БАЗА 211- ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ

73 313 подписчиков

Свежие комментарии

  • Наталья Рябова
    не долго осталосьВзять Россию под ...
  • Сергей Лепехов
    В нормальной стране такой, один раз загремев за решётку за такие зверства, обратно уже не вышел бы либо, выйдя, прожи...Дьявол и его помо...
  • Константин Самарин
    скорее, она все три, в одном флаконе. Понятно, что власти России. этот вышедший в тираж политик не был опасен, следо..."Микроигла" загад...

США вышли из поля библейской морали: Израиль в фокусе

США вышли из поля библейской морали: Израиль в фокусе

Портал newsru.co.il опубликовал обзор политической ситуации в Израиле за неделю, подготовленный журналистом Габи Вольфсоном.

Экономическая программа премьер-министра Биньямина Нетаньяху и министра финансов Исраэля Каца была представлена под занавес одной из самых тяжелых недель за все 11 лет пребывания главы правительства на его посту. Помимо экономической составляющей, о которой еще будут спорить специалисты, у представленного плана есть очевидные политические цели, главная из которых — остановить падение популярности. Падение, которое, судя по нервозным шагам премьер-министра в достаточно заурядной ситуации, выбило у него почву из-под ног.

Инициатива бывшего министра транспорта Бецалеля Смотрича по созданию парламентской комиссии по расследованию конфликта интересов судей Верховного суда не должна была привлекать особого внимания. Депутат от партии с шестью мандатами выдвинул предложение, полностью отвечающее вкусам и воззрениям его избирателей. В обычной ситуации премьер-министр Биньямин Нетаньяху опубликовал бы короткое заявление о «необходимости сохранения независимости судебной системы», коалиция предоставила бы своим депутатам свободу голосования и предложение было бы снято с повестки дня.

Однако инициатива Смотрича появилась на фоне свободного падения индекса популярности премьер-министра Биньямина Нетаньяху в том, что касается борьбы с последствиями коронавируса. По данным опроса «Мидгам», опубликованного на этой неделе, лишь 50% правых избирателей положительно оценивают деятельность премьер-министра. Данные общеизраильского рейтинга и того ниже. Нетаньяху почувствовал главную угрозу — возможность потери поддержки со стороны своих убежденных сторонников. Для большинства из них вопрос места судебной системы крайне важен. И поэтому декларированное возражение против инициативы Смотрича, опубликованное «Ликудом», очень быстро сменилось свободой голосования, а затем официальным решением поддержать предложение «Ямины».

Чего на самом деле хотел Нетаньяху, не знает никто, однако в оппозиции утверждают, что премьер-министр декларировал поддержку инициативы, а за кулисами сделал все, чтобы она провалилась, в том числе убеждая депутатов от ШАС и «Яадут а-Тора» голосовать против. «Последнее, что нужно Нетаньяху, — это комиссия, которая ничего не сделает, а оппозиция не даст премьеру и минуты покоя, обвиняя в том, что он прикрывает таким способом провал в борьбе с коронавирусом и свой судебный процесс», — сказал мне один из депутатов от оппозиции. Какими бы ни были мотивы Нетаньяху, но факт остается фактом: большинство министров от «Ликуда» (за исключением Давида Амсалема и Зеэва Элькина) на голосование не явились. Биньямина Нетаньяху также не было в зале.

Для «Кахоль Лаван» это обсуждение стало подарком, о котором в партии Бени Ганца не могли даже мечтать. Лидеры блока всегда приводят два серьезных обоснования пребыванию в нынешней коалиции: борьба с коронавирусом и отстаивание того, что там называют «демократическим режимом в Израиле». В борьбе с коронавирусом у «Кахоль Лаван» нет особо выдающейся роли, да и результаты этой борьбы, скажем прямо, далеки от того, чтобы быть впечатляющими. Но предложение Смотрича и зигзаги «Ликуда» дали блоку «Кахоль Лаван» благодатную почву для того, чтобы напомнить о себе. «Голосование „Ликуда“ за это предложение является объявлением войны израильской демократии», — говорилось в заявлении блока. «Сегодня черный день израильского парламента», — объявил министр юстиции Ави Нисанкорен.

В Кнессете всерьез говорили о том, что утверждение инициативы Смотрича может привести к обвалу коалиции и новым выборам. Опасность кризиса казалась настолько высокой, что глава ШАС Арье Дери позволил себе повысить тон в разговоре с Биньямином Нетаньяху. «Вы тащите нас всех на выборы во имя своих интересов, когда в стране миллион безработных», — крикнул Дери и бросил трубку. В действительности опасность распада коалиции была гораздо ниже. Несмотря на 11 мандатов в опросе «Мидгам», Бени Ганц хорошо понимает, что результаты опросов и выборов очень редко совпадают. Сегодня Ганца поддерживают те, кто верит в необходимость правительства национального единства перед лицом опасности коронавируса, а также в способность Ганца удерживать Нетаньяху от резких шагов. 11 мандатов выглядят малоправдоподобным показателем, и Ганц отлично понимает, что спешить на избирательные участки ему не стоит.

То же самое понимает и премьер-министр. Коронавирус и падение уровня популярности нарушают планы, которые, по мнению многих в политических кругах, были у премьер-министра, объявить досрочные выборы уже в этом году. Несмотря на воинственный тон главы коалиции Мики Зоара, заявившего в интервью «Исраэль а-Йом», что между «Ликудом» и «Кахоль Лаван» нет никаких контактов, переговоры Нетаньяху и Ганца по проекту будущего бюджета продолжаются. На этой неделе состоялись по меньшей мере две встречи лидеров, которые не привели к компромиссу. Ганц почти согласился на утверждение одногодичного бюджета и сейчас добивается внесения туда параграфов, касающихся долгосрочного решения проблем, вызванных эпидемией коронавируса. Нетаньяху не возражает, но тем не менее соглашения нет. В обеих партиях убеждены, что бюджет на 2020 год будет утвержден. Дальше никто не загадывает.

И вернемся к представленному проекту помощи безработным, а также владельцам мелких и средних бизнесов. Эта программа закрепится в сознании избирателей как целиком и полностью проект «Ликуда». Неслучайно премьер-министр не пригласил на презентацию Бени Ганца, что напрашивалось, учитывая тот факт, что речь идет о правительстве национального единства. Неслучайно Бени Ганц поспешил разослать сообщение, согласно которому Исраэль Кац встречался с ним еще до презентации, и представил, показал, поделился. Нетаньяху отлично понимает, что эта программа принесет ему политические очки и отнюдь не собирался делиться ими с Бени Ганцем.

Одновременно «Ликуд» почувствовал угрозу справа. «Ямина», оставшись в оппозиции, все чаще наступает на больные мозоли правящей партии: Беннет заметно опережает Нетаньяху в том, что касается способности, по мнению общества, справиться с коронавирусом (опрос Direct Polls: Беннет — 34%, Нетаньяху — 24%, Лапид — 12%, Ганц — 9%), вновь звучит критика по поводу уже полузабытого плана распространения суверенитета, а также по поводу провала инициативы по созданию парламентской следственной комиссии. На следующей неделе это противостояние превратится в открытое, когда Кнессет тайным голосованием будет выбирать кандидатов в комиссию по назначению судей. Бывшая министр юстиции Айелет Шакед уже заявила, что намерена баллотироваться против депутата от «Ликуда» Оснат Марк, приближенной к премьеру и рекомендованной им для участия в этой комиссии. От результатов голосования будет зависеть не только состав комиссии. Оно имеет большое имиджевое значение, и как очень часто бывает, многое в этом голосовании будет зависеть от НДИ. По вопросу о создании парламентской комиссии по расследованию НДИ, как обычно, держала всех в напряжении до самого последнего момента. «Мы формируем позицию», заявляли в окружении Либермана до последних перед голосованием минут. В итоге партия проголосовала против. «Я всегда рад проголосовать против Нетаньяху и Смотрича», — заявил Либерман. «Мы не собираемся играть на руку Нетаньяху, пытающемуся отвлечь внимание всех от своих провалов и уголовных дел», — сказал мне один из депутатов от НДИ. При формировании комиссии по назначению судей голосовать одновременно против Нетаньяху и Смотрича не получится.

Еще одно голосование, которое привлечет внимание, также состоится на будущей неделе. «Еш Атид — ТЭЛЕМ» вынесут на рассмотрение Кнессета предложение о создании парламентской комиссии по расследованию дела о подлодках. Своего рода ответный шаг на решение «Ликуда» поддержать инициативу Смотрича. В «Кахоль Лаван» изначально угрожали поддержать предложения Лапида, однако, судя по всему, депутаты от партии Ганца не проголосуют за него. Трения в коалиции обостряются, но коронавирус удерживает явно дрейфующее судно на плаву. Никто не знает, как долго это продлится. (newsru.co.il)

Газета «Еврейский Мир» опубликовала аналитическую статью писателя и публициста Борис Гулько (США) под заголовком «Тёмная материя».

Знакомство моё с миром в раннем детстве было захватывающим. Сначала мне объясняли его родители и старшая сестра, позже я стал читать книги, с интересом учился в школе. К концу её создал свою законченную концепцию мира. Я понимал всё — и материальный мир, и социальный.

С тех пор прошло 55 лет. В течение их разные элементы моей концепции рушились, я заменял их другими, но рушились и т. е. Сейчас я пришёл к тому, что не понимаю ничего.

1) Первым объектом моего познания был, разумеется, материальный мир. Он описывался чрезвычайно логичными, интуитивно понятными законами механики Ньютона. Потом, в старших классах, я узнал о теории относительности. Мир усложнился, но с этим можно было смириться. Затем откуда-то выползла квантовая механика. Фотон — это корпускула или волна? Я готов был подождать, пока выяснят. Не выяснили. Уменьшило мой оптимизм то, что один из создателей квантовой механики — Эйнштейн не признавал её: «Б-г не играет в кости».

Двое моих друзей по профессии физики-теоретики. Я послушал лекции и почитал статьи одного, порасспрашивал другого, кое-что прочёл сам. Зашаталась модель атома, «размазался» электрон, знакомые понятия сменила теория струн, которую, говорят специалисты, понять невозможно, можно только описать формулами. Я почувствовал, что смещаюсь в зазеркалье.

Со школы я знал об открытом Ломоносовым законе Лавуазье о сохранении массы. А наша Вселенная — догадался об этом ещё Аристотель — существовала всегда. Я не понимал, что такое «всегда», но соглашался это принять. Однако потом узнал о черных дырах и Большом взрыве. Оказывается, всё возникло моментально из ничего и с тех пор постоянно разлетается. А до этого ничего не было. Может, и времени не было. Значит, не было и «до этого».

Кажется, худшее представить невозможно, но оно случилось. Я прочёл о тёмной материи и темной энергии, составляющих основную часть материи и энергии Вселенной, о которых мы не знаем ничего. Ничего!

И если вам этого мало, то летают вокруг нас ещё «неопознанные объекты» НЛО, летают, как летать невозможно. Их фотографируют, но не понимают. А если о них много думать, — может «поехать крыша». Я знаю такие случаи.

В конце я почувствовал себя муравьём, взирающим на непознаваемый для него человеческий мир.

2) Не складывается с рациональным познанием мира, однако остаётся его религиозная картина. Включение в неё Всевышнего и чудес решают проблемы. Не удивляют создание женщины из ребра мужчины, говорящий змей, Потоп. В иерусалимском «Зоопарке библейских животных» стоит Ноев ковчег, построенный по спецификации, данной Торой. Пара слонов в нём поместятся. А найдётся ли в нём место для прискакавших из Австралии кенгуру (в зоопарке они представлены)? Конечно, посредством чуда.

Расширение пространства было будничным во время праздников в Иерусалимском храме — сообщают старые книги. Вы не верите в чудеса? Тогда объясните, почему фотон — то корпускула, а то волна.

После разрушения храма в 70 году н. э., когда ожидавшееся чудо мессианского избавления не произошло, выжившие евреи четыре столетия записывали Талмуд и начали его изучать. В XII веке Маймонид добавил в иудаизм рациональность логики Аристотеля.

Но евреи с чудесами не расстались и в XVIII веке создали мистическое движение хасидизм. Характерна такая история: основатель хасидизма БЕШТ, живший на Подолье, как-то сказал своим ученикам: «Сегодня поедем в Париж». Вечером они погрузились в телегу, въехали в тёмный лес, а наутро выехали из него в пригороде Парижа. Непонятно, что сжалось в этой истории — пространство или время путешествия. Хасидские цадики обладали мудростью, умели видеть скрытое и творить чудеса. Поэтому паства их слушала. Подобная организация жизни распространилась и на другие еврейские общины Восточной Европы.

Духовные лидеры занимались обучением иудеев моральным и ритуальным законам, определяющим наши общинную, семейную и частную жизнь. Но их мало волновало происходящее за пределами общины, в большом мире. Это привело к игнорированию набегавших проблем, стоившему нам больших жертв.

Зарождением современного сионизма можно считать 1862 год, когда были изданы книги раввина Цви Гирша Калишера «В поисках Сиона» и социалиста Мозеса Гесса«Рим и Иерусалим». Но сионизм захватили социалисты. Раввины, за крошечным исключением создателя религиозного сионизма рава Авраама Ицхака Кука, пути сотрудничества с атеистичными социалистами не нашли и заняли относительно сионизма враждебную позицию.

Защитить евреев от надвигавшейся социальной бури раввинам не удалось. Она настигла евреев там, где они жили, — в Российской империи. Бабель в «Конармии», в рассказах «Рабби» и «Сын рабби» описал трагедию окончания династии Чернобыльских цадиков. Последний принц династии — смертельно раненый сын рабби, член партии большевиков, умирает на руках автора: «Кулачье открыло фронт. Я принял сводный полк, но поздно. У меня не хватило артиллерии…»

Не сокрушился ли рабби, что не усмотрел вовремя наступающей беды и не увёз свой «двор» из России от случившейся там революции? Раввины — главы общин не осознали смертельную опасность побеждающей в окружающем мире социалистической идеи. В погромах российской смуты 1917−20 годов погибло порядка 200 000 евреев, — возможно, вторая по размеру катастрофа в истории евреев. А оставшиеся в СССР на многие десятилетия оказались под властью злодеев. Отказ раввинов восточноевропейских стран от осознания причин этой трагедии подготовил следующую.

Эти раввины всеми силами противились как сионизму — переселению их паствы в Палестину, так и эмиграции её в Америку. Они не смогли или не пожелали увидеть угроз их общинам, надвигающихся с востока и с запада. Правда, живший в Польше крупнейший раввин первой трети ХХ века Хофец Хаим в 1933 году, после прихода к власти Гитлера и за 2 месяца до своей кончины, отвечая на вопрос ученика, указал тому путь к спасению, процитировав пророка Овадью (1:17): «И на горе Сион будет спасение… и получит народ Якова во владение свое наследие». Увы, это был шёпот, а не крик во всё горло, способный предупредить евреев о приближающемся Холокосте.

Сегодня вызывает оторопь реакция религиозных лидеров американских евреев на проходящий в их стране мятеж фашистов антифа и расистов «Чёрные жизни важны». Понятно, ничего не ожидалось от левых евреев, объединённых в клубы с названиями, включающими «иудаизм» — реформистский, реконструктивистский. Их члены возглавляют и составляют антиизраильские организации: J-street, New Israel fund, другие. Но я с негодованием прочёл о выражении солидарности с протестами чернокожих, выражающимися зачастую в осквернении синагог, со стороны головной организации модерн-ортодоксов Orthodox Union и её высшего учебного заведения Yeshiva University. От расстройства я решил купить себе лисью шапку и уйти из модерн в харедим. Но тут товарищ рассказал мне, как, переезжая в эти дни Бруклинский мост, он узрел на нём группу харедим, держащих транспаранты с лозунгами в поддержку бунтующих. И я понял, что не могу делегировать понимание мира кому бы то ни было, а должен полагаться только на свой разум.

3) Вообще-то, я всегда так думал. Однако и этот путь чреват разочарованиями и не обещает успеха.

Первые 9 лет своей жизни (начавшейся в 1947 году) я был рад, что оказался гражданином СССР. Коммунистическая доктрина, как мне объяснили её, представлялась логичной. Но «разоблачение культа личности» Сталинав 1956 году показало, что меня обманывали. Следующие 12 лет прошли в недоумении. Мне была близка «теория конвергенции», предполагавшая, что оптимальная форма организации жизни расположена где-то между капитализмом и социализмом, и желательно их сближение с сохранением лучшего из обеих систем. Однако после 21 августа 1968 года, когда, оккупировав Чехословакию, советские войска растоптали попытку такой конвергенции, я решил, что советский эксперимент — это чистое зло. А добро — это западная демократия в её наиболее успешном выражении — американском. Увы, нынешний бунт американской молодёжи ярко живописует крах и этой модели.

Три модели общественной жизни захватывали воображение евреев в Новое время. Сначала это была германская модель — мир немецкоязычной культуры. Мы дали этому миру великих учёных, философов, поэтов, писателей, музыкантов, художников. В Германию переезжали динамичные евреи с востока, например создатель профсоюзного движения Фердинанд Лассаль, революционерка Роза Люксембург.

Мандельштам писал с завистью в стихе «К НЕМЕЦКОЙ РЕЧИ»:

Себя губя, себе противореча,

Как моль летит на огонек полночный,

Мне хочется уйти из нашей речи

За все, чем я обязан ей бессрочно.

Но в конце стиха Мандельштам напророчествовал:

Бог Нахтигаль, меня еще вербуют

Для новых чум, для семилетних боен.

И действительно, наш роман с германским миром завершился семилетней бойней, Холокостом.

Евреев захватывала другая мечта: построить общество социальной справедливости в России. Эта химера увлекла в гибельную воронку три поколения российских евреев, да ещё приехавших строить этот рай волонтёров из США, Европы, даже из Палестины.

Третье из еврейских очарований — свободное и преуспевающее американское общество. Более миллиона экс-советских евреев прорвались в США и бросились реализовывать американскую мечту. Крах этой химеры ещё не стоил нам крови, но унёс поколение молодёжи.

Образовательная система Америки, укомплектованная преподавателями и профессорами-марксистами, растлила её идеями, уже обанкротившимися в СССР, на Кубе, в Камбодже, в Китае и Северной Корее — везде, где реализовывались. Мало вам бульона из советских чисток, китайской «культурной революции», тоталитарной цензуры мысли, американское лихо ещё чревато феминистской ненавистью женщин к мужчинам, заменой библейской сексуальной морали ортодоксией ЛГБТ и расистским признанием белой расы априорно виновной «в привилегиях». Допускаю, что после легализации Верховным судом США 26 июня 2015 года «однополых браков» страна уже была обречена на судьбу, аналогичную Содому и итальянской Помпеи: она вышла из поля библейской морали.

Почти полтора года назад мы с женой Аней перебрались в Израиль. Замысел в его основе я понимал как стремление построить общество на основе еврейской идеи. Сейчас форма её реализации стала казаться мне социальной версией квантовой механики.

При всей своей непонятности эта механика работает. В кибуцах и в профсоюзном объединении Гистадрут ещё теплится социалистическая мечта. На предприятиях, связанных с высокими технологиями, в мошавах торжествует капитализм. В многочисленных иешивах и синагогах цветут все ветви ортодоксального иудаизма, а на гуманитарных кафедрах университетов — побеги прогрессивных течений постмодернизма. За счёт чего управляется страна — непонятно. Результаты трёх выборов, это почти полтора года, не давали исхода, позволявшего партиям-единомышленникам сформировать правительство. Но и без этого страна управлялась неплохо. В конце концов, предав своих единомышленников, половина оппозиционной партии, имевшей единственным пунктом программы смену премьера Нетаньяху, вошла в его правительство, раздув его до 36 министров. Оправдание их странно — «иначе было бы ещё хуже».

Армией, самой эффективной в мире, командуют генералы-миротворцы, главная забота которых — не огорчить врагов. Сейчас ведущие генералы, два бывших главнокомандующих на двух ведущих постах в правительстве, выступают против усиления Израиля расширением его суверенитета на части Иудеи и Шомрона. А в реальности страной командует камарилья судей, самих себя назначивших и присвоивших себе власть отменять любое решение правительства, вплоть до Декларации независимости Израиля, провозглашённой Бен Гурионом 14 мая 1948 года.

Самое удивительное, что вся эта непонятность неплохо работает, как работают почему-то смартфоны и «Ватсап». Видно, наш мир действительно соответствует непостижимой квантовой механике. Или даже тёмной материи.

Борис Гулько

 

Источник

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх