Свежие комментарии

  • Ники Рябцев
    Такую жэ ОПТИМИЗАЦЫЮ МИНЗДРАВА ПРОВЕЛИ НА УКРАИНЕ--экс-хпризидент Украины сучий Потрох \с 2014 г.по 2019 года/-выписа...Полная оптимизаци...
  • Владимир
    Михаил Задорнов НЕ ЗРЯ говорил, что : "Если в России начинаю говорить о реформах, значит либо ГОТОВЯТСЯ ЧТО-ТО УКРАС...Полная оптимизаци...
  • Владимир
    Точно так же, как МЕДВЕД уничтожил "Институт вирусологии" и продал его здания своим родственникам...А потом- случилс...Полная оптимизаци...

Докатились: Депутаты опять напортачили с запретом

Докатились: Депутаты опять напортачили с запретом

Фото: Zamir Usmanov/Global Look Press

В России запрещён перевод наличных средств на анонимные электронные кошельки – теперь их можно пополнять только с банковского счёта. Таким образом, один аноним больше не сможет перекидывать другому деньги, скажем, по "Вебмани". А поскольку все банковские счета строго персонализированы, то государство сможет отслеживать это движение денег – и при случае делать соответствующие выводы силами сотрудников силовых и налоговых ведомств.

Далеко не все законы вступают в силу сразу после публикации или, положим, на десятый день. У некоторых срок вступления отодвигается на месяцы или даже годы, чтобы дать заинтересованным сторонам возможность подготовиться к изменениям. Так было и с поправками в закон о национальной платёжной системе, принятыми в августе 2019 года (№ 264-ФЗ), а вступившими в силу 3 августа 2020-го. Вот только время между этими двумя событиями было столь насыщенным, что про "Закон об анонимных кошельках" (неофициальное название) подзабыли даже, кажется, его авторы.

А он взял и вступил в силу. И сразу стали ясны его сильные и слабые стороны.

Новый удар по террористам и уклонистам

Поговорим сначала о сильных.

По оценкам Росфинмониторинга, через анонимные кошельки в России проходит 1,7 трлн рублей в год – около 2 % ВВП.

Сумма весьма чувствительная для масштабов нашей экономики. И хотя авторы закона говорят о том, что так может финансироваться терроризм, на самом деле их основная цель – затруднить уход граждан от налогов. Потому что хозяева платёжных систем и сами очень сильно ограничивают функционал не авторизованных кошельков. Хотя, конечно, и на типичные 15 тысяч рублей (ограничения на объём операций, включая вывод средств) на чёрном рынке можно купить примерно три кило тротила, но всё-таки это не масштаб настоящего террора. Уж подобные-то суммы всегда проще передать наличными.

Фрилансер-удалёнщик, не оформленный как самозанятый, – вот тот злодей, против которого был принят закон. Копирайтеры, программисты, дизайнеры, мелкие ремесленники сплошь и рядом получают деньги за свою работу на подобные кошельки, не сильно заморачиваясь с авторизацией. Порой даже не в целях уклонения от уплаты налогов, а просто из-за сложности процедуры. Отдадим должное законодателям – они сначала открыли эксперимент по самозанятости, подготовили распространение его на самые экономически сильные регионы России и только потом ударили по способу скрытой передачи денег. Это правильный порядок действий, не столь уж частый в нынешней России, где так любят сначала перекрыть дорогу, а уж потом начать готовить объезд.

К тому же Дума не запретила кошельки, всё ещё играющие определённую социальную роль, но лишь ограничила возможности их использования.

Докатились: Депутаты опять напортачили с запретомЗакона о том, что номер телефона является формой удостоверения личности, у нас пока нет. Фото: Hugh Peterswald/Global Look Press via ZUMA Press

Считается, что в России порядка 10 миллионов анонимных кошельков, но закон должен был коснуться меньшего количества людей – скорее тут пара миллионов пользователей с пятью кошельками в среднем. У большинства фрилансеров один-три кошелька, а вот у более крупных представителей теневого бизнеса их легко может быть 20-30.

Что такое анонимный электронный кошелёк в традиционном понимании (да, даже у этого современного понятия уже есть определённая традиция)? Это аккаунт на сервисах QIWI, WebMoney, Яндекс.Деньги или десятках других, менее известных, владелец которых не прошёл полную идентификацию личности, а авторизуется с помощью адреса электронной почты и/или номера телефона. Удобство здесь в том, что можно зарегистрироваться и сразу начинать скромные финансовые операции. Так я когда-то давным-давно получил первый платёж от клиента по незнакомому мне прежде WebMoney – но дела пошли хорошо, и уже через полгода пришлось получить полноценный персональный сертификат.

Другой вопрос, что принятые меры могут показаться излишними. Практически все "анонимные" кошельки привязаны к номеру телефона, а номер телефона в России однозначно привязан к владельцу и его паспортным данным. То есть анонимности как таковой нет; другой вопрос, что существуют виртуальные телефонные номера, но эту часть проблемы отрегулировать несложно – к примеру, обязав владельцев платёжных сервисов проверять номера по государственной базе выданных sim-карт.

В то же время закона о том, что номер телефона является формой удостоверения личности, у нас пока нет (и очень хорошо, что нет), поэтому "лёгкий" путь был бы юридически неполноценным. Так что будем авторизовываться по старинке – через паспортные данные.

Гладко было на бумаге, да забыли про овраги

Но из-за недостаточно продуманных формулировок закона под раздачу попали не только традиционные кошельки, но и другие формы платежей, о которых авторы закона банально не подумали. Это, например, карты школьников, карты для корпоративных столовых, парков развлечений, а главное – транспортные карты. Последнее, конечно, ни в какие ворота не лезет. Мы всерьёз думаем, что продавцы наркотиков и спонсоры терроризма будут переводить деньги на транспортные карты, откуда их решительно невозможно снять? Или хотим заставить людей каждую поездку на автобусе совершать по паспорту, желательно с проверкой биометрии?

В итоге получилось так, что в регионах, где транспортные карты пополняются транзитом через транспортную организацию (для пользователя это совершенно незаметно), изменений не будет, а вот там, где пополнение работает по схеме электронного кошелька, мы ждём проблем. "Пронесло" Москву и Санкт-Петербург, а крупнейшим пострадавшим регионом стала Московская область с её "Стрелкой". Впрочем, большинство пополняет её через банковские приложения, а здесь никаких проблем не ожидается.

Главное, что эту ошибку заметили ещё в августе 2019 года, подготовили поправки, но "не сумели их провести", хотя и Росфинмониторинг, и Банк России ничего против не имели. Не успели. За год. Год действительно был насыщенным, но не до такой степени, чтобы не исправить примитивную ошибку.

https://vk.com/video-75679763_456254818

Кстати, чью именно? У каждой законодательной ошибки есть ответственные. С утвердивших документ Совфеда и президента взятки гладки – будем честны, никто из них никогда не пользовался анонимными WebMoney и не оплачивал "Стрелку" или "Тройку". Инициаторами принятия закона СМИ называют упомянутые Росфинмониторинг и Банк России, но под пресловутым законом № 264-ФЗ от 02 августа 2019 года стоят подписи депутатов Государственной Думы А. Г. Аксакова, И. Б. Дивинского, О. А. Николаева, А. А. Гетты, С. В. Чижова, М. В. Романова и члена Совета Федерации Н. А. Журавлёва. Эти люди считаются в Госдуме специалистами по финансам, но они, как выяснилось, тоже не представляют себе сути электронных платежей. И это страшно. Страшны как откровенная некомпетентность "народных избранников" (с нашей избирательной системой этот термин смело можно ставить в кавычки), так и способность чиновников использовать эту некомпетентность в своих интересах.

Судя по всему, в обозримом будущем транспортники постановлением правительства или неофициальным начальственным кивком получат разрешение принимать и наличные для пополнения карт. Не только строгость, но и глупость законов можно компенсировать необязательностью исполнения.

Система представительной демократии в очередной раз показала своё убожество и неэффективность в русских условиях. Эти люди даже не думают, за что они голосуют – зачем же мы их вообще кормим, тем более при нынешнем соотношении фракций, когда достаточно оставить всего одного представителя конституционного большинства, голосующего по указанию правительства?

Мы бы смогли сэкономить куда бо́льшую сумму, чем заработаем на копеечных налогах с нищих ремесленников, с трудом освоивших интернет-кошельки.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх