Свежие комментарии

  • МММ
    ЛИЦЕМЕРЫ И ВОРЫ, НАЧИНАЯ С САМИХ ЗАКОННИКОВ в т.ч. и ЭТА МАТВИЕНКА. ПОКАЗУШНИКИ."Цинизм и безразл...
  • Игорь Сипкин
    " Он отметил, что это не обычная пневмония." Конечно необычная - это короновирус. Просто видимо есть какое-то огран...В Самарской облас...
  • Валерий Бородько
    Историк В.Г. Ханд...

Трагическая судьба Русских спасителей Парижа и Вердена.

История русского солдата во Франции времен первой мировой — это самые дальние задворки нашей памяти. Если у нас сегодня многие не помнят, что такое Брусиловский прорыв, то, что уж говорить о судьбе четырех русских бригад, отправленных Россией на помощь своему союзнику по Антанте. Первая и третья бригады остались воевать на французском фронте, а вторая и четвертая после короткого отдыха были переправлены в Македонию.
 
Трагическая судьба Русских спасителей Парижа и Вердена.

Уже в конце августа 1914г. английское правительство обратилось к правительству России с предложением отправить во Францию три-четыре корпуса с целью помешать немцам перебрасывать войска на Восток. Верховный главнокомандующий русской армией Великий князь Николай Николаевич счел данный план невыполнимым и ответил отказом.

Вновь вопрос о присылке войск был поднят осенью 1915 г. Францией. Испытывая острый недостаток в пополнениях и зная о том, что Россия не в состоянии вооружить всех мобилизованных, французское правительство решило связать поставки оружия с присылкой солдат. Для переговоров по этому вопросу в начале декабря в Петроград прибыл член сенатской комиссии по военным делам П.Думер. Представленный им план предусматривал отправку во Францию 400 000 неорганизованных солдат в обмен на увеличение поставок винтовок.

Начальник штаба Верховного главнокомандующего генерал Алексеев, которому Николай II поручил принять окончательное решение, был одним из наиболее яростных противников выделения войск для заграничных экспедиций, однако он понимал, что вследствие зависимости России от французских военных поставок, нельзя было отвечать полным отказом.

После посещения Ставки П.Думер сообщил в Париж, что принципиальное согласие на посылку войск получено и что число солдат может достигать 40 000 в месяц, с условием, что это будут не неорганизованные массы, а русские части под командованием русских офицеров. Когда первая бригада уже находилась в пути, французское правительство решило использовать ее не во Франции, а в Салониках, но русское верховное командование воспротивилось этому и предложило послать в Салоники вторую бригаду, не изменяя назначения первой, что и было сделано.

В августе 1916 г. во Францию отправилась третья бригада, а в сентябре через Францию в Салоники - четвертая. Отправка пятой, шестой и седьмой бригад не состоялась в связи с тем, что со вступлением в войну Румынии России пришлось посылать войска ей на помощь.

Согласно штатам бригада насчитывала 104 офицера и 9197 нижних чинов и состояла из управления бригады, двух полков по три батальона в каждом (батальон имел четыре стрелковых и одну пулеметную роту) и маршевого батальона, в который входило 6 рот - по одной на каждый батальон бригады. Кроме этого из французской армии в бригаду назначались 33 офицера и 172 нижних чина.

Начальником первой особой пехотной бригады стал генерал майор Лохвицкий, и уже в январе 1916г. началось ее формирование. При отборе большое внимание уделялось внешнему виду солдат - они должны были произвести впечатление на союзников и, надо сказать, им это удалось.

 
Трагическая судьба Русских спасителей Парижа и Вердена.

В начале февраля эшелоны бригады отправились в долгий путь через всю Россию в занятый японцами Дайрен и там погрузились на три французских парохода. По инициативе русского военного агента во Франции полковника Игнатьева тут же, в порту, полки получили винтовки и приняли боевой вид. Построившись, части бригады прошли по улицам Марселя. Сам факт прибытия союзников, а также бравый вид проделавших огромный путь солдат, вызвали восторгу французов, засыпавших русских цветами и угощениями в течение всего пребывания бригады в Марселе. После недолгой остановки в Марселе, бригада была перевезена в лагерь Майи, где уже было подготовлено все необходимое.

Прибытие российских войск во Францию вызвало большой ажиотаж. Французы уже тогда не отличались высокими боевыми качествами и страшно боялись поражения от немцев, поскольку на их памяти уже было поражение в войне с Пруссией. В русских солдатах французский обыватель видел куда более надежного защитника, чем в собственно французской армии. Но у властей Франции отношение к российским войскам было скорее как к дармовому «пушечному мясу». И хотя первое время Париж это отношение успешно скрывал, в конечном итоге оно проявилось.

Уже через некоторое время после прибытия русской бригады на фронт немцам пришлось принимать особые меры для повышения бдительности своих войск, стоявших на этом участке. Постоянные вылазки, во время которых разведчики-добровольцы не только уточняли расположение противника и брали пленных, но и уничтожали отдельные посты и огневые точки, не позволяли немецким солдатам расслабляться даже в периоды затишья. 16 июля немцы после артподготовки предприняли атаку на расположение 1-го батальона 1-го полка, но еще на подходе к русским позициям были встречены контратакой и отброшены штыками и огнем.

Умелые действия и храбрость офицеров и солдат вызвали похвалу непосредственного французского начальника генерала Дюма, что нашло отражение в донесении последнего генералу Гуро.

 
Трагическая судьба Русских спасителей Парижа и Вердена.

Весной 1917 года французская армия начала масштабное наступление на немецкие позиции. В этом наступлении, названном по имени командующего французской армией генерала Робера Нивеля «наступлением Нивеля», войска Франции несли огромные потери – французская армия потеряла более 180 тысяч человек. Естественно, очень сильно «бойня Нивеля» потрепала и русские бригады. Примерно 4500 человек потеряли 1-я и 3-я особые пехотные бригады российской армии во время «наступления Нивеля». В итоге русские бригады отвели на отдых и переформирование в военный лагерь Ла-Куртин в районе Лиможа.

Там, в Ла-Куртине, две бригады были слиты в 1-ю особую пехотную дивизию. Командиром дивизии назначили генерал-майора Николая Лохвицкого. После отвода бригад с фронта, на внутреннюю ситуацию в них стали оказывать серьезное влияние последствия революции в России. Резко упал уровень дисциплины, чему способствовала пропаганда, проводившаяся различными эмигрантскими организациями. "Русские солдаты во Франции, организуемся!", призывала газета "Голос Правды" 14 мая 1917 г. - орган правления клуба социал-демократов. В Ницце одно из эмигрантских обществ даже открыло пансионат для русских солдат, приезжавших в отпуск и лечившихся после ранений.

В начале июня в дивизии, начальником которой стал генерал Лохвицкий, произошел раскол. Большинство солдат первой бригады и около 500 солдат второй потребовали немедленной отправки в Россию, отказавшись подчиняться приказам офицеров. По приказу начальника дивизии все остальные вышли из Курти и разбили лагерь неподалеку, а затем перешли в лагерь Курно недалеко от Бордо. В приказе по дивизии 31 июня приведена телеграмма Керенского, в которой говорится, что вопрос о возвращении в Россию решен резко отрицательно. В лагере Курно была создана следственная комиссия, постановившая арестовать 177 зачинщиков бунта, большинство из которых находилось в Курти, и вскоре начал работать военно-революционный суд. Тем временем в Курно для подавления мятежа формировался сводный полк из наиболее надежных солдат под командованием полковника Готуа.

 
Трагическая судьба Русских спасителей Парижа и Вердена.

После прибытия русской артиллерийской бригады, оставшимся в Курти предъявили последний ультиматум и затем был открыт огонь. После подавления восстания в Ла-Куртин многие его участники, оставшиеся в живых, были брошены во французские тюрьмы. Порядок был восстановлен, но французское командование приняло однозначное решение – расформировать особую пехотную дивизию.

Русским солдатам и офицерам было предложено либо воевать дальше в составе французских частей и подразделений, либо трудиться на французских предприятиях, либо отправляться на каторжные работы во французские колонии в Северной Африке.

Но из всего состава дивизии лишь один батальон численностью около 300 человек изъявил желание идти на фронт и сражаться за Францию. Еще 5000 человек решили демобилизоваться и работать на французских предприятиях, а 1500 военнослужащих были отправлены на каторгу в Северную Африку, в основном в Алжир.

Лишь весной 1919 года в Россию были направлены из Франции первые железнодорожные составы с русскими солдатами. Сначала в Россию отправили инвалидов, получивших увечья на войне и более не интересовавших французские власти в качестве рабочей силы. К весне 1920 года в Россию были направлены и до половины русских солдат, находившихся в Алжире. Наконец, в апреле 1920 года правительства Франции и Советской России подписали соглашение об обмене гражданами, после чего было решено переправить в РСФСР оставшуюся часть солдат и офицеров, находившихся в Алжире. Лишь к концу 1920 года была завершена репатриация выживших русских воинов.

История русского экспедиционного корпуса во Франции – это огромная трагедия русских солдат, офицеров и членов их семей, и большой позор для царского и Временного правительств, бросивших русских людей на чужбине на произвол судьбы.
Кстати, оба генерала, командовавших расстрелом русских солдат и офицеров в лагере Ла-Куртин – и Занкевич, и Лохвицкий, — после Гражданской войны жили во Франции и умерли в пожилом возрасте, в отличие от тысяч наших солдат, погибших во время боев за Францию или безвестно сгинувших на каторге в пустынях Алжира.

Редактор: Сергей Иванов.

По материалам рунета...

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх