Свежие комментарии

  • olga ostrogliadova
    Создана ШОС в 2001 году, а не в этом 2021После присоединен...
  • HotRS
    Ukr-latino: будущ...
  • Виктор Муравьев
    Да здравствует наше российское правосудие, - самое справедливое правосудие в мире!"Защищал родных":...

Кремль хочет договориться с раковой опухолью

Вывод капитала: предвыборная борьба с офшорами началась

Кремль хочет договориться с раковой опухолью
Фото: Sergey Galushko/YAY/TASS
Материал комментируют:

В Минфине РФ размышляют, как сделать так, чтобы бизнес меньше выводил средства в офшоры, а больше инвестировал внутри страны. По словам заместителя главы ведомства Алексея Сазанова, сейчас для этого рассматриваются несколько вариантов. Первый из них — увеличить налог на прибыль с 20% до 25−30%, но не для всех, а только для тех компаний, которые злоупотребляют выводом средств за рубеж.

«У нас точно нет цели повысить ставку налога на прибыль для всех. Можно рассматривать некую штрафную санкцию, к примеру повышенную ставку, исключительно для тех, кто злоупотребляет. При этом размер ставки обсуждается не запредельный — 25−30%, речь не идет о ее увеличении в разы», — рассказал Сазанов Forbes.

Замминистра использовал крайне осторожные формулировки. Он отметил, что выплата дивидендов — это нормальная деловая практика, и ограничивать ее государство не может. Вместе с тем, иногда в этой практике возникают «вопиющие злоупотребления», когда средства вообще не инвестируются, а только выкачиваются из страны. Вот с такими случаями правительство и хочет бороться, правда, где грань между злоупотреблением и нормальной практикой Сазанов не сказал.

Если решение о налоговой донастройке будет принято, ее параметры могут быть определены уже к концу лета. Отталкиваться правительство предлагает от соотношения уровня дивидендных выплат по акциям к уровню капитала компании.

Тем не менее, даже такой осторожный вариант может вызвать недовольство крупного бизнеса, поэтому в правительстве рассматривают еще несколько вариантов. Один из них — повысить ставку налога на прибыль для всех, но делать налоговый вычет для тех, кто инвестирует.

Третий сценарий самый мягкий — вообще не менять налоговое законодательство, но «договориться» с бизнесом об участии в инвестициях внутри страны. Например, выстроить взаимодействие по принципу работы Фонда фондов, о создании которого правительство объявило в конце 2020-го. Оно предполагает, что компании — участницы фонда должны вложить в него 10 млрд. рублей, столько же вложит государство, а фонд будет инвестировать в выбранные проекты.

В 2020 году чистый отток капитала из России увеличился в два раза по сравнению с 2019-м и составил 47,8 млрд долл. США против 22,1 млрд долл. По оценке Центрального банка, причиной роста стало «ухудшение эпидемиологической обстановки».

Опрошенные «СП» эксперты сомневаются в том, что обсуждаемые меры будут приняты, и даже если это произойдет, их окажется недостаточно, чтобы предотвратить отток капитала из России, так как для этого нужны гораздо более решительные шаги и изменение государственной политики.

— Проблема в том, что не только бизнес, но само государство не заинтересовано в том, чтобы остановить вывод средств из страны, — считает доцент РЭУ им. Плеханова Олег Комолов. — Российский капитал уже давно уходит не в махровые офшоры вроде Каймановых островов, а в так называемые офшоропроводящие страны, более респектабельные юрисдикции вроде Австрии, Великобритании, Люксембурга и Кипра. Через эти перевалочные пункты, где более низкое налогообложение, российский капитал уходит в неизвестном направлении, и отследить его местоположение невозможно.
Часть его возвращается обратно в Россию, поэтому одним из крупнейших инвесторов в российскую экономику долгие годы является Кипр. Таким образом, бизнес решает свои проблемы — уход от налогов, попытки спрятать капитал от конкурентов и прочее.

Государство постоянно поднимает вопрос о том, что нам нужно провести репатриацию капитала и запустить деофшоризацию. Еще Владимир Путин много лет назад обещал запустить репатриацию капитала. Но на деле ничего не меняется. В прошлом году чистый отток капитала составил 48 миллиардов долларов, то есть страна потеряла эти деньги. Причем налицо рост этой тенденции.

Сколько бы разговоров о деофшоризации не шло, к реальной практике и борьбе с этим явлением мы не приближаемся. Потому что государство само косвенными инструментами осуществляет тот же самый вывоз капитала, просто делает это по другим каналам.

«СП»: — Что вы имеете в виду?

— У российского правительства есть фонд, именуемый международными золотовалютными резервами. Он аккумулирует в себе экспортную выручку, которую Россия получает от экспорта углеводородов. Этот фонд раздут до невероятных размеров и как минимум вдвое превышает все мыслимые нормативы достаточности.

Зачем создаются эти резервы? Чтобы аккумулировать избыточную долларовую массу, уменьшать обращение долларов на российском рынке и тем самым способствовать росту курса доллара. То есть это делается для укрепления курса доллара и ослабления рубля. Вывоз капитала из России — это такой же инструмент, который позволяет сократить обращение долларов на российском валютном рынке и способствует тому же.

Это нужно и выгодно экспортным корпорациям и нефтегазовому сектору, которые продают товары за рубеж, а потом обменивают валютную выручку на рубли, и делают это не по курсу 23 за доллар, как было бы присутствии ручного управления курсом, а по 70−75 за доллар. Тем самым они утраивают свою выручку, минимизируя издержки внутри страны. Бенефициаром всей этой системы является сырьевой олигархат, который занимается экспортом сырьевых товаров низкой степени передела.

В этом случае бороться с оттоком капитала — значит противодействовать текущей политике государства, которая направлена на то, чтобы как можно активнее выводить доллары из страны. Чем больше их уйдет, тем слабее будет национальная валюта и тем сильнее обогатится условный Потанин.

Поэтому ничего принципиально не меняется, отток капитала остается на высоком уровне, а обещанные меры по деофшоризации экономики выглядят лишь попыткой создать благоприятный информационный фон перед очередными выборами, и не более того.

«СП»: — То есть правительство одной рукой пытается сократить отток капитала, предлагая такие меры, а другой само ему способствует?

— Да оно и не пытается, на самом деле. Есть высшая цель — обеспечить благоприятные условия сырьевым экспортерам. Им нужен благоприятный валютный курс, который позволяет максимизировать выручку. Так как у нас свободное курсообразование, обеспечить дешевый рубль можно только изымая доллары из экономики и не препятствуя оттоку капитала.

Пока наша экономика является моноотраслевой, пока мировому покупателю она не может дать ничего, кроме нефти, газа, металлов низкой степени передела и такой же самой примитивной продукции химической промышленности, все разговоры о попытках ограничить отток капитала из страны очень сомнительны.

Скорее всего, эта история опять ничем не закончится, и через год-два правительство вновь вернется к этой теме, начнет озвучивать предложения по ограничению вывода. Но сделано ничего не будет, потому что такие меры противоречат интересам господствующего класса — крупнейших российских собственников, которые и определяют экономическую политику в нашей стране. На мой взгляд, ни один из озвученных замминистром инструментов работать не будет, потому что никто в этом всерьез не заинтересован.

Похожего мнения придерживается доктор политических наук, секретарь ЦК КПРФ Сергей Обухов, который выступает за жесткое государственное регулирование вывода капитала из страны.

— Договориться с раковой опухолью, чтобы она не пожирала организм, очень трудно. А в данном случае вывод капитала за рубеж — это, по сути, раковая опухоль на теле российской экономики. Бизнес работает в рамках своей капиталистической модели, цель которой — максимизация сверхдоходов. Государство может вводить предложенные меры, но все это, как мертвому припарка. Только дивидендов крупнейшие корпорации вывели в прошлом году более 5 триллионов рублей.

Выход один — национализация в ключевых отраслях экономики и наведение порядка в госкорпорациях, которые превратились в частные лавочки. Все остальное — это рассуждения в пользу бедных. По факту за время пандемии наши «форбсы» прирастили очередные миллиарды, а остальным осталось падение производства и уровня жизни.

«СП»: — То есть вы считаете предложенные меры не эффективными?

—  В вопросе борьбы с офшорами я не вижу эффективных мер, помимо государственного регулирования. Допустим, сегодня нам много говорят про продуктовую инфляцию, про бизнес, но для начала нужно разораться с монополиями. Весь наш ритейл офшорный. Нужно возвращать его в Россию, создавать подконтрольные госпредприятия для ритейла. Тогда будет и контроль над ценами. Заставьте «Газпром» пошерстить всех своих «дочек», через которых выводятся средства из страны. То же самое и со всеми остальными «госкорпроациями».

Все эти рассуждения о том, что нужно «поговорить с бизнесом», ни к чему не приведут. Единственное постсоветское коалиционное правительство Маслякова и Примакова, в которое входила КПРФ, первым делом ввело жесткие ограничения на вывоз капитала из страны, и это тут же принесло результат. Пока такие же меры не будут введены против всех этих паразитов сегодня, ничего не получится и никакие рассуждения о борьбе с офшорами не помогут.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх