БАЗА 211- ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ

73 455 подписчиков

Свежие комментарии

  • Валерий А
    Олег, как я понимаю, с семьёй живёт хорошо и не нуждается в общении с либердой. И тем более не в Грузии.МН17 И САМОЛЁТ С ...
  • Татьяна Леухина (Журавлёва)
    В нашей стране все построено на вранье и мантрах, которые сыпятся из зомбоящика. Грабят страну и народ !Богатеем не по дн...
  • Boris Janovsky
    Нет, не кажется. Вокруг COVID накручено столько лжи, что никакие заявления уже не удивляют. Да они просто не восприни...День твой последн...

Тест на вменяемость

Тест на вменяемость

Минские соглашения: прошлое, настоящее, будущее

Комплекс мер по выполнению Минских соглашений был подписан 12 февраля 2015 г. участниками Трехсторонней контактной группы — послом ЕС Хайди Тальявини, Леонидом Кучмой, вторым президентом Украины, послом РФ на Украине М. Зурабовым, а также А. Захарченко и И. Плотницким, представителями ДНР и ЛНР, именуемых в документе «отдельными районами Донецкой и Луганской областей». В поддержку соглашений президенты РФ и Франции, канцлер ФРГ приняли совместную декларацию, где, в частности, отмечалось, «что укрепление сотрудничества между Европейским союзом, Украиной и Россией будет способствовать урегулированию данного кризиса».

А уже 17 февраля того же года Совет Безопасности ООН единогласно принял резолюцию в поддержку этого документа, который, таким образом, стал международным законодательным актом, обязательным к исполнению всеми указанными в нем сторонами. Это — государство Украина и ДНР/ЛНР, которым резолюция ООН придала некий правовой статус. Одновременно Совбез призвал «все стороны обеспечить полное выполнение “Комплекса мер”, включая предусмотренное в нем всеобъемлющее прекращение огня». Именно прекращение огня во всех документах названо первым условием для прекращения гражданской войны, установления мира на Украине да и, по большому счету, в Европе.

Вторым пунктом следовал: «Отвод всех тяжелых вооружений обеими сторонами на равные расстояния в целях создания зоны безопасности…» (Заметьте: обеими сторонами — воюющими, разумеется. Никакой третьей стороны в документе нет).

Ни один из 13 пунктов Минских соглашений Киев не выполнил. Ровно так же игнорируются и положения декларации, притом что лидеры Франции и ФРГ «твердо убеждены в безальтернативности исключительно мирного урегулирования».

Они также «по-прежнему (?! — В.П.) привержены идее создания общего гуманитарного и экономического пространства от Атлантики до Тихого океана на основе полного уважения международного права и принципов Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе».

В общем, красиво было сказано, масштабно и, вроде бы, обнадеживающе. Накануне шестой годовщины неисполнения Минских соглашений Совбез ООН опять подчеркнул, что эти соглашения являются единственным механизмом для мирного урегулирования на востоке Украины. ООН призывает стороны исполнять все положения договоренностей, заявила на заседании Совбеза замгенсека ООН по политическим вопросам Розмари ДиКарло. В свою очередь, глава делегации Киева в контактной группе по Донбассу Леонид Кравчук заверил Совбез в том, что Украина представила План совместных шагов по выполнению Минских соглашений, который «полностью соответствует духу и букве Минских договоренностей».

На что постпред РФ при ООН Василий Небензя заявил, что «эта дорожная карта на три четвертых противоречит Минским соглашениям». Он подчеркнул, что «упорное нежелание Киевом выполнять обязательства по Комплексу мер не скрывается уже даже на уровне украинского руководства».

И напомнил, что президент Украины Владимир Зеленский в мае и декабре 2020 г. утверждал, что Минские соглашения необходимы не для урегулирования конфликта, а только для сохранения санкций против России. Потому, как заявили недавно в Киеве, выполнить их невозможно.

Короче говоря, за истекшие годы «заклинаний» о безальтернативности Минских соглашений было произнесено на разных уровнях — от отдельных политиков и чиновников до правительств и парламентов разных стран Запада огромное количество.

Порошенко в странах Запада и на разного рода международных площадках и радушно встречали, и привечали. И в Ватикане, и в Вашингтоне, в Брюсселе (ЕС и НАТО), в Давосе, на Мюнхенской конференции по безопасности… В качестве «президента мира» (в Донбассе, разумеется), как он себя позиционировал. А в Донбассе, между тем, рекой лилась кровь. Согласно данным мониторинговой миссии ООН с апреля 2014 г. до конца 2018 г. на востоке Украины погибли 13 тыс. человек, 30 тыс. получили ранения различной степени тяжести.

При этом только за первый год гражданской войны — с начала т.н. антитеррористической операции 16 апреля 2014 г. — на востоке Украины погибли 6116 чел., среди которых, по словам Порошенко, было 1800 военнослужащих Украины. Сегодня потери исчисляются в 15 тыс. убитых и 30 тыс. раненых, по официальной статистике.

Госбюро расследований Украины даже завело уголовное дело в связи с возможной государственной изменой со стороны Порошенко. Нет, не за те жертвы, в смерти которых виноват, прежде всего, он. И не за 2 300 тыс. беженцев. И за прочие военные преступления. Ему вменяется в вину факт подписания Минских соглашений, что ныне в Киеве трактуется как предательство и предполагает наказание в виде лишения свободы от 12 до 15 лет с конфискацией имущества или без нее. Бывший военный прокурор Украины Анатолий Матиос заявил, что президент Украины Петро Порошенко в свое время подписал в Минске капитуляцию. К тому же экс-президент Порошенко рассказывал, что лично составлял текст Минских соглашений, которые потом были приняты. «Я лично сел и писал текст Минских соглашений. Вместе с Меркель. (...) мы вдвоем писали», — сказал он в интервью «Украинской правде». При этом Порошенко заявил, что договоренность о прекращении огня в Донбассе была достигнута не в Минске, а ранее в Кардиффе на саммите НАТО, куда он ездил, чтобы «остановить российское наступление». Кроме того, бывший глава Украины призвал не считать Иловайский котел проигрышем украинской армии. «Отойдите от клише, Иловайск — это проигрыш украинцев. Воспринимайте, пожалуйста, Иловайск как начало российской агрессии». Минские соглашения, по его словам, спасли Украину, поскольку дали время на укрепление армии.

К Минску Порошенко пришел отнюдь не потому, что он великий миротворец, каким постоянно пытался предстать перед Западом. Его к этому шагу вынудили печальные для Украины обстоятельства. В течение лета 2014 г. интенсивность конфликта в Донбассе нарастала. Украинские силовые структуры перешли от «полицейских операций» (т.н. АТО) к полномасштабным боевым действиям с использованием тяжелой бронетехники и авиации. К середине августа им удалось установить контроль над Славянском, Артемовском, Краматорском, Мариуполем и побережьем Азовского моря, взять в частичное окружение Луганск и Донецк. В ответ вооруженные формирования ЛНР и ДНР предприняли контрнаступление и смогли потеснить правительственные войска, которые при этом понесли существенные потери в живой силе и технике.

Донецкие ополченцы и луганские милиционные формирования сумели семь раз подряд брать украинские войска в окружение — в котлы, которые позже на Украине назовут хроникой позора.

В том числе — и два котла в районах аэропортов, Донецком и Луганском, куда каратели рвались с безумной силой, накачавшись наркотиками (их не случайно прозвали киборгами). Украинские поражения, как по сей день утверждают на территории от Киева до самых западных окраин, стали возможны только потому, что против частей ВСУ, нацистских добрбатов и иностранных наемников воевали подразделения регулярной российской армии. Ложь, конечно. Даже всем разведкам НАТО не удалось за шесть лет украинской войны обнаружить в Донбассе (и Луганске) ни одного кадрового российского солдата. Но именно на этой лжи держатся все обвинения Запада, включая сюда весь Евросоюз, НАТО, а также далекую Австралию и примкнувшую к ним Японию, в «российской вооруженной агрессии против Украины», «нарушении» ее суверенитета и т.д. Впрочем, здесь все яснее ясного и нет нужды даже задумываться над вопросом «Кому это выгодно?». (Гегемону, конечно.)

Сражение за Иловайск убедительно показало, что ВСУ совершенно не боеспособны, что армии у «нэзалэжной» практически нет. Киевских ястребов это, однако, не остановило. Пушки стреляли, танки атаковали Донецк и Луганск, авиация бомбила ополченцев. Итог: украинских трофеев ополченцами было захвачено столько, что можно было вооружить дивизию по штатам военного времени включительно с отдельным танковым полком и танковыми батальонами в каждом пехотном полку. Стрелкового оружия и боеприпасов к ним у непризнанных республик было достаточно, так как здесь еще с советских времен были военные склады и патронный завод в Луганске. Советскими зенитными установками (орудиями) ополченцы вывели из строя всю авиацию противника. ВСУ почти остались без самолетов и вертолетов. (Самолеты дважды бомбили центр Луганска. Российская «агрессия», однако!)

Вот так, от котла к котлу шла Украина к своему краху. В последнем, Дебальцевском, котле в окружении оказалось до 8000 чел., как сообщили в ДНР.

Наступление ополченцев в Дебальцевском выступе началось 22 января 2015 г. Боестолкновения вылились во фронтовую операцию с применением танков, тяжелой артиллерии и реактивных систем залпового огня. 10 февраля находившиеся в этом районе части ВСУ были окружены полностью. Киев запросил перемирия. Главы ДНР и ЛНР объявили о готовности предоставить украинским войскам выход из котла. А в Минске срочно собралась «нормандская четверка». Подписание Комплекса соглашений стало, по существу, принуждением Украины к миру.

Правда, по заявлениям П. Порошенко, к миру (с Украиной) принуждают Россию, чтобы «как через применение санкций, так и военной помощью давить на Россию — не только политически, но и конкретными мотивационными мерами».

«Мы впервые на практике проверили эффективность формулы — решительность Украины, умноженная на поддержку союзников, дает сдерживание России из-за увеличения для нее цены агрессии», — утверждает он. Этот циничный тезис массово тиражируется на Западе уже шесть лет.

Российский же президент, наоборот, говорит, что пока в Киеве не избавятся от заведомо провального подхода к проблеме, пытаясь решить конфликт на Донбассе силовым путем, никаких подвижек в этом направлении Украина не добьется. Закономерно, что в России как сегодня, так и ранее многие задаются вопросом: а надо ли было вообще встревать в эту внутриукраинскую войну даже в качестве посредников?

Судите сами. То обстоятельство, что надо было каким-то образом выводить из-под удара близких нам и по культуре, и по языку, по духу, по вере, наконец, людей, сомнения, надеюсь, ни у кого не вызывает. Причем не военным путем. Да, Россия ядерная держава, и на нее никто бы не осмелился напасть. Но оставались еще и обычные средства ведения вооруженной борьбы, годные для локальной войны, в которую вполне мог перерасти конфликт на Донбассе. Вдобавок Россия в тот момент вряд ли могла достойно противостоять войскам объединенной Европы (НАТО). Это сейчас она признана военной супердержавой. Ее восхождение к нынешнему статусу начался после залпов крылатых ракет «Калибр» из акваторий Каспийского и Средиземного морей в сентябре 2015 г. по террористам в Сирии. 20 крылатых ракет, с точностью до метра поразивших врагов на расстоянии от 1,5 тыс. км до 2 тыс. км, вызвал на Западе шок. Сегодня об этом вспоминают как о рядовом случае, потому что нынешнюю российскую мощь пока превзойти никому не дано. Но в 2014 г. геополитическая ситуация была далеко не в пользу России, в том числе и на Востоке.

Там формировался эдакий «тройственный союз» в составе США, Японии и Австралии. Они ранее уже отрабатывали порядок совместных действий, и не только на учениях, но и при объявлении санкций России «за Крым», то есть, согласно американским формулировкам, за нарушение территориальной целостности Украины. И наплевать им было на то, что так решил народ Крыма. Как не принимали и не принимают во внимание все, что не соответствует их интересам. Санкции они объявили, заметьте, еще за день до того, как 17 марта 2014 г. Крым вернулся в состав России. (К этой «троице» присоединилась тогда и Канада).

России следовало немедленно погасить на своей западной границе очаг разгоравшейся войны. И президент Путин, уверен, принял самое взвешенное на тот момент решение, не только усадив за стол переговоров конфликтующие стороны — Украину и ДНР/ЛНР, но и подключив к мирному процессу оба «локомотива» европейской экономики — Германию и Францию.

Правда, «нормандский формат» сложился ранее и по инициативе президента Франции Франсуа Олланда, который решил взять на себя миротворческую миссию на Украине. 6 июня 2014 г. в Шато-де-Бенувиль в Нормандии во время празднования 70-й годовщины высадки союзников встретились лидеры Франции, Германии, России и Украины, где и порешили действовать совместно. Честно говоря, причем там был Порошенко, мне до сих пор не понятно. Человека, который развязал преступную войну против собственного народа, вдруг приглашают в состав миротворцев, которые призваны устанавливать мир на подконтрольной ему же территории! Порошенко практически побуждали (или намеревались принудить) к тому, чтобы он не только принимал решения против своих действий в противостоянии с ДНР/ЛНР, но и реализовывал эти противоестественные для него решения.

Человек в здравом уме и рассудке, конечно же, будет поступать наоборот. На этом, видимо, и строился расчет Запада. Чтобы конфликт на Востоке Украины горел как можно дольше. Подобно, например, Приднестровскому. Что всегда может дать повод для любых выпадов против России, упрекая ее, прежде всего, в «агрессивности». Это очень похоже на ситуацию, когда стадо овец поручают охранять волку, но после каждого случая пропажи овцы обвиняют в случившемся пастуха. В общем уже тогда закладывалась мина замедленного действия под будущие Минские соглашения. А главным образом, под отношения России и Евросоюза. Конспирология? Не исключаю.

Евросоюз совместно с Украиной обрушивают отношения России и ЕС, заявил глава международного комитета Совфеда Константин Косачев. Он напомнил, что в ходе дискуссии в Совбезе ООН, прошедшей 11 февраля, страны НАТО обвинили Россию в невыполнении Минских соглашений и блокировке решения конфликта на юго-востоке Украины.

«Американцы властвуют, а украинцы наивно полагают, что разделяют не их и что раздел в этом случае проходит между ЕС и Россией, а не на юго-востоке их страны, которую они потеряли», — отметил он.

В ходе видеоконференции Совета Безопасности ООН именно американский дипломат Родни Хантер призвал Россию «немедленно прекратить свою агрессию на востоке Украины» и выполнить обязательства в рамках Минских соглашений. Европейские страны в Совбезе ООН также обвинили Россию в «применении силы против территориальной целостности и суверенитета Украины». А постпред ФРГ при ООН Кристоф Хойсген пошел еще дальше, выступив с громким заявлением, мол, Россия «вторглась в Крым, а также на восток Украины». При этом постоянный представитель России при ООН Василий Небензя отверг указанные упреки и заявил, что Минские договоренности не выполняет украинская сторона.

Дипломат указал на то, что Германия, Франция и другие страны, которые являются участниками «нормандского формата», не отказываются от диалога с представителями, например, сирийской или венесуэльской оппозиции. «Однако, инициативы, направленные на установление прямого общения Киева с реальными жителями Донбасса, как это предусматривают Минские договоренности, вызывает у них нервную реакцию. Не вы ли, господа, подчеркиваете важность политико-дипломатического разрешения конфликтов через инклюзивный диалог? Где же тогда ваши принципы?», – сказал он и добавил: «Мы благодарим те делегации, которые не побоялись принять участие в упомянутой "формуле Арриа" и услышать голос жителей Донецка и Луганска. Тем же, кто смалодушничал, скажу: те, кто поддерживают лишь одну сторону внутриукраинского конфликта и потакают вопреки фактам её болезненным фантазиям о "российской агрессии", не могут называть себя посредниками. Вы, господа, скорее соучастники творимых Киевом преступлений против населения Донбасса». Небензя констатировал, что Киев упорно отказывается выполнять свои обязательства, и подчеркнул, что это «не скрывается уже даже на уровне украинского руководства».

Российский дипломат задал участникам заседания вопрос, готовы ли представители западных стран недвусмысленно потребовать от Украины начать движение к миру и выполнить обязательства по Минским соглашениям. Думается, что — нет, не готовы. Украина для них — лишь инструмент давления на Россию.

Причем, не ради своих интересов — они совершенно иные и указывают на необходимость сотрудничества с Россией. Европейцы действуют в угоду своим заокеанским хозяевам, которые практически оккупируют континент, сохраняя здесь свое военное присутствие уже 75 послевоенных лет. Не спрашивая Европу, тот же Хантер заявил: «Санкции США в ответ на агрессию России на востоке Украины и на оккупацию Крыма будут оставаться в силе до тех пор, пока Москва не изменит свой курс». Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков в недавнем интервью журналистам BBC сказал однозначно: «Мы не та страна, которая будет и которая должна осуществлять Минские соглашения, а страна, которая должна гарантировать их выполнение вместе с Францией и Германией. Минские соглашения должны выполняться Киевом и людьми из Донбасса». Но, как известно, Киеву все время «майданы» мешают.

Президент Владимир Путин на встрече с главными редакторами крупных российских СМИ четко определил позицию России: «Донбасс мы не бросим. Несмотря ни на что». Слова Путина в непризнанных республиках восприняли с большой надеждой. Естественно также, что ни о каком-либо «возврате» Крыма Украине (читай: США) и речи быть не может. И министр иностранных дел РФ Сергей Лавров, говоря о возможном разрыве отношений с ЕС, далеко не случайно напомнил давнее латинское выражение: «Хочешь мира — готовься к войне». Это он о России говорил.

А в Европе должны, наконец, понять, что не получится у них и дальше сочетать демонстративное «наказание России» санкциями (ради своих внутриполитических и атлантических амбиций) с ведением дел с ней и полноценным диалогом на равных.

Все, пришло время выбирать: Европа (то есть проатлантические элиты ЕС и национальные элиты государств) должна определиться с тем, чего она хочет. Не от России — от самой себя, своего будущего и ради этого будущего. И здесь отношения с Россией это, по сути, — тест на самостоятельность, ответственность и реализм.

Я бы даже сказал, тест, в первую очередь, на вменяемость, главным вопросом в котором является отношение к Минским соглашениям, точнее — к сторонам этого затянувшегося процесса.

Валерий Панов

 

Источник

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх
,,