно много денег, и это надо использовать в государственных интересах.

Рассказал чиновник и о форме этого использования: надо взять наши депозиты в банках и купить на них облигации государственного займа. Позже он уточнил своё высказывание: "Кто-то расценил это как рекомендацию изъять деньги вкладчиков – это абсурд.

Конечно, об этом речь не идёт". Давайте разберёмся, о чём же тогда говорил финансист.

Где хранятся депозиты

В любой развитой банковской системе деньги вкладчиков (депозиты и, в меньшей степени, текущие счета) рассматриваются как инвестиционный актив. Который действительно может быть вложен в финансовые инструменты, включая гособлигации. В банковском мире здорового человека – если таковой вообще возможен – банк зарабатывает на депозитах, именно инвестируя полученные деньги на свой страх и риск. Клиент получает оговорённый процент, а банк – остальную прибыль. Ну или убыток – зависит от обстановки. Способов инвестиций немало, конкретный их список ограничивается национальным регулятором в интересах клиентов. Чтобы, получив депозиты, банковские управляющие не "гульнули по буфету", вложившись в какую-нибудь МММ, а относились к чужой собственности ответственно.

В России эти ограничения весьма суровы, в итоге на практике почти единственная инвестиция депозита – в кредит. Взять деньги под 5% и выдать их под 15% – вот вся нехитрая функция банковской системы России. Банк становится просто очень высокооплачиваемым посредником взаимного кредитования граждан и организаций. А Центробанк жёстко следит за тем, чтобы банки не вешали на себя непрофильные активы и вообще не лезли в экономику, ограничиваясь исключительно финансами.

То есть ваши депозиты хранятся главным образом в качестве кредита вашего соседа. А кредит этот не слишком надёжен в нынешних условиях, напоминает Кудрин. Куда лучше довериться государству.

Ведь ни в одной развитой стране депозиты не хранятся в специальных подвалах – они гуляют по экономической системе. Даже в самом стабильном и уверенном государстве, будь то Швейцария, Люксембург или США, если все вкладчики вдруг захотят забрать свои депозиты, столько денег в банках просто не окажется. Но в том и плюс стабильности, что вкладчики не считают нужным забирать средства – они знают, что проблем с возвратом не будет.

Правда, когда эта уверенность исчезает, в офисы банков выстраиваются очереди, экономисты кричат о депрессии, а правительства уходят в отставку.

Маленькие спасут больших

Таким образом, сама по себе идея Кудрина ничего особенного в себе не несёт, но она удивительным образом синхронизировалась по времени с формальным установлением господства государства в Сбербанке. Объём депозитов физических лиц там превышает 13 триллионов рублей, почти половина всего рынка. А президент и председатель правления Сбербанка Герман Греф – старый друг Кудрина ещё с ленинградских времён. Совпадение?

Бегом в Сбербанк? Кудрин нацелился на наши депозиты

"Алексей Леонидович, удивительно не то, что люди не мечтают о гособлигациях, а то, что они вообще ещё держат деньги на депозитах". Фото: Federation Council of Russia/Globallookpress

В общей же сложности в российских банках лежит 30 триллионов наших рублей, 400 миллиардов долларов по текущему курсу – сумма ощутимая, примерно равная ВВП страны за три месяца, более половины всей денежной массы государства

В то же время это всего по 200 тысяч рублей на каждого жителя нашей страны от мала до велика – не такие уж жирные у нас, как видим, запасы. И надо ж было такому случиться, что пока мы дивились инициативе Кудрина, Forbes подогнал новый рейтинг российских миллиардеров: изрядно похудевшие из-за падения рубля и рыночной конъюнктуры, они всё ещё контролируют нашу экономику. Все наши хранящиеся в банках сбережения равны суммарному состоянию 64 богатейших бизнесменов – и это в список не вошли ещё чиновники и топ-менеджеры госкомпаний.

И именно для спасения их бизнеса (см. список системообразующих компаний, в котором на момент высказываний чиновника были даже букмекеры) Кудрин намерен использовать наши депозиты. Не изымая их, нет, отнюдь – просто вложив в гособлигации. И тем самым резко повысив риск отсутствия денег в банках при попытке вкладчиков получить их на руки. Предполагается, что все разом мы за наличными не побежим.

А ну как побежим?

Забирать ли деньги?

Нужно ли сейчас, после озвучивания намерений Кудрина и Грефа, снимать деньги с депозитов?

Народ отвечает – да. Процесс оттока денег с депозитов уже идёт, это хорошо видно по следующему графику:

Бегом в Сбербанк? Кудрин нацелился на наши депозитыГрафик: Центробанк России

Как видим, доля "других", то есть срочных, депозитов уменьшается, а доля наличных денег (M0) в общей денежной массе M2 растёт ещё с осени 2019 года. Этот процесс ускорился с началом эпидемии коронавируса, что не могло не вызвать тревогу в банковских кругах. Даже непотопляемый Сбербанк констатировал отток вкладчиков, что уж говорить о менее надёжных организациях.

Так народ реагирует на многочисленные попытки государства или банковской системы исподволь объявить депозиты и текущие счета своими. Они умножают ограничения на получение или перевод наших собственных денег. Они проталкивают законопроект об отрицательных ставках по депозитам. Они берут процент со всех операций, до которых могут дотянуться. Они прямо говорят о нежелательности оборота наличных денег.

Поэтому человек, снимающий заметную сумму через банкомат или, тем более, в отделении банка, в наше время выглядит отчаянным романтиком, подрывающим прогнившие устои якобинцем, чуть ли не революционером-бомбистом. Многим симпатичен такой имидж, тем более что идеи консерватизма немало пострадали от гнусного их использования думскими и чиновными демагогами.

Романтика состоит ещё и в том, что наличные на руках – это тоже значительный риск. Нет никаких гарантий, что государство не ударит по депозит-диссидентам, например, экстренным обменом купюр, как это было в начале 1990-х годов, или просто "временным" запретом наличных как инструмента передачи коронавирусной инфекции.

Почему люди не хотят спасать государство

Государство российское с конца 1980-х годов не является сколько-нибудь надёжным партнёром на внутреннем рынке. Да, обязательства перед иностранцами мы выполняем дай Бог каждому, но у граждан России мало оснований доверять государственному займу.

  • Размер компенсаций за сгоревшие вклады в Сбербанке СССР ничтожен, да и выплачиваются они со скрипом.
  • Инфляция 1991-1996 годов сделала рубли одноразовыми бумажками, которые ни в коем случае нельзя хранить – превратятся в труху.
  • Попытка стабилизации после деноминации сломалась сразу же – в августе 1998 года, несмотря на клятвы президента в том, что этого не произойдёт.
  • Обещанная в 2008 году "тихая гавань" посреди мирового кризиса обернулась в 2009-м рекордным оттоком капитала, массовыми увольнениями и снижением зарплат.
  • Нараставший дисбаланс финансовой системы привёл осенью 2014 года к падению курса рубля и резкому росту потребительских цен, с которым удалось справиться только через полтора года.
  • Сейчас мы снова видим снижение доходов и рост цен без какой-либо внятной перспективы улучшения ситуации.

Алексей Леонидович, удивительно не то, что люди не мечтают о гособлигациях, а то, что они вообще ещё держат деньги на депозитах. А ещё у них аллергия на Вас лично: видя Вас на телеэкране, русские люди первым делом машинально проверяют, на месте ли кошелёк.

Русской экономике, действительно, остро не хватает денег. Но прежде чем заимствовать у населения его жалкие сбережения, стоит хотя бы нарастить денежную массу до 100% ВВП (вдвое меньше, чем в Китае). Возможно, даже ценой раскрутки инфляции, хотя деньги эти, подчёркивает академик Сергей Глазьев, должны инвестироваться в экономику через целевые кредиты на развитие бизнеса, главным образом связанного с промышленностью. Это менее инфляционный путь, чем простая раздача дензнаков, и более надёжный, чем вливание денег в банковскую систему, откуда они почему-то очень быстро утекают за рубеж.

Увы, ницшеанский принцип "Ограбь нищего" ближе сердцам наших финансовых германофилов.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх